fbpx

Дело Алиева: Связался не с теми людьми

Сен­са­ци­он­ный пово­рот в уго­лов­ном деле Раха­та Али­е­ва: Австрий­ские пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны аре­сто­ва­ли два сер­ве­ра, при­над­ле­жа­щие подо­зре­ва­е­мо­му в шпи­о­на­же вен­ско­му адво­ка­ту Габ­ри­э­лю Лан­ски в Люк­сем­бур­ге.

Gabriel Lansky

Ком­па­ния Labgroup Datavault PSF S.A. со штаб-квар­ти­рой в Люк­сем­бур­ге пред­став­ля­ет собой что-то вро­де огром­но­го запо­ми­на­ю­ще­го устрой­ства. Кли­ен­ты со всех угол­ков мира исполь­зу­ют его для хра­не­ния инфор­ма­ции, для кото­рой нет или не долж­но быть места в их соб­ствен­ных систе­мах и архи­вах. Labgroup зани­ма­ет­ся архи­ви­ро­ва­ни­ем и управ­ле­ни­ем всех видов доку­мен­тов и циф­ро­вых дан­ных на высо­ко­на­деж­ных сей­смо­стой­ких объ­ек­тах в Люк­сем­бур­ге, на Гибрал­та­ре и в Ирлан­дии.

Три неде­ли назад, 16 и 19 авгу­ста, два под­раз­де­ле­ния ком­па­нии Labgroup в Люк­сем­бур­ге ста­ли аре­ной дале­ко не каж­до­днев­но­го собы­тия. Под­раз­де­ле­ние поли­ции Вели­ко­го Гер­цог­ства про­ве­ло там сроч­ные обыс­ки – по рас­по­ря­же­нию след­ствен­но­го судьи окруж­но­го суда, кото­рый, в свою оче­редь, дей­ство­вал по пору­че­нию про­ку­ра­ту­ры г. Вены. Люк­сем­бург­ские вла­сти руко­вод­ство­ва­лись точ­ны­ми инструк­ци­я­ми: «Обыск и изъ­я­тие всех доку­мен­тов и дан­ных, в какой-либо фор­ме свя­зан­ных с Габ­ри­элем Лан­ски и фон­дом «Таг­дыр», кото­рые хра­нят­ся на сер­ве­ре, LP111SRV‘ или ‚LAP023SV‘.» Сле­до­ва­те­лям дей­стви­тель­но уда­лось их обна­ру­жить. Соглас­но поли­цей­ским про­то­ко­лам они кон­фис­ко­ва­ли 2 сер­ве­ра Hewlett-Packard, жест­кий диск Toshiba и 129 кас­сет с резерв­ны­ми копи­я­ми.

Собы­тия в Люк­сем­бур­ге име­ют непо­сред­ствен­ное отно­ше­ние к уго­лов­но­му делу в Австрии, кото­рое уже дав­но при­об­ре­ло ста­тус госу­дар­ствен­ной афе­ры: Груп­па лиц, свя­зан­ная с вен­ским адво­ка­том Габ­ри­элем Лан­ски, име­ю­щим отлич­ные свя­зи в Соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии Австрии, подо­зре­ва­ет­ся мест­ны­ми пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми в попыт­ке ока­зать вли­я­ние на ход теку­щих офи­ци­аль­ных рас­сле­до­ва­ний по делу быв­ше­го посла Казах­ста­на в Австрии Раха­та Али­е­ва. А имен­но, по пору­че­нию казах­ской сек­рет­ной служ­бы КНБ. С 2012 года вен­ская про­ку­ра­ту­ра ведет рас­сле­до­ва­ние под номе­ром 502St100/12f про­тив «Габ­ри­э­ля Лан­ски и про­чих лиц» в свя­зи с «тай­ной раз­ве­ды­ва­тель­ной дея­тель­но­стью в ущерб Австрии» (пара­граф 256 уго­лов­но­го кодек­са), «при­нуж­де­ни­ем», а так­же «при­нуж­де­ни­ем при отяг­ча­ю­щих обсто­я­тель­ствах» (пара­гра­фы 105 и 106). В слу­чае выне­се­ния юри­ди­че­ски зна­чи­мо­го при­го­во­ра лишь по пара­гра­фу 256 обви­ня­е­мым гро­зит тюрем­ное заклю­че­ние сро­ком до трех лет.

В послед­ние меся­цы австрий­ский жур­нал «Про­филь» и еже­днев­ная газе­та «Курьер» педан­тич­но осве­ща­ли собы­тия, свя­зан­ные с кон­то­рой Lansky, Ganzger & Partner. Этим они навлек­ли на себя неве­ро­ят­но жест­кую кри­ти­ку со сто­ро­ны дру­гих СМИ и спро­во­ци­ро­ва­ли интен­сив­ные попыт­ки воз­дей­ствия на пред­ста­ви­те­лей вла­дель­цев газе­ты «Курьер» со сто­ро­ны Лан­ски.

«Серьез­ное подо­зре­ние»

В опуб­ли­ко­ван­ном в про­шлую пят­ни­цу в жур­на­ле «Про­филь» заяв­ле­нии Лан­ски в оче­ред­ной раз рез­ко откло­ня­ет все подо­зре­ния в свой адрес: «Мы кате­го­ри­че­ски заяв­ля­ем, что ни сотруд­ни­ки нашей кон­то­ры, ни сама кон­то­ра не зани­ма­лись ника­кой раз­ве­ды­ва­тель­ной дея­тель­но­стью. Эти обви­не­ния попро­сту абсурд­ны. Разу­ме­ет­ся, кон­то­ра в каче­стве пред­ста­ви­те­ля инте­ре­сов жертв Али­е­ва сотруд­ни­ча­ла, в том чис­ле, и с казах­ски­ми пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми, как это неиз­беж­но при­хо­дит­ся делать любо­му пред­ста­ви­те­лю инте­ре­сов потер­пев­ших во всем мире».

Lansky

Офи­ци­аль­но адво­кат не состо­ит в дого­вор­ных отно­ше­ни­ях с госу­дар­ством Казах­стан, его пре­зи­ден­том Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым и тем более с сек­рет­ной служ­бой КНБ. Лан­ски, кото­рый с 2012 года явля­ет­ся управ­ля­ю­щим дирек­то­ром Австрий­ско-Казах­ско­го обще­ства, напро­тив, пред­став­ля­ет инте­ре­сы «Обще­ствен­но­го фон­да Таг­дыр» (рус.: «судь­ба»), за кото­рым яко­бы сто­ят вдо­вы Жол­да­са Тим­ра­ли­е­ва и Айба­ра Хасе­но­ва. Оба были мене­дже­ра­ми казах­ско­го Нур­бан­ка, глав­ным акци­о­не­ром кото­ро­го до 2007 года был Рахат Али­ев.

Али­ев, попав­ший в неми­лость быв­ший зять пре­зи­ден­та, обви­ня­ет­ся в похи­ще­нии и убий­стве обо­их муж­чин, а так­же в воров­стве сотен мил­ли­о­нов дол­ла­ров (что он реши­тель­но отри­ца­ет). На родине он уже при­го­во­рен за это к 40 годам тюрем­но­го заклю­че­ния. Заоч­но. Ведь до 2011 года, преж­де чем осесть на Маль­те, Али­ев про­жи­вал в Австрии.

В тече­ние несколь­ких лет дело Али­е­ва явля­ет­ся при­чи­ной слож­ных дипло­ма­ти­че­ских отно­ше­ний меж­ду Веной и Аста­ной. Австрий­ское пра­во­су­дие неод­но­крат­но отка­зы­ва­лось экс­тра­ди­ро­вать Али­е­ва в Казах­стан под тем пред­ло­гом, что он не может рас­счи­ты­вать у себя на родине на спра­вед­ли­вое реше­ние суда. Вме­сто это­го в 2011 году в Вене было воз­буж­де­но соб­ствен­ное уго­лов­ное дело про­тив Али­е­ва и его мно­го­чис­лен­ных пред­по­ла­га­е­мых сообщ­ни­ков, кото­рое ведет­ся и по сей день.

Как подроб­но опи­сы­ва­лось в газе­те «Курьер» все­го несколь­ко недель назад, в этой свя­зи КНБ буд­то бы целе­на­прав­лен­но и неод­но­крат­но пытал­ся под­су­нуть вен­ской про­ку­ра­ту­ре сви­де­те­лей обви­не­ния, на кото­рых было ока­за­но дав­ле­ние, что­бы напра­вить рас­сле­до­ва­ния про­тив Али­е­ва в нуж­ное рус­ло.

Имен­но здесь в игру всту­па­ет Лан­ски. Как гово­рит­ся в прось­бе про­ку­ра­ту­ры г. Вены об ока­за­нии пра­во­вой помо­щи от 16 авгу­ста 2013 г., направ­лен­ной люк­сем­бург­ским кол­ле­гам, суще­ству­ет «серьез­ное подо­зре­ние»: «Пред­по­ла­га­ет­ся, что в рам­ках тес­но­го сотруд­ни­че­ства с казах­ской сек­рет­ной служ­бой КНБ д-р Габ­ри­эль Лан­ски, а так­же дру­гие слу­жа­щие кон­то­ры Лан­ски и про­чие лица содей­ство­ва­ли осу­ществ­ле­нию ее инте­ре­сов и целей в ущерб инте­ре­сам Австрии». Кро­ме того, речь так­же идет о «при­нуж­де­нии или запу­ги­ва­нии неугод­ных Казах­ста­ну лиц».

Доку­мент, состо­я­щий из один­на­дца­ти стра­ниц, под­пи­сан гла­вой вен­ской про­ку­ра­ту­ры Мари­ей-Луи­зой Нит­тель и явля­ет­ся состав­ной частью досье, кото­рое было пере­да­но в рас­по­ря­же­ние жур­на­ла «Про­филь» и газе­ты «Курьер» в кон­це про­шлой неде­ли. В нем так­же содер­жит­ся кор­ре­спон­ден­ция меж­ду люк­сем­бург­ским гене­раль­ным про­ку­ро­ром и упол­но­мо­чен­ным след­ствен­ным судьей, рас­по­ря­же­ния, направ­лен­ные кри­ми­наль­ной поли­ции, а так­же про­то­ко­лы обо­их обыс­ков (в пере­во­де на фран­цуз­ский и немец­кий язык).

 

Поче­му Люк­сем­бург?

Как выяс­ня­ет­ся толь­ко сей­час, адво­кат­ская кон­то­ра уже дав­но взя­ла в арен­ду вычис­ли­тель­ные мощ­но­сти ком­па­нии Labgroup, что­бы хра­нить на них зна­чи­тель­ный объ­ем дан­ных, состав­ля­ю­щий 1,5 тера­байт, кото­рые – по каким бы то ни было при­чи­на­ми – не долж­ны были архи­ви­ро­вать­ся в поме­ще­ни­ях кон­то­ры на ули­це Бибер­штрас­се в Вене.

Вла­сти подо­зре­ва­ют, что на кон­фис­ко­ван­ных сер­ве­рах, хра­нит­ся имен­но та инфор­ма­ция, кото­рая доку­мен­ти­ру­ет пред­по­ла­га­е­мые свя­зи меж­ду Лан­ски и КНБ. До сих пор пра­во­су­дию не уда­лось дока­зать, что пред­став­ля­е­мый Лан­ски фонд «Таг­дыр» на самом деле явля­ет­ся не чем иным, как замас­ки­ро­ван­ной орга­ни­за­ци­ей казах­ской сек­рет­ной служ­бы. В прось­бе об ока­за­нии пра­во­вой помо­щи гово­рит­ся: «Когда речь шла о финан­си­ро­ва­нии фон­да „Таг­дыр“, рас­хо­ды кото­ро­го про­сто огром­ны, кон­то­рой Лан­ски упо­ми­на­лись лишь некие эко­но­ми­че­ски состо­я­тель­ные спон­со­ры. Еще одной ули­кой при­част­но­сти «Фон­да помо­щи жерт­вам» к КНБ стал тот факт, что фон­ду, напри­мер, на самом деле невоз­мож­но пере­чис­лить пожерт­во­ва­ния».

Люк­сем­бург­ские хра­ни­ли­ща дан­ных ста­ли извест­ны Австрии бла­го­да­ря слу­чай­но­сти. Или точ­нее: бла­го­да­ря потреб­но­сти выска­зать­ся, воз­ник­шей у люк­сем­бург­ско­го спе­ци­а­ли­ста по про­грамм­но­му обес­пе­че­нию Пете­ра ван К., быв­ше­го дело­во­го парт­не­ра Лан­ски.

13 авгу­ста руко­во­дя­щий слу­жа­щий люк­сем­бург­ской ком­па­нии по раз­ра­бот­ке про­грамм­но­го обес­пе­че­ния I-detect обра­тил­ся в Феде­раль­ное ведом­ство защи­ты кон­сти­ту­ции и борь­бы с тер­ро­риз­мом (BVT) в Вене и пове­дал неве­ро­ят­ную исто­рию: Уже в тече­ние двух лет в Люк­сем­бур­ге он зани­ма­ет­ся для Лан­ски «кри­ми­наль­но-ана­ли­ти­че­ской рабо­той по делу Али­е­ва». При этом через два сер­ве­ра, рас­по­ло­жен­ных в Люк­сем­бур­ге, ему регу­ляр­но предо­став­ля­лись «дан­ные для обра­бот­ки, напри­мер, рас­пе­чат­ки теле­фон­ных звон­ков», кото­рые впо­след­ствии ана­ли­зи­ро­ва­лись им. Его дого­вор с адво­кат­ской кон­то­рой закон­чил­ся в июле, одна­ко Лан­ски отка­зал­ся пла­тить при­чи­та­ю­щий­ся спе­ци­а­ли­сту гоно­рар в раз­ме­ре 73 тысяч евро и в уль­ти­ма­тив­ной фор­ме потре­бо­вал выда­чу дан­ных.

Боле того: после того, как Петер ван К. и его кол­ле­га ста­ли наста­и­вать на пере­да­че дан­ных толь­ко после пога­ше­ния неопла­чен­но­го сче­та, Лан­ски стал ока­зы­вать на них дав­ле­ние и подал заяв­ле­ние в суд в Люк­сем­бур­ге за вымо­га­тель­ство. Или, как это сфор­му­ли­ро­ва­ло австрий­ское пра­во­су­дие: «Меж­ду тем К. вслед­ствие дав­ле­ния, кото­рое ока­зы­ва­ла на него адво­кат­ская кон­то­ра Лан­ски, и кото­рое он рас­це­нил как неадек­ват­ное, стал искать подо­пле­ку дела Али­е­ва в Интер­не­те. Не в послед­нюю оче­редь в резуль­та­те сво­их поис­ков он при­шел к заклю­че­нию, что свя­зал­ся «не с теми» людь­ми».

Подроб­но­сти, каса­ю­щи­е­ся про­чей инфор­ма­ции, кото­рую адво­ка­ты кон­то­ры Lansky, Ganzger & Partner хра­ни­ли на люк­сем­бург­ских сер­ве­рах, осве­до­ми­тель сооб­щать не стал, «с одной сто­ро­ны, из-за ее объ­е­мов, а с дру­гой сто­ро­ны по той при­чине, что речь идет о доку­мен­тах на рус­ском язы­ке».

Одна­ко Феде­раль­ное ведом­ство защи­ты кон­сти­ту­ции и борь­бы с тер­ро­риз­мом (BVT) хоте­ло выяс­нить, наткнул­ся ли он в ходе сво­ей рабо­ты на свя­зи меж­ду Лан­ски и КНБ. На этот вопрос был полу­чен сле­ду­ю­щий ответ: Люк­сем­бург­ский спе­ци­а­лист счи­та­ет, «что полу­чить доступ к тако­го рода све­де­ни­ям, кото­рые были необ­хо­ди­мы для его кри­ми­наль­но-ана­ли­ти­че­ской рабо­ты, в таком объ­е­ме, и в осо­бен­но­сти — каса­ю­щим­ся дан­но­го дела, мож­но толь­ко при актив­ной под­держ­ке сек­рет­ной служ­бы».

 

Оста­ва­лась толь­ко одна про­бле­ма. Сви­де­тель не хотел и не мог пере­дать дан­ные непо­сред­ствен­но в руки австрий­ских сле­до­ва­те­лей: «Он сослал­ся на то, что не может пере­дать дан­ные в рас­по­ря­же­ние вла­стей по соб­ствен­но­му почи­ну, это воз­мож­но толь­ко по тре­бо­ва­нию суда. Одна­ко в свя­зи с этим, по при­чине оже­сто­чен­ных попы­ток кон­то­ры Лан­ски при­ну­дить сви­де­те­ля к выда­че дан­ных, необ­хо­ди­мо дей­ство­вать с соот­вет­ству­ю­щей сроч­но­стью».

 

И дей­стви­тель­но, с это­го момен­та собы­тия раз­ви­ва­лись стре­ми­тель­но, неве­ро­ят­но стре­ми­тель­но для Австрии. В тот же самый день BVT про­ин­фор­ми­ро­ва­ло вен­скую про­ку­ра­ту­ру, на сле­ду­ю­щий день упол­но­мо­чен­ным про­ку­ро­ром Ште­фа­ни Шен в Люк­сем­бург по фак­су была направ­ле­на пер­вая прось­ба об ока­за­нии пра­во­вой помо­щи. Еще через два дня, утром 16 авгу­ста, в кри­ми­наль­ную поли­цию Люк­сем­бур­га посту­пи­ло судеб­ное рас­по­ря­же­ние, а затем в 18.10 долж­ност­ные лица посту­ча­ли в две­ри ком­па­нии Labgroup в город­ке Кон­терн, что­бы аре­сто­вать оба сер­ве­ра (резерв­ные дан­ные были кон­фис­ко­ва­ны в сле­ду­ю­щий поне­дель­ник во вто­ром под­раз­де­ле­нии ком­па­нии в г. Мун­с­бах).

 

Объ­яс­не­ние подоб­ной поспеш­но­сти со сто­ро­ны Люк­сем­бур­га, хотя в дан­ном кон­тек­сте и слег­ка натя­ну­тое, дает выдерж­ка из поста­нов­ле­ния на про­из­вод­ство обыс­ка от 16 авгу­ста: «Пред­ва­ри­тель­ное след­ствие по делу Габ­ри­э­ля Лан­ски, в част­но­сти, в свя­зи с обсто­я­тель­ства­ми, кото­рые долж­ны карать­ся соглас­но люк­сем­бург­ско­му пра­ву в соот­вет­ствии со ста­тьей 135–1 — 135–5 УК (тер­ро­ризм)».

 

Без­успеш­ное вме­ша­тель­ство

В насто­я­щий момент сер­ве­ра нахо­дят­ся в орга­нах пра­во­су­дия Люк­сем­бур­га все еще в опе­ча­тан­ном виде, а, сле­до­ва­тель­но, их ана­лиз про­ве­ден не был. Габ­ри­эль Лан­ски пору­чил сво­е­му мест­но­му парт­не­ру Лек­су Тиле­ну обжа­ло­вать реше­ние вла­стей. «Арест ком­пью­тер­но­го обо­ру­до­ва­ния в Люк­сем­бур­ге неза­ко­нен, в насто­я­щий момент ни у вла­стей, ни у кого-либо дру­го­го нет досту­па к сер­ве­ру», — под­чер­ки­ва­ет Лан­ски в сво­ем заяв­ле­нии изда­нию «Про­филь». «Если мы выиг­ра­ем, а мы уве­ре­ны в этом, то все будет воз­вра­ще­но назад в опе­ча­тан­ном виде».

 

Факт состо­ит в том, что адво­кат­ская тай­на может при­ме­нять­ся в дан­ном слу­чае лишь услов­но, так как Лан­ски сам про­хо­дит обви­ня­е­мым по дан­но­му делу.

 

Даль­ней­шее раз­ви­тие собы­тий может пред­став­лять инте­рес для чело­ве­ка, кото­рый, с одной сто­ро­ны, при­чис­ля­ет себя к узко­му кру­гу дру­зей Лан­ски, а, с дру­гой сто­ро­ны, под­дер­жи­ва­ет экс­клю­зив­ные кон­так­ты с казах­ским режи­мом: Аль­фред Гузен­бау­эр, быв­ший феде­раль­ный канц­лер Австрии и лидер Соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии Австрии, кото­рый с 2010 г. явля­ет­ся совет­ни­ком казах­ско­го пре­зи­ден­та.

 

Как сооб­ща­лось в жур­на­ле «Про­филь» в нача­ле июня, Гузен­бау­эр так­же явля­ет­ся объ­ек­том про­ку­рор­ско­го рас­сле­до­ва­ния по подо­зре­нию в шпи­о­на­же. Пред­по­ла­га­ет­ся, что и он «под­дер­жи­вал инте­ре­сы Казах­ста­на в рам­ках про­из­вод­ства по делу Али­е­ва». Гузен­бау­эр подо­зре­ва­ет­ся в исполь­зо­ва­нии поли­ти­че­ских кон­так­тов в Австрии для снаб­же­ния казах­ско­го режи­ма сек­рет­ны­ми акта­ми пар­ла­мент­ско­го коми­те­та по рас­сле­до­ва­нию дела Али­е­ва в 2009 году. Это нико­им обра­зом не дока­за­но, Гузен­бау­эр реши­тель­но отри­ца­ет свою при­част­ность к делу, одна­ко не хочет боль­ше, что­бы «Про­филь» бес­по­ко­ил его рас­спро­са­ми по дан­но­му пово­ду.

 

А что же Лан­ски? Он все­гда подроб­но отве­ча­ет на вопро­сы, не забы­вая при этом о явных предо­сте­ре­же­ни­ях: «Если Вы сей­час, даже несмот­ря на пре­ду­пре­жде­ние о фак­те обжа­ло­ва­ния, буде­те пуб­ли­ко­вать сооб­ще­ния по дан­но­му про­цес­су, Вы, воз­мож­но, ста­не­те при­чи­ной ущер­ба, кото­рый невоз­мож­но будет ком­пен­си­ро­вать после­ду­ю­щей ста­тьей об успеш­ном обжа­ло­ва­нии. К тому же, Вам и так извест­ны все граж­дан­ско-пра­во­вые обя­за­тель­ства и нор­мы, каса­ю­щи­е­ся средств мас­со­вой инфор­ма­ции».

 

Габ­ри­эль Лан­ски может вести себя и по-дру­го­му. Лишь недав­но он хотел вос­пре­пят­ство­вать кри­ти­че­ской пуб­ли­ка­ции в газе­те «Курьер» обход­ным путем – при помо­щи вме­ша­тель­ства в дела немец­кой груп­пы Funke (быв­шее изда­тель­ство WAZ явля­ет­ся совла­дель­цем газе­ты «Курьер» и жур­на­ла «Про­филь»). Без­успеш­но. Начи­ная с поне­дель­ни­ка, еже­днев­ная газе­та будет пуб­ли­ко­вать резуль­та­ты соб­ствен­но­го рас­сле­до­ва­ния по дан­но­му делу.

 

Изда­тель и глав­ный редак­тор Гель­мут Бранд­штет­тер отзы­ва­ет­ся о Лан­ски в весь­ма нелест­ной фор­ме: «За те три года, кото­рые я рабо­таю в изда­тель­стве, мне не встре­ча­лось ниче­го подоб­но­го. А имен­но, что кто-то пыта­ет­ся повли­ять на пуб­ли­ка­ции через одно­го из парт­не­ров». 

Автор: Миха­эль Ник­бахш

Жур­нал «Про­филь», Вена, 9 сен­тяб­ря 2013 г.

Ори­ги­наль­ный  текст ста­тьи на немец­ком язы­ке

Causa Aliyev: „Mit den falschen Leuten eingelassen“