fbpx

Удали мои печали

25.04.2018 Вяче­слав ПОЛОВИНКО, «Новая газе­та»

Россия, Казахстан и Беларусь могли бы объединить усилия против свободного интернета — но каждый лидер предпочитает запрещать интернет по-своему

Вече­ром в поне­дель­ник, 23 апре­ля, пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин одоб­рил зако­но­про­ект, по кото­ро­му в стране теперь мож­но бло­ки­ро­вать сай­ты «с поро­ча­щей честь и досто­ин­ство» инфор­ма­ци­ей. Тех­ни­че­ски это теперь будет выгля­деть так: по реше­нию суда сайт, на кото­ром есть кра­мо­ла, дол­жен уда­лить ее, но если это­го не будет сде­ла­но, то теперь тот же Рос­ком­над­зор может сме­ло бло­ки­ро­вать ресурс нару­ши­те­ля. Фор­маль­но же необ­хо­ди­мость в таком «рубиль­ни­ке» мог­ла воз­ник­нуть после дела Дери­пас­ки, пола­га­ет руко­во­ди­тель Рос­ком­сво­бо­ды Артем Коз­люк.

«Такие ситу­а­ции теперь мож­но поста­вить на поток, когда не толь­ко груп­па юри­стов и высо­ко­по­став­лен­ные, при­бли­жен­ные к вла­сти лица мог­ли уда­лить инфор­ма­цию о себе, а что­бы эта опция была про­сто и при­ят­но доступ­на всем тем, кто не готов мирить­ся с аль­тер­на­тив­ной точ­кой зре­ния о себе», — гово­рит Коз­люк.
Бло­ки­ров­ка сай­тов за «обес­че­щи­ва­ние» — это еще один инстру­мент в арсе­на­ле рос­сий­ских вла­стей в лице Рос­ком­над­зо­ра по борь­бе со сво­бо­до­люб­ца­ми в интер­не­те вооб­ще. Сей­час, по дан­ным Рос­ком­сво­бо­ды, бло­ки­ров­ка отдель­ных ресур­сов (с теми же ссыл­ка­ми для ска­чи­ва­ния прок­си и VPN) может про­хо­дить и без реше­ния суда: «Рос­ком­над­зор про­сто счи­та­ет, что это нуж­но для недо­пу­ще­ния досту­па к како­му-то дру­го­му ресур­су». Новый зако­но­про­ект дела­ет этот про­цесс более эле­гант­ным. «Сна­ча­ла будет бло­ки­ро­вать­ся по реше­нию суда глав­ный сайт, а потом нач­нут уже, что­бы не допу­стить «досту­па», бло­ки­ро­вать дру­гие ресур­сы с теми же «зер­ка­ла­ми», — про­гно­зи­ру­ет Артем Коз­люк.
Рос­сия не оди­но­ка в сво­ем жела­нии защи­тить «честь и досто­ин­ство физи­че­ских и юри­ди­че­ских лиц». Неде­лю назад в пер­вом чте­нии в Бела­ру­си был при­нят зако­но­про­ект, кото­рый вооб­ще раз­ре­ша­ет бло­ки­ро­вать сай­ты во вне­су­деб­ном поряд­ке — в том чис­ле и пото­му, что там могут быть «поро­ча­щие све­де­ния». При этом бело­рус­ские зако­но­да­те­ли аргу­мен­ти­ро­ва­ли свою пози­цию тем, что

«нужно гармонизировать белорусское законодательство с законодательством России и Казахстана», а еще добавили, что внимательно следят за эпопеей с Telegram.

«Гар­мо­ни­за­ция» зако­но­да­тель­ства в части запре­тов в госу­дар­ствах Евразий­ско­го сою­за на высо­ком уровне пока не обсуж­да­ет­ся, но стра­нам точ­но есть чему друг у дру­га поучить­ся.

Каждому — свой запрет

В Казах­стане, кото­рый за исто­ри­ей с Telegram сле­дит не менее вни­ма­тель­но, чем офи­ци­аль­ный Минск, мес­сен­джер Пав­ла Дуро­ва по вече­рам «лежит» в тече­ние одно­го-двух часов уже пару недель. Быва­ют про­све­ты, но они свя­за­ны с тем, что в эфир не выхо­дит глав­ный оппо­нент Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва бег­лый оли­гарх Мух­тар Абля­зов.

Когда он в онлайне — «падает» еще и Facebook, с перебоями работает YouTube. Сайты не то чтобы не открываются, просто открываются очень медленно.

Казах­стан­ская власть откры­то при­зна­лась, что замед­ле­ние рабо­ты мес­сен­дже­ров — это их рук дело.
«В рам­ках испол­не­ния реше­ния Есиль­ско­го рай­он­но­го суда Аста­ны по запре­ту на рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ци­он­ных мате­ри­а­лов в под­держ­ку дви­же­ния «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на» (при­знан­но­го экс­тре­мист­ским Мини­стер­ством инфор­ма­ции и ком­му­ни­ка­ций) были направ­ле­ны соот­вет­ству­ю­щие уве­до­ми­тель­ные пись­ма в адрес соб­ствен­ни­ков ино­стран­ных соци­аль­ных сетей и мес­сен­дже­ров, посред­ством кото­рых рас­про­стра­ня­ют­ся запре­щен­ные мате­ри­а­лы. В свя­зи с этим воз­мож­ны тех­ни­че­ские сбои в рабо­те соци­аль­ных сетей», — офи­ци­аль­но заяви­ли вла­сти.
Реше­ния суда никто не видел, но то, что суд из Аста­ны, — это часть тех­но­ло­гии по запре­ту и бло­ки­ров­ке интер­нет-ресур­сов в Казах­стане — инте­рес­но.
«По-хоро­ше­му, это дела­ет­ся так: про­ку­ра­ту­ра идет в суд, один-един­ствен­ный рай­он­ный суд в Астане выно­сит реше­ние о бло­ки­ров­ке, — гово­рит гла­ва фон­да защи­ты сво­бо­ды сло­ва «Адил соз» Тама­ра Кале­е­ва. — Засе­да­ние про­хо­дит в уско­рен­ном поряд­ке, ответ­чи­ка про­сто не зовут, яко­бы не нахо­дят».

После этого сайт блокируют либо автоматически, либо, если речь идет о мессенджерах, их начинают глушить через техническую службу, находящуюся в ведении Комитета национальной безопасности.

В осо­бых слу­ча­ях в дело всту­па­ет боль­шое коли­че­ство раз­лич­ных под­за­кон­ных актов, кото­рые поз­во­ля­ют (при отсут­ствии на сай­те «экс­тре­мист­ских све­де­ний») «выклю­чить» ресурс на дру­гих, даже фор­маль­ных осно­ва­ни­ях. К при­ме­ру, ресурс ratel.kz про­ку­ра­ту­ра и — вне­зап­но! — Мини­стер­ство аэро­кос­ми­че­ской про­мыш­лен­но­сти потре­бо­ва­ли выклю­чить на осно­ва­нии того, что вла­де­лец доме­на (он же один из редак­то­ров сай­та) умер, а на пере­ре­ги­стра­цию вре­ме­ни дано не было. Теперь совла­дель­цы сай­та пыта­ют­ся дока­зать неза­кон­ность бло­ки­ров­ки в судах, а ресурс не откры­ва­ет­ся даже через VPN.
В 2017 году Казах­стан забло­ки­ро­вал, по дан­ным мини­стра инфор­ма­ции и ком­му­ни­ка­ций Дау­ре­на Аба­е­ва, 9000 сай­тов — фор­маль­но за экс­тре­мизм, тер­ро­ризм, про­па­ган­ду наси­лия и суи­ци­да. Одна­ко нюанс в том, что спи­сок забло­ки­ро­ван­ных ресур­сов в широ­ком досту­пе отсут­ству­ет. «Кон­тро­ли­ру­ю­щие орга­ны объ­яс­ня­ют это тем, что так они убе­ре­га­ют обще­ство от соблаз­на залезть на запре­щен­ный сайт», — гово­рит Тама­ра Кале­е­ва. Най­ти себя тео­ре­ти­че­ски мож­но, если на сай­те мини­стер­ства вбить свой ресурс в спе­ци­аль­ную стро­ку. Но вый­ти из это­го спис­ка непро­сто: реше­ние по каж­до­му ресур­су при­ни­ма­ет­ся ситу­а­тив­но. Казах­стан­ские вла­сти в этом смыс­ле про­сто реши­ли не осо­бо соблю­дать при­ли­чия. «Пол­но­мо­чия по бло­ки­ров­ке отда­ли сило­вым струк­ту­рам, и вооб­ще к мифу об интер­нет-воль­ни­це в Казах­стане подо­шли гораз­до стро­же, — гово­рит дирек­тор Груп­пы оцен­ки рис­ков Досым Сат­па­ев. — Более того, когда речь идет об обще­ствен­но-поли­ти­че­ских ресур­сах, реше­ние при­ни­ма­ет­ся кол­ле­ги­аль­но на уровне адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та — и на эти рис­ки уже вла­сти идут».
Бело­рус­ский вари­ант — вне­су­деб­ная бло­ки­ров­ка сай­тов (в этом году, напри­мер, за «угро­зу наци­о­наль­ной без­опас­но­сти» был забло­ки­ро­ван сайт «Хар­тия-97») — для Казах­ста­на пока непри­ем­лем. Зато вне­су­деб­ной бло­ки­ров­кой сай­тов зани­ма­ет­ся Рос­сия (прав­да, пока толь­ко «пират­ских»). В свою оче­редь,

Беларусь забрала себе от Казахстана норму об обязательной идентификации комментаторов на сайте, а Казахстан от России перенимает норму об обязательной авторизации через SMS в зоне доступного Wi-Fi.

Казах­стан, одна­ко, в этом трио все рав­но оста­ет­ся на пере­до­вых пози­ци­ях в плане не толь­ко бло­ки­ров­ки интер­не­та, но и раз­но­об­ра­зия бло­ки­ро­вок. На этой неде­ле в рес­пуб­ли­ке, напри­мер, был забло­ки­ро­ван пор­тал svpressa.ru — фор­маль­но из-за того, что он сов­па­да­ет в сво­ем IP с пор­но­гра­фи­че­ским ресур­сом на тер­ри­то­рии Казах­ста­на.

Под евразийским куполом

Жела­ние уни­фи­ци­ро­вать свое зако­но­да­тель­ство под нуж­ды Евразий­ско­го сою­за пока выска­за­ла толь­ко Бела­русь, но тех­ни­че­ски это могут сде­лать все участ­ни­ки, счи­та­ет Артем Коз­люк из Рос­ком­сво­бо­ды. «У госу­дарств, конеч­но, свои зако­но­да­тель­ные базы, но они могут дого­во­рить­ся о еди­ной поли­ти­ке: напри­мер, в отно­ше­нии раз­де­ле­ги­ро­ва­ния доме­нов, — гово­рит Коз­люк. — Допу­стим, казах­стан­ские ресур­сы, заре­ги­стри­ро­ван­ные в Рос­сии, могут быть отклю­че­ны по дого­во­рен­но­сти рос­сий­ски­ми спец­служ­ба­ми, и наобо­рот».
Для это­го даже не нуж­но менять в сво­ей стране зако­ны: доста­точ­но ско­ор­ди­ни­ро­вать­ся меж­ду собой спец­служ­бам из трех госу­дарств. Надо ска­зать, о подоб­ных дого­во­рен­но­стях гово­ри­ли еще в 2015 году, но с тех пор сотруд­ни­че­ство бли­же не ста­ло.

Возможно, все дело в том, что «единый евразийский файервол» не только сложен в техническом исполнении, но рождает у каждого лидера чувство ревности.

«Каж­дый хочет управ­лять интер­не­том по-сво­е­му, — уве­рен Досым Сат­па­ев. — В Казах­стане опа­са­ют­ся, что Рос­сия нач­нет под видом общих бло­ки­ро­вок про­дви­гать свои ресур­сы. Кро­ме того, неиз­беж­но вста­нет вопрос о цен­тре, отку­да будут исхо­дить все бло­ки­ров­ки. А в авто­ри­тар­ной стране каж­дый хочет бло­ки­ро­вать и кон­тро­ли­ро­вать все — но в сво­ей «квар­ти­ре».
Поэто­му вме­сто еди­ной зако­но­да­тель­ной базы госу­дар­ствам удоб­нее брать друг у дру­га нара­бот­ки и при­ме­нять их к сво­им усло­ви­ям. Мини­стер­ство инфор­ма­ции и ком­му­ни­ка­ций Казах­ста­на, ска­жем, при­ме­ря­ет на себя роль Рос­ком­над­зо­ра. Рос­сия в даль­ней­шем может пол­но­стью отдать вопрос бло­ки­ро­вок на откуп ФСБ. Бела­русь может уве­ли­чить сро­ки за кле­ве­ту в интер­не­те до казах­стан­ских мас­шта­бов (в самом тяже­лом вари­ан­те — до 10 лет тюрь­мы), а Аста­на, нако­нец, может отбро­сить при­ли­чия и убрать из про­це­ду­ры бло­ки­ров­ки необ­хо­ди­мость спра­ши­вать раз­ре­ше­ния у суда.
И все в этом слу­чае будут доволь­ны, кро­ме интер­нет-поль­зо­ва­те­лей, разу­ме­ет­ся. Но тут тоже может помочь опыт сосе­дей: в Казах­стане, напри­мер, поль­зо­ва­те­ли нача­ли при­вы­кать, что вече­ром в интер­не­те людей ста­но­вит­ся гораз­до мень­ше. И даже само­ле­ти­ки с ули­цы под­би­рать не при­шлось.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан