Туркменистан. Расклады и персоны. I

О Турк­ме­ни­стане слож­но писать. Это госу­дар­ство до сих пор счи­та­ет­ся одним из самых закры­тых  в мире. Турк­ме­ни­стан слож­но понять, не побы­вав  в нём и не пожив хотя бы несколь­ко лет. Тем не менее  «закры­тость» стра­ны в наши дни уже не явля­ет­ся абсо­лют­ной. Пред­ла­га­ем вни­ма­нию чита­те­лей взгляд на ситу­а­цию в Турк­ме­ни­стане рос­сий­ско­го эксперта.

За послед­ние несколь­ко лет из-за меня­ю­щей­ся не в луч­шую сто­ро­ну соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции поток мигран­тов из  Турк­ме­ни­ста­на замет­но рас­ши­рил­ся. Сего­дня сме­ло мож­но гово­рить о том, что более 400 тысяч граж­дан Турк­ме­ни­ста­на нашли вре­мен­ную или посто­ян­ную рабо­ту за его пре­де­ла­ми. Подав­ля­ю­щая часть тру­до­вых мигран­тов едет в Тур­цию и ОАЭ, мень­ше — в Рос­сию (хотя став­ро­поль­ская и аст­ра­хан­ская турк­мен­ские диас­по­ры замет­но уве­ли­чи­лись, а при­мер­но четы­ре года назад турк­мен­ские гастар­бай­те­ры-муж­чи­ны появи­лись за Уралом).

Кро­ме того,  мно­го турк­мен­ских сту­ден­тов обу­ча­ет­ся в стра­нах пост­со­вет­ско­го про­стран­ства. Боль­ше все­го их в Бело­рус­сии, где турк­ме­ны, надо ска­зать, чув­ству­ют себя намно­го ком­форт­нее, чем в Рос­сии и даже в Кыргызстане.

И, конеч­но, в век IT-тех­но­ло­гий и рево­лю­ци­он­но­го про­дви­же­ния соци­аль­ный сетей выстро­ить ком­му­ни­ка­ции с граж­да­на­ми Турк­ме­ни­ста­на, нахо­дя­щи­ми­ся  за его пре­де­ла­ми, но не поте­ряв­ши­ми свя­зи с  Роди­ной, ста­ло про­ще. Поэто­му  изу­чать совре­мен­ный Турк­ме­ни­стан намно­го лег­че — был бы инте­рес. Одна­ко в  госу­дар­ствах цен­траль­но­ази­ат­ско­го реги­о­на, в част­но­сти в Рос­сии, этот инте­рес неза­слу­жен­но минимален.

Неза­слу­жен­но, пото­му что Турк­ме­ни­стан оста­ет­ся   сосе­дом Рос­сии. И стра­ной, где  мест­ное насе­ле­ние, несмот­ря на слож­ность  меж­го­су­дар­ствен­ных отно­ше­ний, к Рос­сии, её нынеш­не­му поли­ти­че­ско­му руко­вод­ству и наро­ду отно­сит­ся в  целом доброжелательно.

Турк­ме­ни­стан оста­ет­ся так­же  потен­ци­аль­но бога­тей­шим госу­дар­ством, с отно­си­тель­но малой тер­ри­то­ри­ей и чис­лен­но­стью насе­ле­ния, могу­щим быть при­вле­ка­тель­ным и сво­им  тури­сти­че­ским мно­го­об­ра­зи­ем. А кро­ме колос­саль­ных запа­сов угле­во­до­род­но­го сырья, гео­по­ли­ти­че­ская зна­чи­мость Турк­ме­ни­ста­на опре­де­ля­ет­ся ещё и  его гео­гра­фи­че­ским поло­же­ни­ем, и, соот­вет­ствен­но, тран­зит­ным потенциалом.

Как же там обсто­ят дела сегодня?

Что­бы разо­брать­ся в этом, необ­хо­ди­мо пони­мать, что про­изо­шло с Турк­ме­ни­ста­ном после раз­ва­ла неко­гда еди­но­го совет­ско­го государства.

I. Пере­да­ча власти

После объ­яв­ле­ния неза­ви­си­мо­сти в Турк­ме­ни­стане очень быст­ро поме­ня­лись обще­ствен­ные ценно­сти и ори­ен­ти­ры. Уста­но­ви­лась власть одно­го чело­ве­ка – пре­зи­ден­та, кото­рый стал жёст­ко кон­тро­ли­ро­вать все сфе­ры жиз­ни общества.

Про­цесс актив­но­го выдав­ли­ва­ния из жиз­нен­но­го про­стран­ства пред­ста­ви­те­лей быв­шей эли­ты закон­чил­ся обра­зо­ва­ни­ем новой из чис­ла тор­гов­цев и  хозяй­ствен­ни­ков, кото­рые  созда­ли госу­дар­ствен­ную систе­му с идео­ло­ги­ей куль­та лич­но­сти. Прин­цип ее фор­ми­ро­ва­ния был один – вер­ность Сапар­му­ра­ту Ния­зо­ву и бес­пре­ко­слов­ное выпол­не­ние его воли.

Обще­ние пре­зи­ден­та со сво­и­ми под­чи­нен­ны­ми, в том чис­ле руко­во­ди­те­ля­ми само­го высо­ко­го ран­га, ста­ло  весь­ма спе­ци­фич­ным:  были исклю­че­ны воз­ра­же­ния, выра­жа­е­мые в любой фор­ме, а неко­то­рые мини­стры, взя­ли за прак­ти­ку при­люд­но цело­вать руку пре­зи­ден­та, рас­ска­зы­вать о  его «боже­ствен­ных» спо­соб­но­стях (напри­мер, вызы­вать или пре­кра­щать дождь).

Ния­зов, опа­са­ясь появ­ле­ния в сво­ей стране поли­ти­че­ской или эко­но­ми­че­ской оппо­зи­ции, созна­тель­но пошел на то, что­бы путем кад­ро­вой чехар­ды  рас­ко­лоть обще­ство на суще­ству­ю­щие порознь друг от дру­га груп­пи­ров­ки, струк­тур­но под­раз­де­ля­ю­щи­е­ся на кла­ны, в свою оче­редь деля­щи­е­ся по родо­пле­мен­ным при­зна­кам. К наи­бо­лее замет­ным отно­си­лись: Марый­ская, Кызыл-Арват­ская, Бал­кан­ская, Чар­джо­у­ская и Таша­уз­ская. При этом гла­вен­ству­ю­щую роль, как тогда, так и сей­час, игра­ет Ахал­ская груп­пи­ров­ка, воз­глав­ля­е­мая сна­ча­ла пер­вым, а теперь и вто­рым пре­зи­ден­та­ми, явля­ю­щи­ми­ся текинцами.

Пер­во­на­чаль­но сло­жи­лась ситу­а­ция, когда  систе­ма была выстро­е­на таким обра­зом, что все более или менее вли­я­тель­ные груп­пи­ров­ки были повя­за­ны меж­ду собой кор­руп­ци­ей, кри­ми­наль­ны­ми уза­ми, а  накоп­лен­ные ими сред­ства поз­во­ля­ли их исполь­зо­вать в кон­ку­рен­ции за власть.

Чув­ство само­со­хра­не­ния  С.Ниязова под­ска­за­ло  ему делать так (и на это он тра­тил колос­саль­ные уси­лия), что­бы в его бли­жай­шем окру­же­нии не появил­ся госу­дар­ствен­ный дея­тель, поль­зу­ю­щий­ся доста­точ­ным вли­я­ни­ем, что­бы пре­тен­до­вать на его место. Поэто­му окру­же­ние пре­зи­ден­та нико­гда  не пред­став­ля­ло собой коман­ду еди­но­мыш­лен­ни­ков — они все­гда были разъ­еди­не­ны меж­ду собой и сле­ди­ли друг за дру­гом в поис­ках пово­да для рас­пра­вы. Таким обра­зом, С.Ниязовым была созда­на систе­ма сдер­жи­ва­ния и про­ти­во­ве­сов, объ­яс­ня­ю­щая частую сме­ну руко­во­ди­те­лей мини­стерств, ведомств и вела­я­тов (обла­стей).

Боль­шин­ство внеш­них наблю­да­те­лей счи­та­ют появ­ле­ние Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­хам­ме­до­ва на поли­ти­че­ском олим­пе резуль­та­том сте­че­ния обсто­я­тельств. На самом деле ника­кой «сен­са­ции» в этом не было, так, как мини­мум за два года до ско­ро­по­стиж­ной смер­ти С.Ниязова нынеш­ний турк­мен­ский пре­зи­дент вхо­дил в круг воз­мож­ных кандидатов.

Кро­ме него в «корот­ком спис­ке» пре­тен­ден­тов было еще шесть фигур: Реджеп Сапа­ров (быв­ший вице-пре­мьер, управ­ля­ю­щий дела­ми пре­зи­ден­та), Ёллы Гур­бан­му­ра­дов (вице-пре­мьер, кури­ро­вав­ший неф­те­га­зо­вую отрасль),  Рашид Мере­дов (вице-пре­мьер, министр ино­стран­ных дел, сохра­нив­ший свой пост и при Г.Бердымухамедове), Меред Ове­зов (посол Турк­ме­ни­ста­на в США), Хал­на­зар Ага­ха­нов (посол Турк­ме­ни­ста­на  в Рос­сий­ской Феде­ра­ции) и Той­ли Кур­ба­нов (быв­ший министр внеш­не­эко­но­ми­че­ских свя­зей, быв­ший посол Турк­ме­ни­ста­на в Арме­нии, само­воль­но поки­нув­ший этот пост и пере­ехав­ший в США; в свое вре­мя рас­смат­ри­вал­ся как кре­а­ту­ра США, сво­е­го рода турк­мен­ский Саакашвили).

Прин­ци­пи­аль­но было пони­мать, что Р.Сапаров и Ё.Гурбанмурадов были наи­бо­лее веро­ят­ны­ми кан­ди­да­та­ми и по этой при­чине – непри­ми­ри­мы­ми кон­ку­рен­та­ми. При этом в систе­ме «сдер­жи­ва­ния и про­ти­во­ве­сов» они ней­тра­ли­зо­вы­ва­ли  друг дру­га. Каж­дый по отдель­но­сти нес угро­зу для С.Ниязова, так как обла­дал доста­точ­ны­ми финан­со­вы­ми ресур­са­ми и  под­держ­кой как внут­ри стра­ны так и за ее пределами.

То есть для С.Ниязова не мог­ло быть при­ем­ле­мым, если бы по какой-то при­чине один ушел, а вто­рой остал­ся. Но нахож­де­ние их в бли­жай­шем окру­же­нии до поры до вре­ме­ни устра­и­ва­ло С.Ниязова.  Опи­ра­ясь на них, он имел гаран­тию абсо­лют­но­го кон­тро­ля над ситу­а­ци­ей в стране.

При этом мало кто заду­мы­вал­ся над тем, поче­му эта систе­ма про­ти­во­ве­сов раз­ру­ши­лась в тече­ние корот­ко­го вре­ме­ни еще при жиз­ни С.Ниязова. Как бы пара­док­саль­но это не про­зву­ча­ло, импульс её раз­ру­ше­ния при­ле­тел из Украины.

В ходе оче­ред­ных внут­ри­по­ли­ти­че­ских раз­бо­рок Юлия Тимо­шен­ко через СМИ при­гро­зи­ла сво­им укра­ин­ским поли­ти­че­ским оппо­нен­там опуб­ли­ко­вать подроб­но­сти дого­во­ра про­кач­ки в 2003 году по тер­ри­то­рии Казах­ста­на и Рос­сии до гра­ниц Укра­и­ны и стран Закав­ка­зья 38 млрд. м3 турк­мен­ско­го газа, яко­бы при­над­ле­жав­ше­го  вен­гер­ской ком­па­нии «EURALTRASGAS», создан­ной неким граж­да­ни­ном Изра­и­ля Зив Горо­до­ном в декаб­ре 2002 года.

Любая пуб­ли­ка­ция под­лин­ных доку­мен­тов по это­му вопро­су гро­зи­ла гран­ди­оз­ным меж­ду­на­род­ным кор­руп­ци­он­ным скан­да­лом, кото­рый был спо­со­бен пере­вер­нуть не толь­ко поли­ти­че­ское поле Укра­и­ны, но и напря­мую уда­рить по репу­та­ции С.Ниязова. В ито­ге он был вынуж­ден пожерт­во­вать Ё.Гурбанмурадовым,  и 5 мая 2005 года тот был снят с долж­но­сти в свя­зи с воз­буж­де­ни­ем в отно­ше­нии него уго­лов­но­го дела.

С это­го момен­та дни его «про­ти­во­ве­са» так­же были сочте­ны. Р.Сапаров  в авгу­сте 2005 года был осуж­дён на 20 лет заклю­че­ния в тюрь­ме «Ова­дан-депе», где, по дан­ным средств мас­со­вой инфор­ма­ции, скон­чал­ся в октяб­ре 2009 года.

С остав­ши­ми­ся пре­тен­ден­та­ми ситу­а­ция такая:

— Меред Ове­зов, посол Турк­ме­ни­ста­на в США, сумел зара­нее вывез­ти из Турк­ме­ни­ста­на чле­нов сво­ей семьи и основ­ные мате­ри­аль­ные акти­вы и пред­по­чел уйти в отстав­ку, не полу­чая выход­ное посо­бие в Ашхабаде;

— Той­ли Кур­ба­нов, чья мать одно вре­мя была пред­ста­ви­те­лем Все­мир­но­го бан­ка в Турк­ме­ни­стане и одно­вре­мен­но вхо­ди­ла в бли­жай­ших круг Ё.Гурбанмурадова, так­же пред­по­чёл не дожи­дать­ся воз­мож­ных нега­тив­ных послед­ствий и заяв­ле­ние в МИД  об уволь­не­нии по при­чине жела­ния про­дол­жить обу­че­ние в Ель­ском уни­вер­си­те­те напи­сал уже из США;

— у Хал­на­за­ра Ага­ха­но­ва, еще одно­го тяже­ло­ве­са в окру­же­нии С.Ниязова и по этой при­чине отправ­лен­но­го послом в РФ, к тому вре­ме­ни обна­ру­жи­лось онко­ло­ги­че­ское забо­ле­ва­ние. Уже при Г.Бердымухамедове он был назна­чен ЧПП Турк­ме­ни­ста­на в Гер­ма­нии, где 29 июня 2013 года скон­чал­ся на 62 году жизни.

Таким обра­зом, к сере­дине 2005 года, то есть неза­дол­го до ско­ро­по­стиж­ной смер­ти С.Ниязова, из «корот­ко­го спис­ка» игро­ков остал­ся толь­ко Г.Бердымухамедов.

Мно­гие наблю­да­те­ли и экс­пер­ты, заме­тив некое внеш­нее сход­ство пер­во­го и вто­ро­го пре­зи­ден­тов, поспе­ши­ли пред­по­ло­жить, что Г.Бердымухамедов при­хо­дит­ся вне­брач­ным сыном С.Ниязова.  Авто­ру бли­же вер­сия, соглас­но кото­рой он при­хо­дит­ся  сыном дво­ю­род­ной сест­ры мате­ри пер­во­го турк­мен­ско­го президента.

Поче­му важен факт род­ства? По той про­стой при­чине, что если он под­твер­жда­ет­ся, то ста­но­вит­ся абсо­лют­но понят­ной логи­ка дей­ствий пер­во­го пре­зи­ден­та в послед­ние годы его жиз­ни. В част­но­сти ста­но­вит­ся абсо­лют­но понят­но, зачем Турк­мен­ба­ши, наря­ду с пре­зи­дент­ством, сов­ме­щал бес­ко­неч­ное мно­же­ство госу­дар­ствен­ных и обще­ствен­ных долж­но­стей, в том чис­ле являл­ся пред­се­да­те­лем Обще­на­ци­о­наль­но­го дви­же­ния «Гал­кы­ныш»  и лиде­ром Демо­кра­ти­че­ской пар­тии Туркменистана.

Ния­зов сде­лал все для того, что­бы его уход не стал вне­зап­ным, за исклю­че­ни­ем есте­ствен­ных при­чин состо­я­ния здо­ро­вья (что в ито­ге и про­изо­шло 21 декаб­ря 2006 года). Для это­го в 2003 году, на XIV съез­де Халк Мас­ла­ха­ты, состо­я­лось избра­ние пожиз­нен­но­го пре­зи­ден­та  пожиз­нен­ным пред­се­да­те­лем Народ­но­го Сове­та. И это  сня­ло мно­гие вопро­сы о меха­низ­ме пре­ем­ствен­но­сти власти.

Соглас­но новой редак­ции Кон­сти­ту­ции Турк­ме­ни­ста­на, при­ня­той в 2003 году, Халк Мас­ла­ха­ты стал посто­ян­но дей­ству­ю­щим выс­шим пред­ста­ви­тель­ным орга­ном народ­ной вла­сти и полу­чил пол­но­мо­чия выс­шей госу­дар­ствен­ной вла­сти и управ­ле­ния. При этом дея­тель­ность Халк Мас­ла­ха­ты мог­ла  быть при­оста­нов­ле­на толь­ко самим Халк Мас­ла­ха­ты. Но Халк Мас­ла­ха­ты имел пол­но­мо­чия в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти досроч­но пре­кра­тить пол­но­мо­чия тако­го орга­на как Медж­лис (пар­ла­мент).

Таким обра­зом, в 2003 году в Турк­ме­ни­стане завер­шил­ся оче­ред­ной этап Кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­мы, в резуль­та­те кото­рой  Халк Мас­ла­ха­ты стал посто­ян­но дей­ству­ю­щим выс­шим орга­ном госу­дар­ствен­ной вла­сти и управ­ле­ния. А за  пре­зи­ден­том Сапар­му­ра­том Ния­зо­вым  были окон­ча­тель­но юри­ди­че­ски закреп­ле­ны широ­чай­шие воз­мож­но­сти для запус­ка раз­лич­ных меха­низ­мов пре­ем­ствен­но­сти вла­сти, вплоть до транс­фор­ма­ции буду­ще­го госу­дар­ствен­но­го устрой­ства Турк­ме­ни­ста­на в некий гибрид пар­ла­мент­ско-пре­зи­дент­ской рес­пуб­ли­ки с нали­чи­ем в ней Лиде­ра нации, сохра­ня­ю­ще­го за собой основ­ные рыча­ги власти.

Сво­е­го рода «Вен­цом Демо­кра­тии» по-турк­мен­ски ста­ло сооб­ще­ние в мест­ной прес­се от 25 октяб­ря 2005 года о том, что: «Пре­зи­дент Турк­ме­ни­ста­на, Пред­се­да­тель Халк Мас­ла­ха­ты Турк­ме­ни­ста­на Сапар­му­рат Турк­мен­ба­ши под­пи­сал Поста­нов­ле­ние XVI  Халкк Мас­ла­ха­ты Турк­ме­ни­ста­на «Об одоб­ре­нии внут­рен­ней и внеш­ней поли­ти­ки, про­во­ди­мой Пре­зи­ден­том ней­траль­но­го Турк­мен­ско­го госу­дар­ства, Пред­се­да­те­лем Халк Мас­ла­ха­ты Турк­ме­ни­ста­на Сапар­му­ра­том Туркменбаши».

В 2004 году  у С.Ниязов родил­ся  внук, кото­ро­го   в честь пра­де­да (отца Сапар­му­ра­та Ата­е­ви­ча) назва­ли  Ата­му­ра­том. Рож­де­ние наслед­ни­ка замет­но сгла­ди­ло имев­ши­е­ся до это­го про­ти­во­ре­чия меж­ду Ния­зо­вым-сыном и Ния­зо­вым-отцом. К это­му момен­ту, как сле­ду­ет из выше­опи­сан­но­го, С.Ниязовым было завер­ше­но созда­ние  меха­низ­ма наслед­ствен­ной пере­да­чи власти.

Это объ­яс­ня­ет, поче­му имен­но нынеш­ний пре­зи­дент был наи­бо­лее выго­ден и удо­бен ста­ре­ю­ще­му С.Ниязову – ему нужен был пре­ем­ник при его жиз­ни, вре­мен­ный пре­зи­дент, кото­рый потом пере­даст браз­ды прав­ле­ния его вну­ку Ата­му­ра­ту Ния­зо­ву. Одна­ко ско­ро­по­стиж­ная смерть не поз­во­ли­ла реа­ли­зо­вать­ся дол­го­сроч­ным пла­нам пер­во­го пре­зи­ден­та Туркменистана.

На момент тран­зи­та вла­сти Турк­ме­ни­стан  за счет экс­пор­та при­род­но­го газа в целом достиг опре­де­лен­ных эко­но­ми­че­ских успе­хов. Если срав­ни­вать уро­вень жиз­ни в сосед­них госу­дар­ствах  — к при­ме­ру, таких, как Кыр­гыз­стан и Таджи­ки­стан, то оче­вид­но, что уро­вень жиз­ни в Турк­ме­ни­стане был замет­но выше, а  соци­аль­ный пакет насе­ле­ния намно­го бога­че. Во мно­гом это было достиг­ну­то бла­го­да­ря  вер­ти­каль­но-инте­гри­ро­ван­ной систе­ме госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния и уста­нов­ле­нию жест­ко­го кон­тро­ля над его сла­бы­ми звеньями.

Поэто­му при смене вла­сти в Турк­ме­ни­стане реаль­ны­ми были сле­ду­ю­щие угрозы:

  • поте­ря эко­но­ми­че­ских резуль­та­тов выстро­ен­ной вер­ти­каль­но-инте­гри­ро­ван­ной систе­мы управ­ле­ния государством;
  • рас­пад стра­ны на отдель­ные кла­но­вые авто­но­мии, если бы к вла­сти при­шел мало­из­вест­ный наро­ду и турк­мен­ской эли­те чьей-то ставленник.

Но это­го не про­изо­шло, и с  14 фев­ра­ля 2007 года вто­рым пре­зи­ден­том Турк­ме­ни­ста­на стал Гур­бан­гу­лы Бердымухамедов.

Основ­ной фигу­рой из тех, кто при­вел его к вла­сти, тем самым выпол­нив завет пер­во­го пре­зи­ден­та, был началь­ник пре­зи­дент­ской охра­ны Акму­рат Редже­пов.  Даль­ней­шая судь­ба его извест­на по мно­гим пуб­ли­ка­ци­ям в СМИ, поэто­му не будем их пере­ска­зы­вать. Упо­мя­нем лишь, что ниче­го в его судь­бе уди­ви­тель­но­го нет, ибо как писал  Р.Киплинг: «Там, к Восто­ку от Суэ­ца, где доб­ро и зло рав­ны, Десять запо­ве­дей к чер­ту! Там дру­гие снят­ся сны!»

Про­дол­же­ние следует

ОБ АВТОРЕ

Андрей МЕДВЕДЕВ – рос­сий­ский поли­то­лог, испол­ни­тель­ный дирек­тор АНО «ЦПТ «Полит­Кон­такт». 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.



Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

You must be logged in to post a comment Login

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone