Три условия транзита власти в РК

 

Тема тран­зи­та вер­хов­ной вла­сти в Казах­стане на фоне послед­них тре­вол­не­ний в стране ото­шла на вто­рой план. Меж­ду тем, это вопрос, кото­рый дол­жен вол­но­вать не толь­ко эли­ту, кото­рая  в ито­ге и  при­мет реше­ние, кто воз­гла­вит стра­ну после Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, и рас­пла­тит­ся за него,  теряя или при­об­ре­тая вли­я­ние и дохо­ды, но и про­стых граж­дан — изби­ра­те­лей.

В усло­ви­ях авто­ри­тар­ной поли­ти­че­ской систе­мы роль лич­но­сти, кото­рая воз­глав­ля­ет госу­дар­ство,  намно­го зна­чи­тель­нее,  чем это име­ет место быть в «нор­маль­ных» циви­ли­зо­ван­ных стра­нах. И это одна из при­чин, поче­му в ходе обсуж­де­ния темы казах­стан­ско­го тран­зи­та дис­кус­сия в обя­за­тель­ном поряд­ке и весь­ма ско­ро пере­клю­ча­ет­ся на вопрос, кто же кон­крет­но может стать пре­ем­ни­ком елба­сы.

Дру­гая  при­чи­на подоб­но­го пере­клю­че­ния состо­ит в том, что пер­со­на­ли­за­ция поли­ти­че­ской систе­мы и госу­дар­ства на пост­со­вет­ском про­стран­стве явля­ет­ся почти нор­мой. Одна­ко попыт­ка про­гно­зи­ро­вать про­цесс тран­зи­та исклю­чи­тель­но как сме­ну Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва кем-то дру­гим и гадать, кто им будет, бес­смыс­лен­на сама по себе, посколь­ку никто не может читать в чужих голо­вах.

Поэто­му счи­та­ем необ­хо­ди­мым скон­цен­три­ро­вать­ся пока на тех усло­ви­ях (фак­то­рах), кото­рые в обя­за­тель­ном поряд­ке повли­я­ют на опре­де­ле­ние, выдви­же­ние, согла­со­ва­ние, под­держ­ку и при­зна­ние (или отказ в при­зна­нии) пра­вя­щей эли­той сле­ду­ю­ще­го «лиде­ра нации».

Нач­нем с того, что в Казах­стане, по наше­му мне­нию, невоз­мо­жен тран­зит  вла­сти от елба­сы к его пре­ем­ни­ку вне (в обход) преду­смот­рен­ных Кон­сти­ту­ци­ей стра­ны  юри­ди­че­ских про­це­дур. То есть невоз­мож­на ни пря­мая пере­да­ча пре­зи­дент­ско­го поста и пол­но­мо­чий, напри­мер, мини­стру здра­во­охра­не­ния, как это слу­чи­лось в Турк­ме­ни­стане, или кому-нибудь еще, ни захват вер­хов­ной вла­сти силой в обход тех лиц, кото­рые соглас­но зако­ну при­зы­ва­ют­ся в слу­чае смер­ти или, к при­ме­ру,  недее­спо­соб­но­сти Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва.

Поче­му мы так счи­та­ем? Пото­му что в резуль­та­те тако­го раз­ви­тия собы­тий, крайне мало­ве­ро­ят­но­го по наше­му мне­нию,  пре­ем­ник не обре­тет тре­бу­е­мой леги­тим­но­сти.  При­чем как в гла­зах казах­стан­цев, так и руко­вод­ства и поли­ти­че­ских элит дру­гих госу­дарств. Соот­вет­ствен­но «узур­па­тор» ока­жет­ся силь­но уяз­ви­мым и внут­ри стра­ны,  и за ее пре­де­ла­ми.

При этом он не смо­жет рас­счи­ты­вать на вер­ность гос­ап­па­ра­та, вклю­чая сило­вые струк­ту­ры, по той про­стой при­чине, что немед­лен­но вклю­чит­ся кла­но­вый фак­тор, после чего «супер­пре­зи­дент­ская» вер­ти­каль рас­сып­лет­ся, а что­бы ее собрать потре­бу­ют­ся вре­мя и нема­лые уси­лия.

Если мы пра­вы, то это озна­ча­ет, что сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том Казах­ста­на, соглас­но ста­тьи 48 Кон­сти­ту­ции РК, ста­нет чело­век, кото­рый в час «Х» будет зани­мать долж­но­сти или пред­се­да­те­ля Сена­та, или пред­се­да­те­ля Мажи­ли­са Пар­ла­мен­та РК, или пре­мьер-мини­стра.

Слож­ность одна­ко состо­ит в том, что в усло­ви­ях авто­ри­тар­ной поли­ти­че­ской систе­мы реше­ние о пре­ем­ни­ке Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва (даже если послед­ний сам его опре­де­лит и назо­вет) все рав­но  будет при­ни­мать пра­вя­щая эли­та, точ­нее, ее вер­хуш­ка, при­чем в ава­рий­ном поряд­ке.

С уче­том преды­ду­щей внут­ри­по­ли­ти­че­ской прак­ти­ки как совет­ско­го, так и соб­ствен­но казах­стан­ско­го пери­о­да это озна­ча­ет, что чис­ло пре­тен­ден­тов на пост гла­вы госу­дар­ства де-факто шире, чем это опре­де­ле­но в ста­тье 48 Кон­сти­ту­ции РК. Напри­мер, дочь пре­зи­ден­та Дари­га Назар­ба­е­ва как дей­ству­ю­щий сена­тор может момен­таль­но стать пред­се­да­те­лем Сена­та Пар­ла­мен­та РК и, соот­вет­ствен­но,   уна­сле­до­вать выс­шую госу­дар­ствен­ную долж­ность в стране от сво­е­го отца.

Впро­чем, то же самое каса­ет­ся любо­го дру­го­го казах­стан­ско­го пар­ла­мен­та­рия, посколь­ку все они име­ют пра­во, но не воз­мож­ность, воз­гла­вить соот­вет­ству­ю­щие пала­ты.

Более того, пре­ем­ни­ком «лиде­ра нации», кро­ме трех выс­ших после гла­вы госу­дар­ства долж­ност­ных лиц стра­ны и депу­та­тов Пар­ла­мен­та РК, могут стать и дру­гие «силь­ные» пер­со­ны. Ведь никто не меша­ет  пред­се­да­те­лю КНБ РК Кари­му Маси­мо­ву или руко­во­ди­те­лю адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та РК Адиль­бе­ку Джак­сы­бе­ко­ву сло­жить свои пол­но­мо­чия, стать сена­то­ром по пре­зи­дент­ско­му спис­ку и быть избран­ным гла­вой верх­ней пала­ты Пар­ла­мен­та РК.

В Казах­стане эти про­це­ду­ры зай­мут в сово­куп­но­сти один день, более того, даже смерть Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва не поме­ша­ет тако­му «взле­ту» — доста­точ­но не сра­зу объ­явить об этом, под­го­то­вить и опуб­ли­ко­вать соот­вет­ству­ю­щие пре­зи­дент­ские ука­зы и реа­ли­зо­вать их.

Дру­гое дело, что чис­ло людей, кото­рым по силам стать пре­ем­ни­ком «лиде­ра нации» или хотя бы пре­тен­до­вать на эту пози­цию, крайне огра­ни­чен­но. По нашим при­кид­кам, их поряд­ка пяти-шести. Но, повто­рим­ся, стать сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том Рес­пуб­ли­ки Казах­стан, не выпол­нив   фор­маль­ные юри­ди­че­ские про­це­ду­ры, по наше­му мне­нию, невоз­мож­но.

Поэто­му пер­вая «дра­ка» за вер­хов­ную власть в ходе тран­зи­та может состо­ять­ся меж­ду теми, кто в момент «Х» ока­жет­ся на пози­ци­ях пред­се­да­те­лей Сена­та и Мажи­ли­са, а так­же пре­мьер-мини­стра, и теми «силь­ны­ми» фигу­ра­ми, кто хотел бы их ава­рий­но сме­стить, дабы самим занять эти пози­ции.

Впро­чем, не исклю­че­но (а по нашей оцен­ке, так оно ско­рее все­го и будет), что дан­ная «дра­ка» не состо­ит­ся в виду стра­хов вер­хуш­ки пра­вя­щей эли­ты деста­би­ли­зи­ро­вать внут­ри­по­ли­ти­че­скую ситу­а­цию. В этом слу­чае вто­рая «дра­ка» воз­мож­на меж­ду тре­мя чинов­ни­ка­ми, чьи офи­ци­аль­ные пози­ции поз­во­ля­ют им пре­тен­до­вать на пра­во стать пре­ем­ни­ком Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва по вла­сти.

Вопрос, насколь­ко она веро­ят­на, мы остав­ля­ем откры­тым, посколь­ку не понят­но, кто кон­крет­но будет воз­глав­лять соот­вет­ствен­но Сенат и Мажи­лис Пар­ла­мен­та РК и пра­ви­тель­ство РК в час «Х». Напри­мер, Касым­Жо­март Тока­ев, по наше­му мне­нию, согла­сит­ся на все, что ему про­дик­ту­ют, а вот Нур­лан Ниг­ма­тул­лин может попы­тать­ся сыг­рать «ва-банк».

В этот момент клю­че­вую роль сыг­ра­ет под­держ­ка, кото­рую полу­чит тот или иной пре­тен­дент, от эли­ты, а так­же его реаль­ные воз­мож­но­сти —  ока­зать дав­ле­ние на кон­ку­рен­тов, напри­мер, с помо­щью физи­че­ской силы, ком­про­ме­ти­ру­ю­щих мате­ри­а­лов или мораль­но­го авто­ри­те­та.

Это озна­ча­ет, что тео­ре­ти­че­ски воз­мож­ны два вари­ант тран­зи­та вер­хов­ной вла­сти в Казах­стане:

  • пер­вый, когда долж­ность гла­вы госу­дар­ства полу­ча­ет непо­сред­ствен­но пре­ем­ник,
  • вто­рой, когда сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том ста­но­вит­ся некая пер­со­на, кото­рая ока­зы­ва­ет­ся в зави­си­мо­сти от дру­го­го чело­ве­ка или целой груп­пы лиц, пото­му что имен­но они под­дер­жа­ли ее в кри­ти­че­ский момент и без них она не спо­соб­на сохра­нить кон­троль.

То есть вто­рым огра­ни­чи­тель­ным усло­ви­ем для пред­сто­я­ще­го тран­зи­та вла­сти явля­ет­ся суще­ство­ва­ние элит­ных групп (кла­нов), кото­рые дей­стви­тель­но могут (спо­соб­ны) удер­жать госу­дар­ствен­ную вер­ти­каль в сво­их руках и не допу­стить рас­пад госу­дар­ствен­но­го меха­низ­ма.

Послед­нее обсто­я­тель­ство, на наш взгляд, недо­оце­ни­ва­ет­ся в ходе дис­кус­сии на тему тран­зи­та вер­хов­ной вла­сти в Казах­стане, хотя оче­вид­но, что в резуль­та­те внут­ри­э­лит­ной борь­бы за послед­ние годы  как мини­мум три груп­пы вли­я­ния по раз­ным при­чи­нам потер­пе­ли пора­же­ние. Мы име­ем в виду «корей­цев», кото­рые после смер­ти Вла­ди­ми­ра Ни пере­ста­ли «коти­ро­вать­ся», а так­же «южан» и «запад­ни­ков», раз­гром­лен­ных их поли­ти­че­ски­ми про­тив­ни­ка­ми.

Тре­тье же огра­ни­чи­тель­ное усло­вие, по нашей оцен­ке, состо­ит в том, что  как бы не хоте­ли отдель­ные пред­ста­ви­те­ли пра­вя­щей эли­ты занять как мож­но высо­кое место в стра­но­вой иерар­хии, страх перед тем, что уход Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва  при­ве­дет к деста­би­ли­за­ции внут­ри­по­ли­ти­че­ской ситу­а­ции и выбро­су про­тестных настро­е­ний на ули­цы,  будет все­об­щим.

Этот страх заста­вит боль­шую часть тех, кто управ­ля­ет стра­ной и ее эко­но­ми­кой, при­жи­мать­ся к тем фигу­рам вли­я­ния, кото­рым они или боль­ше верят, или кото­рых  менее опа­са­ют­ся. Имен­но поэто­му в усло­ви­ях тран­зи­та будет иметь зна­че­ние не толь­ко теку­щее вли­я­ние той или иной груп­пи­ров­ки, но и ее авто­ри­тет  и имидж в гла­зах элит­ных «изби­ра­те­лей.

Читай­те так­же: Еще одна про­бле­ма тран­зи­таКак не зай­ти в тупик с тран­зи­том, О глав­ной про­бле­ме тран­зи­та вла­стиО тран­зи­те вла­сти и важ­но­сти дис­кус­сии, В казах­ских СМИ обсуж­да­ют тран­зит вла­сти, Сце­на­рии тран­зи­та, О спе­ци­фи­ке сце­на­ри­ев тран­зи­та вла­сти.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone