ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРИНЦИПОВ или экспертный шопинг по-акордински

Марта Брил Олкотт один из самых известных экспертов по Казахстану. Автор двух книг о Казахстане.

До 2009 года была доста­точ­но кри­тич­но настро­е­на к поли­ти­че­ской авто­кра­тии Назар­ба­е­ва, что нашло свое отра­же­ние в ее кни­ге и пуб­лич­ных выступ­ле­ни­ях

Мар­та Брилл Олкотт

Экс­перт Фон­да Кар­не­ги по Цен­траль­ной Азии Мар­та Брилл Олкотт. Фото­гра­фия сде­ла­на на пресс-кон­фе­рен­ции быв­ше­го пре­зи­ден­та Кыр­гыз­ста­на А.Акаева в Мос­ков­ском Цен­тре Кар­не­ги 14 фев­ра­ля 2007 года. 

Затем ее отно­ше­ние к режи­му Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва серьез­но изме­ни­лось. Кри­ти­че­ское отно­ше­ние сме­ни­лось лояль­ным отно­ше­ни­ем и даже оправ­да­ни­ем того, что про­ис­хо­дит в Казах­стане. Ука­зан­ная транс­фор­ма­ция взгля­дов на режим Назар­ба­е­ва при­ве­ла к тому, что Мар­та Олк­кот, даже отка­за­лась от глав­ной мыс­ли сво­ей кни­ги, что казах­стан­ские вла­сти не выпол­ни­ли сво­их обе­ща­ний в части постро­е­ния демо­кра­ти­че­ско­го госу­дар­ства с либе­раль­ной эко­но­ми­кой.

Она пере­де­ла­ла отдель­ные момен­ты кни­ги и даже поста­ви­ла знак вопро­са в загла­вии кни­ги. Тем самым она поста­ви­ли под вопрос и саму книг, напи­сан­ную в 2002 году.

С тех пор все, что гово­рит и пишет Мар­та Олкотт о казах­стан­ской вла­сти носит, как пра­ви­ло, пози­тив­ный и даже оправ­да­тель­ный харак­тер.

Мы не зна­ем, что послу­жи­ло при­чи­ной это­го. Мы можем толь­ко дога­ды­вать­ся и пред­по­ла­гать, что про­изо­шло с экс­пер­том после 2009 года.

Но нам извест­но, что в 2010 году она ста­ла про­фес­со­ром на факуль­те­те меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний в Казах­ском Наци­о­наль­ном Уни­вер­си­те­те име­ни аль-Фара­би.

Парал­лель­но она нача­ла рабо­тать в сов­мест­ном про­ек­те фон­да Кар­не­ги и Уни­вер­си­те­та име­ни аль-Фара­би

Еще извест­но, что она была награж­де­на меда­лью пра­ви­тель­ства Казах­ста­на в честь два­дца­той годов­щи­ны неза­ви­си­мо­сти Рес­пуб­ли­ки Казах­стан. Так­же она была награж­де­на за заслу­ги Мини­стер­ством обра­зо­ва­ния.

Мы зна­ем, что Мар­та Олк­кот послед­ние 8 лет актив­но сотруд­ни­ча­ла с раз­лич­ны­ми гос. учре­жде­ни­я­ми Рес­пуб­ли­ки Казах­стан в том чис­ле с Фон­дом Пер­во­го Пре­зи­ден­та и Инсти­ту­том пар­ла­мен­та­риз­ма пра­вя­щей пар­тии Нур Отан.

Два раза она при­вле­ка­лась Пра­ви­тель­ством Казах­ста­на в каче­стве экс­пер­та в судеб­ных тяж­бах Рес­пуб­ли­ки Казах­стан с зару­беж­ны­ми парт­не­ра­ми.

Тре­тий раз ее при­влек­ли в каче­стве экс­пер­та в спо­ре меж­ду биз­не­сме­на­ми Ана­то­ли­ем и Габ­ри­элем Ста­ти и Рес­пуб­ли­кой Казах­стан. В рам­ках это­го раз­би­ра­тель­ства в Арбит­раж­ном инсти­ту­те Сток­голь­ма ею был под­го­тов­лен экс­перт­ный отчет, в кото­ром Мар­та Олкотт поста­ра­лась обос­но­вать, что кон­фликт бра­тьев Ста­ти не име­ет поли­ти­че­ской подо­пле­ки и пред­став­ля­ет из себя чисто ком­мер­че­ский спор меж­ду част­ны­ми пред­при­ни­ма­те­ля­ми и отдель­но взя­ты­ми казах­стан­ски­ми чинов­ни­ка­ми.

Сам иск бра­тьев Ста­ти к Рес­пуб­ли­ке Казах­стан мне не был инте­ре­сен.

Но в ука­зан­ном отче­те содер­жал­ся обзор поли­ти­че­ской систе­мы Казах­ста­на, кото­рый меня не мог не заин­те­ре­со­вать..

Было инте­рес­но узнать, как оце­ни­ва­ет­ся про­ис­хо­дя­щее у нас в стране гла­за­ми зару­беж­но­го, столь масти­то­го уче­но­го, с кото­рым я, кста­ти, я лич­но неод­но­крат­но встре­чал­ся и имел бесе­ды.

Про­чи­тав обзор я был потря­сен мета­мор­фо­зой, кото­рая про­изо­шла с Мар­той Олкотт. Меня пора­зи­ло, как быв­ший кри­тик казах­стан­ской авто­кра­тии пре­вра­тил­ся в ее лоб­би­ста. Я не думал, что такое вооб­ще воз­мож­но.

Понятно, что столь серьезное заявление требует доказательств. Поэтому я продемонстрирую это на конкретных примерах из этого обзора.

Экс­перт начи­на­ет с обос­но­ва­ния того, что поли­ти­че­ская систе­ма Казах­ста­на хоть и осно­ва­на на силь­ной пре­зи­дент­ской вла­сти, но, мол, на самом деле пол­но­мо­чия Назар­ба­е­ва не так обшир­ны, как это кажет­ся на пер­вый взгляд. Оспа­ри­вая утвер­жде­ния сво­их оппо­нен­тов о моно­по­ли на власть пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва, экс­перт про­сто берет и срав­ни­ва­ет Казах­стан с Турк­ме­ни­ей и Узбе­ки­ста­ном, мол, смот­ри­те там ситу­а­ция еще хуже. Пря­мо ска­жем аргу­мент не из самых силь­ных.

Далее она заяв­ля­ет, что власт­ные пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва в послед­нее вре­мя умень­ши­лись, под­ра­зу­ме­вая недав­ние изме­не­ния Кон­сти­ту­ции, несколь­ко пере­рас­пре­де­лив­шие власт­ные пол­но­мо­чия меж­ду вет­вя­ми вла­сти.

Да дей­стви­тель­но в Кон­сти­ту­цию Казах­ста­на были вне­се­ны изме­не­ния в части пере­рас­пре­де­ле­ния пол­но­мо­чий меж­ду пре­зи­ден­том, пар­ла­мен­том и пра­ви­тель­ством. Да фор­маль­но пре­зи­дент отка­зал­ся от ряда ему при­над­ле­жав­ших пол­но­мо­чий, что при жела­нии мож­но пре­под­не­сти как умень­ше­ние его власт­ных пол­но­мо­чий

Одна­ко трез­вая оцен­ка ситу­а­ции пока­зы­ва­ет, что де-факто ника­ких прин­ци­пи­аль­ных изме­не­ний не про­изо­шло. Пре­зи­дент как был, так и остал­ся пол­но­власт­ным пра­ви­те­лем стра­ны, в руках кото­ро­го сосре­до­то­че­на вся пол­но­та вла­сти. И соот­вет­ствен­но все основ­ные и прин­ци­пи­аль­ные реше­ния в стране сего­дня при­ни­ма­ют­ся толь­ко с его ведо­ма и согла­сия

Да пре­зи­дент ста­ре­ет и ему труд­нее вни­кать во все вопро­сы госу­дар­ствен­ных дел. Но при этом нуж­но пони­мать, что в тех слу­ча­ях, когда цена вопро­са несколь­ко мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, то без его уча­стия такой вопрос конеч­но же не может обой­тись.

Это акси­о­ма и глав­ный прин­цип казах­стан­ской госу­дар­ствен­но­сти.

Заяв­ле­ние Мар­ты Олк­кот, что в силу ста­ре­ния и посте­пен­но­го отхо­да от дел Назар­ба­е­ва, Адми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та ста­но­вит­ся сла­бее и все боль­ше пре­вра­ща­ет­ся из рас­по­ря­ди­тель­но­го орга­на в кон­троль­ный абсо­лют­но не соот­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти.

Напро­тив, по мере ста­ре­ния пре­зи­ден­та у него уси­ли­ва­ет­ся мни­тель­ность и подо­зри­тель­ность. А после предот­вра­ще­ния госу­дар­ствен­но­го пере­во­ро­та, кото­рый замыш­лял его покой­ный зять Рахат Али­ев, это еще более обост­ри­лось.

Недо­вер­чи­вость пре­зи­ден­та ста­ла про­яв­лять­ся в созда­нии тоталь­но­го кон­тро­ля над всем, что, так или ина­че, может пред­став­лять угро­зу его вла­сти. Это выра­жа­ет­ся в повы­шен­ном вни­ма­ние к рабо­ты спец­служб, в кото­рых была про­ве­де­на соот­вет­ству­ю­щая реор­га­ни­за­ция, и они были уси­ле­ны кад­ро­во и тех­ни­че­ски.

В обзо­ре экс­перт поста­ви­ла под сомне­ние утвер­жде­ние ист­цов, что КНБ под­чи­ня­ет­ся непо­сред­ствен­но пре­зи­ден­ту Назар­ба­е­ву. По ее сло­вам это не так, пото­му что КНБ все­го лишь выпол­ня­ет ука­за­ния пре­зи­ден­та. Как тут не спро­сить у ува­жа­е­мо­го про­фес­со­ра, чем в усло­ви­ях пол­ной моно­по­лии на власть пер­вое отли­ча­ет­ся от вто­ро­го?

Коми­тет наци­о­наль­ной без­опас­но­сти неглас­но назы­ва­е­мый в наро­де «коми­те­том назар­ба­ев­ской без­опас­но­сти» — это орган, сто­я­щий преж­де все­го на охране без­опас­но­сти пра­вя­ще­го режи­ма и явля­ю­щий­ся глав­ным ору­жи­ем режи­ма про­тив ина­ко­мыс­лия и оппо­зи­ции. И об этом соб­ствен­но и писа­ла экс­перт сво­ей кни­ге в 2003 году. И кон­троль над этим важ­ным для Пре­зи­ден­та орга­ном осу­ществ­ля­ет­ся, преж­де все­го, через назна­че­ние в руко­вод­ство этой струк­ту­рой людей лич­но пре­дан­ных ему, кото­рым он пол­но­стью дове­ря­ет.

Особое удивление вызывает более чем странные аргументы, при помощи которых эксперт доказывает, что в Казахстане идет процесс укрепления верховенства закона.

По ее мне­нию об этом сви­де­тель­ству­ет назна­че­ние на долж­но­сти началь­ни­ков нало­го­вых ведомств таких фигур как Кай­рат Кожам­жа­ров, Рашид Тусу­п­бе­ков. Они на ее взгляд настоль­ко боль­шие про­фес­си­о­на­лы сво­е­го дела, настоль­ко отла­ди­ли рабо­ту сво­е­го ведом­ства, что это не поз­во­ля­ет срав­ни­вать нынеш­нюю пра­во­вую систе­му Казах­ста­на и Рос­сии. Это тем более пора­зи­тель­но читать у экс­пер­та, пре­крас­но зна­ю­ще­го цену про­фес­си­о­на­лиз­ма казах­стан­ских чинов­ни­ков. Да и потом, с каких это пор в Казах­стане «кад­ры реша­ют все»? Очень стран­ная логи­ка, если не ска­зать боль­шее.

Отдель­ный раз­го­вор об оцен­ке, кото­рую дает мар­та Олк­кот тра­ги­че­ских собы­тий в Жана­о­зене, где в ходе раз­го­на басту­ю­щих неф­тя­ни­ков были застре­ля­ны 14 чело­век. Здесь очень нагляд­но про­яви­лась тен­ден­ци­оз­ность ее оцен­ки. Глав­ный тезис экс­пер­та это то, что Акор­да не была при­част­на к это­му рас­стре­лу, что все про­изо­шло вслед­ствие неум­ных и неуме­лых дей­ствий реги­о­наль­ных вла­стей.

В каче­стве дока­за­тель­ства это­го при­во­дит­ся пере­чень уво­лен­ных реги­о­наль­ных чинов­ни­ков, допу­стив­шие эти вол­не­ния. В ее гла­зах Акор­да пред­став­ля­ет­ся сто­я­щей над схват­кой, эта­кой объ­ек­тив­ной инстан­ци­ей, нака­зы­ва­ю­щей винов­ных а тра­ге­дии как с той, так и с дру­гой сто­ро­ны. На самом деле уволь­не­ния ниче­го не дока­зы­ва­ют: чинов­ни­ков сде­ла­ли стре­лоч­ни­ка­ми, что­бы отве­сти подо­зре­ние от цен­траль­ной вла­сти.

Нет ника­ких сомне­ний, что про­ти­во­сто­я­ние тако­го уров­ня рабо­чих с рабо­то­да­те­ля­ми и вла­стя­ми было извест­но в Акор­де и что раз­ре­ше­ние на при­ме­не­ние огне­стрель­но­го ору­жия на пора­же­ние согла­со­вы­ва­лось на самом вер­ху. Но такой вари­ант раз­ви­тия собы­тий экс­перт поче­му-то не рас­смат­ри­ва­ет даже в каче­стве воз­мож­ной вер­сии.

Точ­но так­же одно­бо­ко экс­перт оце­ни­ла суды над заба­стов­щи­ка­ми и лиде­ром оппо­зи­ции, кото­рые все­ми наблю­да­те­ля­ми были оце­не­ны как нечест­ные и неспра­вед­ли­вые.

К мыс­ли об одно­сто­рон­но­сти и пред­взя­то­сти оце­нок экс­пер­та под­тал­ки­ва­ют и дру­гие выво­ды и утвер­жде­ния Олк­кот, кото­рые содер­жат­ся в поли­ти­че­ском обзо­ре.

В част­но­сти об том гово­рит ее утвер­жде­ние, что в Казах­стане наблю­да­ет­ся тен­ден­ция к децен­тра­ли­за­ции вла­сти. Беря за осно­ву чисто фор­маль­ные изме­не­ния в Кон­сти­ту­ции, а так­же кос­ме­ти­че­ские рефор­мы, выда­ва­е­мые казах­стан­ски­ми вла­стя­ми за поли­ти­че­ские рефор­мы, экс­перт утвер­жда­ет, что Акор­де уда­лось собрать в пра­ви­тель­стве коман­ду рефор­ма­то­ров, кото­рые успеш­но осу­ществ­ля­ют эко­но­ми­че­скую рефор­му в стране.

По ее мне­нию импуль­сом к про­во­ди­мым сего­дня соци­аль­ным и эко­но­ми­че­ским рефор­мам послу­жи­ло «Обра­ще­ние к нации» пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва. После это­го обра­ще­ния

вни­ма­ние пра­ви­тель­ства было наце­ле­но «на повы­ше­ние ответ­ствен­но­сти госу­дар­ствен­ных долж­ност­ных лиц, повы­ше­ние уров­ня соци­аль­но­го бла­го­со­сто­я­ния граж­дан Казах­ста­на и уси­ле­ние чув­ства лич­ной соци­аль­ной ответ­ствен­но­сти».

Ска­зан­ное экс­пер­том очень спор­но и заслу­жи­ва­ет самой серьез­ной кри­ти­ки.

На мой взгляд, ника­ких реформ, меня­ю­щих эко­но­ми­че­скую и тем более соци­аль­ную ситу­а­цию в стране не наблю­да­ет­ся.

Стра­на, с тру­дом пре­одо­лев эко­но­ми­че­ский кри­зис, нахо­дит­ся в глу­бо­кой эко­но­ми­че­ской стаг­на­ции. Пра­ви­тель­ство для под­дер­жа­ния кур­са тен­ге вынуж­де­но тра­тить сред­ства накоп­лен­ные на чер­ный день в Нац. Фон­де. Боль­шая часть рядо­вых казах­стан­цев нахо­дит­ся в бед­ствен­ном поло­же­нии и вынуж­де­на выжи­вать в бук­валь­ном смыс­ле это­го сло­ва. Уро­вень соци­аль­ной защи­щен­но­сти неиму­щих и уяз­ви­мых сло­ев насе­ле­ния кри­ти­че­ский.

Но у экс­пер­та нет даже наме­ка на это, Оце­ни­вая уро­вень эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия, она при­бе­га­ет сно­ва к хит­ро­му при­е­му, срав­ни­вая Казах­стан с сосе­дя­ми по реги­о­ну, у кото­рых эко­но­ми­че­ское поло­же­ние еще хуже. В резуль­та­те это­го Казах­стан выгля­дит более пред­по­чти­тель­нее. Но это не дока­зы­ва­ет нали­чие поло­жи­тель­ной дина­ми­ки в эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии.

Еще одним под­твер­жде­ни­ем пред­взя­то­сти оце­нок экс­пер­та явля­ет­ся ее пози­тив­ное виде­ние про­во­ди­мой вла­стя­ми анти­кор­руп­ци­он­ной кам­па­нии. По ее мне­нию послед­няя анти­кор­руп­ци­он­ная кам­па­ния была более успеш­ной, чем любые про­во­ди­мые ранее кам­па­нии. По ее мне­нию это дока­зы­ва­ет­ся тем, что за кор­руп­ци­он­ные пре­ступ­ле­ния были при­вле­че­ны к ответ­ствен­но­сти несколь­ко клю­че­вых фигур из пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. Но при этом экс­перт пол­но­стью обхо­дит мол­ча­ни­ем резуль­та­тив­ность этой ком­па­нии. Ни сло­ва о том, что про­ве­ден­ная Пра­ви­тель­ством рабо­та не дала каких-либо серьез­ных резуль­та­тов. Нет ниче­го, что­бы под­твер­жда­ло, что кор­руп­ции в Казах­стане ста­ло мень­ше.

Неза­ви­си­мо от декла­ри­ру­е­мой вла­стя­ми борь­бы с недоб­ро­со­вест­ны­ми чинов­ни­ка­ми, кор­руп­ция оста­ет­ся основ­ной про­бле­мой казах­стан­цев и казах­стан­ско­го биз­не­са.

Инте­рес­но, что столь пози­тив­ная оцен­ка экс­пер­та прак­ти­че­ски сов­па­да­ет с тем, что пишут в сво­их отче­тах чинов­ни­ки Пра­ви­тель­ства. Воз­мож­но сов­па­де­ние слу­чай­но, но воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, что экс­перт исполь­зо­ва­ла мате­ри­а­лы об успе­хах анти­кор­руп­ци­он­ной борь­бы, под­го­тов­лен­ные казах­стан­ски­ми чинов­ни­ка­ми.

В обзо­ре содер­жит­ся оцен­ка казах­стан­ско­го пар­ла­мен­та, кото­рый со слов Мар­ты Олк­кот от года к году ста­но­вит­ся все более про­фес­си­о­наль­ным орга­ном.

Это очень инте­рес­ное мне­ние, но оно мало соот­вет­ству­ет казах­стан­ской дей­стви­тель­но­сти. На мой взгляд все как раз наобо­рот. И это не толь­ко на мой взгляд. Если бы экс­перт удо­су­жи­лась поин­те­ре­со­вать­ся на этот счет казах­стан­ским обще­ствен­ным мне­ни­ем через име­ю­щи­е­ся дан­ные опро­сов обще­ствен­но­го мне­ния или в соци­аль­ных сетях, то уви­де­ла бы, что непро­фес­си­о­на­лизм казах­стан­ских пар­ла­мен­та­ри­ев, их огра­ни­чен­ность и ото­рван­ность от нужд наро­да ста­ла прит­чей во язы­цех. Поль­зо­ва­те­ли соци­аль­ных сетей откры­то сме­ют­ся над бес­по­лез­но­стью, без­дар­но­стью и непро­фес­си­о­на­лиз­мом это­го орга­на. Из всех вет­вей вла­сти пар­ла­мент явля­ет­ся самой неува­жа­е­мой и под­вер­га­е­мой кри­ти­ке струк­ту­рой. Так поче­му же у аме­ри­кан­ско­го экс­пер­та его про­фес­си­о­на­лизм рас­тет?

И уж совсем стран­но выгля­дит экс­перт в сво­ей оцен­ке уров­ня поли­ти­че­ских прав и сво­бод казах­стан­цев. По ее мне­нию «несмот­ря на то, что Казах­стан, есте­ствен­но, не отве­ча­ет фор­маль­ным кри­те­ри­ям граж­дан­ско­го обще­ства, соглас­но кри­те­ри­ям «Фри­дом хаус»» казах­стан­цы, с кото­ры­ми экс­перт общал­ся в Казах­стане не чув­ству­ют огра­ни­че­ний в веде­нии дис­кус­сий по поли­ти­че­ским вопро­сам как в ака­де­ми­че­ской сре­де, так и в част­ной жиз­ни.

То есть, Олкотт при­зна­вая, неде­мо­кра­тич­ность поли­ти­че­ской систе­мы Каа­зах­ста­на, счи­та­ет, что казах­стан­цев вполне устра­и­ва­ет нынеш­ний уро­вень демо­кра­тии в стране. Такое мне­ние она соста­ви­ла встре­ча­ясь с казах­стан­ца­ми. Яко­бы всех их вполне устра­и­ва­ет тот уро­вень поли­ти­че­ской сво­бо­ды, кото­рый сего­дня суще­ству­ет в Казах­стане.

Дей­стви­тель­но в Казах­стане есть люди, кото­рые не пре­тен­ду­ют на демо­кра­тию? И их не мло. Но при этом име­ют­ся и зна­чи­тель­ное коли­че­ство тех, кого не устра­и­ва­ет суще­ству­ю­щий уро­вень поли­ти­че­ских прав и сво­бод. Спра­ши­ва­ет­ся поче­му экс­перт уви­де­ла одних и абсо­лют­но не заме­ти­ла дру­гих?

Ответ мож­но най­ти в этом же отче­те, где она при­во­дит свой послуж­ной спи­сок, из кото­ро­го явству­ет, что в послед­ние десять лет она актив­но сотруд­ни­ча­ла с вла­стя­ми Казах­ста­на, обще­ние с кото­ры­ми, види­мо, нало­жи­ло свой отпе­ча­ток на оцен­ки экс­пер­та.

Плюс к это­му она опе­ри­ро­ва­ла мне­ни­ем пред­ста­ви­те­лей ака­де­ми­че­ских кру­гов, с кото­ры­ми вынуж­де­на была общать­ся в силу сво­е­го уче­но­го ста­ту­са и про­фи­ля рабо­ты. А здесь сле­ду­ет учи­ты­вать, что казах­стан­ские ака­де­ми­че­ские кру­ги пред­став­ле­ны в основ­ном людь­ми очень зави­си­мы­ми от вла­сти, рабо­та­ю­щи­ми на власть и как след­ствие под­дер­жи­ва­ю­щи­ми ее.

Но если это так, то выво­ды экс­пер­та, сде­лан­ные на осно­ва­нии мне­ния людей из вла­сти и спе­ци­а­ли­стов, зави­ся­щих от этой вла­сти. вряд ли могут пред­став­лять объ­ек­тив­ную кар­ти­ну ситу­а­ции с пра­ва­ми и сво­бо­да­ми в Казах­стане.

Инте­рес­но, что в обзо­ре нет и сло­ва об огра­ни­че­ни­ях прав и сво­бод, о запре­тах митин­гов и оппо­зи­ции, о цен­зу­ре, о неспра­вед­ли­вых, про­даж­ных судах, о тоталь­ной систе­ме мздо­им­ства.

Осо­бо режет слух утвер­жде­ние экс­пер­та, что в послед­ние 8 лет вла­сти Казах­ста­на достиг­ли пози­ти­ва в выпол­не­нии сво­их обе­ща­ний в части про­дви­же­ния стра­ны к демо­кра­тии и ува­же­ния прин­ци­пов соблю­де­ния прав чело­ве­ка. В моем пони­ма­нии это назы­ва­ет­ся гре­шить про­тив исти­ны.

В раз­ви­тие темы прав и сво­бод в Казах­стане, экс­перт сооб­ща­ет, что в Казах­стане нет про­блем с оппо­зи­ци­он­ны­ми газе­та­ми. Она утвер­жда­ет, что их неслож­но при­об­ре­сти в любой точ­ке стра­ны.

Но это не совсем так. Вряд ли экс­перт, жив­ший в основ­ном толь­ко в одном горо­де стра­ны, может гово­рить за всю стра­ну. Удив­ля­ет, что при этом Мар­та Олкотт вооб­ще не упо­мя­ну­ла о том, что оппо­зи­ци­он­ные газе­ты в Казах­стане пре­сле­ду­ют­ся, штра­фу­ют­ся, закры­ва­ют­ся, а их жур­на­ли­сты риску­ют сво­им бла­го­по­лу­чи­ем, здо­ро­вьем и сво­бо­дой. Плюс к это­му экс­перт поче­му-то забы­ла доба­вить, что в Казах­стане сего­дня прак­ти­че­ски не оста­лось оппо­зи­ци­он­ных газет. Их попро­сту все закры­ли. Оста­лось две оппо­зи­ци­он­ные газе­ты, с неболь­шим тира­жом и очень огра­ни­чен­ным аре­а­лом рас­про­стра­не­ния, кото­рые достать очень слож­но. Согла­си­тесь очень подо­зри­тель­ная забыв­чи­вость, боль­ше напо­ми­на­ю­щая пред­взя­тость и тен­ден­ци­оз­ность.

Еще один важ­ный момент, кото­рый про­зву­чал в обзо­ре. Мар­та Олкотт. Осно­вы­ва­ясь на соб­ствен­ном опы­те пре­по­да­ва­ния в казах­стан­ском вузе, она утвер­жда­ет, что в казах­стан­ских вузах пре­по­да­ва­те­ли абсо­лют­но неза­ви­си­мы в сво­их оцен­ках поли­ти­че­ской ситу­а­ции в стране и могут это выра­жать откры­то в сте­нах учеб­ных заве­де­ний.

На мой взгляд такое заяв­ле­ние не соот­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти. Сего­дня в госу­дар­ствен­ных вузах откры­то ведет­ся про­па­ган­дист­ская обра­бот­ка сту­ден­тов в части под­держ­ки поли­ти­че­ско­го кур­са пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва. В част­ных вузах нефор­маль­но у сту­ден­тов так­же фор­ми­ру­ет­ся лояль­ное отно­ше­ние к вла­сти и нега­тив­ное отно­ше­ние к тем, кто оппо­ни­ру­ет ей.
Имен­но этим мож­но объ­яс­нить то, что казах­стан­ские сту­ден­ты демон­стри­ру­ют завид­ную поли­ти­че­скую лояль­ность к режи­му Назар­ба­е­ва, и высо­кую сте­пень поли­ти­че­ской пас­сив­но­сти. Это при том, что во всем мире сту­ден­че­ство тра­ди­ци­он­но откли­ка­ет­ся на непо­пу­ляр­ные реше­ния вла­стей и участ­ву­ет в раз­лич­но­го рода поли­ти­че­ских и соци­аль­ных про­те­стах. Уди­ви­тель­но как мож­но сов­ме­стить про­па­ган­ду кур­са дей­ству­ю­щей вла­сти и сво­бо­ду поли­ти­че­ских выска­зы­ва­ний.

Хоте­лось бы отме­тить при­ем при­ме­ня­е­мый экс­пер­том, при помо­щи кото­ро­го она созда­ет пози­тив­ное вос­при­я­тие ситу­а­ции, даже там где при­сут­ству­ет откро­вен­но нега­тив­ная тен­ден­ция,

Про­де­мон­стри­рую это на кон­крет­ном при­ме­ре. Гла­ва обзо­ра «Сво­бо­да сло­ва в Казах­стане» начи­на­ет­ся сло­ва­ми: «Несмот­ря на то, что в Казах­стане все еще суще­ству­ет гораз­до боль­ше зако­но­да­тель­ных огра­ни­че­ний, чем в аме­ри­кан­ской или евро­пей­ской демо­кра­ти­ях, думаю, что обще­ствен­ное про­стран­ство силь­но рас­ши­ри­лось за послед­нее деся­ти­ле­тие, в част­но­сти, бла­го­да­ря гло­ба­ли­за­ции средств свя­зи».

Дан­ный текст созда­ет ощу­ще­ние, что в Казах­стане идут пози­тив­ные про­цес­сы в части демо­кра­ти­за­ции госу­дар­ства и обще­ствен­ной жиз­ни. Мол, про­цес­сы идут пол­ным ходом, но оста­ют­ся кое-какие зако­но­да­тель­ные огра­ни­че­ния, кото­рые не поз­во­ля­ют демо­кра­тии в Казах­стане стать такой же, как в Аме­ри­ке и Евро­пе.

Хит­рость в том, что эта фра­за исклю­ча­ет каче­ствен­ное отли­чие казах­стан­ской и аме­ри­кан­ской демо­кра­тии. Мол, казах­стан­ская и аме­ри­кан­ская демо­кра­тии по сво­ей сути оди­на­ко­вы, раз­ли­чия исклю­чи­тель­но коли­че­ствен­ные — в одной огра­ни­че­ний прав и сво­бод чуть боль­ше чем в дру­гой.

Но это в корне не вер­но, так как уро­вень реа­ли­за­ции демо­кра­ти­че­ских прин­ци­пов в Казах­стане суще­ствен­но отли­ча­ет­ся от того, как это обсто­ит в США.

Здесь в осно­ву рас­смот­ре­ния поло­же­на внеш­няя, фор­маль­ная сто­ро­на вопро­са – гаран­тия сво­бо­ды сло­ва по Кон­сти­ту­ции, отсут­ствие цен­зу­ры, нали­чие фор­маль­но неза­ви­си­мых СМИ и пр. Но при этом не учи­ты­ва­ет­ся реаль­ная ситу­а­ция со сво­бо­дой сло­ва, кото­рая суще­ствен­но отли­чать­ся от того, что декла­ри­ру­ет­ся на офи­ци­аль­ном уровне и опре­де­ле­но зако­но­да­тель­но.

И это при том, что экс­перт пре­крас­но зна­ет о неглас­ной цен­зу­ре, кото­рая суще­ству­ет с казах­стан­ских СМИ, о суще­ство­ва­нии неже­ла­тель­ных тем и о неглас­ных запре­тах на кри­ти­ку пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва и его бли­жай­ше­го окру­же­ния. Она зна­ет и о закры­ти­ях неза­ви­си­мых и оппо­зи­ци­он­ных газет, о пре­сле­до­ва­ни­ях жур­на­ли­стов, о судеб­ных исках к СМИ и мно­гом дру­гом, что сви­де­тель­ству­ет о серьез­ных про­бле­мах со сво­бо­дой сло­ва в Казах­стане.

Зна­ет, но не гово­рит! Для нее это либо не пред­став­ля­ет инте­ре­са, либо она это дела­ет созна­тель­но, фор­ми­руя нуж­ную ей кар­ти­ну ситу­а­ции с демо­кра­ти­ей в Казах­стане вооб­ще и со сво­бо­дой сло­ва в част­но­сти.

Она берет толь­ко самое пози­тив­ное, что видит в Казах­стане – это рас­ши­ре­ние инфор­ма­ци­он­но­го поля за счет Интер­не­та и соци­аль­ных сетей и пре­под­но­сит это как общий про­цесс улуч­ше­ния ситу­а­ции.

Да, дей­стви­тель­но Интер­нет меня­ет ситу­а­цию, рабо­та­ет на рас­ши­ре­ние сво­бо­ды обме­на инфор­ма­ци­ей, но это не заслу­га вла­стей и это нико­им обра­зом не сви­де­тель­ству­ет о том, что вла­сти рабо­та­ют в направ­ле­нии рас­ши­ре­ния обще­ствен­но­го про­стран­ства и защи­ты сво­бо­ды сло­ва.

В целом обзор выдер­жан в духе оправ­да­ния казах­стан­ской вла­сти, кото­рую Олкотт при­зна­ет авто­ри­тар­ной, но при этом оправ­ды­ва­ет этот поли­ти­че­ский режим, видя в нем един­ствен­но пра­виль­ную и соот­вет­ству­ю­щую уров­ню раз­ви­тия обще­ства поли­ти­че­скую систе­му, обес­пе­чи­ва­ю­щую опти­маль­ное раз­ви­тие стра­ны в совре­мен­ных усло­ви­ях.

Это фор­ми­ру­ет­ся через посто­ян­ное под­тал­ки­ва­ние чита­те­ля к мыс­ли, что стра­те­ги­че­ски казах­стан­ские вла­сти ори­ен­ти­ро­ва­ны на демо­кра­тию, кото­рую они не спе­шат вво­дить в Казах­стане исклю­чи­тель­но в силу незре­ло­сти и непод­го­тов­лен­но­сти казах­стан­цев к этой демо­кра­тии.

Экс­перт дела­ет это не пря­мо, а опо­сре­до­ва­но, избе­гая пря­мой под­держ­ки и одоб­ре­ния дей­ствий вла­стей, Она пони­ма­ет, что этим она может пока­зать свою заин­те­ре­со­ван­ность и ори­ен­ти­ро­ван­ность на под­держ­ку режи­ма.

Поэто­му в докла­де фор­ми­ро­ва­ние уста­нов­ки на хоро­ший и пра­виль­ный авто­ри­та­ризм Назар­ба­е­ва каму­фли­ру­ет­ся очень акку­рат­ны­ми и взве­шен­ны­ми фор­му­ли­ров­ка­ми Фак­ти­че­ское лоб­би­ро­ва­ние инте­ре­сов режи­ма Назар­ба­е­ва дела­ет­ся доста­точ­но тон­ко порой на уровне игры слов и гра­мот­но выстро­ен­ной кон­струк­ции пред­ло­же­ния.

Про­де­мон­стри­рую это на при­ме­ре фра­зы, где экс­перт опи­сы­ва­ет ситу­а­цию в стране: «…хотя обще­ствен­ное про­стран­ство все
еще
частич­но огра­ни­че­но, я уве­рен­на, что лич­ное про­стран­ство абсо­лют­но сво­бод­но». Клю­че­вы­ми здесь явля­ют­ся сло­ва «хотя …все еще». Имен­но они при­да­ют огра­ни­че­ни­ям обще­ствен­ной ини­ци­а­ти­вы в Казах­стане как бы вре­мен­ный харак­тер. По смыс­лу полу­ча­ет­ся, что про­цес­сы демо­кра­ти­за­ции идут в нуж­ном направ­ле­нии и огра­ни­че­ний ста­но­вит­ся все мень­ше и мень­ше и совсем ско­ро их не ста­нет вовсе.

Но это в корне про­ти­во­ре­чит реаль­но­му поло­же­нию дел. Стро­го гово­ря, эта фра­за несет в себе зака­му­фли­ро­ван­ную, спря­тан­ную за сло­ва­ми дез­ин­фор­ма­цию.

На самом деле, экс­перт долж­на была бы ска­зать обрат­ное, что, несмот­ря на офи­ци­аль­ные заяв­ле­ния вла­стей, арти­ку­ли­ру­ю­щих свое жела­ние рас­ши­рять обще­ствен­ное про­стран­ство, оно все боль­ше огра­ни­чи­ва­ет­ся и сужа­ет­ся. Это по фак­ту того, что про­ис­хо­дит в Каз­хастане, в опи­сы­ва­е­мый ей пери­од.

В дей­стви­тель­но­сти послед­ние 15 лет в стране идут про­цес­сы, сви­де­тель­ству­ю­щие о свер­ты­ва­нии демо­кра­тии, про­ис­хо­дит выхо­ла­щи­ва­ние сути демо­кра­ти­че­ских инсти­ту­тов. Более того в стране еди­но­лич­но управ­ля­е­мой одним чело­ве­ком про­ис­хо­дит ста­нов­ле­ние куль­та лич­но­сти со все­ми выте­ка­ю­щи­ми из это­го эле­мен­та­ми сакра­ли­за­ции и покло­не­ния. Что­бы уви­деть это, не нуж­но быть экс­пер­том уров­ня Мар­ты Олкотт, доста­точ­но про­сто пожить немно­го в стране и пооб­щать­ся с про­сты­ми людь­ми.

Меня пора­зи­ло ее заяв­ле­ние, что в послед­ние годы повы­си­лась поли­ти­че­ская откры­тость пуб­лич­ных меро­при­я­тий. Гос­по­жа Олкотт уве­ря­ет, что казах­стан­цы не боят­ся гово­рить то, что дума­ют по самым ост­рым вопро­сам казах­стан­ской жиз­ни. В каче­стве при­ме­ра она при­во­дит свое уча­стие в рабо­те Граж­дан­ско­го фору­ма, где собра­лись пред­ста­ви­те­ли казах­стан­ских НПО. В ее пони­ма­нии такой форум, перед участ­ни­ка­ми кото­ро­го высту­пил сам пре­зи­дент Назар­ба­ев это одно­знач­но демон­стра­ция пози­тив­ных изме­не­ний в стране.

Одна­ко экс­перт не уви­дел, что собран­ные вла­стью НПО в боль­шин­стве сво­ем это ГОНГО, то есть сидя­щие на гос­за­ка­зе и поэто­му финан­со­во и идео­ло­ги­че­ски зави­си­мые от вла­сти орга­ни­за­ции. Что само по себе меро­при­я­тие носи­ло поли­ти­че­ский харак­тер, и было при­зва­но про­де­мон­стри­ро­вать под­держ­ку «граж­дан­ско­го обще­ства» дей­ству­ю­щей вла­сти.

Это было вполне дежур­ное меро­при­я­тие, кото­рое не повли­я­ло и не мог­ло повли­ять на ситу­а­цию с граж­дан­ски­ми пра­ва­ми и поли­ти­че­ски­ми сво­бо­да­ми в стране. Не было там и не мог­ло быть ниче­го тако­го (за ред­ким исклю­че­ни­ем), что мог­ло бы сви­де­тель­ство­вать о сме­ло­сти и откры­то­сти казах­стан­ских акти­ви­стов, и их спо­соб­но­сти под­ни­мать самые зло­бо­днев­ные и набо­лев­шие вопро­сы казах­стан­ской поли­ти­че­ской жиз­ни. Напро­тив все было доста­точ­но заор­га­ни­зо­ван­но и пред­ска­зу­е­мо и про­де­мон­стри­ро­ван­но, что граж­дан­ское обще­ство нахо­дит­ся в глу­бо­ком кри­зи­се, не само­до­ста­точ­но и не спо­соб­но быть рав­но­прав­ным парт­не­ром вла­сти. Но и это­го экс­перт не уви­де­ла.

И еще один момент, кото­рый очень хоро­шо демон­стри­ру­ет пред­взя­тость учен­но­го Мар­ты Олк­кот.
Это ее пози­ция по делу осуж­де­ния казах­стан­ско­го пра­во­за­щит­ни­ка Евге­ния Жовти­са. Экс­перт пишет, что «Жовтис полу­чил неспра­вед­ли­во малень­кий срок — четы­ре года бла­го­да­ря сво­е­му авто­ри­те­ту в меж­ду­на­род­ном обще­стве по защи­те прав чело­ве­ка».

Мол, соглас­но зако­но­да­тель­ству Казах­ста­на води­те­ли несут ответ­ствен­ность за смерть пеше­хо­да неза­ви­си­мо от того, какую роль в этом про­ис­ше­ствии сыг­ра­ла халат­ность води­те­ля.

При этом она поче­му-то забы­ла ска­зать, что зако­ном в Казах­стане была преду­смот­ре­на про­це­ду­ра осво­бож­де­ния води­те­ля, совер­шив­ше­го наезд на пеше­хо­да по неосто­рож­но­сти, от уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти в слу­чае если на это соглас­ны род­ствен­ни­ки погиб­ше­го. И что в слу­чае с пра­во­за­щит­ни­ком мать потер­пев­ше­го хода­тай­ство­ва­ла об этом.

И глав­ное, что до Жовти­са эта нор­ма все­гда сра­ба­ты­ва­ла. То есть в дан­ном кон­крет­ном слу­чае все как раз наобо­рот — не был бы извест­ным пра­во­за­щит­ни­ком остал­ся бы на сво­бо­де. Но Олк­кот, об этом ста­ра­тель­но умал­чи­ва­ет.

Види­мо у нее дру­гая зада­ча и в части казах­стан­ских пра­во­за­щит­ни­ков, и неза­ви­си­мых жур­на­ли­стов, и оппо­зи­ции и всех тех, кто оппо­ни­ру­ет режи­му пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва.

Мне труд­но най­ти все­му это­му объ­яс­не­ние, кро­ме того, что меда­ли и награ­ды, полу­чен­ные ею от Пра­ви­тель­ства Казах­ста­на при­хо­дит­ся отра­ба­ты­вать.

Автор: Сер­гей Дува­нов  https://goo.gl/iXEVZV