Eni, Shell и исчезнувший миллиард

В ита­льян­ском Милане начи­на­ет­ся суд про­тив нидер­ланд­ско-бри­тан­ской Shell и ита­льян­ской Eni.  Неф­тя­ные кор­по­ра­ции обви­ня­ют­ся в под­ку­пе долж­ност­ных лиц в Ниге­рии. С уче­том того, что обе они пря­мо завя­за­ны с Казах­ста­ном, инте­рес­но про­сле­дить раз­ви­тие исто­рии.

Shell и Eni подо­зре­ва­ют­ся в том, что они в 2011 году дава­ли взят­ки ниге­рий­ским вла­стям, что­бы полу­чить воз­мож­ность при­об­ре­сти пра­ва на буре­ние на шель­фо­вом неф­тя­ном место­рож­де­нии у бере­гов Ниге­рии. Сум­ма сдел­ки соста­ви­ла $1,1 млрд, и, по дан­ным след­ствия, боль­шая часть этих денег пошла на взят­ки  –   про­ку­ра­ту­ра счи­та­ет, что часть этих средств полу­чил тогдаш­ний пре­зи­дент Ниге­рии Гуд­лак Джо­на­тан.

Перед судом пред­ста­нут 13 топ-мене­дже­ров.

В том чис­ле гене­раль­ный дирек­тор Eni Кла­удио Дис­каль­ци (Claudio Descalzi).

А так­же быв­ший топ-мене­джер Shell Мал­кольм Брин­дед (Malcolm Brinded).

Напом­ним, что это не пер­вый кор­руп­ци­он­ный скан­дал, свя­зан­ный с ита­льян­ским неф­тя­ным гиган­том. В 2012 году про­ку­ра­ту­ра Мила­на запо­до­зри­ла Eni в даче круп­ной взят­ки во вре­мя заклю­че­ния кон­трак­та по казах­стан­ско­му место­рож­де­нию Каша­ган. Сооб­ща­лось, что взят­ка в раз­ме­ре 20 млн дол­ла­ров США была выпла­че­на зятю пре­зи­ден­та Казах­ста­на Тиму­ру Кули­ба­е­ву еще на пер­вом эта­пе раз­ра­бот­ки про­ек­та, но это рас­сле­до­ва­ние тогда не дошло до кон­ца.

В ситу­а­ции же с Ниге­ри­ей, похо­же, кор­руп­ци­о­не­ров удаст­ся схва­тить за руку. Подроб­но о клю­че­вых момен­тах  дела рас­ска­за­ли в пред­две­рии нача­ла судеб­ных слу­ша­ний в Милане в сво­ей ста­тье в Bloomberg Чиа­ра Алба­не­зе, Сер­жио ди Пас­куа­ле, Кел­ли Гилб­лом.

Мы пред­ла­га­ем чита­те­лям наш пере­вод этой ста­тьи.

Исчез­нув­ший мил­ли­ард. Крат­кая свод­ка про­цес­са над Shell и Eni

Вско­ре в Ита­лии состо­ит­ся суд над Royal Dutch Shell и Eni по обви­не­нию во взят­ках, име­ю­щих отно­ше­ние к неф­тя­но­му место­рож­де­нию в Ниге­рии. В этом деле при­вле­ка­ют вни­ма­ние две вещи. Во-пер­вых, сам по себе раз­мер сум­мы, о кото­рой идет речь, – $1,1 млрд. Во-вто­рых, тот факт, что в спи­сок обви­ня­е­мых вхо­дят гене­раль­ный дирек­тор Eni Кла­удио Дескал­ци, быв­ший гене­раль­ный дирек­тор ком­па­нии и быв­ший топ-мене­джер Shell. Суд нач­нет­ся в поне­дель­ник в Милане.

1. Зачем пона­до­би­лись эти день­ги?

$1,1 млрд ком­па­нии запла­ти­ли в 2011 году ниге­рий­ско­му пра­ви­тель­ству за лицен­зию на пра­во осу­ществ­лять глу­бо­ко­вод­ное буре­ние рядом с ниге­рий­ским побе­ре­жьем. Суе­та вокруг лицен­зии про­дол­жа­лась мно­гие годы. Пер­во­на­чаль­но, в 1998 году, ниге­рий­ский воен­ный дик­та­тор Сани Аба­ча выдал лицен­зию ком­па­нии Malabu Oil and Gas Ltd, рас­по­ло­жен­ной в Лаго­се и аффи­ли­ро­ван­ной с тогдаш­ним мини­стром неф­ти Даном Эте­те. При смене вла­сти в стране лицен­зия была анну­ли­ро­ва­на и выда­на ком­па­нии Shell, после чего она сно­ва пере­шла в руки Malabu перед сдел­кой 2011 года. Shell и Eni так­же запла­ти­ли пра­ви­тель­ству око­ло $200 млн в каче­стве под­пис­но­го бону­са – еди­но­вре­мен­ной пошли­ны, взи­ма­е­мой неко­то­ры­ми стра­на­ми-неф­те­про­из­во­ди­те­ля­ми. Или, дру­ги­ми сло­ва­ми, еди­но­вре­мен­но­го аван­со­во­го пла­те­жа, кото­рый дол­жен был дока­зать серьез­ность наме­ре­ний меж­ду­на­род­ных инве­сто­ров.

2. Было ли это неза­кон­но?

По фор­маль­ным при­зна­кам – нет. По сло­вам про­ку­ра­ту­ры, про­бле­ма воз­ник­ла, когда ста­ло ясно, что боль­шая часть сум­мы, выпла­чен­ной Shell и Eni, в конеч­ном ито­ге, утек­ла с бан­ков­ских сче­тов ниге­рий­ско­го пра­ви­тель­ства.

3. Куда делись день­ги?

По утвер­жде­нию милан­ской про­ку­ра­ту­ры, Shell и Eni пере­ве­ли почти $1,1 млрд (все, кро­ме $200-мил­ли­он­но­го под­пис­но­го бону­са) на счет-эскроу ниге­рий­ско­го пра­ви­тель­ства, отку­да око­ло $800 млн были позд­нее пере­ве­де­ны на счет Malabu, где их и рас­пре­де­ли­ли на «отка­ты». Соглас­но мате­ри­а­лам суда, почти пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров было пере­ве­де­но в пунк­ты обме­на валют в ниге­рий­ской сто­ли­це для кон­вер­та­ции в налич­ные, кото­рые потом рас­пре­де­ля­лись сре­ди чинов­ни­ков, вклю­чая тогдаш­не­го пре­зи­ден­та Гуд­ла­ка Джо­на­та­на (отри­ца­ю­ще­го, что про­ти­во­прав­ные дей­ствия име­ли место быть). Про­ку­ра­ту­ра утвер­жда­ет, что в сум­му вхо­дят более $50 млн, изъ­ятые одним из мест­ных биз­не­сме­нов, а так­же $50 млн, кото­рые были достав­ле­ны в ниге­рий­скую рези­ден­цию мене­дже­ра Eni Робер­то Казу­лы. Пресс-сек­ре­тарь Eni на про­шлой неде­ле заявил, что Казу­ла не будет ком­мен­ти­ро­вать ситу­а­цию.

4. Что гово­рит Shell?

В тече­ние мно­гих лет ком­па­ния уве­ря­ла, что не зна­ла о том, что день­ги были пере­ве­де­ны Malabu. В про­шлом году она ради­каль­но сме­ни­ла пози­цию после появ­ле­ния серии репор­та­жей о подроб­но­стях внут­ри­кор­по­ра­тив­ной пере­пис­ки, в кото­рой обсуж­да­лась сдел­ка. Ком­па­ния при­зна­ла, что была инфор­ми­ро­ва­на о том, что Ниге­рия «выпла­тит ком­пен­са­цию Malabu, что­бы уре­гу­ли­ро­вать ее пре­тен­зии на пра­во раз­ра­бот­ки место­рож­де­ния» и что «един­ствен­ным спо­со­бом вый­ти из тупи­ко­вой ситу­а­ции с помо­щью согла­со­ван­ной сдел­ки было вовле­че­ние Эте­те и Malabu, хоте­ли мы это­го или нет». Shell заяви­ла на про­шлой неде­ле, что, по мне­нию ком­па­нии, ита­льян­ские судьи при­дут к выво­ду, что у про­ку­ра­ту­ры нет аргу­мен­тов про­тив нее или ее быв­ших сотруд­ни­ков. «В нашей ком­па­нии нет места взя­точ­ни­че­ству или кор­руп­ции», – заяви­ла Shell.

5. А что Eni?

Eni так­же заяви­ла, что не нару­ша­ла ника­ких зако­нов и рас­ска­за­ла о внут­ри­кор­по­ра­тив­ном рас­сле­до­ва­нии, кото­рое не обна­ру­жи­ло в дей­стви­ях ком­па­нии ниче­го непра­во­мер­но­го. «Eni выра­жа­ет пол­ную уве­рен­ность в про­цес­су­аль­ных дей­стви­ях и в том, что суд под­твер­дит пра­виль­ность и чест­ность пове­де­ния ком­па­нии», – гово­рит­ся в кор­по­ра­тив­ном заяв­ле­нии, сде­лан­ном на про­шлой неде­ле.

6. Кому лич­но гро­зит нака­за­ние?

Под при­це­лом ита­льян­ской про­ку­ра­ту­ры 13 чело­век и ком­па­ний. Кон­крет­но речь идет о пяти мене­дже­рах Eni, сре­ди кото­рых Дескал­ци и Пао­ло Ска­ро­ни, быв­ший гене­раль­ный дирек­тор ком­па­нии, ныне заме­сти­тель пред­се­да­те­ля сове­та дирек­то­ров NM Rothschild & Sons. Так­же в спи­сок вошли четы­ре сотруд­ни­ка Shell, вклю­чая быв­ше­го руко­во­ди­те­ля депар­та­мен­та раз­вед­ки и добы­чи Мал­кол­ма Брин­де­да, ниге­рий­ские чинов­ни­ки, вклю­чая Эте­те, и дру­гие лица, дей­ство­вав­шие в каче­стве посред­ни­ков. В про­шлом году акци­о­не­ры Eni пере­из­бра­ли Дескал­ци в каче­стве гене­раль­но­го дирек­то­ра. Адво­кат Ска­ро­ни от ком­мен­та­ри­ев отка­зал­ся. Пресс-сек­ре­тарь Брин­де­да в оче­ред­ной раз заявил, что «тот не совер­шил ниче­го про­ти­во­за­кон­но­го и уве­рен, что это про­яс­нит­ся в ходе суда». Адво­кат Эте­те Анто­нио Сек­ки ска­зал: «Мы уве­ре­ны, что биз­нес Malabu явля­ет­ся закон­ным и про­зрач­ным».

7. Что теперь?

Суд нач­нет­ся в поне­дель­ник. Пред­по­ла­га­ет­ся, что пер­вый день будет, в основ­ном, посвя­щен орга­ни­за­ци­он­ным вопро­сам. Суд, ско­рее все­го, опре­де­лит общий гра­фик про­цес­са, кото­рый может про­длить­ся в тече­ние мно­гих меся­цев. Засе­да­ния будут про­хо­дить раз в неде­лю. Вме­сто жюри аргу­мен­ты будут выслу­ши­вать судьи, кото­рые и выне­сут финаль­ное реше­ние. Обви­ня­е­мым не обя­за­тель­но при­сут­ство­вать на засе­да­ни­ях и, если они решат дать пока­за­ния, они не будут при­но­сить клят­ву гово­рить толь­ко прав­ду, как это дела­ют сви­де­те­ли. Обе сто­ро­ны будут иметь воз­мож­ность подать апел­ля­цию.

8.Что постав­ле­но на кар­ту?

Уча­сток, покры­ва­е­мый и, боль­шой, пред­по­ло­жи­тель­но на 9 мил­ли­ар­дов бар­ре­лей неф­ти. Он может сто­ить $540 млрд при цене на нефть $60 за бар­рель. Хотя какая-то часть уйдет ниге­рий­ско­му пра­ви­тель­ству, ком­па­нии все же смо­гут зара­бо­тать очень мно­го. Если они будут при­зна­ны винов­ны­ми, им гро­зят штра­фы и анну­ли­ро­ва­ние лицен­зии на веде­ние биз­не­са. Дескал­ци, Брин­дед и дру­гие могут отпра­вить­ся в тюрь­му. Так­же будет нане­сен удар по кор­по­ра­тив­ной репу­та­ции. Shell Foundation вло­жи­ла мил­ли­о­ны в созда­ние ими­джа чест­но­го сотруд­ни­ка (кор­по­ра­тив­но­го граж­да­ни­на), с ответ­ствен­но­стью отно­ся­ще­го­ся к сво­ей рабо­те в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах, в кото­рых ком­па­ния ведет биз­нес. Нару­ше­ние «анти­кор­руп­ци­он­но­го и антиот­мы­воч­но­го зако­но­да­тель­ства может нане­сти ущерб нашей репу­та­ции и отри­ца­тель­но повли­ять на наши при­бы­ли, при­ток денеж­ных средств и финан­со­вое состо­я­ние», – заяви­ла Shell в послед­нем годо­вом отче­те.

Читай­те в тему Похи­ще­ние “Каз­Му­най­Га­за”.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0