Что надо знать о возможном транзите власти в Казахстане

В Казах­стане, судя по все­му, дан сиг­нал к нача­лу так назы­ва­е­мо­го тран­зи­та вла­сти. По край­ней мере имен­но так зару­беж­ные и мест­ные обо­зре­ва­те­ли вос­при­ня­ли окон­ча­тель­ное утвер­жде­ние Кон­сти­ту­ци­он­ным сове­том рес­пуб­ли­ки зако­на, соглас­но кото­ро­му пер­вый пре­зи­дент стра­ны наде­лен пра­вом пожиз­нен­но воз­глав­лять Совет без­опас­но­сти , и пере­дан­ную ВВС репли­ку спи­ке­ра Сена­та Каза­ха­та­на Касым-Жомар­та Тока­е­ва, что, по его мне­нию, Нур­сул­тан Назар­ба­ев, чей пре­зи­дент­ский срок исте­ка­ет в 2020 году, в сле­ду­ю­щих выбо­рах участ­во­вать не будет.

В Казах­стане при­ни­ма­ют став­ки на пре­ем­ни­ка пре­зи­ден­та

Эти собы­тия кон­ца июня дали допол­ни­тель­ный импульс экс­пер­там пред­ла­гать свои вари­ан­ты про­гно­за, как имен­но прой­дет тран­зит вла­сти, види­мо, уже спла­ни­ро­ван­ный в Астане. С той или иной сте­пе­нью без­апел­ля­ци­он­но­сти назы­ва­ют­ся фами­лии буду­щих пре­ем­ни­ков — тут и стар­шая дочь пре­зи­ден­та Дари­га Назар­ба­е­ва, и муж млад­шей доче­ри Тимур Кули­ба­ев, и уже упо­мя­ну­тый Тока­ев, и ряд дру­гих извест­ных фами­лий.

Дарига Назарбаева

Дари­га Назар­ба­е­ва

Не стре­мясь пере­чис­лить все появив­ши­е­ся про­гно­зы, DW хоте­ла бы отме­тить несколь­ко важ­ных момен­тов. Во-пер­вых, воз­мож­ность тран­зи­та вла­сти путем сво­бод­ных выбо­ров не упо­ми­на­ет никто из обо­зре­ва­те­лей. Во-вто­рых, если гово­рить о дис­кус­сии внут­ри Казах­ста­на, то, как утвер­жда­ет глав­ный редак­тор “Новой газе­ты — Казах­стан” Алек­сандр Крас­нер, СМИ, где это обсуж­да­ет­ся, мож­но пере­чис­лить по паль­цам.

Исклю­че­ние состав­ля­ет заяв­ле­ние фор­маль­но вто­ро­го чело­ве­ка в госу­дар­стве, Тока­е­ва, кото­рое он сде­лал в интер­вью ВВС. Оно очень актив­но обсуж­да­ет­ся на пред­мет того, озву­чил ли на самом деле чинов­ник точ­ку зре­ния пер­во­го лица госу­дар­ства”, — гово­рит Крас­нер.

Ошиб­ся ли спи­кер казах­стан­ско­го Сена­та?

Казах­стан­ский поли­то­лог Айдос Сарым исхо­дит из того, что спи­кер Сена­та не высту­пал от име­ни пре­зи­ден­та. “Сра­зу после это­го заяв­ле­ния и министр инфор­ма­ции, и быв­ший руко­во­ди­тель адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, и дру­гие лица нача­ли опро­вер­гать сло­ва Тока­е­ва. У меня было несколь­ко кон­так­тов с серьез­ны­ми поли­ти­че­ски­ми фигу­ра­ми в Казах­стане. Я зада­вал вопрос, как оце­нить это заяв­ле­ние — как спла­ни­ро­ван­ный “слив”, или как ошиб­ку Тока­е­ва. Зна­чи­тель­ная часть собе­сед­ни­ков убеж­де­ны, что он “попал”, — счи­та­ет собе­сед­ник DW. По его сло­вам, на Запа­де такие заяв­ле­ния мно­гое зна­чат, но в Казах­стане люди во вла­сти не хотят и не гото­вы вести пуб­лич­ное обсуж­де­ние вопро­са о тран­зи­те, и тогда речь о “сли­ве” идти не может.

Айдос Сарым

Айдос Сарым

Он уве­рен в том, что Нур­сул­тан Назар­ба­ев нико­му власть не будет пере­да­вать. “Он пре­бы­ва­ет в убеж­де­нии, что луч­ше дру­гих пони­ма­ет, как пра­вить стра­ной. Нако­нец, пере­дать власть кому-то без того, что в резуль­та­те один из казах­стан­ских кла­нов одер­жит побе­ду над дру­ги­ми, очень труд­но реа­ли­зу­е­мо”, — уве­рен Айдос Сарым.

Глав­ный вопрос при тран­зи­те — кто дол­жен прий­ти, что­бы чад и домо­чад­цев, их сбе­ре­же­ния не тро­ну­ли, допол­ня­ет поли­то­ло­га Алек­сандр Крас­нер. И ука­зы­ва­ет, что любой, кто при­дет “не из семьи”, будет пере­смат­ри­вать ито­ги при­ва­ти­за­ции в поль­зу “сво­их”. “В Астане видят это на при­ме­ре и Турк­ме­нии, и Узбе­ки­ста­на. Далее, если пре­зи­дент уйдет со сво­е­го поста в Сов­без, то оста­вит сво­е­го пре­ем­ни­ка без всех сило­вых струк­тур. И ново­му лицу “не из семьи” надо будет спер­ва про­ве­сти досроч­ные выбо­ры в пар­ла­мент, сно­ва поме­нять зако­но­да­тель­ство и толь­ко после это­го реаль­но при­сту­пить к тран­зи­ту. Не знаю, кто на то согла­сит­ся”, — пола­га­ет Крас­нер.

Как на Запа­де смот­рят на воз­мож­ный тран­зит вла­сти в Казах­стане

Одна­ко на Запа­де на ситу­а­цию смот­рят ина­че, при­зна­ет Айдос Сарым, кото­рый в кон­це июня в соста­ве деле­га­ции фору­ма “Жана Казах­стан” (куда вхо­дят несколь­ко вид­ных дея­те­лей казах­стан­ской оппо­зи­ции), побы­вал в Вашинг­тоне, где гости про­ве­ли пол­то­ра десят­ка встреч, вклю­чая Госде­пар­та­мент, Кон­гресс, Сенат, аме­ри­кан­ский Сов­без, круп­ные СМИ и “фаб­ри­ки мыс­ли”, вклю­чая Джейм­ста­ун­ский фонд.

Тема тран­зи­та там — номер один. Она всплы­ва­ла бук­валь­но на любой встре­че, люди рас­смат­ри­ва­ют раз­ные вари­ан­ты, срав­ни­ва­ют с Узбе­ки­ста­ном и в этом ракур­се зада­ют ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные вопро­сы. Часть экс­пер­тов в США, с кото­ры­ми мы обща­лись, вос­при­ня­ли сиг­на­лы из Аста­ны очень серьез­но, хотя мы убеж­да­ли их, что о тран­зи­те речи еще не идет”, — рас­ска­зал Сарым.

Михаэль Лаубш

Миха­эль Лаубш

Одна­ко немец­кий экс­перт по Цен­траль­ной Азии Миха­эль Лаубш (Michael Laubsch) ука­зы­ва­ет на то, что Брюс­сель, Бер­лин или Вена как сто­ли­ца ОБСЕ, увы, сей­час заня­ты совер­шен­но ины­ми про­бле­ма­ми, неже­ли тран­зит вла­сти в Казах­стане. Хотя есть ряд “фаб­рик мыс­ли”, кото­рые это ана­ли­зи­ру­ют — в первую оче­редь, Джейм­ста­ун­ский фонд и Евро­пей­ский совет по меж­ду­на­род­ным отно­ше­ни­ям (ECFR).

Реструк­ту­ри­за­ция Сов­беза Казах­ста­на, пред­ло­жен­ная в янва­ре и утвер­жден­ная в июне, эти­ми струк­ту­ра­ми была оце­не­на как нача­ло тран­зи­та вла­сти, при кото­ром те основ­ные эле­мен­ты систе­мы и прин­ци­пы поли­ти­ки, кото­рые были зало­же­ны при Нур­сул­тане Назар­ба­е­ве, не будут под­верг­ну­ты ради­каль­ной реви­зии. А сам закон вос­при­нят как наме­ре­ние пре­зи­ден­та сохра­нить свое пред­ста­ви­тель­ство в орга­ни­за­ци­ях, кото­рые эту реви­зию могут предот­вра­тить”, — утвер­жда­ет немец­кий экс­перт. 

По его сло­вам, это основ­ной вывод, если обоб­щать то, как ана­ли­зи­ру­ют нынеш­нее поло­же­ние вещей на Запа­де. “Его под­твер­жда­ют и мои кон­так­ты в тече­ние послед­них меся­цев с запад­ны­ми поли­ти­ка­ми, зани­ма­ю­щи­ми­ся реги­о­ном”, — гово­рит Лаубш.

Что разъ­еди­ня­ет Тиму­ра Кули­ба­е­ва, Дари­гу Назар­ба­е­вуи “Газ­пром”

Но вер­нем­ся в Казах­стан. Если основ­ные СМИ тран­зит не обсуж­да­ют, то, по сло­вам Алек­сандра Крас­не­ра, совсем дру­гая кар­ти­на в соц­се­тях. Одним из воз­му­ти­те­лей спо­кой­ствия высту­пил бег­лый быв­ший гла­ва КНБ Аль­нур Муса­ев, опуб­ли­ко­вав­ший в Facebook несколь­ко гла­вок сво­их раз­мыш­ле­ний (потом они были пере­пе­ча­та­ны в Казах­стане газе­той “DAT Обще­ствен­ная пози­ция”).

Муса­ев — источ­ник сомни­тель­ный, но имел доступ к сек­рет­ным доку­мен­там. Соглас­но Муса­е­ву, в Казах­стане с самых пер­вых лет неза­ви­си­мо­сти дей­ству­ет сек­рет­ное управ­ле­ние, кото­рое долж­но пре­ду­пре­ждать любые попыт­ки свер­же­ния Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. И серым кар­ди­на­лом, управ­ляв­шим под­бо­ром людей для этой цели, был отец Тиму­ра Кули­ба­е­ва. Учи­ты­вая то, что этот зять пре­зи­ден­та — едва ли не самый вли­я­тель­ный чело­век в бан­ков­ской систе­ме Казах­ста­на, Кули­ба­е­вы име­ют боль­шой вес в систе­ме транс­пор­та, в неф­те­до­бы­че, и с этим кла­ном свя­за­ны очень вли­я­тель­ные чинов­ни­ки, то к вер­сии, что эта семья сей­час име­ет пре­тен­зии на “трон”, отнес­лись вни­ма­тель­но”, — рас­ска­зы­ва­ет жур­на­лист.

Осо­бен­но это вни­ма­ние обост­ри­лось после того, как в сере­дине июня на рос­сий­ском кана­ле НТВ в пере­да­че “Сек­рет на мил­ли­он” появи­лась певи­ца и фото­мо­дель Сати Каза­но­ва, кото­рая рас­ска­за­ла об отно­ше­ни­ях с неким мил­ли­ар­де­ром из дру­гой стра­ны. “Речь шла о его любов­ных похож­де­ни­ях, о доро­гих уве­се­ле­ни­ях, в том чис­ле, как мож­но было понять, за госу­дар­ствен­ный счет. А редак­то­ры пере­да­чи высве­ти­ли его имя — это Тимур Кули­ба­ев”, — про­дол­жа­ет собе­сед­ник DW..

Как толь­ко пере­да­ча вышла, “Ком­со­моль­ская прав­да”, исполь­зо­вав этот эпи­зод, опуб­ли­ко­ва­ла про Кули­ба­е­ва мате­ри­ал, кото­рый разо­шел­ся по рос­сий­ским СМИ. “Осо­бая пикант­ность ситу­а­ции в том, что Кули­ба­ев — акци­о­нер и член сове­та дирек­то­ров “Газ­про­ма”, а НТВ — канал, кото­рый при­над­ле­жит “Газ­пром-медиа” и под­кон­тро­лен “Газ­про­му”. Это порож­да­ет вопрос: с како­го же “вер­ха” дол­жен был прий­ти “заказ” на ком­про­ме­та­цию Кули­ба­е­ва, что­бы он был выпол­нен жур­на­ли­ста­ми, для кото­рых он вхо­дит в пул фак­ти­че­ских хозя­ев?”, — отме­ча­ет Крас­нер.

Этот вопрос поро­дил в самом Казах­стане ответ, что таким обра­зом на поверх­ность вышла вой­на, кото­рую ведут за буду­щий трон Кули­ба­е­вы и стар­шая дочь пре­зи­ден­та Дари­га Назар­ба­е­ва. Ведь в слу­чае выхо­да в отстав­ку пре­зи­ден­та его место авто­ма­ти­че­ски зани­ма­ет спи­кер Сена­та. А в шаге от него как раз в Сена­те нахо­дит­ся имен­но Дари­га Назар­ба­е­ва. Изю­мин­ка в том, что у Кули­ба­е­вых  в руках ресур­сы, а дочь пре­зи­ден­та — в тех­ни­че­ском шаге от вла­сти. Это зани­ма­ет умы, обсуж­да­ет­ся, прав­да, в основ­ном в соц­се­тях”, — опи­сы­ва­ет воз­ник­шую кол­ли­зию глав­ный редак­тор “Новой газе­ты-Казах­стан”.

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan