fbpx

Что делать с режимом Назарбаева?

Автор: Сер­гей ДУВАНОВ
15.07.2014

Что делать с режи­мом Назар­ба­е­ва? Похо­же, при­дет­ся дона­ши­вать. Как ста­рый пиджак, в кото­ром уже стыд­но появ­лять­ся в при­лич­ной ком­па­нии, но кото­рый каж­дое утро, чер­ты­ха­ясь при­хо­дит­ся напя­ли­вать на себя, обе­щая само­му себе обя­за­тель­но сме­нить на что-нибудь попри­лич­нее.

С той лишь раз­ни­цей, что в нашей ситу­а­ции сме­на казах­стан­ско­го авто­ри­та­риз­ма от нас не зави­сит. Поли­ти­че­ская систе­ма у нас сама по себе, а граж­дане сами по себе: и меж­ду собой эти вещи, как пра­ви­ло,  не пере­се­ка­ют­ся. Мы не гру­зи­ны, не мол­да­ване, не укра­ин­цы, и имен­но по это­му нам при­дет­ся этот пиджак дона­ши­вать до состо­я­ния, когда он сам раз­ва­лит­ся.

Я пре­крас­но пони­маю него­до­ва­ние одних и отча­я­ние дру­гих: всех тех, кто устал от наше­го поли­ти­че­ско­го мараз­ма. Тех, кто желал бы видеть Казах­стан демо­кра­ти­че­ским или по край­ней мере пыта­ю­щим­ся стать тако­вым. Но реаль­ность тако­ва, что поли­ти­че­ский режим Назар­ба­е­ва это наш крест, кото­рый казах­стан­цам, види­мо, при­дет­ся нести еще дол­го. И наив­но пола­гать, что все это  кон­чит­ся с ухо­дом Нур­сул­та­на Аби­ше­ви­ча.

Во-пер­вых, ухо­дить он не соби­ра­ет­ся — это вопрос сугу­бо герон­то­ло­ги­че­ский: сколь­ко про­жи­вет, столь­ко и будет.  А во-вто­рых, ждать изме­не­ний в части поли­ти­че­ско­го рефор­ми­ро­ва­ния от его наслед­ни­ков, нахо­дя­щих­ся вокруг него вряд ли оправ­да­но: по духу они такие же авто­кра­ты. Так что в части тех, кто во вла­сти, надежд на реаль­ные изме­не­ния  ника­ких! Мало­ве­ро­ят­но, что эту задан­ность эли­ты на авто­ри­та­ризм нару­шит какой-нибудь нови­чок от поли­ти­ки или оли­гарх: все слиш­ком плот­но схва­че­но и обло­же­но. Чужо­го на ито­го­вый забег про­сто не допу­стят.

С оппо­зи­ци­ей, кото­рая по идее мог­ла бы на что-то пре­тен­до­вать, еще слож­нее. Все оппо­зи­ци­он­ное зачи­ще­но под корень. Кого-то уби­ли, кого-то поса­ди­ли, кого-то при­го­во­ри­ли, кого-то запу­га­ли, а кого-то про­сто купи­ли. Не сло­жил ору­жия пока Мух­тар Абля­зов, кото­рый   по мере сил и воз­мож­но­стей, даже нахо­дясь в тюрь­ме, про­дол­жа­ет реаль­но оппо­ни­ро­вать Назар­ба­е­ву и его окру­же­нию. Но с точ­ки зре­ния вли­я­ния на ситу­а­цию в стране это не серьез­но: слиш­ком не рав­ны силы. Дода­вит Акор­да фран­цу­зов, выда­дут Абля­зо­ва на рас­пра­ву — не будет и это­го оппо­ни­ро­ва­ния. Будет в Акор­де вели­кий празд­ник. В этом слу­чае лич­но выпи­шу фран­цу­зам Почет­ный диплом  «За окон­ча­тель­ное осво­бож­де­ние Казах­ста­на от оппо­зи­ции». А что?! Вполне заслу­жен­но.

Тре­тий печаль­ный момент — наше граж­дан­ское обще­ство. Оно у нас из двух сег­мен­тов: НПО и соб­ствен­но сами граж­дане, а точ­нее те из них, кто хоть как-то спо­соб­ны реа­ги­ро­вать на про­ис­хо­дя­щее в стране. Обще­ствен­ные орга­ни­за­ции у нас делят­ся на две кате­го­рии. Те, кто полу­ча­ет день­ги от Акор­ды и поэто­му зани­ма­ют­ся исклю­чи­тель­но соци­ал­кой. Поли­ти­ка, а точ­нее вопро­сы прав и сво­бод граж­дан их по опре­де­ле­нию не вол­ну­ют — им за это и пла­тят, что­бы они туда не лез­ли. Вто­рые — те, кто день­ги нахо­дит у раз­лич­ных непра­ви­тель­ствен­ных источ­ни­ков: обще­ствен­ных фон­дов, зару­беж­ных спон­со­ров, посольств дру­гих госу­дарств. Эти как раз наобо­рот соглас­но сво­ей основ­ной мис­сии наце­ле­ны на про­дви­же­ние демо­кра­ти­че­ских стан­дар­тов в обла­сти прав и сво­бод чело­ве­ка. Эти, с точ­ки зре­ния наше­го офи­ци­о­за, лезут в поли­ти­ку, чем вызы­ва­ют пери­о­ди­че­ски недо­воль­ство чинов­ни­ков.

Учи­ты­вая  болез­нен­ное вос­при­я­тие вла­стя­ми НПО , очень мно­гие запад­ные гран­то­да­те­ли ста­ра­ют­ся не злить чинов­ни­ков и выде­ля­ют гран­ты на вся­кую ерун­ду, сла­бо име­ю­щую отно­ше­ние к выпол­не­нию озна­чен­ной выше мис­сии. Это, как пра­ви­ло, раз­лич­ные обра­зо­ва­тель­ные про­грам­мы, когда мил­ли­о­ны дол­ла­ров аме­ри­кан­ских и евро­пей­ских нало­го­пла­тель­щи­ков тра­тят­ся на обу­че­ние самих функ­ци­о­не­ров НПО-шни­ков пра­виль­но­му напи­са­нию заявок на гран­ты на «устой­чи­вое раз­ви­тие орга­ни­за­ци­он­но­го потен­ци­а­ла» самих НПО.

Под­чер­ки­ваю, учат не тому, что им делать и как им про­дви­гать эти самые демо­кра­ти­че­ские стан­дар­ты в реаль­ной жиз­ни, а как совер­шен­ство­вать сами орга­ни­за­ции. Совер­шен­ство ради… совер­шен­ства!

Порой дохо­дит до анек­до­тов. Пом­ню, как несколь­ко лет назад выде­ля­лись гран­ты на обу­че­ние пче­ло­во­дов, как им вести себя с погра­нич­ни­ка­ми при осу­ществ­ле­нии сезон­ной пере­воз­ки ульев через гра­ни­цу меж­ду Кыр­гыз­ста­ном и Узбе­ки­ста­ном. Каж­дый год при­мер­но по 80 тысяч дол­ла­ров на семи­на­ры для пче­ло­во­дов, кото­рым, если откро­вен­но, на эту демо­кра­тию было абсо­лют­но напле­вать. Понят­но, что все эти мил­ли­он­ные гран­ты ухо­дят как вода в песок, не остав­ляя даже сле­да от декла­ри­ру­е­мо­го про­дви­же­ния демо­кра­тии и прав чело­ве­ка.

Конеч­но, есть и те НПО, кото­рые не боят­ся кон­флик­то­вать с вла­стя­ми и пыта­ют­ся что-то делать в части про­дви­же­ния этих самых демо­кра­ти­че­ских цен­но­стей. Они чест­но мони­то­рят нару­ше­ния прав чело­ве­ка, кри­ти­ку­ют вла­сти за пре­сле­до­ва­ния поли­ти­че­ских оппо­нен­тов, фик­си­ру­ют нару­ше­ния прав граж­дан, кон­флик­ту­ют с вла­стя­ми, при­ни­ма­ю­щи­ми неде­мо­кра­ти­че­ские зако­ны. То есть дела­ют то, чем по опре­де­ле­нию долж­ны зани­мать­ся обще­ствен­ные орга­ни­за­ции. Одна­ко, поло­жа руку на серд­це, их крайне мало. В Казах­стане, что­бы  пере­счи­тать такие НПО, хва­тит паль­цев рук одно­го чело­ве­ка.

С точ­ки зре­ния вли­я­ния на ситу­а­цию в стране это тоже несе­рьез­но. Реаль­но казах­стан­ские НПО не пред­став­ля­ют из себя серьез­ной обще­ствен­ной зна­чи­мо­сти. Казах­стан­цы прак­ти­че­ски о них не зна­ют, не ори­ен­ти­ру­ют­ся на их оцен­ки и пред­ло­же­ния. Имен­но поэто­му вла­сти прак­ти­че­ски все­гда игно­ри­ру­ют их пред­ло­же­ния и глу­хи к их кри­ти­ке. Любая власть ува­жа­ет силу, а авто­ри­тар­ная власть — вдвойне.

Теперь о самих граж­да­нах и их спо­соб­но­сти реа­ги­ро­вать на про­ис­хо­дя­щее в стране. То, как откли­ка­ет­ся обще­ство на дей­ствия вла­стей, на отдель­ные собы­тия,  явля­ет­ся основ­ным пока­за­те­лем состо­я­ния граж­дан­ско­го обще­ства. То, что в ответ на раз­гон и изби­е­ние сту­ден­тов на май­дане в Кие­ве,  вышло пол­мил­ли­о­на укра­ин­цев, гово­рит о раз­ви­то­сти граж­дан­ско­го обще­ства этой стра­ны. И 80 тысяч моск­ви­чей на Болот­ной пло­ща­ди так­же явля­ет­ся пока­за­те­лем отно­си­тель­но высо­кой граж­дан­ской актив­но­сти в Рос­сии.

В Казах­стане, в сожа­ле­нию, в этом плане дела обсто­ят более чем печаль­но. Граж­дан­ская актив­ность, мож­но ска­зать, на нуле. Те оди­ноч­ки-акти­ви­сты, кото­рые пери­о­ди­че­ски заяв­ля­ют о себе, — не  в счет. Это не граж­дан­ское обще­ство — это дис­си­ден­ты. Доста­точ­но вспом­нить, как отре­а­ги­ро­ва­ли казах­стан­цы на рас­стрел заба­стов­щи­ков в Жана­о­зене и послед­нюю деваль­ва­цию тен­ге, что­бы понять, что нынеш­ний уро­вень граж­дан­ской актив­но­сти не поз­во­ля­ет гово­рить о воз­мож­но­сти вли­я­ния граж­дан на поли­ти­ку вла­стей.

У вла­сти сего­дня нет ни оппо­нен­тов (оппо­зи­ция), ни кон­тро­ле­ров (НПО), ни дав­ле­ния масс (граж­дан­ская актив­ность), кото­рые бы сти­му­ли­ро­ва­ли ее к дей­стви­ям с уче­том иных мне­ний и настро­е­ний. Стра­на живет толь­ко с уче­том мне­ния узко­го кру­га тех, кто окру­жа­ет пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва. Они опре­де­ля­ют, каким быть Казах­ста­ну и по каким пра­ви­лам жить всем осталь­ным. Более того они пол­но­стью исклю­чи­ли воз­мож­ность рефор­ми­ро­ва­ния этой систе­мы без их согла­сия.

Созда­на поли­ти­че­ская систе­ма, исклю­ча­ю­щая иное мне­ние, отлич­ное от доми­ни­ру­ю­ще­го — систе­ма замкну­лась на саму себя. В этом состо­я­нии она уже не рефор­ми­ру­е­ма мир­ным поли­ти­че­ским путем, и это крайне опас­ная ситу­а­ция, чре­ва­тая либо серьез­ны­ми соци­аль­но-поли­ти­че­ски­ми ката­клиз­ма­ми, либо мед­лен­ной стаг­на­ци­ей, гаран­ти­ру­ю­щей упа­док и дегра­да­цию. Как вам такой выбор?