fbpx

Товарищ Си отвергает советские заветы

В мятежном Синьцзяне взят курс на глубокую китаизацию населения

В апре­ле 2014 года нынеш­ний все­силь­ный пра­ви­тель Китая, пред­се­да­тель КНР Си Цзинь­пин совер­шил свой пер­вый и пока един­ствен­ный визит в Синьц­зян-Уйгур­ский авто­ном­ный рай­он (СУАР) на край­нем севе­ро-запа­де стра­ны, где деся­ти­ле­ти­я­ми сохра­ня­ет­ся угро­за сепа­ра­тиз­ма и сопро­тив­ле­ния цен­траль­ным вла­стям со сто­ро­ны корен­но­го насе­ле­ния — тюр­ко­языч­ных мусуль­ман-уйгу­ров. На встре­че с пар­тий­но-хозяй­ствен­ным акти­вом высо­кий началь­ник поста­вил зада­чу — все мест­ные жите­ли любой этни­че­ской при­над­леж­но­сти долж­ны иден­ти­фи­ци­ро­вать себя толь­ко с «нашей вели­кой Роди­ной, китай­ской наци­о­наль­но­стью и китай­ской куль­ту­рой».

Ответ на ука­за­ние това­ри­ща Си после­до­вал быст­ро: бук­валь­но через несколь­ко часов после завер­ше­ния его визи­та в адми­ни­стра­тив­ном цен­тре СУАР горо­де Урум­чи груп­па под­поль­щи­ков швыр­ну­ла несколь­ко бомб, а затем бро­си­лась в ата­ку с ножа­ми в руках у цен­траль­но­го желез­но­до­рож­но­го вок­за­ла. Трое китай­ских пере­се­лен­цев были уби­ты, око­ло вось­ми­де­ся­ти полу­чи­ли ране­ния.

Новый наместник

Си Цзинь­пин, судя по все­му, вос­при­нял эту вылаз­ку как лич­ное оскорб­ле­ние, и поли­ти­ка вла­стей в Синьц­зяне серьез­но изме­ни­лась: была постав­ле­на зада­ча уни­что­жить малей­шие кор­ни сопро­тив­ле­ния. В СУАР уже через год после визи­та пред­се­да­те­ля КНР появи­лись пер­вые лаге­ря по «пере­дел­ке людей путем про­све­ще­ния». Пона­ча­лу они были неболь­ши­ми, а уйгу­ры попа­да­ли туда все­го на несколь­ко дней или недель. Парал­лель­но шло тоталь­ное закру­чи­ва­ние гаек, уси­ли­лась систе­ма поваль­ной слеж­ки. Но уси­лия были при­зна­ны недо­ста­точ­ны­ми —

особенно после участившихся сообщений о том, что уйгуры из Синьцзяна в заметных количествах переправлялись в Сирию, где поступали в отряды запрещенного в РФ в «Исламского государства».

Были сви­де­тель­ства о том, что их влек­ла туда не столь­ко роман­ти­ка «мусуль­ман­ских интер­бри­гад», сколь­ко праг­ма­ти­че­ское жела­ние полу­чить воен­ный опыт и потом при­ме­нить полу­чен­ные навы­ки у себя на родине.

Коро­че, ситу­а­ция была при­зна­на тре­вож­ной, и в СУАР в авгу­сте 2016 года был пере­бро­шен новый намест­ник — член Полит­бю­ро ЦК Ком­пар­тии Китая Чэнь Цюа­нь­гуо, кото­рый до это­го отлич­но пока­зал себя в подав­ле­нии наци­о­наль­но­го сопро­тив­ле­ния в Тибе­те. Имен­но при нем, как сооб­ща­ет­ся, в Синьц­зяне пол­но­стью офор­ми­лась мощ­ная систе­ма лаге­рей по пере­вос­пи­та­нию. По оцен­ке одной из комис­сий ООН, в них содер­жит­ся поряд­ка мил­ли­о­на пред­ста­ви­те­лей мусуль­ман­ской части насе­ле­ния СУАР, кото­рая состав­ля­ет при­мер­но 10–12 мил­ли­о­нов чело­век.

Пекин дол­гое вре­мя упря­мо отри­цал нали­чие лаге­рей как злост­ную кле­ве­ту, направ­лен­ную на вме­ша­тель­ство во внут­рен­ние дела Китая. Одна­ко так­ти­ку при­шлось изме­нить — слиш­ком мно­го всплы­ло под­твер­жде­ний, вклю­чая внут­рен­ние доку­мен­ты адми­ни­стра­ции СУАР. К тому же спут­ни­ко­вая раз­вед­ка чет­ко фик­си­ро­ва­ла рас­пол­за­ние по тер­ри­то­рии рай­о­на стран­ных ого­ро­жен­ных объ­ек­тов. Коро­че, 9 октяб­ря зако­но­да­тель­ное собра­ние СУАР утвер­ди­ло поправ­ки к мест­ным уло­же­ни­ям и впер­вые офи­ци­аль­но при­зна­ло нали­чие в рай­оне объ­ек­тов по пере­вос­пи­та­нию «лиц, испы­тав­ших на себе вли­я­ние экс­тре­миз­ма». Циф­ра в мил­ли­он чело­век, прав­да, не под­твер­жда­ет­ся, а 16 октяб­ря пред­се­да­тель пра­ви­тель­ства СУАР Шохрат Закир, уйгур по наци­о­наль­но­сти, дал интер­вью китай­ско­му госу­дар­ствен­но­му инфор­ма­ци­он­но­му агент­ству «Синь­хуа», в кото­ром утвер­ждал, что такие учре­жде­ния вно­сят теперь огром­ный вклад в без­опас­ность и ста­биль­ность в Синьц­зяне.

По его сло­вам, речь идет о заве­де­ни­ях, где людям при­ви­ва­ют новые про­фес­си­о­наль­ные навы­ки, дают пред­став­ле­ния о зако­нах, кото­рые надо соблю­дать, и учат китай­ско­му язы­ку как еди­но­му сред­ству обще­ния на всей тер­ри­то­рии стра­ны. Сла­бая тру­до­вая под­го­тов­ка и низ­кий куль­тур­ный уро­вень, отме­тил пред­се­да­тель пра­ви­тель­ства СУАР, не дают корен­ным жите­лям хоро­шо зара­ба­ты­вать, что дела­ет их лег­ким объ­ек­том для про­па­ган­ды со сто­ро­ны «сил тер­ро­риз­ма и экс­тре­миз­ма». Теперь же в СУАР, ска­зал Шохрат Закир, «день ото дня уси­ли­ва­ет­ся атмо­сфе­ра циви­ли­зо­ван­ной жиз­ни», и в резуль­та­те там уже 21 месяц под­ряд не было зафик­си­ро­ва­но ни одно­го тер­ро­ри­сти­че­ско­го акта или насиль­ствен­ной вылаз­ки.

Жен­щи­ны-уйгу­ры. 

В лагерь — за пропаганду трезвости

В при­ня­тых 9 октяб­ря поправ­ках, кста­ти, кон­кре­ти­зи­ру­ет­ся поня­тие экс­тре­миз­ма, за кото­рый мож­но отпра­вить­ся на «про­из­вод­ствен­ное обу­че­ние и повы­ше­ние ква­ли­фи­ка­ции».

  • Это, напри­мер, попыт­ки навя­зы­вать рели­ги­оз­ные нор­мы, вклю­чая мусуль­ман­ские обы­чаи сва­деб и похо­рон.
  • Экс­тре­миз­мом счи­та­ет­ся отказ от про­смот­ра раз­вле­ка­тель­ных про­грамм по теле­ви­де­нию и вооб­ще неже­ла­ние иметь дело с китай­ски­ми сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции.
  • Под то же поня­тие, конеч­но, попа­да­ют хиджа­бы и «ненор­маль­ные боро­ды» (на деле в лагерь моло­до­му чело­ве­ку мож­но уго­дить за любую рас­ти­тель­ность на лице).
  • Кара­ет­ся неже­ла­ние учить­ся, раз­ру­ше­ние госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти, вклю­чая уни­что­же­ние иден­ти­фи­ка­ци­он­ных кар­то­чек и повре­жде­ние китай­ских банк­нот.
  • Экс­тре­мизм с после­ду­ю­щим нака­за­ни­ем усмат­ри­ва­ет­ся в сабо­та­же поли­ти­ки огра­ни­че­ния рож­да­е­мо­сти.
  • На «повы­ше­ние ква­ли­фи­ка­ции», как сооб­ща­ет­ся, мож­но попасть даже за попыт­ку отго­ва­ри­вать зна­ко­мых от упо­треб­ле­ния алко­голь­ных напит­ков.

Китай­ские вла­сти доста­точ­но уме­ло выстра­и­ва­ют инфор­ма­ци­он­ную бло­ка­ду Синьц­зя­на — све­де­ний отту­да за гра­ни­цу попа­да­ет немно­го. Одна­ко скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что в лаге­ря люди попа­да­ют на самые раз­ные сро­ки и содер­жат­ся в раз­ных усло­ви­ях. На 15 суток, напри­мер, мож­но отпра­вить­ся за отсут­ствие иден­ти­фи­ка­ци­он­ной кар­точ­ки в кар­мане. За обмен поздрав­ле­ни­я­ми по пово­ду Кур­бан-бай­ра­ма срок будет поболь­ше — кста­ти, теле­фон­ные раз­го­во­ры в СУАР нахо­дят­ся под жест­ким кон­тро­лем, как и ком­пью­те­ры. На ноут­бу­ки и смарт­фо­ны при­ну­ди­тель­но ста­вят про­грам­мы, кото­рые дают вла­стям доступ ко все­му содер­жи­мо­му этой аппа­ра­ту­ры.

Есть сооб­ще­ния и о том, что в неко­то­рых лаге­рях люди содер­жат­ся года­ми, име­ет­ся инфор­ма­ция о пыт­ках, одна­ко про­ве­рить все это невоз­мож­но. Немно­го­чис­лен­ные оче­вид­цы рас­ска­зы­ва­ют, что в местах «повы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции» заклю­чен­ных застав­ля­ют петь пат­ри­о­ти­че­ские пес­ни, скан­ди­ро­вать лозун­ги (типа «Сла­ва пар­тии, сла­ва родине, сла­ва това­ри­щу Си Цзинь­пи­ну!»).

Осо­бое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся иско­ре­не­нию ислам­ских обы­ча­ев, вклю­чая тра­ди­ци­он­ную одеж­ду, и, конеч­но, изу­че­нию китай­ско­го. Были сооб­ще­ния о том, что в неко­то­рых лаге­рях нака­зы­ва­ют за попыт­ки гово­рить на наци­о­наль­ных язы­ках и обе­ща­ют не выпу­стить на сво­бо­ду, пока заклю­чен­ные не сда­дут экза­мен на зна­ние не менее 3 тысяч иеро­гли­фов.

Наблю­да­те­ли в Токио пола­га­ют, что в Синьц­зяне сей­час ста­вит­ся экс­пе­ри­мент по серьез­но­му изме­не­нию наци­о­наль­ной поли­ти­ки Пеки­на. Рань­ше он деся­ти­ле­ти­я­ми при­дер­жи­вал­ся совет­ской линии на то, что­бы все же раз­ре­шать мень­шин­ствам иметь соб­ствен­ную куль­ту­ру, напол­няя ее при этом, как гово­рит­ся, соци­а­ли­сти­че­ским содер­жа­ни­ем. Одна­ко изу­че­ние опы­та рас­па­да СССР убеж­да­ет китай­ское руко­вод­ство в опас­но­сти такой поли­ти­ки — любая наци­о­наль­ная эли­та, наци­о­наль­ная интел­ли­ген­ция в пери­о­ды ослож­не­ния внут­рен­ней ситу­а­ции может стать опло­том и дви­жу­щей силой сепа­ра­тиз­ма. Поэто­му курс, как счи­та­ют неко­то­рые экс­пер­ты, взят на более глу­бо­кую кита­и­за­цию ино­род­но­го насе­ле­ния осо­бен­но в таких слож­ных рай­о­нах, как Синьц­зян. Их жите­ли по про­ше­ствии вре­ме­ни не долж­ны ничем отли­чать­ся от корен­ных хань­цев — ни быто­вы­ми при­выч­ка­ми, ни язы­ком обще­ния, ни одеж­дой.

Юбилей независимого Туркестана

Кста­ти, рань­ше над­зо­ру и нажи­му в СУАР, как сооб­ща­ет­ся, в основ­ном под­вер­га­лись уйгу­ры как потен­ци­аль­ные сепа­ра­ти­сты. Дру­гие народ­но­сти, напри­мер, этни­че­ские каза­хи, вели жизнь более воль­гот­ную — к при­ме­ру, они отно­си­тель­но сво­бод­но езди­ли в сосед­ний Казах­стан. С 2016 года, с при­хо­да к вла­сти в Синьц­зяне ново­го руко­вод­ства, все изме­ни­лось: пре­сло­ву­тое пере­вос­пи­та­ние рас­про­стра­ни­лось на всех ино­род­цев. Име­ют­ся мно­го­чис­лен­ные сооб­ще­ния о том, что в лаге­ря теперь отправ­ля­ют и каза­хов, и узбе­ков, кото­рых тоже нуж­но пре­вра­тить в китай­цев.

Ресур­сы на пере­вос­пи­та­ние и тоталь­ную слеж­ку выде­ля­ют­ся серьез­ные — по офи­ци­аль­ным дан­ным, в 2017 году ассиг­но­ва­ния на под­дер­жа­ние без­опас­но­сти в СУАР достиг­ли 8,7 млрд дол­ла­ров, они более чем удво­и­лись по срав­не­нию с ситу­а­ци­ей год назад. Резуль­та­ты тоже нали­цо:

Синьцзян густо покрыт сетью камер видеонаблюдения, от которых невозможно укрыться, там успешно испытывают новейшие технологии мгновенного различения людей по лицу даже в густой толпе на традиционном базаре.

Под кон­тро­лем нахо­дит­ся все, что может быть ору­жи­ем, вклю­чая топо­ры и зна­ме­ни­тые уйгур­ские кин­жа­лы.

Осо­бен­но тща­тель­но вла­сти СУАР гото­вят­ся к наступ­ле­нию 2019 года, когда будут отме­чать­ся две важ­ные даты, спо­соб­ные вско­лых­нуть мест­ное насе­ле­ние. Испол­нит­ся, в част­но­сти, 75 лет со вре­ме­ни про­воз­гла­ше­ния в 1944 году на тер­ри­то­рии нынеш­не­го Синьц­зя­на Восточ­но-Тур­ке­стан­ской рес­пуб­ли­ки — фор­маль­но неза­ви­си­мой, но под фак­ти­че­ским совет­ским про­тек­то­ра­том. Уйгу­ры тогда вро­де бы обре­ли неза­ви­си­мость, но очень нена­дол­го. Дело в том, что вско­ре после это­го в Китае при мощ­ной под­держ­ке со сто­ро­ны СССР побе­ди­ли ком­му­ни­сты Мао Цзэ­ду­на. Каза­лось, что под кон­троль Моск­вы попа­да­ет самая густо­на­се­лен­ная стра­на мира, пер­спек­ти­вы откры­ва­лись голо­во­кру­жи­тель­ные, и Ста­лин пода­рил Синьц­зян Пеки­ну. Одна­ко уйгу­ры о корот­ком пери­о­де неза­ви­си­мо­сти не забы­ли — осо­бен­но те, кто эми­гри­ро­вал за гра­ни­цу.

Нако­нец, в буду­щем году испол­ня­ет­ся десять лет со вре­ме­ни самой круп­ной в послед­нее вре­мя вспыш­ки этни­че­ско­го наси­лия в Синьц­зяне. Тогда в Урум­чи после слу­хов об изби­е­нии рабо­чих-уйгу­ров на ули­цы вышла воз­буж­ден­ная мусуль­ман­ская моло­дежь, она ста­ла гро­мить китай­ские мага­зи­ны и заку­соч­ные, изби­вать и резать их посе­ти­те­лей. В кро­ва­вой каше погиб­ли 197 чело­век, в спис­ке ране­ных чис­ли­лось более 1700 мест­ных жите­лей, и мно­гие счи­та­ют, что чис­ло жертв было зна­чи­тель­но боль­ше. Впро­чем, наблю­да­те­ли уве­ре­ны, что сей­час ниче­го подоб­но­го не повто­рит­ся, — Пекин извлек уро­ки и дер­жит свою неспо­кой­ную про­вин­цию на даль­нем запа­де под неусып­ным кон­тро­лем.

Васи­лий ГОЛОВНИН, зав­бю­ро ТАСС в Япо­нии

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан