fbpx

Экс-премьер Казахстана о том, пойдут ли немецкие инвесторы в регион

Быв­ший пре­мьер-министр Казах­ста­на, ныне один из веду­щих дея­те­лей оппо­зи­ции в изгна­нии Аке­жан Каже­гель­дин регу­ляр­но при­ез­жа­ет в Бер­лин для дело­вых встреч с немец­ки­ми поли­ти­ка­ми и биз­не­сме­на­ми. О том, чего ждет Гер­ма­ния от Цен­траль­ной Азии и от Казах­ста­на, он рас­ска­зал DW во вре­мя визи­та в немец­кую сто­ли­цу.

DW: Экс­пер­ты в Бер­лине утвер­жда­ют, что инте­рес Гер­ма­нии к Цен­траль­ной Азии сни­жа­ет­ся. Так ли это?

Аке­жан Каже­гель­дин: Я знаю, что очень ско­ро Казах­стан соби­ра­ет­ся посе­тить новый пре­зи­дент ФРГ Франк-Валь­тер Штай­н­май­ер (Frank-Walter Steinmeier), кото­рый был одним из авто­ров стра­те­гии ЕС для стран Цен­траль­ной Азии. Но про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, что в ответ на эту про­грам­му никто из лиде­ров стран реги­о­на ниче­го не сде­лал, кро­ме пред­ло­же­ния, “вы к нам при­хо­ди­те, толь­ко не учи­те нас жить, мы будем рас­по­ря­жать­ся ваши­ми капи­та­ла­ми так, как мы это пони­ма­ем”. Но даже при этом вни­ма­ние к реги­о­ну сохра­ня­ет­ся.

Я совсем недав­но участ­во­вал в пред­ста­ви­тель­ной кон­фе­рен­ции в Бер­лине. Там обсуж­дал­ся вопрос, как избе­жать потен­ци­аль­но­го кол­лап­са эко­но­ми­ки реги­о­на и дать шанс его наро­дам ее раз­ви­вать. Глав­ная цель кон­фе­рен­ции — убе­дить дело­вые кру­ги в раз­ных стра­нах при­со­еди­нить­ся к про­ек­ту, что­бы затем, когда в эко­но­ми­ку реги­о­на удаст­ся вдох­нуть новую жизнь, прий­ти туда со сво­и­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Сей­час мяч на сто­роне поли­ти­ков.

- Как мож­но убе­дить дело­вые кру­ги инве­сти­ро­вать в стра­ны, сосед­ству­ю­щие с Афга­ни­ста­ном, где царит неста­биль­ность. И что при этом оста­ет­ся вне поля зре­ния СМИ? 

- Вы пра­вы в том, что в СМИ на Запа­де очень мно­го ана­ли­зи­ру­ет­ся, как себя пове­дет РФ, как себя пове­дут Иран, США. Но мы забы­ва­ем, что и в Афга­ни­стане, и на Ближ­нем Восто­ке в силу раз­ных обсто­я­тельств уже тре­тий деся­ток лет из обще­го миро­во­го раз­де­ле­ния тру­да вырва­ны почти пол­мил­ли­ар­да чело­век.

Акежан Кажегельдин в Берлине дает интервью DW

Аке­жан Каже­гель­дин

В Афга­ни­стане и в Цен­траль­ной Азии вырос­ло тре­тье поко­ле­ние людей, кото­рые одной ногой при­вык­ли сами жить в моги­ле, но и жизнь дру­гих людей для них немно­го зна­чит. Они не испы­ты­ва­ют мораль­ных тягот, садясь за руль гру­зо­ви­ка в Бер­лине и давя людей на ули­це (тер­акт в Бер­лине совер­шил выхо­дец из Туни­са Анис Амри. — Ред.). Эти поко­ле­ния не тру­дят­ся, а вою­ют. Или ждут како­го-то сво­е­го часа. Идет дегра­да­ция нор­маль­ной жиз­не­де­я­тель­но­сти. Невоз­мож­но даль­ше про­сто про­да­вать ору­жие в кри­зис­ные реги­о­ны, про­сто давать зара­бо­тать ВПК раз­ных стран.

От того, смо­жем ли мы это оста­но­вить, оста­но­вить отту­да поток бежен­цев, зави­сит и буду­щее Евро­пы. Но вот что я отме­чаю: меро­при­я­тия, кон­фе­рен­ции, свя­зан­ные с реги­о­ном, все чаще про­ис­хо­дят имен­но в Бер­лине. Это гово­рит о том, что Гер­ма­ния после деся­ти­ле­тия пас­сив­ной внеш­не­эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки начи­на­ет осо­зна­вать себя веду­щей стра­ной ЕС, кото­рая долж­на брать­ся за этот вопрос.

- Исхо­дя из ваших кон­так­тов с немец­ки­ми и — шире — с запад­ны­ми дело­вы­ми кру­га­ми, каков уро­вень их инте­ре­са к Все­мир­ной выстав­ке “Экс­по-2017” в Казах­стане?

- У меня есть твер­дое, но лич­ное ощу­ще­ние, что меха­низм “Экс­по” ухо­дит в исто­рию. 30 лет назад люди в Евро­пе с боль­шим инте­ре­сом шли смот­реть пави­льон Ислан­дии или, ска­жем, Кана­ды. А сей­час для объ­ем­но­го озна­ком­ле­ния со стра­ной доста­точ­но зай­ти в Сеть и уви­деть, то, что хочет­ся, в раз­верт­ке 360 гра­ду­сов, в объ­е­ме и так далее.

Я из любо­пыт­ства посе­тил послед­нюю “Экс­по” в Милане и видел пустые пави­льо­ны. Я знаю неко­то­рых людей, кото­рые этой выстав­кой руко­во­ди­ли, они рас­ска­за­ли, что не про­сто при­гла­ша­ли туда бес­плат­но посе­ти­те­лей, но пред­ла­га­ли детям, школь­ни­кам не толь­ко из Ита­лии, но из Австрии, из Сло­ве­нии при­ез­жать бес­плат­но.

И это в Евро­пе с ее раз­ви­той инфра­струк­ту­рой ком­му­ни­ка­ций и туриз­ма. В Казах­стане — если бы это было 20 лет назад — мож­но было бы затею при­вет­ство­вать дву­мя рука­ми. Я не думаю, что пра­ви­тель­ство ото­бьет вло­жен­ные сред­ства, что вооб­ще есть инте­рес к “Экс­по-2017”. Кро­ме того, “Экс­по” — это в первую оче­редь “рас­пил” госу­дар­ствен­ных денег, кото­рые мог­ли бы быть потра­че­ны более разум­но. Удоб­но красть в одном неболь­шом горо­де, кото­рый явля­ет­ся сто­ли­цей.

- В чем, по вашим наблю­де­ни­ям, отли­чие немец­ко­го дело­во­го под­хо­да к Цен­траль­ной Азии?

- Гер­ма­ния не была огром­ной коло­ни­аль­ной импе­ри­ей, и в ней сло­жи­лась прак­ти­ка захо­дить в реги­о­ны со все­ми вме­сте или немно­го опаз­ды­вая. Тут обя­за­тель­но смот­рят, что дела­ют Фран­ция, Вели­ко­бри­та­ния, США. Но когда Гер­ма­ния при­хо­дит, то при­хо­дит один из самых боль­ших кошель­ков, и вы это чув­ству­е­те сра­зу. Она при­хо­дит с чет­ким пони­ма­ни­ем, зачем и что она хочет делать. Это ред­ко экс­порт интел­лек­ту­аль­но­го капи­та­ла, чаще это интел­лект, вопло­щен­ный в пред­ме­тах, — каче­ствен­ные маши­ны, тех­но­ло­гии. Во вре­мя упо­мя­ну­той кон­фе­рен­ции в Бер­лине немец­кий капи­тал спро­си­ли, пой­дет ли он в реги­он, если ини­ци­а­ти­ва при­жи­вет­ся на поли­ти­че­ском уровне? Его пред­ста­ви­те­ли отве­ти­ли: “Конеч­но. Но спер­ва хочет­ся понять, кто пой­дет вме­сте с нами”.

- Мож­но ли гово­рить о том, что Узбе­ки­стан при новом пре­зи­ден­те обго­ня­ет в модер­ни­за­ции Казах­стан?

- Ожи­да­ния от Узбе­ки­ста­на были вели­ки, и они все еще есть, пото­му что не про­шло еще года, как Шав­кат Мир­зи­ёев стал пре­зи­ден­том. Но даль­ней­шее будет зави­сеть от дей­ствий его и его коман­ды. К сожа­ле­нию, я пока не вижу дина­мич­но­го нача­ла. Эта тема, в чис­ле про­чих, обсуж­да­лась на упо­мя­ну­том мной меро­при­я­тии в Бер­лине. Оно было свя­за­но с боль­шой меж­ду­на­род­ной ини­ци­а­ти­вой, гото­вя­щей­ся пред­ло­жить лиде­рам стран реги­о­на созда­ние еди­но­го меха­низ­ма модер­ни­за­ции эко­но­ми­ки, кото­рый будет опи­рать­ся на инду­стрию. Без нее рабо­чие места не создать.

Макет павильонов Экспо-2017

Макет пави­льо­нов “Экс­по-2017”

Мож­но сто­ле­ти­я­ми про­да­вать хло­пок-сырец, а мож­но про­да­вать хлоп­ко­вые тка­ни, а еще луч­ше — изде­лия из них. Это раз­ные сту­пе­ни тех­но­ло­гии и раз­ная сте­пень заня­то­сти насе­ле­ния. Мно­го­сту­пен­ча­тую эко­но­ми­ку с высо­кой добав­лен­ной сто­и­мо­стью про­из­водств мож­но над­стра­и­вать и над­стра­и­вать. А мож­но это­го не делать. А еще мож­но гнать за тыся­чи кило­мет­ров газ, а мож­но его самим пере­ра­ба­ты­вать в элек­тро­энер­гию и про­да­вать ее за те же тыся­чи кило­мет­ров. То есть вы либо про­да­е­те газ в куби­че­ских мет­рах и навсе­гда про­ща­е­тесь с ним, либо вы созда­е­те рабо­чие места у себя, про­да­е­те за рубеж ту же энер­гию, при­чем часть ее исполь­зуя для себя.

Потен­ци­аль­но Казах­стан может быть лиде­ром это­го про­ек­та. Это, как и Узбе­ки­ста­ну, поз­во­ля­ет ему и гео­гра­фи­че­ское поло­же­ние. К тому же эко­но­ми­че­ский опыт рабо­ты в усло­ви­ях кон­ку­рент­ной эко­но­ми­ки у Казах­ста­на боль­ше, чем у Узбе­ки­ста­на — уже вто­рое поко­ле­ние моло­дых граж­дан живут в новой эко­но­ми­ке. Поэто­му не так мно­го при­дет­ся при­гла­шать “варя­гов”. Хотя самой кон­ку­рент­ной эко­но­ми­ки нет, ее уни­что­жи­ло госу­дар­ство, родив мон­стра в лице госу­дар­ствен­но­го капи­та­лиз­ма.

Боль­ше двух лет назад вы высту­пи­ли с ини­ци­а­ти­вой по поис­ку “гряз­ных” денег казах­стан­ских оли­гар­хов, спря­тан­ных ими на Запа­де, и по воз­вра­ще­нию их в стра­ну. Есть ли какие-либо резуль­та­ты?

- Бук­валь­но недав­но пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев заявил, что кор­руп­ция в Казах­стане есть, с ней надо бороть­ся. И дал сло­во, что день­ги из-за рубе­жа будут воз­вра­ще­ны в стра­ну. Я бы ска­зал, что нако­нец-то лед тро­нул­ся…

Но лед не тро­нул­ся по одной про­стой при­чине. Чуть рань­ше я пред­ло­жил Нур­сул­та­ну Аби­ше­ви­чу про­грам­му созда­ния новой эко­но­ми­ки Казах­ста­на. Я объ­яс­нил ему свою точ­ку зре­ния, что пра­ви­тель­ство, кото­рое дове­ло стра­ну до кри­зи­са, не может быть инстру­мен­том запус­ка модер­ни­за­ции. Надо создать дру­гой орган, тем более что в этом есть зару­беж­ный опыт. Он создал такой орган, но отдал его в под­чи­не­ние это­му же пра­ви­тель­ству. Резуль­тат печаль­ный. И если сей­час он соби­ра­ет­ся воз­вра­щать день­ги из-за рубе­жа, исполь­зуя это же пра­ви­тель­ство, сно­ва ниче­го не вый­дет.

Вот созда­ли агент­ство по борь­бе с кор­руп­ци­ей. Этот орган сей­час исполь­зу­ет­ся внут­ри стра­ны для све­де­ния сче­тов меж­ду раз­ны­ми груп­па­ми. Он совер­шен­но неспо­со­бен отсле­жи­вать выве­ден­ные из стра­ны день­ги и тем более их воз­вра­щать. У него “дизайн” совер­шен­но дру­гой, там люди дру­гие. А тем вре­ме­нем в отно­ше­нии несколь­ких очень круп­ных оли­гар­хов из окру­же­ния Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва ведут­ся рас­сле­до­ва­ния за рубе­жом. Это не жур­на­лист­ские, а юри­ди­че­ские рас­сле­до­ва­ния, поэто­му я не могу назы­вать име­на и ука­зы­вать, где имен­но. Хотя мне это извест­но.

Это очень пло­хая новость для пре­зи­ден­та. И пло­хо для без­опас­но­сти стра­ны. Кто сей­час быст­рее сра­бо­та­ет — пра­ви­тель­ство или пар­ла­мент смо­гут вер­нуть сред­ства в стра­ну, при­няв соот­вет­ству­ю­щие акты и акти­ви­зи­ро­вав казах­стан­скую юсти­цию, или они будут замо­ро­же­ны или кон­фис­ко­ва­ны ино­стран­ной юсти­ци­ей в ино­стран­ной юрис­дик­ции — пока­жет вре­мя. Я еще могу помочь это сде­лать, но это все­це­ло зави­сит от тех, кто сей­час в Казах­стане у вла­сти.

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan