fbpx

ЭКС-ПРЕМЬЕР КАЗАХСТАНА: ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ НУЖНА СИСТЕМА КОЛЛЕКТИВНОЙ ЗАЩИТЫ

Аке­жан Каже­гель­дин заявил в интер­вью DW, что если лиде­ры рес­пуб­лик Цен­траль­ной Азии не объ­еди­нят­ся для кол­лек­тив­ной защи­ты от экс­тре­мист­ских груп­пи­ро­вок, их поми­рят джи­ха­ди­сты.

США созда­ют меж­ду­на­род­ную коа­ли­цию про­тив экс­тре­мист­ской груп­пи­ров­ки “Ислам­ское госу­дар­ство” (ИГ), взяв­шей под кон­троль часть тер­ри­то­рий Ира­ка и Сирии. В свя­зи с собы­ти­я­ми на Ближ­нем Восто­ке экс­пер­ты ожи­да­ют роста угро­зы со сто­ро­ны джи­ха­ди­стов в Цен­траль­ной Азии. В интер­вью DW быв­ший пре­мьер-министр Казах­ста­на, ныне про­жи­ва­ю­щий в Евро­пе в имми­гра­ции оппо­зи­ци­он­ный поли­тик Аке­жан Каже­гель­дин рас­суж­да­ет об опас­но­сти ИГ для Казах­ста­на и его сосе­дей, и об их готов­но­сти к отра­же­нию таких угроз.

DW: Чем объ­яс­нить быст­рый успех ИГ в Ира­ке и Сирии?

Аке­жан Каже­гель­дин: ИГ — след­ствие серьез­ных оши­бок, зало­жен­ных боль­ше ста лет назад. Тогда Фран­ция и Вели­ко­бри­та­ния в борь­бе за Ближ­ний Восток про­тив Осман­ской импе­рии вся­че­ски поощ­ря­ли раз­лич­ные устрем­ле­ния отде­лить­ся от этой импе­рии. Она пере­ста­ла суще­ство­вать. Появи­лись новые госу­дар­ства, кото­рые мы сего­дня зна­ем как Сирию, Иор­да­нию, Ирак. Если посмот­реть на их гра­ни­цы, то мож­но заме­тить одну осо­бен­ность, — часто их линии выгля­дят схо­жи­ми с гра­ни­ца­ми США, Кана­ды или Австра­лии, то есть вид­но, что они про­ве­де­ны каран­да­шом в каком-то каби­не­те.

0,,17958375_303,00Сла­бые демо­кра­тии в искус­ствен­но создан­ных госу­дар­ствах сме­ни­лись авто­кра­ти­я­ми, и с тече­ни­ем вре­ме­ни про­изо­шло то, что назы­ва­ют дез­ин­те­гра­ци­ей — наро­ды, кото­рые ока­за­лись под пятой дик­та­то­ров, боль­ше не захо­те­ли это­го тер­петь. Появил­ся тер­мин “тер­ри­то­рии, не охва­чен­ные вла­стью”. Как пра­ви­ло они воз­ни­ка­ют там, где нет демо­кра­тии, но есть бру­таль­ная цен­траль­ная власть, кото­рая мало вни­ма­ния уде­ля­ет пери­фе­рии.

В кон­це кон­цов ока­зы­ва­ет­ся, что сила такой вла­сти была пре­уве­ли­че­на. И когда в Сирии воз­ник кон­фликт Баша­ра Аса­да с частью граж­дан, вос­став­ших про­тив него, то часть тер­ри­то­рии ока­за­лась неуправ­ля­е­мой. Туда про­со­чи­лись экс­тре­мист­ские груп­пи­ров­ки. Так же как в 1990-е годы это про­изо­шло в Афга­ни­стане. Они нашли воз­мож­ность накап­ли­вать там силы, наби­рать людей, тре­ни­ро­вать их, добы­вать день­ги. Замет­ное место в этой нише заня­ло ИГ.

- Вы упо­мя­ну­ли Афга­ни­стан. В какой мере собы­тия на Ближ­нем Восто­ке свя­за­ны с собы­ти­я­ми в Афга­ни­стане и с без­опас­но­стью в Цен­траль­ной Азии?

- Вот яркий при­мер. Груп­па “Хорас­ан” (по дан­ным Сена­та США, эта тер­ро­ри­сти­че­ская груп­пи­ров­ка близ­ка к созда­нию взрыв­ча­тых веществ, не выяв­ля­е­мых детек­то­ра­ми в аэро­пор­тах. — Ред.), кото­рая сей­час дей­ству­ет в Сирии, при­шла туда из Ира­ка. Она состав­ле­на из остат­ков групп “Аль-Каи­ды”, раз­би­тых в Афга­ни­стане. “Хорас­ан”, несмот­ря на неболь­шое чис­ло шты­ков, орга­ни­за­ци­он­но самая силь­ная сре­ди вою­ю­щих там групп, и у нее есть серьез­ные денеж­ные и тех­ни­че­ские ресур­сы и воору­же­ние.

Сольет­ся ли “Аль-Каи­да” с ИГ — вре­мя пока­жет. Но недав­нее заяв­ле­ние Айма­на аз-Зава­х­и­ри, вто­ро­го чело­ве­ка в “Аль-Каи­де”, о том, что эта груп­пи­ров­ка начи­на­ет участ­во­вать в кон­флик­те на тер­ри­то­рии Индии и созда­ет там свое кры­ло, весь­ма симп­то­ма­тич­но. Оно гово­рит о том, что “Аль-Каи­да” стра­те­ги­че­ски гото­вит­ся к выво­ду войск меж­ду­на­род­ной коа­ли­ции из Афга­ни­ста­на.

- Что­бы взо­рвать реги­он по так назы­ва­е­мой “дуге кри­зи­са” — от Цен­траль­ной Азии до китай­ско­го Синьц­зя­на и индий­ско­го Каш­ми­ра?

- Я очень боюсь, что когда вой­ска НАТО уйдут из Афга­ни­ста­на, там сно­ва появят­ся те самые неуправ­ля­е­мые тер­ри­то­рии, а на них — струк­ту­ры, кото­рые будут соби­рать людей, сред­ства и гото­вить жела­ю­щих пово­е­вать. Чем мы на это отве­тим? Увы, десять лет при­сут­ствия в Афга­ни­стане войск НАТО стра­ны Цен­траль­ной Азии не исполь­зо­ва­ли для укреп­ле­ния сво­ей без­опас­но­сти. Может быть, за исклю­че­ни­ем Узбе­ки­ста­на.

На что надеж­да? На при­ход новой меж­ду­на­род­ной коа­ли­ции? Или, может быть, на то, что Рос­сия возь­мет на себя роль защит­ни­цы? Или Китай? Но у КНР есть своя повест­ка дня, в кото­рую в бли­жай­шие несколь­ко десят­ков лет не вхо­дит уча­стие в каких-либо кон­флик­тах.

- То есть Казах­ста­ну и дру­гим стра­нам реги­о­на не сто­ит рас­счи­ты­вать на то, что Китай ока­жет им реши­тель­ную под­держ­ку, если дела пой­дут по ирак­ско-сирий­ско­му сце­на­рию?

- Сей­час Китай занят реше­ни­ем серьез­ней­шей зада­чи обес­пе­че­ния ста­биль­но­сти на тер­ри­то­рии, насе­лен­ной мно­го­чис­лен­ны­ми наро­да­ми, испо­ве­ду­ю­щи­ми ислам, — это кир­ги­зы, уйгу­ры, каза­хи, таджи­ки, узбе­ки, дун­гане. Пекин ста­ра­ет­ся инве­сти­ро­вать туда сред­ства, что­бы сохра­нить рабо­чие места, раз­ви­вать сель­ское хозяй­ство и не давать пово­да исполь­зо­вать тре­бо­ва­ние поли­ти­че­ских сво­бод в каче­стве меха­низ­ма полу­че­ния авто­но­мии.

Сей­час туда устре­ми­лись экс­тре­ми­сты, что вид­но по чере­де тер­ак­тов. Одна­ко это про­бле­ма не толь­ко для КНР. Повто­рюсь: очень высо­ка веро­ят­ность того, что сле­ду­ю­щий “схрон” экс­тре­миз­ма будет создан за счет запол­не­ния неуправ­ля­е­мых тер­ри­то­рий в Афга­ни­стане. Там будет про­ве­де­на под­го­тов­ка попыт­ки ата­ко­вать сосед­ние тер­ри­то­рии, где силен фак­тор внут­рен­ней неста­биль­но­сти из-за бед­но­сти насе­ле­ния.

Сей­час вой­ска НАТО поки­да­ют Афга­ни­стан, и речь идет о том, оста­нут­ся там хотя бы 10 тысяч бой­цов или нет. Для Рос­сии это более чув­стви­тель­ная ситу­а­ция, чем для Китая, если учи­ты­вать, что в его при­гра­нич­ных рай­о­нах абсо­лют­ный чис­лен­ный пере­вес этни­че­ских китай­цев. У Рос­сии есть объ­ек­тив­ные при­чи­ны для бес­по­кой­ства о том, смо­гут ли госу­дар­ства Цен­траль­ной Азии, кото­рые гра­ни­чат с Афга­ни­ста­ном, в буду­щем обес­пе­чить соб­ствен­ную ста­биль­ность и про­ти­во­сто­ять, если слу­чит­ся, натис­ку экс­тре­мист­ских сил.

- Како­вы шан­сы на то, что смо­гут?

- Слож­но­сти, кото­рые мы видим в про­ти­во­сто­я­нии это­му натис­ку на Ближ­нем Восто­ке, могут так­же воз­ник­нуть и в Цен­траль­ной Азии. Но у поли­ти­че­ских лиде­ров Казах­ста­на, Кир­ги­зии, Таджи­ки­ста­на, Турк­ме­нии и Узбе­ки­ста­на нет опы­та созда­ния кол­лек­тив­ных сил. К при­ме­ру, в Орга­ни­за­цию дого­во­ра о кол­лек­тив­ной без­опас­но­сти (ОДКБ) Узбе­ки­стан то вхо­дит, то выхо­дит.

Хотя вре­мя еще есть. Пер­вое, что нуж­но делать, — это орга­ни­зо­вать эффек­тив­ную кол­лек­тив­ную защи­ту. Вто­рое: если на какой-то пери­од в Афга­ни­стане оста­нут­ся 10 тысяч воен­ных НАТО, исполь­зо­вать их для такой защи­ты. Пока же эти лиде­ры на всех кон­фе­рен­ци­ях, кото­рые сей­час про­хо­дят, обсуж­да­ют, что будет после выво­да войск НАТО. Если руко­во­ди­те­ли стран реги­о­на не пой­дут даль­ше и не пред­при­мут реши­тель­ных дей­ствий, кото­рые их объ­еди­нят, то их поми­рят “боро­да­чи”.

Дата 21.10.2014

Автор Бесе­до­вал Вита­лий Вол­ков

DW