Чем грозит заморозка денег Нацфонда

Впер­вые в исто­рии Казах­ста­на офи­ци­аль­но бло­ки­ру­ют­ся сред­ства Нац­фон­да — глав­но­го хра­ни­ли­ща денеж­ных дохо­дов Казах­ста­на от про­да­жи неф­ти и газа. Нац­фонд — закры­тая струк­ту­ра, под­чи­ня­ю­ща­я­ся лич­но пре­зи­ден­ту стра­ны. Бла­го­да­ря дан­но­му инци­ден­ту казах­стан­цы осо­зна­ли, что сред­ства мож­но поте­рять по реше­нию меж­ду­на­род­ных судов.

ВОПРОСЫ К СТАТИ

Азаттык обра­тил­ся за ком­мен­та­ри­я­ми к биз­не­сме­ну Ана­то­лу Ста­ти, по иску кото­ро­го «замо­ро­же­ны» сред­ства Нац­фон­да. Ста­ти по теле­фо­ну пред­ло­жил адре­со­вать вопро­сы его пред­ста­ви­те­лям по кон­так­там со СМИ.

Один из них, Крис Уинанс, сооб­щил в пись­ме, что редак­ция может исполь­зо­вать его ком­мен­та­рий-интер­вью сай­ту Sputnik, в кото­ром Уинанс под­твер­жда­ет, что банк New York Mellon «замо­ро­зил» 22 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, в том чис­ле каз­на­чей­ские век­се­ля США на сум­му око­ло 11 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров и еще 589 мил­ли­о­нов дол­ла­ров в свя­зи с иском Ста­ти и его ком­па­ний про­тив пра­ви­тель­ства Казах­ста­на.

По сло­вам Кри­са Уинан­са, вла­де­лец Ascom Group — Ста­ти — инве­сти­ро­вал более мил­ли­ар­да дол­ла­ров в Казах­стан, кото­рые в ито­ге «ото­шли» пра­ви­тель­ству стра­ны.

Ста­ти инве­сти­ро­вал более мил­ли­ар­да дол­ла­ров в Казах­стан, кото­рые в ито­ге «ото­шли» пра­ви­тель­ству стра­ны.

Уинанс так­же утвер­жда­ет, что по ито­гам обра­ще­ний в меж­ду­на­род­ные суды за послед­ние четы­ре года Ста­ти уда­лось добить­ся несколь­ких поло­жи­тель­ных для биз­не­сме­на реше­ний. 19 декаб­ря 2013 года арбит­раж­ный три­бу­нал при тор­го­вой пала­те Сток­голь­ма частич­но удо­вле­тво­рил тре­бо­ва­ния Ста­ти на 500 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Пол­ная сум­ма иско­вых тре­бо­ва­ний биз­не­сме­на — более чем четы­ре мил­ли­ар­да дол­ла­ров.

Крис Уинанс в интер­вью Sputnik гово­рит, что по иску Ста­ти так­же замо­ро­же­ны акции фон­да «Самрук-Казы­на» на сум­му 5,2 мил­ли­ар­да дол­ла­ров в гол­ланд­ском пред­при­я­тии KMG Kashagan BV, через кото­рое Казах­стан участ­ву­ет в раз­ра­бот­ке место­рож­де­ния Каша­ган на Кас­пий­ском море.

Плюс ко все­му в Шве­ции, как отме­ча­ет Уинанс, замо­ро­же­ны акции Казах­ста­на при­бли­зи­тель­но на 100 мил­ли­о­нов дол­ла­ров в 33 гос­ком­па­ни­ях, вклю­чая Volvo, Skanska, Electrolux, Nordea, хра­ни­те­лем кото­рых высту­пал швед­ский SEB-банк. Уинанс уве­ря­ет, что «швед­ский госу­дар­ствен­ный судеб­ный испол­ни­тель уже начал про­да­вать эти акти­вы (на сего­дня око­ло 3,5 мил­ли­о­на дол­ла­ров) на рын­ке и пере­во­дить поступ­ле­ния на свой депо­зит­ный счет.

ОТВЕТНАЯ РЕАКЦИЯ

Пер­вы­ми в Казах­стане ситу­а­цию с замо­ро­жен­ны­ми акти­ва­ми Нац­фон­да про­ком­мен­ти­ро­ва­ли в мини­стер­стве юсти­ции, кото­рое пред­став­ля­ет инте­ре­сы госу­дар­ства через меж­ду­на­род­ную юри­ди­че­скую фир­му Herbert Smith Freehills LLP.

22 декаб­ря на офи­ци­аль­ном сай­те Миню­ста было опуб­ли­ко­ва­но сооб­ще­ние, в кото­ром при­во­дит­ся хро­но­ло­гия судеб­ных тяжб Ста­ти с Казах­ста­ном.

В мар­те 2014 года Казах­стан обжа­ло­вал реше­ние арбит­раж­но­го три­бу­на­ла Сток­голь­ма о выпла­те Казах­ста­ном Ста­ти 500 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Како­вы резуль­та­ты обжа­ло­ва­ния — в част­но­сти, выпла­че­на ли Ста­ти эта сум­ма или нет, — не сооб­ща­ет­ся.

Ста­ти в тече­ние мно­гих лет раз­во­ра­чи­вал в Казах­стане мас­штаб­ную мошен­ни­че­скую схе­му, фаль­си­фи­ци­ро­вал финан­со­вые отче­ты и завы­сил сто­и­мость стро­и­тель­ства газо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го заво­да в Ман­ги­стау.

«Ста­ти в тече­ние мно­гих лет раз­во­ра­чи­вал в Казах­стане мас­штаб­ную мошен­ни­че­скую схе­му, фаль­си­фи­ци­ро­вал финан­со­вые отче­ты и завы­сил сто­и­мость стро­и­тель­ства газо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го заво­да в Ман­ги­стау», — гово­рит­ся сооб­ще­нии Миню­ста. 6 июня 2017 года пред­ста­ви­те­ли Казах­ста­на обра­ти­лись в Высо­кий суд Англии, заявив, что реше­ние суда в Шве­ции Ста­ти полу­чил путём мошен­ни­че­ства. Слу­ша­ния в Англии нач­нут­ся в октяб­ре 2018 года.

В Миню­сте отме­ча­ют, что «Bank of New York Mellon нару­ша­ет свои дого­вор­ные обя­за­тель­ства перед Нац­бан­ком», и гово­рят, что пыта­ют­ся обжа­ло­вать реше­ние нью-йорк­ско­го бан­ка о замо­роз­ке средств в англий­ском суде. Кро­ме того, в октяб­ре это­го года Казах­стан подал иск на Ста­ти и его парт­не­ров за их «мошен­ни­че­ские дей­ствия» в окруж­ной суд Вашинг­то­на, округ Колум­бия.

«Рис­ки Казах­ста­на огра­ни­чи­ва­ют­ся сум­мой арбит­раж­но­го реше­ния — 497 658 101 дол­лар, плюс про­цен­ты за шесть меся­цев по каз­на­чей­ским бума­гам США, а так­же 50 про­цен­тов судеб­ных издер­жек на сум­му 8 975 496 дол­ла­ров», — при­во­дят­ся сум­мы воз­мож­но­го взыс­ка­ния мини­стер­ством.

ИЗ ИНВЕСТОРОВ В ИЗГОИ

65-лет­ний гла­ва ком­па­нии Ascom Group Ана­тол Ста­ти из Мол­до­вы с кон­ца 1990-х годов успеш­но раз­ра­ба­ты­вал в Казах­стане два неф­те­га­зо­кон­ден­сат­ных место­рож­де­ния — Тол­кын и Боран­коль — в Ман­ги­ста­уской обла­сти. В 2005 году в Ман­ги­стау нача­лось стро­и­тель­ство Боран­коль­ко­го газо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го заво­да. Про­ект оце­ни­вал­ся в 176,5 мил­ли­о­на дол­ла­ров и финан­си­ро­вал­ся ком­па­ни­ей Ста­ти Tristan Oil. Биз­нес­мен яко­бы успел вло­жить в стро­и­тель­ство 156,2 мил­ли­о­на дол­ла­ров через дочер­нюю ком­па­нию «Тол­кын­неф­те­газ».

В октяб­ре 2008 года тогдаш­ний пре­зи­дент Мол­до­вы Вла­ди­мир Воро­нин пишет пись­мо пре­зи­ден­ту Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву, в кото­ром он назвал Ста­ти «сомни­тель­ным дель­цом», финан­си­ру­ю­щим в Мол­до­ве оппо­зи­цию. В апре­ле 2009 года после мас­со­вых бес­по­ряд­ков в Киши­не­ве вла­сти Мол­до­вы аре­сто­вы­ва­ют сына Ста­ти — 29-лет­не­го Габ­ри­э­ля Ста­ти — по обви­не­нию в попыт­ке гос­пе­ре­во­ро­та.

В 2009 году финан­со­вая поли­ция Казах­ста­на про­ве­ря­ет дея­тель­ность ком­па­ний «Каз­Пол­Му­най» и «Тол­кын­неф­те­газ», вхо­дя­щих в Ascom Group. По ито­гам про­ве­рок был аре­сто­ван ген­ди­рек­тор «Каз­Пол­Му­ная» Сер­гей Кор­не­гру­ца по обви­не­нию в «неза­кон­ной пред­при­ни­ма­тель­ской дея­тель­но­сти».

Соглас­но при­го­во­ру Акта­уско­го гор­су­да Ман­ги­ста­уской обла­сти, Кор­не­гру­ца с мар­та 2007 по май 2008 года исполь­зо­вал маги­страль­ные неф­те­про­во­ды без соот­вет­ству­ю­щей лицен­зии, полу­чив неза­кон­ный доход в раз­ме­ре 21 мил­ли­ар­да 675 мил­ли­о­нов тен­ге.

18 сен­тяб­ря суд при­го­во­рил Кор­не­гру­цу к четы­рем годам коло­нии обще­го режи­ма с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства по ста­тье 192 («Лже­пред­при­ни­ма­тель­ство»). На сле­ду­ю­щий год Кор­не­гру­ца сбе­жал из аты­ра­уской коло­нии-посе­ле­ния УГ-157/10 в Киши­нев.

По сооб­ще­нию офи­ци­аль­ной прес­сы, недо­стро­ен­ный завод в Ман­ги­стау Ста­ти взят под управ­ле­ние наци­о­наль­ной ком­па­ни­ей «Каз­Му­най­Газ».

ФОНД ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА

Наци­о­наль­ный фонд Казах­ста­на создан в 2000 году ука­зом пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва по подо­бию нор­веж­ской моде­ли. Это ста­би­ли­за­ци­он­ное и сбе­ре­га­тель­ное хра­ни­ли­ще наци­о­наль­ных средств для буду­щих поко­ле­ний. Фонд, по офи­ци­аль­ным дан­ным, попол­ня­ет­ся пря­мы­ми нало­га­ми от все­го неф­тя­но­го сек­то­ра, нало­гов на сверх­при­быль, роя­л­ти, бону­сов, долей по согла­ше­ни­ям о раз­де­ле про­дук­ции, рент­но­го нало­га на экс­пор­ти­ру­е­мую нефть. В фонд яко­бы так­же посту­па­ют дохо­ды от при­ва­ти­за­ции госи­му­ще­ства и от про­да­жи земель­ных участ­ков сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния.

В луч­шие годы, пока нефть не упа­ла в цене, раз­мер фон­да достиг в 2014 году рекорд­ной отмет­ки — 77 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Соглас­но послед­не­му отче­му Мин­фи­на, сей­час в Нац­фон­де хра­нит­ся чуть боль­ше 57 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. За послед­ние четы­ре года фонд сокра­тил­ся почти на 20 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров.

Нац­фонд под­чи­ня­ет­ся пред­се­да­те­лю Сове­та по управ­ле­нию фон­дом — пре­зи­ден­ту стра­ны. В Совет так­же вхо­дят пре­мьер-министр, пред­се­да­тель сена­та пар­ла­мен­та, пред­се­да­тель мажи­ли­са пар­ла­мен­та, гла­ва адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, пред­се­да­те­ли Нац­бан­ка и Счет­но­го коми­те­та по кон­тро­лю за испол­не­ни­ем рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та, мини­стры финан­сов и наци­о­наль­ной эко­но­ми­ки.

Из Нац­фон­да выде­ля­ют­ся тран­ши на попол­не­ние рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та, на покуп­ку обли­га­ций гос­хол­дин­гов, обес­пе­че­ние анти­кри­зис­ной про­грам­мы, помощь бан­кам, завер­ше­ние доле­во­го стро­и­тель­ства, под­держ­ку мало­го и сред­не­го биз­не­са, фон­ди­ро­ва­ние про­блем­ных кре­ди­тов. Кро­ме того, из средств фон­да выпла­чи­ва­ют­ся день­ги на адми­ни­стра­тив­ные рас­хо­ды самой струк­ту­ры, таких как опла­та услуг ауди­тор­ских ком­па­ний, внеш­них управ­ля­ю­щих порт­фе­лем и бан­ков-касто­ди­а­нов.

У Нац­фон­да нет соб­ствен­но­го сай­та. Общий отчет о дея­тель­но­сти Нац­фон­да пуб­ли­ку­ет­ся на сай­тах Мин­фи­на и Нац­бан­ка Казах­ста­на.

ОТРАЗИТСЯ ЛИ НА НАСЕЛЕНИИ?

Азаттык опро­сил экс­пер­тов о том, как ситу­а­ция с бло­ки­ров­кой денег Нац­фон­да может отра­зить­ся на рядо­вых граж­да­нах стра­ны.

— Эта печаль­ная новость гово­рит о том, что управ­ле­ние Нац­фон­дом и раз­ме­ще­ние его средств [про­из­во­дит­ся] совер­шен­но неэф­фек­тив­но. Хоть и гово­рит­ся, что фонд создан по нор­веж­ской моде­ли, по фак­ту — это закры­тая систе­ма. Где раз­ме­ща­ют­ся акти­вы и как они тра­тят­ся, обще­ствен­но­сти неиз­вест­но, — гово­рит дирек­тор обще­ствен­но­го фон­да «Инсти­тут наци­о­наль­ных и меж­ду­на­род­ных ини­ци­а­тив раз­ви­тия» Свет­ла­на Уша­ко­ва.

По мне­нию Уша­ко­вой, неза­ви­си­мые экс­пер­ты долж­ны участ­во­вать в про­цес­се опре­де­ле­ния при­о­ри­те­тов при рас­пре­де­ле­нии средств фон­да или хотя бы в обсуж­де­нии резуль­та­тов дея­тель­но­сти.

— Что­бы в фон­де при­сут­ство­ва­ли пред­ста­ви­те­ли обще­ствен­но­сти и гос­струк­тур, чле­ны Сове­та долж­ны откры­то изби­рать­ся с опре­де­лен­ной рота­ци­ей. Отче­ты о дея­тель­но­сти фон­да долж­ны быть откры­ты­ми, пуб­лич­ны­ми и доста­точ­но подроб­ны­ми, а не как сей­час, — счи­та­ет Уша­ко­ва.

​Шол­пан Айте­но­ва, дирек­тор неком­мер­че­ской орга­ни­за­ции Zertteu Research Institute, счи­та­ет, что на жиз­ни и зар­пла­тах рядо­вых казах­стан­цев замо­роз­ка средств в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве никак не отра­зит­ся.

— Бюд­жет на 2018 год уже утвер­жден, и сум­ма транс­фер­тов из Нац­фон­да будет [выпла­чи­вать­ся] из ста­би­ли­за­ци­он­но­го порт­фе­ля, а замо­ро­жен­ные сред­ства, ско­рее все­го, отно­сят­ся к сбе­ре­га­тель­но­му порт­фе­лю, — гово­рит Айте­но­ва.

По мне­нию Айте­но­вой, замо­роз­ка средств не озна­ча­ет, что стра­на их лишит­ся.

— В то же вре­мя дан­ный кейс обна­жил про­бле­му инфор­ма­ци­он­ной асси­мет­рии, когда о том, куда инве­сти­ро­ва­ны сред­ства Нац­фон­да, широ­кая обще­ствен­ность не зна­ет или узна­ет в резуль­та­те меж­ду­на­род­но­го судеб­но­го про­цес­са. Управ­ле­ние день­га­ми фон­да, явля­ю­щи­ми­ся накоп­ле­ни­я­ми для «буду­щих поко­ле­ний», долж­но быть [постро­е­но] на прин­ци­пах про­зрач­но­сти и под­от­чет­но­сти, и самую боль­шую актив­ность в тре­бо­ва­нии под­от­чет­но­сти долж­ны про­яв­лять чле­ны пар­ла­мен­та, — гово­рит Айте­но­ва.

Депу­та­ты пар­ла­мен­та ком­мен­ти­ру­ют замо­роз­ку средств Нац­фон­да

Гла­ва Нац­бан­ка Дани­яр Аки­шев, в чьем ведом­стве нахо­дит­ся Нац­фонд, не счи­та­ет ситу­а­цию кри­ти­че­ской.

Вот как ком­мен­ти­ру­ют скан­дал казах­стан­ские мини­стры:

Дирек­тор Наци­о­наль­но­го бюро эко­но­ми­че­ских иссле­до­ва­ний Касым­хан Кап­па­ров с уче­том дан­но­го пре­це­ден­та с замо­роз­кой счи­та­ет, что необ­хо­ди­мо закре­пить прин­ци­пы фор­ми­ро­ва­ния, исполь­зо­ва­ния и кон­тро­ля дея­тель­но­сти фон­да в отдель­ном законе «О Наци­о­наль­ном фон­де». Необ­хо­ди­мо так­же опре­де­лить чет­кий пере­чень целей, на кото­рые могут быть выде­ле­ны сред­ства из фон­да, уве­рен эко­но­мист.

— Нуж­но внед­рить прак­ти­ку обя­за­тель­но­го еже­год­но­го откры­то­го докла­да и обсуж­де­ния в пар­ла­мен­те раз­ме­ров поступ­ле­ний, рас­хо­до­ва­ния и инве­сти­ци­он­ной доход­но­сти фон­да, необ­хо­дим еже­год­ный неза­ви­си­мый внеш­ний аудит и откры­тая пуб­ли­ка­ция его резуль­та­тов, — гово­рит Касым­хан Кап­па­ров.

По его сло­вам, основ­ная про­бле­ма кро­ет­ся в управ­ле­нии Нац­фон­дом, не обес­пе­чен эле­мен­тар­ный риск-менедж­мент при управ­ле­нии акти­ва­ми.

​Поли­то­лог Досым Сат­па­ев гово­рит, что его боль­ше бес­по­ко­ит буду­щее все­го Нац­фон­да, а не толь­ко судь­ба замо­ро­жен­ных средств. Сат­па­ев про­во­дит ана­ло­гии с бес­след­но исчез­нув­шим «золо­том пар­тии» и счи­та­ет, что «туман­ное поли­ти­че­ское буду­щее стра­ны» несет потен­ци­аль­ную угро­зу для без­опас­но­сти фон­да.

— Может быть, прав лау­ре­ат Нобе­лев­ской пре­мии Эдвард Пре­скотт, посо­ве­то­вав­ший пере­чис­лять часть денег, полу­ча­е­мых от про­да­жи сырья, на депо­зи­ты каж­до­го казах­стан­ца для созда­ния широ­кой базы соб­ствен­ни­ков, — гово­рит поли­то­лог.



Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone