Ужесточит ли Путин политику в отношении Казахстана?

Петр Сво­ик

Будут ли рос­сий­ские вла­сти в тече­ние чет­вер­то­го пре­зи­дент­ства Вла­ди­ми­ра Пути­на менять курс в отно­ше­нии Казах­ста­на, и чего ожи­да­ют от него в Астане? Вопрос не празд­ный, посколь­ку под зана­вес преды­ду­ще­го сро­ка прав­ле­ния Пути­на руко­вод­ство Казах­ста­на пред­при­ня­ло ряд шагов, кото­рые частью рос­сий­ской поли­ти­че­ской эли­ты были вос­при­ня­ты как вызов. Напри­мер, реше­ние перей­ти с кирил­ли­цы на лати­ни­цу, отме­на виз для граж­дан США без согла­со­ва­ния с дру­ги­ми чле­на­ми Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сою­за (ЕАЭС) и рез­кая реак­ция МИД рес­пуб­ли­ки в ответ на кри­ти­ку со сто­ро­ны гла­вы рос­сий­ско­го внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ведом­ства, нако­нец, раз­ре­ше­ние, дан­ное США на тран­зит воен­ных гру­зов в Афга­ни­стан через казах­стан­ские пор­ты на Кас­пии.

Нач­нет ли Рос­сия жест­ко отве­чать Казах­ста­ну?

По утвер­жде­нию казах­стан­ский поли­то­ло­га Пет­ра Сво­и­ка, “ожи­да­ние, что Рос­сия в кон­це кон­цов нач­нет отве­чать, при­сут­ству­ет в казах­стан­ском обще­стве”, хотя не все­гда пуб­лич­но выра­жа­ет­ся. “Но у одной части обще­ства оно при­сут­ству­ет в фор­ме жела­ния, что­бы, нако­нец, Москва нача­ла более жест­ко доби­вать­ся сво­е­го в отно­ше­ни­ях с Аста­ной, у дру­гой — что, не дай бог, Рос­сия нач­нет на нас нажи­мать”, — про­дол­жа­ет экс­перт, кото­рый исхо­дит из того, что казах­стан­ское обще­ство мож­но услов­но раз­де­лить на две нерав­ные части.

Боль­шая часть рас­смат­ри­ва­ет собы­тия в Рос­сии прак­ти­че­ски как свои соб­ствен­ные, смот­рит рос­сий­ское ТВ, и ее отно­ше­ние к про­ис­хо­дя­ще­му сход­но с отно­ше­ни­ем насе­ле­ния Рос­сии. Я пола­гаю, Путин сре­ди пред­ста­ви­те­лей этой части казах­стан­ско­го обще­ства набрал бы при­мер­но тот же про­цент гол­сов, что и на выбо­рах в Рос­сии. Дру­гая часть отно­сит­ся и к Пути­ну, и к Рос­сии в целом с опас­кой. И сюда отно­сит­ся боль­шая часть пра­вя­щей эли­ты”, — гово­рит собе­сед­ник DW.

И пере­чис­ля­ет при­чи­ны опа­се­ний эли­ты: “Во-пер­вых, она сфор­ми­ро­ва­на по этни­че­ско­му прин­ци­пу, не каза­хов во вла­сти прак­ти­че­ски нет. Во-вто­рых, круп­ный биз­нес сори­ен­ти­ро­ван на сырье­вой экс­порт, и три чет­вер­ти это­го экс­пор­та идет в Евро­пу. Эта эли­та, как и часть насе­ле­ния — не энту­зи­а­сты “рус­ско­го мира”. С дру­гой сто­ро­ны, про­дол­жа­ет экс­перт, и преды­ду­щую коман­ду Дмит­рия Мед­ве­де­ва в самой Рос­сии часто упре­ка­ли за ее ори­ен­ти­ро­ван­ность на запад­ную эко­но­ми­ку, на запад­ные инве­сти­ции и на экс­порт сырья.

Чего ожи­дать Астане от Пути­на и Мед­ве­де­ва

Мож­но ли гово­рить о том, что пред­ло­же­ние Вла­ди­ми­ра Пути­на оста­вить преж­не­го пре­мье­ра вызва­ло вздох облег­че­ния у “сырье­вой эли­ты” Казах­ста­на? “Пере­на­зна­че­ние Мед­ве­де­ва еще не гово­рит о том, что преж­няя рос­сий­ская поли­ти­ка будет пол­но­стью сохра­не­на. Преж­няя коман­да Мед­ве­де­ва серьез­но зачи­ще­на, явных либе­ра­лов отту­да убра­ли, и дело не в пер­со­наль­ном соста­ве. Не исклю­че­но, что Вла­ди­мир Путин будет наста­и­вать на про­ве­де­нии каби­не­том новой поли­ти­ки. Ори­ен­та­ция на сырье­вой биз­нес, разу­ме­ет­ся, сохра­нит­ся, ее избе­жать невоз­мож­но, но будет ли Рос­сия и даль­ше, как Казах­стан, опи­рать­ся на ино­стран­ные инве­сти­ции и заим­ство­ва­ния? Похо­же, там осо­зна­ют, что это­го явно не доста­точ­но для роста эко­но­ми­ки — так мак­си­мум мож­но добить­ся полу­то­ра про­цен­тов роста”, — объ­яс­ня­ет Петр Сво­ик.

Нурсултан Назарбаев и Дмитрий Медведев

Нур­сул­тан Назар­ба­ев и Дмит­рий Мед­ве­дев

По его сло­вам, мож­но пред­по­ла­гать, что будет пред­при­ня­та попыт­ка перей­ти на внут­рен­ние источ­ни­ки раз­ви­тия, и новой коман­де Мед­ве­де­ва это при­дет­ся испол­нять. Поэто­му пока в Казах­стане выжи­да­ют. Нур­сул­тан Назар­ба­ев ори­ен­ти­ру­ет­ся в основ­ном на Вла­ди­ми­ра Пути­на, а не на Дмит­рия Мед­ве­де­ва, но он акку­рат­но дистан­ци­ру­ет­ся от “пада­ю­ще­го рос­сий­ско­го колос­са”, пола­га­ет глав­ный редак­тор “Новой газе­ты — Казах­стан” Алек­сандр Крас­нер.

В кри­ти­че­ские момен­ты новей­шей исто­рии Казах­ста­на он, как выра­зил­ся Крас­нер, бла­го­да­ря поли­ти­че­ско­му чутью ухо­дил от потря­се­ний. “Когда было ГКЧП, он по-восточ­но­му дол­го коле­бал­ся, а тем вре­ме­нем ГКЧП лик­ви­ди­ро­ва­ли. В Бело­веж­скую пущу “по тех­ни­че­ским при­чи­нам” он не доле­тел. И сей­час похо­жая ситу­а­ция: он не дела­ет рез­ких выска­зы­ва­ний по пово­ду поли­ти­ки РФ, но акку­рат­но дрей­фу­ет даже от ЕАЭС. Казах­ста­ну этот союз мало что дал — боль­ше неудобств, чем плю­сов. А глав­ное, Нур­сул­тан Назар­ба­ев пони­ма­ет, что санк­ции, вве­ден­ные Дональ­дом Трам­пом по отно­ше­нию к Рос­сии, ему не нуж­ны”, — под­чер­ки­ва­ет Алек­сандр Крас­нер. Как отме­ча­ют оппо­зи­ци­он­ные обо­зре­ва­те­ли, не в послед­нюю оче­редь он боит­ся поте­рять соб­ствен­ные день­ги, име­ю­щи­е­ся на Запа­де, и это настро­е­ние замет­но.

Аль­янс Назар­ба­е­ва и Мир­зи­ёе­ва

Харак­тер­ная мелочь: в Казах­стане ко Дню побе­ды воз­ник­ло дви­же­ние: вме­сто рос­сий­ской геор­ги­ев­ской лен­точ­ки сде­лать свою — голу­бую с казах­ским орна­мен­том”, — гово­рит жур­на­лист. По его оцен­ке, у казах­стан­ско­го лиде­ра сло­жи­лись вели­ко­леп­ные отно­ше­ния с новым гла­вой Узбе­ки­ста­на Шав­ка­том Мир­зи­ёе­вым — луч­ше, чем с Вла­ди­ми­ром Пути­ным.

Шавкат Мирзиёев

Шав­кат Мир­зи­ёев

Он чет­ко уло­вил тренд, что Шав­кат Мир­зи­ёев — рефор­ма­тор, что бить­ся с ним за лидер­ство в Цен­траль­ной Азии будет очень слож­но. Поэто­му он решил при­мкнуть к нему и вме­сте воз­гла­вить новую цен­траль­но-ази­ат­скую поли­ти­ку”, — счи­та­ет Крас­нер, кото­рый при этом отме­ча­ет, что в вопро­сах без­опас­но­сти, осо­бен­но на афган­ском направ­ле­нии, Астане без помо­щи Рос­сии вряд ли удаст­ся обой­тись. Но и тут пер­вой лини­ей обо­ро­ны меж­ду Казах­ста­ном и Афга­ни­ста­ном вста­ет Узбе­ки­стан.

Петр Сво­ик согла­сен с тем, что в Астане осто­рож­но дистан­ци­ру­ют­ся от кур­са Моск­вы. “Вла­ди­мир Путин в ина­у­гу­ра­ци­он­ной речи 7 мая ска­зал о рас­ши­ре­нии инте­гра­ци­он­ных ини­ци­а­тив. Понят­но, что он соби­ра­ет­ся инте­гри­ро­вать Рос­сию не с Гер­ма­ни­ей, пра­вя­щее мень­шин­ство в Казах­стане ожи­да­ет это­го с опа­се­ни­ем. Назар­ба­ев про­воз­гла­шал в сере­дине 1990-х идею евразий­ско­го сою­за, но когда Путин пошел на инте­гра­цию, дру­гие участ­ни­ки, вклю­чая нас, акку­рат­но, но сра­зу дистан­ци­ро­ва­лись от поли­ти­че­ской инте­гра­ции”, — рас­суж­да­ет казах­стан­ский поли­то­лог.

Тор­го­вать — хоро­шо, обну­лить пошли­ны, снять внут­рен­ние гра­ни­цы — да, но ника­кой общей поли­ти­ки, напри­мер, фис­каль­ной или моне­тар­ной, про­дол­жа­ет он. И эта пози­ция наци­о­наль­ных элит, по наблю­де­нию Сво­и­ка, оста­ет­ся неиз­мен­ной, хотя зна­чи­тель­ная часть обще­ства смот­рит на инте­гра­цию с надеж­дой

Про­щай, мно­го­век­тор­ность Аста­ны?

В казах­стан­ских СМИ очень осто­рож­но, а в соц­се­тях чуть сме­лее обсуж­да­ет­ся, что Казах­ста­ну все труд­нее про­во­дить мно­го­век­тор­ную поли­ти­ку, и рано или позд­но при­дет­ся делать выбор, про­дол­жа­ет Петр Сво­ик. “Рос­сий­ская сто­ро­на не может не при­ни­мать во вни­ма­ние изме­не­ний в ситу­а­ции, воз­ни­ка­ю­щей в мире и в дву­сто­рон­них отно­ше­ни­ях с Казах­ста­ном. Но Рос­сия и при новом пра­ви­тель­стве не отка­жет­ся от сво­ей парт­нер­ской пози­ции в этих отно­ше­ни­ях, не пой­дет на суще­ствен­ные изме­не­ния сво­е­го отно­ше­ния к ЕАЭС и роли Казах­ста­на в этом сою­зе”, — про­гно­зи­ру­ет немец­кий экс­перт по Цен­траль­ной Азии Миха­эль Лаубш (Michael Laubsch).

И, по край­ней мере, при прав­ле­нии Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва Москва не будет ста­рать­ся ока­зать на Аста­ну чрез­мер­ное дав­ле­ние в спор­ных вопро­сах, пола­га­ет он. “Мно­го­век­тор­ной поли­ти­ке Казах­ста­на Рос­сия и даль­ше не будет чинить боль­ших пре­пят­ствий. Но при этом она попро­бу­ет при­вя­зать к себе Казах­стан несколь­ко в боль­шей сте­пе­ни, чем это дела­лось в послед­ние шесть лет. Хотя это будет не про­сто, учи­ты­вая эко­но­ми­че­скую экс­пан­сию Китая”, — добав­ля­ет Лаубш.

Одна­ко мож­но пред­по­ло­жить, что Рос­сия, как, впро­чем, и США, не оста­вит без вни­ма­ния ста­но­вя­щий­ся акту­аль­ным в силу воз­рас­та пре­зи­ден­та вопрос о тран­зи­те вла­сти в Казах­стане и поста­ра­ет­ся иметь на этот пери­од свои кана­лы вли­я­ния на казах­стан­ские эли­ты, про­дол­жа­ет экс­перт. “Но Москва тут дей­ству­ет доста­точ­но осто­рож­но. Ситу­а­ция в Арме­нии пока­зы­ва­ет, что мно­гие обо­зре­ва­те­ли, ана­ли­ти­ки, кото­рые пред­ска­зы­ва­ли, как Москва вме­ша­ет­ся в ситу­а­цию в Ере­ване, ошиб­лись. И новое пра­ви­тель­ство Рос­сии вряд ли сей­час может себе поз­во­лить делать рез­кие шагу в сто­ро­ну тако­го вме­ша­тель­ства. Хотя Казах­стан для Рос­сии в стра­те­ги­че­ском плане гораз­до более важ­ный парт­нер, и Москва не смо­жет себе поз­во­лить про­сто наблю­дать со сто­ро­ны, если это вли­я­ние попы­та­ют­ся ока­зать дру­гие внеш­ние силы”, — резю­ми­ро­вал собе­сед­ник DW.

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan