Турецкий транзит: от диктатуры к демократии. Ч. 2

 

Первую часть ста­тьи о тран­зи­те вла­сти в Тур­ции мы закон­чи­ли на том, как Дем­пар­тия нача­ла побед­ное вос­хож­де­ние на поли­ти­че­ский Олимп. Уже на пер­вых после­во­ен­ных выбо­рах в 1946 году она полу­чи­ла в пар­ла­мен­те 63 места из 465. А уже в 1950-м году при­шла к вла­сти в стране.

Лиде­ром «демо­кра­тов» стал Аднан Мен­де­рес, кото­рый и занял пост пре­мьер-мини­стра.

Мен­де­ре­су уда­лось создать обшир­ную коа­ли­цию народ­ной под­держ­ки, кото­рая вклю­ча­ла широ­кие слои рабо­чих, кре­стьян и мало­обес­пе­чен­ную часть сред­не­го клас­са. А на сле­ду­ю­щих выбо­рах в 1954 году его пар­тия полу­чи­ла 471 место, обес­пе­чив себе кон­сти­ту­ци­он­ное боль­шин­ство в пар­ла­мен­те.

Из Вики­пе­дии извест­но, что Мен­де­рес был юри­стом. В 1945 году его изгна­ли из пра­вя­щей кема­лист­ской пар­тии, посколь­ку он тре­бо­вал демо­кра­ти­за­ции. Тогда он воз­гла­вил оппо­зи­ци­он­ную Демо­кра­ти­че­скую пар­тию, выиг­рав­шую выбо­ры 1950 года и закре­пив­шую успех на выбо­рах 1954 и 1957 годов. Его пре­мьер­ство было озна­ме­но­ва­но не толь­ко зна­чи­тель­ным оздо­ров­ле­ни­ем эко­но­ми­ки Тур­ции, но и уси­ле­ни­ем авто­ри­тар­ных тен­ден­ций.

Попу­лист­ская поли­ти­ка Мен­де­ре­са сопро­вож­да­лась наци­о­на­ли­сти­че­ской рито­ри­кой. Одним из зна­ко­вых собы­тий эпо­хи его прав­ле­ния стал Стам­буль­ский погром 1955 года.

Из Вики­пе­дии: Стам­буль­ский погром про­изо­шел 6–7 сен­тяб­ря 1955 года и был направ­лен про­тив гре­че­ско­го мень­шин­ства Стам­бу­ла. После погро­ма 2,5-тысячелетняя исто­рия гре­че­ско­го (шире — нему­суль­ман­ско­го, посколь­ку в погро­мах так­же постра­да­ли и евреи) при­сут­ствия на тер­ри­то­рии совре­мен­ной Тур­ции под­хо­дит к кон­цу. В ходе бес­по­ряд­ков, по турец­ким дан­ным, погиб­ли от 13 до 16 гре­ков (вклю­чая двух свя­щен­ни­ков) и раз­ру­ше­ны мно­гие церк­ви, сожже­ны зда­ния, повре­жде­на инфра­струк­ту­ра горо­да.

У Мен­де­ре­са был еще один источ­ник поли­ти­че­ской силы — план Мар­шал­ла, кото­рый ока­зал серьез­ную под­держ­ку наци­о­наль­ной эко­но­ми­ке. Он стал насто­я­щим эко­но­ми­че­ским дви­га­те­лем стра­ны. Тем­пы роста ВВП Тур­ции в это вре­мя пре­вы­ша­ли 5% в год. Мен­де­рес уме­ло мани­пу­ли­ро­вал фон­да­ми и рас­пре­де­лял финан­со­вую под­держ­ку сре­ди широ­ких сло­ев насе­ле­ния.

Пра­ви­тель­ство «демо­кра­тов» так­же вве­ло прак­ти­ку гаран­ти­ро­ван­ных цен на сель­ско­хо­зяй­ствен­ную про­дук­цию. В стране, где боль­шую часть элек­то­ра­та состав­ля­ло кре­стьян­ство, эта ини­ци­а­ти­ва обес­пе­чи­ва­ла побе­ду на выбо­рах. Актив­но стро­и­лись доро­ги, что так­же спо­соб­ство­ва­ло эко­но­ми­че­ско­му раз­ви­тию уда­лен­ных тер­ри­то­рий.

Вики­пе­дия о плане Мар­шал­ла: «Это про­грам­ма помо­щи Евро­пе после Вто­рой миро­вой вой­ны. Выдви­ну­та в 1947 году аме­ри­кан­ским госу­дар­ствен­ным сек­ре­та­рем Джор­джем К. Мар­шал­лом и всту­пи­ла в дей­ствие в апре­ле 1948 года. В осу­ществ­ле­нии пла­на участ­во­ва­ли 17 евро­пей­ских стран, вклю­чая Запад­ную Гер­ма­нию. План Мар­шал­ла содей­ство­вал уста­нов­ле­нию после­во­ен­но­го мира в Запад­ной Евро­пе. Заяв­лен­ной США целью реа­ли­за­ции пла­на было вос­ста­нов­ле­ние раз­ру­шен­ной вой­ной эко­но­ми­ки Евро­пы, устра­не­ние тор­го­вых барье­ров, модер­ни­за­ция про­мыш­лен­но­сти евро­пей­ских стран, вытес­не­ние ком­му­ни­стов из власт­ных струк­тур и раз­ви­тие Евро­пы в целом. Общая сум­ма ассиг­но­ва­ний по пла­ну Мар­шал­ла (с 4 апре­ля 1948 по декабрь 1951) соста­ви­ла око­ло 13 млрд дол­ла­ров».

Низ­кий уро­вень поли­ти­че­ской куль­ту­ры и узкая про­слой­ка актив­но­го город­ско­го поли­ти­ку­ма поз­во­ли­ла Мен­де­ре­су, как счи­та­ли авто­ры докла­да ЦРУ 1956 года, уста­но­вить авто­ри­тар­ный кон­троль в стране при нали­чии не фасад­ных, а вполне дей­ству­ю­щих поли­ти­че­ских инсти­ту­тов. В част­но­сти, под уда­ром ока­за­лась НРП, кото­рая поро­ди­ла оппо­зи­цию. Мас­штаб этих репрес­сий был далек от прак­тик управ­ле­ния вре­мен Ата­тюр­ка, кото­рый стро­ил свет­ское буду­щее желез­ны­ми рука­ми. Тем не менее, дей­ствия Мен­де­ре­са ста­ли ката­ли­за­то­ром для воен­ных, решив­ших спа­сать стра­ну.

В Тур­ции, соглас­но Вики­пе­дии, с 1954 года дей­ство­вал ряд огра­ни­чи­тель­ных зако­нов в сфе­ре масс-медиа, кото­рый пред­по­ла­гал юри­ди­че­скую ответ­ствен­ность за любые сооб­ще­ния анти­пра­ви­тель­ствен­но­го харак­те­ра. По это­му зако­ну в 1959 году были осуж­де­ны 64 жур­на­ли­ста. Так­же в кон­це июня 1956 года пра­ви­тель­ством Тур­ции был нало­жен запрет на любые закры­тые или откры­тые обще­ствен­ные собра­ния, демон­стра­ции и мани­фе­ста­ции про­те­ста (так назы­ва­е­мый Закон о демон­стра­ци­ях и собра­ни­ях). В сен­тяб­ре 1957 года в рам­ках пред­сто­я­щих пар­ла­мент­ских выбо­ров ДП при­ня­ла закон, запре­щав­ший кан­ди­да­там от оппо­зи­ци­он­ных пар­тий высту­пать еди­ным спис­ком. Путём при­ня­тия неде­мо­кра­ти­че­ских зако­нов ДП укреп­ля­ла свою власть и боро­лась с оппо­зи­ци­он­ны­ми поли­ти­че­ски­ми сила­ми, в том чис­ле, с Народ­ной рес­пуб­ли­кан­ской пар­ти­ей. Неспо­соб­ность ДП и НРП дого­во­рить­ся о сов­мест­ном при­ня­тии реше­ния фак­ти­че­ски забло­ки­ро­ва­ла зако­но­да­тель­ную дея­тель­ность медж­ли­са с 1958 года, когда депу­та­ты нача­ли откры­то кон­флик­то­вать друг с дру­гом, а на ули­цах Стам­бу­ла и дру­гих круп­ных горо­дов нача­лись мас­со­вые демон­стра­ции сто­рон­ни­ков НРП, пере­рас­тав­шие в столк­но­ве­ния с поли­ци­ей.

Демо­кра­тия с пере­во­ро­том

К кон­цу 1950-х годов фон­ды, предо­став­лен­ные по аме­ри­кан­ским про­грам­мам Тру­ма­на и пла­на Мар­шал­ла, ста­ли закан­чи­вать­ся. Но, в отли­чие от евро­пей­ских стран, Тур­ции так и не уда­лось запу­стить само­сто­я­тель­ную маши­ну эко­но­ми­че­ско­го роста. По мне­нию ана­ли­ти­ков ЦРУ, глав­ной при­чи­ной замед­ле­ния, про­явив­ше­го­ся уже во вто­рой поло­вине 1950-х годов, ста­ла неэф­фек­тив­ная инве­сти­ци­он­ная модель.

Огром­ные день­ги вкла­ды­ва­лись в госу­дар­ствен­ные пред­при­я­тия, кото­рые долж­ны были стать наци­о­наль­ны­ми лиде­ра­ми, но неэф­фек­тив­ная систе­ма управ­ле­ния дела­ла их фак­ти­че­ски­ми банк­ро­та­ми. Почти поло­ви­на создан­ных мощ­но­стей не исполь­зо­ва­лась, а спа­се­ние «беге­мо­тов» тре­бо­ва­ло новых финан­со­вых вло­же­ний. На мак­ро­эко­но­ми­че­ском уровне эти меры вели к инфля­ции.

Столк­нув­шись с реаль­ной угро­зой наци­о­наль­но­го эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са, пра­ви­тель­ство Тур­ции обра­ти­лось за экс­трен­ной финан­со­вой под­держ­кой в МВФ, полу­чи­ло ее, но опять же неэф­фек­тив­но ею рас­по­ря­ди­лось. После это­го у руко­вод­ства стра­ны остал­ся лишь один шанс — обра­тить­ся за под­держ­кой к СССР. Ста­ло извест­но о том, что пре­мьер-министр Аднан Мен­де­рес стал гото­вить­ся к визи­ту в Моск­ву для того, что­бы про­сить о помо­щи совет­ское руко­вод­ство.

Даже если пре­мьер спе­ци­аль­но орга­ни­зо­вал эту утеч­ку с целью исполь­зо­вать ее для дав­ле­ния на аме­ри­кан­цев, это был запре­дель­но рис­ко­ван­ный шаг, так как он нару­шал глав­ное табу всей после­во­ен­ной внут­ри­по­ли­ти­че­ской систе­мы: не тор­го­вать гео­по­ли­ти­че­ским поло­же­ни­ем Тур­ции.

И вот тогда, 27 мая 1960 года, 27 офи­це­ров орга­ни­зо­ва­ли воен­ный пере­во­рот, сверг­нув пра­ви­тель­ство Мен­де­ре­са. Он сам и его окру­же­ние были аре­сто­ва­ны по обви­не­нию в кор­руп­ции и зло­упо­треб­ле­нии слу­жеб­ным поло­же­ни­ем. По реше­нию три­бу­на­ла пре­мьер, министр ино­стран­ных дел и министр финан­сов были каз­не­ны.  Министр здра­во­охра­не­ния умер во вре­мя суда.

Соглас­но Вики­пе­дии, госу­дар­ствен­ный пере­во­рот в Тур­ции (1960) – пер­вый в исто­рии немо­нар­хи­че­ской Тур­ции воен­ный пере­во­рот, назы­ва­е­мый в турец­кой исто­рио­гра­фии пере­во­ро­том 27 мая, осу­ществ­лен­ный груп­пой из 27 офи­це­ров. Руко­вод­ство пере­во­ро­том осу­ществ­ля­ли пол­ков­ник Алпар­слан Тюр­кеш, испо­ве­до­вав­ший пра­во­ра­ди­каль­ную идео­ло­гию и гене­рал Дже­маль Гюр­сель, впо­след­ствии узур­пи­ро­вав­ший долж­ность пре­зи­ден­та.

С само­го нача­ла турец­кое обще­ство, в кото­ром Мен­де­рес был (и оста­ет­ся) попу­ляр­ным поли­ти­ком, подо­зре­ва­ло, что за пере­во­ро­том 1960 года сто­я­ли аме­ри­кан­цы. Осно­ва­ни­ем для подо­зре­ний ста­ло появ­ле­ние в Анка­ре неза­дол­го до пере­во­ро­та «масте­ра тем­ных дел» — Рузи Наза­ра.

Рузи, будучи выход­цем из Фер­ган­ской доли­ны, про­шел длин­ный и  изви­ли­стый поли­ти­че­ский путь — от бой­ца Крас­ной Армии до опе­ра­тив­ни­ка ЦРУ с про­ме­жу­точ­ны­ми оста­нов­ка­ми на служ­бе в вой­сках Вер­мах­та. Он под­дер­жи­вал тес­ные отно­ше­ния с одним из орга­ни­за­то­ров воен­но­го пут­ча пол­ков­ни­ком Алпар­сла­ном Тюр­ке­шом, с кото­рым подру­жил­ся еще в сере­дине 50-х, когда тот был пред­ста­ви­те­лем Тур­ции в НАТО.

Как сооб­ща­ет Вики­пе­дия, Алпар­слан Тюр­кеш был уль­тра­пра­вым наци­о­на­ли­стом, пан­тюр­ки­стом, анти­ком­му­ни­стом, осно­ва­те­лем Пар­тии наци­о­на­ли­сти­че­ско­го дви­же­ния и её моло­дёж­ной бое­вой орга­ни­за­ции «Серые вол­ки».

В Тур­ции Назар задер­жал­ся на целое деся­ти­ле­тие, рабо­тая под при­кры­ти­ем в посоль­стве США в Анка­ре.

В ана­ли­ти­че­ских мате­ри­а­лах ЦРУ нет даже кос­вен­ных наме­ков на уча­стие Шта­тов в под­го­тов­ке воен­но­го пут­ча, несмот­ря на то, что эти докла­ды содер­жа­ли гриф сек­рет­но­сти и пред­на­зна­ча­лись для выс­ше­го поли­ти­че­ско­го руко­вод­ства США. Обос­но­ва­ни­ем кра­ха демо­кра­ти­че­ской вла­сти счи­та­лись исклю­чи­тель­но про­бле­мы управ­ле­ния стра­ной и про­яв­ле­ние авто­ри­тар­ных тен­ден­ций у демо­кра­ти­че­ских пра­ви­те­лей, кото­рые не устро­и­ли воен­ных.

Сам Рузи Назар кате­го­ри­че­ски отри­цал свое уча­стие в пере­во­ро­те, кото­рый уни­что­жил (в бук­валь­ном смыс­ле это­го сло­ва) демо­кра­ти­че­ски избран­ное пра­ви­тель­ство Тур­ции. Он умер в апре­ле 2015 года, оста­вив в каче­стве вос­по­ми­на­ний кни­гу, напи­сан­ную даль­ним род­ствен­ни­ком, турец­ким биз­не­сме­ном Энве­ром Алтай­лы (опе­ра­то­ром мно­гих важ­ных сде­лок в Узбе­ки­стане в 1990-е годы).

В этом году кни­га «Труд­ный путь к сво­бо­де. Рузи Назар: от Крас­ной армии до ЦРУ» была изда­на на рус­ском язы­ке в Кие­ве.  В ней (со слов само­го Рузи) доволь­но подроб­но изла­га­ют­ся собы­тия, пред­ше­ство­вав­шие пут­чу. По мне­нию опе­ра­тив­ни­ка, «боль­шин­ство кон­сер­ва­тив­ных народ­ных масс под­дер­жи­ва­ли Дем­пар­тию, в то вре­мя как воен­ная и граж­дан­ская бюро­кра­тия, а так­же подав­ля­ю­щее боль­шин­ство обра­зо­ван­ных людей под­дер­жи­ва­ли НРП».

Рузи счи­тал, что «демо­кра­ты» под­стре­ка­ли народ­ный про­тест, сры­вая сту­ден­че­ские демон­стра­ции, кото­рые орга­ни­зо­вы­ва­ла про­фес­су­ра уни­вер­си­те­тов, высту­пав­шая за НРП. Он так­же упо­ми­на­ет об уси­ле­нии цен­зу­ры и аре­стах сре­ди жур­на­ли­стов.

В кни­ге при­во­дит­ся цита­та из выступ­ле­ния с три­бу­ны Пар­ла­мен­та Тур­ции лиде­ра НРП Исме­та Инё­ню: «Мы гово­ри­ли, что дол­жен быть демо­кра­ти­че­ский режим, и он был уста­нов­лен. Очень опас­но откло­нять этот демо­кра­ти­че­ский режим от его кур­са и пре­вра­щать его в систе­му при­тес­не­ния. Если вы про­дол­жи­те идти по этой доро­ге, то даже я не смо­гу спа­сти вас. Когда усло­вия назре­ли, рево­лю­ция — это закон­ное пра­во для наций».

Тем не менее, как утвер­жда­ет Рузи, отно­ше­ния меж­ду пра­ви­тель­ством Мен­де­ре­са и адми­ни­стра­ци­ей США были самы­ми теп­лы­ми. А бес­по­кой­ство у аме­ри­кан­цев вызы­ва­ли левые груп­пы в НРП, но не ДП. Соот­вет­ствен­но, ника­ких при­чин для про­во­ци­ро­ва­ния турец­ких воен­ных на госу­дар­ствен­ный пере­во­рот у аме­ри­кан­цев не было.  По мне­нию Энве­ра Алтай­лы, лиде­ры пере­во­ро­та 27 мая 1960 осу­ще­стви­ли его по сво­ей соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве и не были в кон­так­те с какой-либо ино­стран­ной дер­жа­вой. В изло­же­нии Рузи поли­ти­че­ская дина­ми­ка в Тур­ции в 1950-е годы была куда более слож­ной, а попыт­ки совер­шить воен­ный пере­во­рот пред­при­ни­ма­лись регу­ляр­но, про­сто они были неудач­ны­ми и не пре­да­ва­лись глас­но­сти.

Ситу­а­ция в Тур­ции син­хро­ни­зи­ро­ва­лась с общей поли­ти­че­ской дина­ми­кой на Ближ­нем Восто­ке (тер­ри­то­ри­ей быв­шей Осман­ской импе­рии). Насер и его коман­да захва­ти­ли власть в Егип­те путем пере­во­ро­та, точ­но таким же мето­дом при­шел к вла­сти гене­рал Касим в Ира­ке. И это была не про­сто сме­на вла­сти. Новые лиде­ры спеш­но начи­на­ли выстра­и­вать стра­те­ги­че­ские отно­ше­ния с Моск­вой.

По мне­нию Рузи, все заго­во­ры, орга­ни­зо­ван­ные в турец­ких воору­жен­ных силах, были резуль­та­том ини­ци­а­тив млад­ших офи­це­ров. Таким обра­зом, логич­но пред­по­ло­жить, что имен­но страх тако­го «непред­ска­зу­е­мо­го» пере­во­ро­та мог заста­вить США при­ни­мать сроч­ные контр­ме­ры. Сце­на­рий повто­ре­ния Суэц­ко­го кри­зи­са в Чер­но­мор­ских про­ли­вах не мог не тре­во­жить аме­ри­кан­ских воен­ных.

Из Вики­пе­дии: Суэц­кий кри­зис — меж­ду­на­род­ный кон­фликт, про­ис­хо­див­ший с октяб­ря 1956 года по март 1957 года, свя­зан­ный с опре­де­ле­ни­ем ста­ту­са Адми­ни­стра­ции Суэц­ко­го кана­ла. Ситу­а­ция обост­ри­лась с нача­лом воен­ных дей­ствий Вели­ко­бри­та­нии, Фран­ции и Изра­и­ля про­тив Егип­та. Кон­фликт закон­чил­ся без каких-либо тер­ри­то­ри­аль­ных изме­не­ний у про­ти­во­дей­ство­вав­ших сто­рон.

По мне­нию само­го Рузи, воен­ный пере­во­рот в Тур­ции 1960 года стал резуль­та­том сово­куп­но­сти очень слож­ных фак­то­ров и сво­дить его к дея­тель­но­сти спец­служб (ЦРУ или КГБ) бес­смыс­лен­но. Рузи при­зна­ет, что 14 офи­це­ров, вошед­ших в состав Коми­те­та наци­о­наль­но­го спа­се­ния, обра­зо­ван­но­го после пут­ча, были пред­по­ло­жи­тель­но про­аме­ри­кан­ски­ми. Но имен­но эти люди были впо­след­ствии аре­сто­ва­ны дру­ги­ми чле­на­ми Коми­те­та и высла­ны из стра­ны «на дипло­ма­ти­че­скую рабо­ту». А руко­во­ди­тель Коми­те­та гене­рал Дже­маль Мада­но­глу, в свою оче­редь, спу­стя неко­то­рое вре­мя сам ока­зал­ся вовле­чен в неудав­шу­ю­ся попыт­ку про­со­вет­ско­го пере­во­ро­та. В про­со­вет­ских наме­ре­ни­ях и сочув­ствию иде­ям «левой рево­лю­ции» Рузи обви­нял даже Исме­та Инё­ню, а заод­но и уни­вер­си­тет­скую про­фес­су­ру, кото­рая, по его мне­нию, откры­то при­зы­ва­ла к рево­лю­ции.

Рузи был уве­рен, что «если бы турец­кие поли­ти­ки про­де­мон­стри­ро­ва­ли боль­ше здра­во­го смыс­ла до мая 1960 года и смог­ли бы пони­зить высо­кую поли­ти­че­скую тем­пе­ра­ту­ру в стране, в Тур­ции не начал­ся бы «пери­од пут­чей».  Но имен­но это слу­чи­лось. Май­ские собы­тия 1960-го ста­ли нача­лом тра­ди­ции регу­ляр­но­го вме­ша­тель­ства турец­ких воен­ных в поли­ти­че­скую жизнь стра­ны.

После 1960-го года воен­ные «пере­во­ра­чи­ва­ли» власть в Тур­ции каж­дые десять лет. Мас­штаб этих собы­тий менял­ся, но резуль­тат оста­вал­ся неиз­мен­ным — власт­ная мат­ри­ца пере­за­гру­жа­лась.

Пан­тюр­кизм и улич­ная демо­кра­тия

Руко­во­ди­ли пере­во­ро­том в 1960-м году  пол­ков­ник Алпар­слан Тюр­кеш и гене­рал Дже­маль Гюр­сель.

Гюр­сель впо­след­ствии стал пре­зи­ден­том стра­ны, суще­ствен­но рас­ши­рив круг сво­их пол­но­мо­чий на этом посту (фак­ти­че­ски пре­вра­тив Тур­цию из пар­ла­мент­ской в пре­зи­дент­скую рес­пуб­ли­ку).

Сме­на вла­сти не изме­ни­ла основ­ной прин­цип гео­ст­ра­те­гии Тур­ции, кото­рый состо­ял в уме­нии сба­лан­си­ро­вать инте­ре­сы США, СССР, Запад­ной Евро­пы и Ближ­не­го Восто­ка.

О том, перед каким выбо­ром сто­я­ло руко­вод­ство стра­ны, мож­но судить по рас­ска­зам все того же Рузи Наза­ра. По его дан­ным, сра­зу после пере­во­ро­та 27 мая 1960 года Совет­ский Союз сде­лал Тур­ции пред­ло­же­ние, в кото­ром выра­жал готов­ность убрать все воен­ные под­раз­де­ле­ния на 250-кило­мет­ро­вой гра­ни­це с Тур­ци­ей на Кав­ка­зе и пред­став­лять еже­год­но 500 мил­ли­о­нов дол­ла­ров в каче­стве без­воз­мезд­ной помо­щи. Все, что тре­бо­ва­лось вза­мен, — вый­ти из НАТО.

Бесе­ду с послом СССР в Тур­ции вел при­я­тель Рузи Алпар­слан Тюр­кеш.  В тот момент он нахо­дил­ся на вер­шине свой карье­ры, имел аме­ри­кан­скую под­держ­ку и вполне пред­ска­зу­е­мо отка­зал­ся от пред­ло­же­ния. Но уже в нояб­ре 1960 года Тюр­кеш был отстра­нен от вла­сти и фак­ти­че­ски выслан из стра­ны. В 1963 году он вер­нул­ся обрат­но в Тур­цию и с это­го момен­та вошел в исто­рию в каче­стве архи­тек­то­ра пан­тюр­киз­ма — идео­ло­гии,  пред­по­ла­гав­шей объ­еди­не­ние всех тюрк­ских наро­дов.

Пан­тюр­кизм отли­чал­ся от кема­лиз­ма гло­баль­ным харак­те­ром идеи, а от исла­миз­ма — без­услов­ной став­кой на Тур­цию как цен­тра тюрк­ско­го этно­са. Но глав­ным его пре­иму­ще­ством была воз­мож­ность ее исполь­зо­ва­ния для моби­ли­за­ции и выво­да на ули­цу народ­ных масс, что бро­са­ло вызов как исла­миз­му, так и наби­рав­ше­му силу под­поль­но­му ком­му­ни­сти­че­ско­му дви­же­нию.

Совер­шен­но оче­вид­но, что идео­ло­ги­че­ское обра­зо­ва­ние Тюр­кеш полу­чил от Рузи, кото­рый успел сфор­ми­ро­вать­ся в тра­ди­ци­ях рос­сий­ско­го доре­во­лю­ци­он­но­го пан­тюр­киз­ма — совре­мен­ни­ка и ана­ло­га пан­сла­виз­ма и пан­гер­ма­низ­ма. Ата­тюр­ку эта идео­ло­гия и, тем более, улич­ная поли­ти­ка были не нуж­ны. Он был воен­ным, и это была его глав­ная соци­аль­ная сила. Но в 1960-е годы «ули­ца» ста­ла глав­ным местом дей­ствия турец­кой пуб­лич­ной поли­ти­ки.

Тюр­кеш стал вождем Пар­тии наци­о­на­ли­сти­че­ско­го дви­же­ния, кото­рую он отфор­ма­ти­ро­вал под себя. После чего он создал моло­деж­ную орга­ни­за­цию – спе­ци­аль­но для улич­ных битв. У нее было несколь­ко ярких и роман­ти­че­ских назва­ний — «Кор­пус иде­а­ли­стов», «Иде­а­ли­сти­че­ские оча­ги», но извест­ной она ста­ла под име­нем «Серые вол­ки». Вышед­шие из этой орга­ни­за­ции тер­ро­ри­сты «про­сла­ви­ли» ее на весь мир, а сами «вол­ки» ста­ли обя­за­тель­ным эле­мен­том улич­ной поли­ти­ки Тур­ции на деся­ти­ле­тия впе­ред.

Актив­ную улич­ную дея­тель­ность раз­вер­ну­ли так­же левые орга­ни­за­ции и груп­пы курд­ских наци­о­на­ли­стов. Это был насто­я­щий хаос, кото­рый при­вел к ради­каль­но­му сни­же­нию тем­пов эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и при­то­ка ино­стран­ных инве­сти­ций в стра­ну.

В 1971 году в стране про­изо­шел новый пере­во­рот. По мне­нию ана­ли­ти­ков ЦРУ, его при­чи­ной ста­ла неэф­фек­тив­ная поли­ти­ка пре­мьер-мини­стра Деми­ре­ля. Назар счи­тал, что воен­ные сыг­ра­ли на опе­ре­же­ние, предот­вра­тив пере­во­рот, гото­вив­ший­ся левы­ми орга­ни­за­ци­я­ми. Захва­тив власть, турец­кие воен­ные на этот раз про­сто не реши­лись взять на себя тяго­ты госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния. В резуль­та­те через неко­то­рое вре­мя поли­ти­ка вер­ну­лась на ули­цы. В 1970-е годы ули­цы турец­ких горо­дов ста­ли полем насто­я­щих схва­ток с боль­шим коли­че­ством жертв.

Послед­ний путч

Насто­я­щей пере­за­груз­кой поли­ти­че­ской систе­мы стал сле­ду­ю­щий пере­во­рот, про­изо­шед­ший уже в 1980 году. К это­му момен­ту эко­но­ми­ка стра­ны ока­за­лась в сво­бод­ном паде­нии, дол­го­вое бре­мя — непо­силь­ным, а улич­ные схват­ки меж­ду пра­вы­ми и левы­ми, а так­же меж­ду кур­да­ми и поли­ци­ей – повсе­днев­но­стью (по выра­же­нию аген­тов ЦРУ).

Тем не менее, экс­пер­ты по Тур­ции, авто­ры оче­ред­но­го стра­но­во­го докла­да ЦРУ не слиш­ком вол­но­ва­лись. Они счи­та­ли, что если в Евро­пе подоб­ный ход собы­тий при­вел бы к пол­но­му кол­лап­су, то в Тур­ции все было по-дру­го­му из-за невы­со­ко­го уров­ня ожи­да­ний насе­ле­ния и отно­си­тель­но неболь­шой доли город­ских жите­лей, кото­рые ока­за­лись в эпи­цен­тре улич­ных войн.

Неиз­вест­но, как раз­ви­ва­лась бы ситу­а­ция, если бы не собы­тия в сосед­нем Иране. Ислам­ская рево­лю­ция, накрыв­шая стра­ну в нача­ле 1979 года, ста­ла шоком для Пен­та­го­на, кото­рый как раз начал раз­ра­ба­ты­вать кон­цеп­цию сил быст­ро­го реа­ги­ро­ва­ния и подыс­ки­вал под­хо­дя­щие места для их раз­ме­ще­ния. Неожи­дан­но выяс­ни­лось, что одна из важ­ней­ших лока­ций в реги­оне утра­че­на, вме­сте с самым надеж­ным союз­ни­ком — иран­ским шахом. А вто­рой стра­те­ги­че­ский союз­ник пре­бы­ва­ет в состо­я­нии то ли пер­ма­нент­ной рево­лю­ции, то ли вяло­те­ку­щей граж­дан­ской вой­ны (сей­час такие вой­ны при­ня­то назы­вать кон­флик­та­ми низ­кой интен­сив­но­сти).

Уже осе­нью 1979 года воен­ные Тур­ции нача­ли все­рьез гото­вить­ся к пут­чу.  Выступ­ле­ние несколь­ко раз откла­ды­ва­лось, и в ито­ге состо­я­лось в сен­тяб­ре 1980-го года, как раз в момент, когда на тер­ри­то­рии Тур­ции про­во­ди­лись воен­ные уче­ния аме­ри­кан­ско­го кон­тин­ген­та (на вся­кий слу­чай).

Воен­ный пере­во­рот воз­гла­вил началь­ник Ген­шта­ба Кенан Эврен, воен­ные взя­ли на себя всю пол­но­ту вла­сти и ответ­ствен­ность за про­ис­хо­дя­щее. А про­ис­хо­ди­ло в этот момент очень мно­гое: был рас­пу­щен пар­ла­мент и запре­ще­ны все пар­тии, депу­та­тов лиши­ли непри­кос­но­вен­но­сти, а поли­ти­че­ским лиде­рам воен­ные запре­ти­ли зани­мать­ся поли­ти­кой в тече­ние деся­ти лет.

Но это было толь­ко нача­ло. Про­дол­же­ние было более суро­вым. Через суд про­шли сот­ни (!) тысяч чело­век, 250 тысяч из них ока­за­лось за решет­кой, а сот­ни людей офи­ци­аль­но каз­ни­ли. О том, сколь­ко людей под­верг­лось пыт­кам и про­па­ло без вести, спо­ры ведут­ся до сих пор. Это про­ис­хо­ди­ло в 1980 году в стране, вхо­див­шей в НАТО и свя­зан­ной с Евро­пой  поли­ти­че­ски­ми и эко­но­ми­че­ски­ми свя­зя­ми.

Под махо­вик поли­ти­че­ских репрес­сий попа­ли и левые, и пра­вые. Жесто­кий удар был нане­сен по «Серым вол­кам», обви­нен­ных в тор­гов­ле нар­ко­ти­ка­ми, сред­ства от кото­рой шли на финан­си­ро­ва­ние заку­пок ору­жия и содер­жа­ние вое­ни­зи­ро­ван­ных под­раз­де­ле­ний. А пан­тюр­ки­ста Тюр­ке­ша, кото­рый при­вет­ство­вал воен­ный пере­во­рот, тем не менее, не пусти­ли в новый мир. Его обви­ни­ли в созда­нии неза­кон­ной воору­жён­ной орга­ни­за­ции и под­го­тов­ке госу­дар­ствен­но­го пере­во­ро­та. В резуль­та­те Тюр­кеш ока­зал­ся за решет­кой, где про­вел четы­ре с поло­ви­ной года.

Вся эта вак­ха­на­лия про­дол­жа­лась три года. Сна­ча­ла была раз­ра­бо­та­на и при­ня­та на рефе­рен­ду­ме (в июне 1982 года) новая кон­сти­ту­ция стра­ны, кото­рая уси­ли­ла пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та, сохра­нив его избра­ние в пар­ла­мен­те. Новым пре­зи­ден­том стра­ны стал  Кенан Эврен. Он оста­вал­ся на этом посту до 1989 года. Ника­кой серьез­ной оппо­зи­ции у него не было.

Вики­пе­дия сооб­ща­ет, что воен­ный пере­во­рот в 1980-м году и нача­ло прав­ле­ния Эвре­на сопро­вож­да­лись мас­со­вы­ми поли­ти­че­ски­ми репрес­си­я­ми: 178 тысяч чело­век были аре­сто­ва­ны, 64 тысяч отправ­ле­ны в тюрь­мы, 30 тысяч — лише­ны граж­дан­ства, 450 чело­век погиб­ли под пыт­ка­ми, 50  были каз­не­ны, тыся­чи чис­лят­ся без вести про­пав­ши­ми.

В памя­ти Тур­ции Эврен остал­ся как жесто­кий дик­та­тор. В 2014 году уго­лов­ный суд Анка­ры при­знал его винов­ным в совер­ше­нии «пре­ступ­ле­ния про­тив госу­дар­ствен­ной вла­сти». Гене­рал был  при­го­во­рен к пожиз­нен­но­му заклю­че­нию, а в мае 2015 года умер.

Пост пре­мьер-мини­стра с 1983 года зани­мал Тур­гут Озал, кото­ро­го в стране, наобо­рот, срав­ни­ва­ют с Адна­ном Мен­де­ре­сом, каз­нен­ным после пер­во­го турец­ко­го воен­но­го пере­во­ро­та.

Это срав­не­ние объ­яс­ня­ет­ся повто­ре­ни­ем деся­ти­ле­тия успеш­но­го роста. После пере­во­ро­та Тур­ция про­де­мон­стри­ро­ва­ла впе­чат­ля­ю­щие эко­но­ми­че­ские успе­хи.

Вики­пе­дия сооб­ща­ет, что 20 мая 1983 года Тур­гут Озал осно­вал «Пар­тию Оте­че­ства». Харак­те­ри­зуя свою пар­тию, он гово­рил: «Мы кон­сер­ва­то­ры в вопро­сах мора­ли, либе­ра­лы в эко­но­ми­ке и про­грес­си­сты в том, что каса­ет­ся соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти». На пар­ла­мент­ских выбо­рах 1983 года его пар­тия полу­чи­ла 211 мест из 400 воз­мож­ных. И Озал стал сорок пятым пре­мьер-мини­стром Тур­ции. На выбо­рах 1987 года его пар­тия полу­чи­ла 292 депу­тат­ских места и Озал вновь занял пост пре­мьер-мини­стра.

Несмот­ря на успе­хи эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки пра­ви­тель­ства, раны, нане­сен­ные во вре­мя трех лет дик­та­ту­ры воен­ных, оста­лись. Они нашли отра­же­ние в худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ни­ях и кино­филь­мах.

Тур­гут Озал умер в 1993 году, будучи уже на посту пре­зи­ден­та, кото­рый он занял в 1989 году. Его сра­зил инфаркт, но про­ве­ден­ный через десять лет ана­лиз остан­ков Оза­ла ука­зал на нали­чие в них буке­та ядов и отрав­ля­ю­щих веществ. Ясно­го отве­та на вопрос, кто и зачем его отра­вил, нет.

Сле­ду­ю­щая попыт­ка воен­но­го пере­во­ро­та в Тур­ции слу­чи­лась совсем недав­но — летом 2016 года. Она про­ва­ли­лась с огром­ны­ми чело­ве­че­ски­ми и репу­та­ци­он­ны­ми поте­ря­ми для армии. Тогда пре­зи­ден­ту Эрдо­га­ну уда­лось, нако­нец, реа­ли­зо­вать меч­ту несколь­ких поко­ле­ний «народ­ных поли­ти­ков» и упразд­нить воен­ный над­зор. Заод­но были уни­что­же­ны и мно­гие либе­раль­ные прин­ци­пы турец­ко­го поли­ти­ку­ма, осно­ван­но­го на очень хруп­ком рав­но­ве­сии инте­ре­сов город­ских элит и наро­да.

Судя по все­му, эпо­ха пере­во­ро­тов, начав­ша­я­ся в 1960 году, завер­ши­лась имен­но в 1980-м. Но, как   про­ро­чит боль­шин­ство экс­пер­тов, с нею  завер­ши­лась и эпо­ха демо­кра­тии в Тур­ции. Одна­ко это тема уже для дру­гой пуб­ли­ка­ции. 

…Про опыт Испа­нии, Пор­ту­га­лии и Бра­зи­лии, а так­же первую часть ста­тьи про опыт Тур­ции читай­те  в ста­тьях: О тран­зи­те вла­сти и важ­но­сти дис­кус­сии, Как испан­цы изба­ви­лись от дик­та­ту­ры Фран­ко, Послед­няя рево­лю­ция на Запа­де, Тран­зит вла­сти в Бра­зи­лии. Путь к демо­кра­тии, Тран­зит в Бра­зи­лии. Попыт­ка номер два,  Турец­кий тран­зит: от дик­та­ту­ры к демократии.Ч.I.

 Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone