Международная «Евразийская демократическая инициатива»: Дело Омурбека Текебаева должно быть пересмотрено

Международная «Евразийская демократическая инициатива» (Eurasia Democracy Initiative), располагающаяся в Нью-Йорке, тщательно изучила дело лидера партии «Ата Мекен», бывшего депутата Жогорку Кенеша Омурбека Текебаева, осужденного на восемь лет по обвинению в коррупции, и обнародовала отчет.

Дирек­тор орга­ни­за­ции «Евразий­ская демо­кра­ти­че­ская ини­ци­а­ти­ва» Питер Зал­ма­ев.

В доку­мен­те под назва­ни­ем «О поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ных пре­сле­до­ва­ни­ях лиде­ра оппо­зи­ции Кыр­гыз­ста­на Омур­бе­ка Теке­ба­е­ва» ска­за­но, что дело про­тив него было сфаб­ри­ко­ва­но, а в ходе его рас­сле­до­ва­ния «были нару­ше­ны 4 ста­тьи Кон­сти­ту­ции КР, 10 ста­тей Уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го кодек­са КР, 1 ста­тья Уго­лов­но­го кодек­са КР, а так­же Кыр­гыз­ская Рес­пуб­ли­ка нару­ши­ла свои обя­за­тель­ства по меж­ду­на­род­ным согла­ше­ни­ям в обла­сти прав чело­ве­ка».

Дирек­тор этой орга­ни­за­ции Питер Зал­ма­ев в интер­вью «Азатты­ку» выра­зил мне­ние, что вла­сти Кыр­гыз­ста­на долж­ны про­явить поли­ти­че­скую волю и пере­смот­реть дело оппо­зи­ци­он­но­го дея­те­ля.

«Азаттык»Вы уже в кур­се, что в пери­од руко­вод­ства стра­ной пре­зи­ден­том Алмаз­бе­ком Атам­ба­е­вым в отно­ше­нии поли­ти­ка Омур­бе­ка Теке­ба­е­ва было воз­буж­де­но уго­лов­ное дело и его при­го­во­ри­ли к тюрем­но­му сро­ку. На дан­ный момент стра­ну воз­глав­ля­ет избран­ный демо­кра­ти­че­ским путем пре­зи­дент Соорон­бай Жээн­бе­ков. Поче­му вы счи­та­е­те, что дей­ству­ю­щая власть долж­на пой­ти на пере­смотр дела Теке­ба­е­ва?

Питер Зал­ма­ев: Рас­смот­рев вни­ма­тель­но дело, в сотруд­ни­че­стве с наши­ми кол­ле­га­ми в Кыр­гыз­стане мы уви­де­ли поли­ти­че­скую подо­пле­ку. Я не буду назы­вать их име­на в целях их без­опас­но­сти — мы сей­час гово­рим о юри­стах, юри­ди­че­ских экс­пер­тах, адво­ка­тах и жур­на­ли­стах.

В первую оче­редь, учи­ты­вая поли­ти­че­ские амби­ции Омур­бе­ка Теке­ба­е­ва, а так­же его актив­ность по вопро­су кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­мы, мне кажет­ся, это все и лег­ло в осно­ву кам­па­нии про­тив Теке­ба­е­ва. Судя по все­му, вла­сти посчи­та­ли его реаль­ным оппо­нен­том.

Но, воз­вра­ща­ясь к преды­ду­ще­му пре­зи­ден­ту Алмаз­бе­ку Атам­ба­е­ву, я думаю, что это оче­вид­но любым наблю­да­те­лям реги­о­на или Кыр­гыз­ста­на, в част­но­сти, он до сих пор вли­я­ет на поли­ти­че­ские про­цес­сы в стране. Поэто­му власть оста­ет­ся, по сути, та же. И эта власть, я счи­таю, несет ответ­ствен­ность за подоб­ные поли­ти­че­ские рас­пра­вы над сво­и­ми оппо­нен­та­ми.​

«Азаттык»Питер, ваша орга­ни­за­ция в сво­ем отче­те отме­ти­ла, что в ходе рас­сле­до­ва­ния дела Омур­бе­ка Теке­ба­е­ва «Кыр­гыз­ская Рес­пуб­ли­ка нару­ши­ла свои обя­за­тель­ства по меж­ду­на­род­ным согла­ше­ни­ям в обла­сти прав чело­ве­ка». Но поче­му тогда такие струк­ту­ры, как ОБСЕ, ООН и дру­гие меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции, рабо­та­ю­щие в сфе­ре прав чело­ве­ка, не гово­рят об этом, если име­ют­ся такие явные нару­ше­ния?

Питер Зал­ма­ев: Вы зна­е­те, вооб­ще это хоро­ший вопрос, и я даже назвал бы его рито­ри­че­ским, пото­му что мы посчи­та­ли вопи­ю­щим отсут­ствие какой-либо внят­ной реак­ции меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства на подоб­ные поли­ти­че­ские пре­сле­до­ва­ния. С этой целью мы и под­го­то­ви­ли этот отчет. И мы наде­ем­ся, что после его пуб­ли­ка­ции в дело осве­ще­ния фак­та поли­ти­че­ско­го пре­сле­до­ва­ния оппо­нен­та нынеш­ней вла­сти при­со­еди­нят­ся как мест­ные, так и меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные струк­ту­ры.

Да, несо­мнен­но, мы не пыта­ем­ся опро­верг­нуть пол­но­стью, ска­жем так, весь при­го­вор. Суть наше­го отче­та в том, что мы ука­зы­ва­ем на оче­вид­ную поли­ти­че­скую подо­пле­ку и, как мы уже ска­за­ли, на нару­ше­ния цело­го ряда меж­ду­на­род­ных норм, стан­дар­тов, в том чис­ле и Кон­вен­ции про­тив пыток.

Вот сей­час есть инфор­ма­ция, что у Омур­бе­ка Теке­ба­е­ва очень силь­но ухуд­ши­лось здо­ро­вье. Его адво­ка­ты пыта­ют­ся пере­ве­сти его под домаш­ний арест. Несколь­ко апел­ля­ций, кото­рые пода­ва­лись, были отверг­ну­ты. То есть исчер­па­ны все внут­рен­ние кыр­гыз­стан­ские меха­низ­мы отыг­рать это дело – это меха­низ­мы апел­ля­ции и так далее.

Поэто­му то, на чем наста­и­ва­ем мы, это пере­смотр дела с допус­ком меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов и опять-таки соблю­де­ни­ем всех меж­ду­на­род­ных стан­дар­тов, пото­му что они в этом деле были про­игно­ри­ро­ва­ны.

«Азаттык»На дан­ный момент Омур­бек Теке­ба­ев про­хо­дит лече­ние в биш­кек­ской боль­ни­це под кон­во­ем. Вы ска­за­ли об уча­стии меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов в этом деле. Как это может быть реа­ли­зо­ва­но на деле?

Питер Зал­ма­ев: Зна­е­те, на самом деле такой пре­це­дент уже имел место в пост­со­вет­ские годы. Это уже не пер­вый раз, когда меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции при­зы­ва­ют к при­вле­че­нию меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов — это наблю­да­те­ли, в том чис­ле из ОБСЕ, струк­тур ООН и так далее. Я думаю, что это дело так­же впо­след­ствии мож­но напра­вить и в меж­ду­на­род­ные арбит­раж­ные струк­ту­ры для его пере­смот­ра.

Но опять-таки, мне кажет­ся, самое глав­ное это то, что вы ска­за­ли: мы пока не уви­де­ли долж­ной реак­ции меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства, кото­рое долж­но не вли­ять на исход это­го уго­лов­но­го про­цес­са, но, по край­ней мере, долж­но зада­вать кон­текст.

И мне кажет­ся, из-за отсут­ствия долж­ной реак­ции нынеш­ние вла­сти Кыр­гыз­ста­на почув­ство­ва­ли себя, по сути, без­на­ка­зан­ны­ми. И мне кажет­ся, это вопи­ю­щий факт — чело­век сидит, и до сих пор долж­ной реак­ции на это дело не после­до­ва­ло. Я думаю, что после пуб­ли­ка­ции это­го отче­та ситу­а­ция кар­ди­наль­но изме­нит­ся и что дело Теке­ба­е­ва будет пере­смот­ре­но.

«Азаттык»Дело Омур­бе­ка Теке­ба­е­ва было рас­смот­ре­но во всех судеб­ных инстан­ци­ях Кыр­гыз­ста­на. Его при­влек­ли к ответ­ствен­но­сти соглас­но зако­но­да­тель­ству КР, назна­чи­ли ему нака­за­ние. Но если будут, как вы гово­ри­те, при­вле­кать­ся меж­ду­на­род­ные экс­пер­ты, это не будет выгля­деть как вме­ша­тель­ство во внут­рен­ние дела суве­рен­но­го госу­дар­ства?

Питер Зал­ма­ев: Вы зна­е­те, нет. Тут не идет речь о вме­ша­тель­стве экс­пер­тов извне. Опять-таки под­черк­ну: мы сей­час гово­рим о наблю­да­тель­ной функ­ции этих экс­пер­тов. Если пра­ви­тель­ство КР най­дет в себе поли­ти­че­скую волю пере­дать эти мате­ри­а­лы, ска­жем так, для кон­суль­та­ции, для полу­че­ния сове­та струк­тур извне, тогда, я счи­таю, это будет очень поло­жи­тель­ным шагом. Но никто не при­зы­ва­ет к вме­ша­тель­ству в юри­ди­че­скую ветвь вла­сти суве­рен­но­го госу­дар­ства. Я это­го не гово­рил.

Вы упо­мя­ну­ли ОБСЕ, кото­рая, как вы зна­е­те, каж­дый год про­во­дит засе­да­ние БДИПЧ — Бюро по демо­кра­ти­че­ским ини­ци­а­ти­вам и пра­вам чело­ве­ка. Оно засе­да­ет в Вар­ша­ве на двух­не­дель­ной сес­сии. Я уве­рен, что в этом году бук­валь­но в тече­ние меся­ца состо­ит­ся оче­ред­ная сес­сия БДИПЧ ОБСЕ в Вар­ша­ве. Будет под­ни­мать­ся вопрос о поли­ти­че­ских пре­сле­до­ва­ни­ях в Кыр­гыз­стане. Так­же есть все­воз­мож­ные коми­те­ты ООН, в том чис­ле Коми­тет про­тив пыток. Так­же Госде­пар­та­мент США выпус­ка­ет еже­год­ные отче­ты по пра­вам чело­ве­ка в той или иной стране, и этот отчет будет гото­вить­ся вес­ной 2019 года. Поэто­му абсо­лют­но оче­вид­но, что при дан­ном состо­я­нии дела Омур­бе­ка Теке­ба­е­ва пра­ви­тель­ство Кыр­гыз­ста­на очень силь­но постра­да­ет в поли­ти­че­ском аспек­те, в плане сво­ей репу­та­ции.

NO

Пере­вод с кыр­гыз­ско­го. Ори­ги­нал ста­тьи здесь.

  • Гулай­ым Аша­ке­е­ваЖур­на­лист радио “Азаттык”. С 2005 года сотруд­ни­ча­ет с радио “Азаттык”. Закон­чи­ла Кыр­гыз­ский наци­о­наль­ный уни­вер­си­тет име­ни Жусу­па Бала­са­гы­на (Биш­кек) и Уни­вер­си­тет Мира (Коста Рика).