fbpx

Le MONDE: французы требовали наличных

Пер­вая часть ста­тьи во фран­цуз­ском жур­на­ле «Монд» «Казахгейт, или Дело госу­дар­ствен­ной важ­но­сти» изло­же­на в пуб­ли­ка­ции “Как Фран­ция помо­га­ла дру­зьям елба­сы” от 8 июня. Речь в ней идет о сдел­ке пяти­лет­ней дав­но­сти, дета­ли кото­рой сей­час рас­сле­ду­ет поли­ция. Суть ее в том, что Казах­стан купил у Фран­ции 45 вер­то­ле­тов и 295 локо­мо­ти­вов на 2 мил­ли­ар­да евро, а фран­цуз­ские вла­сти, веро­ят­но, в знак бла­го­дар­но­сти помог­ли пре­кра­тить уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние в Швей­ца­рии близ­ких к Акор­де  оли­гар­хов.

Сего­дня мы пред­став­ля­ем ваше­му вни­ма­нию вто­рую часть этой ста­тьи в «Ле Монд». Постро­е­на она на пока­за­ни­ях адво­ка­та Катрин Дегуль, при­ни­мав­шей дея­тель­ное уча­стие на всех эта­пах сдел­ки, но сей­час осо­знав­шей, в какую скан­даль­ную ситу­а­цию она попа­ла.

По инфор­ма­ции жур­на­ли­стов, суд теперь пыта­ет­ся оце­нить послед­ствия вме­ша­тель­ства экс-пре­зи­ден­та Нико­ля Сар­ко­зи и быв­ше­го гла­вы его адми­ни­стра­ции Кло­да Геа­на в эту исто­рию. К сожа­ле­нию, жест­кие дис­ки ком­пью­те­ров, кото­рые исполь­зо­ва­ла помощ­ни­ца послед­не­го Ната­ли Гон­са­лес-Пра­до, были стер­ты, как и запи­си его на бума­ге.

Одна­ко 9 октяб­ря 2014 года, обна­де­жи­ва­ют авто­ры ста­тьи, поли­ция нашла в Наци­о­наль­ном архи­ве короб­ку с над­пи­сью: «Казах­стан, дву­сто­рон­ние отно­ше­ния (2007—2011), госу­дар­ствен­ный визит пре­мьер-мини­стра (2009), визит Назар­ба­е­ва во Фран­цию». Внут­ри были десят­ки доку­мен­тов с важ­ной инфор­ма­ци­ей. Неко­то­рые из них име­ют штамп «Сек­рет­но» или «Кон­фи­ден­ци­аль­но», но судьи будут про­сить о рас­сек­ре­чи­ва­нии.

При­ме­ры этих доку­мен­тов: пред­ло­же­ние награ­дить Пато­ха Шоди­е­ва орде­ном Почет­но­го леги­о­на от 7 нояб­ря 2011 года, соб­ствен­но­руч­ная запис­ка Этье­на де Розе от 19 декаб­ря 2010 года об «остром вопро­се Eurocopter», пись­мо от 22 декаб­ря 2009 года, инфор­ми­ру­ю­щее Кло­да Геа­на о том, что «стар­шая дочь пре­зи­ден­та Казах­ста­на пере­да­ет сооб­ще­ние» для гене­раль­но­го сек­ре­та­ря Ели­сей­ско­го двор­ца. И, нако­нец, «пись­мо-пору­че­ние» от 17 мая 2010 года, под­пи­сан­ное самим Нико­ля Сар­ко­зи и адре­со­ван­ное… сена­то­ру де Мон­те­с­кье.

Фран­ция не жале­ла рас­хо­дов на встре­чи с казах­стан­ца­ми, заме­ча­ют жур­на­ли­сты. В сен­тяб­ре 2009 года фигу­ран­ты досье отужи­на­ли в париж­ском ресто­ране «Амбро­зия» на 11000 евро. Сре­ди них — депу­тат от пар­тии «Союз за народ­ное дви­же­ние» (пар­тия Сар­ко­зи) Пат­рик Бал­ка­но и Патох Шоди­ев. Когда Бал­ка­но ска­за­ли, что не ожи­да­ли уви­деть его на этом вече­ре, он отве­тил, что не пом­нит, когда это было, но при­знал, что зна­ет г-на Шоди­е­ва.

Таким обра­зом, подо­зре­ния поли­ции под­твер­ди­лись: Ели­сей­ский дво­рец собрал целую коман­ду для дав­ле­ния на дру­же­ствен­ную Бель­гию, что­бы предот­вра­тить пре­сле­до­ва­ние оли­гар­хов и выгод­нее про­дать свои вер­то­ле­ты. Но если во Фран­ции роли были хоро­шо рас­пре­де­ле­ны, то в Бель­гии толь­ко пред­сто­я­ло най­ти нуж­но­го чело­ве­ка.

Как рас­ска­зы­ва­ет «Монд», этот чело­век дол­жен был быть доста­точ­но вли­я­тель­ным, что­бы про­дви­нуть изме­не­ния в закон, и, по воз­мож­но­сти, сдер­жан­ным. По этим пара­мет­рам подо­шел Арман де Декер. Этот  быв­ший пре­зи­дент сена­та сно­ва ста­но­вит­ся юри­стом и моби­ли­зу­ет­ся для Шоди­е­ва и Ко. «Он рабо­тал с нами», — утвер­жда­ет Дегуль. Она заяви­ла, что выпла­ти­ла в пери­од с мар­та по декабрь 2011 года 734346 евро де Деке­ру и 160000 евро дру­го­му бель­гий­ско­му поли­ти­ку, совет­ни­ку де Деке­ра Джо­на­та­ну Бир­ма­ну.

Одна­ко, как сооб­щил судья Гру­ман, нет ника­ких пись­мен­ных сви­де­тельств об уча­стии де Деке­ра, его имя нико­гда не упо­ми­на­лось. Тем не менее  г-жа Дегуль виде­ла в де Деке­ре лоб­би­ста, кото­рый открыл все две­ри, под­твер­жда­ет бель­ги­ец Ги Ван­ден Бер­ге.

Дело мог­ло оста­но­вить­ся на началь­ной ста­дии, но прин­ци­пы мора­ли были при­не­се­ны в жерт­ву госу­дар­ствен­но­му разу­му, фило­соф­ству­ют авто­ры ста­тьи. В Ели­сей­ском двор­це хоте­ли поболь­ше выжать из казах­ско­го биз­нес-трио, в том чис­ле в финан­со­вом отно­ше­нии.

Возь­мем, напри­мер, сена­то­ра Мон­те­с­кье. Как выяс­ни­ли в поли­ции, в пери­од с фев­ра­ля по май 2011 года Ван­ден Бер­ге запла­тил почти 200000 евро Айме­ри де Мон­те­с­кье. Сам сена­тор заявил, что день­ги полу­че­ны от про­да­жи пяти полу­то­ра­лит­ро­вых (раз­ме­ра маг­нум) буты­лок бур­гуд­ско­го вина Жев­ре-Шам­бер­тен и древ­них руко­пи­сей. Г-жа Дегуль меж­ду тем назва­ла это про­сто оправ­да­ни­ем  комис­си­он­ных, выпла­чен­ных де Мон­те­с­кье в свя­зи с его ролью в деле Шоди­е­ва. «Айме­ри де Мон­те­с­кье попро­сил меня най­ти источ­ник финан­си­ро­ва­ния», — доба­ви­ла она, сму­тив­шись.

Сле­до­ва­те­лям Ван­ден Бер­ге заявил, что нико­гда не поку­пал про­из­ве­де­ния искус­ства у де Мон­те­с­кье. После это­го был под­нят вопрос о лише­нии сена­то­ра депу­тат­ской непри­кос­но­вен­но­сти (что и про­изо­шло 18 мар­та).

Есть так­же дока­за­тель­ства, что де Мон­те­с­кье неза­кон­но полу­чил сум­му 199000 евро за уча­стие в сдел­ке по про­да­же вер­то­ле­тов Eurocopter Казах­ста­ну. Сам де Мон­те­с­кье все отри­ца­ет.

Но кру­го­во­рот денег уже рас­крыт: в сен­тяб­ре 2011 года у Ван­ден Бер­ге гото­во 306000 евро для дру­го­го фигу­ран­та дела — сена­то­ра Этье­на де Розе, кото­рый хочет купить дом в Нор­ман­дии. Месяц спу­стя г-жа Дегуль, кото­рая полу­чи­ла к это­му вре­ме­ни мил­ли­о­ны от г-на Шоди­е­ва, пере­во­дит ту же сум­му на счет Ван­ден Бер­ге, кото­рый таким обра­зом воз­ме­ща­ет 306 000 евро, «одол­жен­ных» де Розе. Он поста­вил меня перед фак­том, гово­рит г-жа Дегуль. Пер­во­на­чаль­но она пыта­лась полу­чить день­ги преж­де, чем отда­вать, но ей дали понять, что луч­ше дви­гать­ся даль­ше.

Как пред­по­ла­га­ют авто­ры мате­ри­а­ла, в ход пошли угро­зы. «Все это из-за комис­си­он­ных, это было чисто вопрос денег», — гово­ри­ла г-жа Дегуль. Когда Этьен де Розе полу­чал 421000 евро от Ван­ден Бер­ге, он попро­сил Дегуль «орга­ни­зо­вать ему шир­му». Но его совет­ник Джо­эл Блю­мен­кранц убеж­ден в неви­нов­но­сти кли­ен­та: заклю­чал­ся круп­ный меж­ду­на­род­ный дого­вор, и это нор­маль­но — выде­лить день­ги. Совет­ник Этье­на де Розе Пьер Копп согла­сен с ним: 421000 евро соот­вет­ству­ют пла­те за кон­суль­та­ци­он­ные услу­ги, а 306000 евро — это лич­ный заем. «Если бы это было отмы­ва­ни­ем денег, он бы пытал­ся скрыть про­ис­хож­де­ние средств. Это­го не было».

По сло­вам г-жи Дегуль, де Мон­те­с­кье и Этьен де Розе не доволь­ство­ва­лись комис­си­он­ны­ми по пере­чис­ле­нию: дуэт так­же тре­бо­вал и полу­чал налич­ные день­ги. Де Мон­те­с­кье про­сил налич­ные у Шоди­е­ва, под­твер­жда­ет она, на встре­че в Ели­сей­ском двор­це. Адво­кат опи­сы­ва­ет пере­да­чу 800 000 евро в кон­це 2010 года в баре оте­ля «Бри­столь» в Пари­же, неда­ле­ко от Ели­сей­ско­го двор­ца.

Судя по все­му, казах­ский оли­гарх ино­гда затя­ги­вал с опла­той, про­дол­жа­ют авто­ры ста­тьи. Г-жа Дегуль вспом­ни­ла об одном очень круп­ном раз­го­во­ре в брюс­сель­ском «Шера­тоне»: «Шоди­ев отка­зы­вал­ся пла­тить, Этьен де Розе наста­и­ва. Обста­нов­ка была очень напря­жен­ная. Этьен де Розе ска­зал, что если Шоди­ев не запла­тит, они при­мут ответ­ные меры и вый­дут из дела». Шоди­ев и два казах­ских ком­па­ньо­на опро­вер­га­ют все обви­не­ния.

«Монд» при­во­дит все новые подроб­но­сти рас­сле­до­ва­ния. Так, адво­кат Дегуль так­же упо­ми­на­ла еще одну «пере­да­чу» в декаб­ре 2011 в Цюри­хе, в оте­ле «Хай­ят», в при­сут­ствии Пато­ха Шоди­е­ва и Эри­ка Лам­бер­та. «Г-н Шоди­ев велел при­не­сти сред­ства г-ну Лам­бер­ту. Сум­ма была рав­на 5 мил­ли­о­нам евро. Они были уло­же­ны в чемо­дан­чик. Чемо­дан­чик был открыт в моем при­сут­ствии, там были пач­ки банк­нот по 500 евро, — утвер­жда­ет она, уточ­няя: — По мое­му мне­нию, это было пред­на­зна­че­но Этье­ну де Розе и его людям, я думаю, и сена­то­ру Мон­те­с­кье».

«Ника­ких сле­дов этих 5 мил­ли­о­нов евро сле­до­ва­те­ли не обна­ру­жи­ли. Пока», — так закан­чи­ва­ют ста­тью фран­цуз­ские авто­ры. Что ж, ска­зан­но­го вполне доста­точ­но, не прав­да ли?