Тень заняла свое место?

18.04.2018

Вита­лий ВОЛКОВ, DW

Киргизия на пути к политическому кризису: Атамбаев против Жээнбекова

Новый пре­зи­дент Кир­ги­зии Соорон­бай Жээн­бе­ков взял­ся за чист­ку кад­ров.

Его недав­ний патрон Атам­ба­ев про­тив кур­са сво­е­го пре­ем­ни­ка во вла­сти.


Идет ли Кир­ги­зия к поли­ти­че­ско­му кри­зи­су?

Вес­на в Кир­ги­зии уже тра­ди­ци­он­но – вре­мя поли­ти­че­ско­го обостре­ния. Не про­шло и четы­рех меся­цев, как Алмаз­бек Атам­ба­ев, отбыв свой шести­лет­ний пре­зи­дент­ский срок, соглас­но кон­сти­ту­ции усту­пил глав­ное крес­ло стра­ны и все­ми сила­ми спо­соб­ство­вал тому, что­бы это крес­ло занял его про­те­же Соорон­бай Жээн­бе­ков, как меж­ду ними воз­ник ост­рый кон­фликт. Новый пре­зи­дент про­из­вел ряд пере­мен в руко­вод­стве сило­во­го бло­ка и в сфе­ре юсти­ции, послед­няя в чере­де кото­рых – отстав­ка гене­раль­но­го про­ку­ро­ра Инди­ры Джол­ду­ба­е­вой, кото­рая счи­та­ет­ся став­лен­ни­цей Атам­ба­е­ва (эту отстав­ку пар­ла­мент под­дер­жал 11 апре­ля).

Экс-президент стал на защиту парламентаризма

Это было сде­ла­но, несмот­ря на жест­кую кри­ти­ку со сто­ро­ны экс-пре­зи­ден­та. 31 мар­та в ходе закры­то­го съез­да Соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии Кир­ги­зии (СДПК), кото­рая состав­ля­ет ядро нынеш­ней пра­вя­щей коа­ли­ции в пар­ла­мен­те и чле­на­ми кото­рой оба поли­ти­ка явля­ют­ся, в адрес Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва про­зву­ча­ли обви­не­ния в отхо­де от пар­тий­но­го кур­са на пар­ла­мен­та­ризм и в свя­зях с нечи­сто­плот­ны­ми чинов­ни­ка­ми. Кир­гиз­ские СМИ заго­во­ри­ли о воз­мож­ном двое­вла­стии. Гро­зит ли Кир­ги­зии новый оче­ред­ной поли­ти­че­ский кри­зис?
«Меня как раз удив­ля­ло, что так дол­го было спо­кой­но. Соорон­бай Жээн­бе­ков, несо­мнен­но, был про­те­же Алмаз­бе­ка Атам­ба­е­ва. Но сле­до­ва­ло ожи­дать, что он, став пре­зи­ден­том, нач­нет осво­бож­дать­ся от зави­си­мо­сти от патро­на. Атам­ба­ев счи­тал, что может позво­нить и ука­зать тому, что надо сде­лать, а Жээн­бе­ков будет это выпол­нять. Когда это­го не слу­чи­лось, экс-пре­зи­дент, сохра­ня­ю­щий свои власт­ные амби­ции, фак­ти­че­ски пуб­лич­но уни­зил ново­го гла­ву госу­дар­ства», – гово­рит сотруд­ни­ца Цен­тра восточ­но­ев­ро­пей­ских и меж­ду­на­род­ных иссле­до­ва­ний (ZOiS) Беа­те Эшмент (Beate Eschment).
«Пока на съез­де пар­тии Атам­ба­ев дал понять, что из боль­шой кир­гиз­ской поли­ти­ки ухо­дить не наме­рен. Он рас­счи­ты­вал вли­ять на нее через Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва, но тот пока­зал, что теперь наме­рен осу­ще­ствить в ней соб­ствен­ные идеи. Так что Атам­ба­ев теперь будет искать новые пути и новых сто­рон­ни­ков», – счи­та­ет экс­перт ZOiS. Пока нали­цо лич­ное про­ти­во­бор­ство меж­ду Соорон­ба­ем Жээн­бе­ко­вым и Алмаз­бе­ком Атам­ба­е­вым, утвер­жда­ет инсай­дер кир­гиз­ской поли­ти­че­ской жиз­ни Таа­лат­бек Маса­ды­ков. Но пар­тия СДПК уже нахо­дит­ся на гра­ни рас­ко­ла.
«Я раз­го­ва­ри­вал с участ­ни­ка­ми закры­то­го съез­да СДПК. Есть стой­кие сто­рон­ни­ки экс-пре­зи­ден­та и есть пред­ста­ви­те­ли юга стра­ны, кото­рые сей­час объ­еди­ни­лись вокруг ново­го пре­зи­ден­та. На этой неде­ле я гово­рил и с рядом депу­та­тов пар­ла­мен­та, и с пред­ста­ви­те­ля­ми ЦИК – ощу­ща­ет­ся раз­брод во мне­ни­ях, кто в чей лагерь пой­дет: кто оста­нет­ся с быв­шим, а кто пой­дет за новым. На вопрос о том, в чем меж­ду ними прин­ци­пи­аль­ные про­ти­во­ре­чия, точ­но отве­тил сам экс-пре­зи­дент, ска­зав, что новая коман­да под­ме­ни­ла линию пар­тии, направ­лен­ную на уси­ле­ние пар­ла­мен­та­риз­ма, и хочет вер­нуть­ся к силь­ной пре­зи­дент­ской вла­сти», – опи­сы­ва­ет ситу­а­цию собе­сед­ник DW.

Успеть до выборов в парламент…

Но Атам­ба­е­ву пар­ла­мен­та­ризм нужен не в каче­стве абстракт­но­го прин­ци­па, а в каче­стве инстру­мен­та воз­вра­ще­ния во власть. «Если он попы­та­ет­ся объ­еди­нить вокруг себя людей с кошель­ком, кото­рые как сле­ду­ет потра­тят­ся на хоро­шую орга­ни­за­ци­он­ную рабо­ту, то он может собрать сто­рон­ни­ков и вый­ти на досроч­ные пар­ла­мент­ские выбо­ры. И если полу­чит в пар­ла­мен­те боль­шин­ство, то уже через него смо­жет решать важ­ные поли­ти­че­ские вопро­сы, вклю­чая пол­ный пере­ход на пар­ла­мент­скую систе­му. А тогда он может стать пре­мьер-мини­стром и полу­чить в руки всю испол­ни­тель­ную власть при ослаб­лен­ной роли пре­зи­ден­та», – рас­суж­да­ет Таа­лат­бек Маса­ды­ков.
Но, про­дол­жа­ет он, если Атам­ба­е­ву не удаст­ся все это осу­ще­ствить до регу­ляр­ных пар­ла­мент­ских выбо­ров 2020 года, новый пре­зи­дент будет иметь шанс укре­пить свои пози­ции, и осо­бен­но по линии борь­бы с кор­руп­ци­ей пока­зать насе­ле­нию, что он выпол­ня­ет свои обе­ща­ния по ее пре­одо­ле­нию. А укре­пив­шись, он про­ве­дет в жизнь свою поли­ти­че­скую повест­ку. «Уже сей­час нача­лись раз­го­во­ры о воз­вра­ще­нии к кон­сти­ту­ции 1993 года, то есть к пре­зи­дент­ской фор­ме прав­ле­ния. Тогда Атам­ба­ев ока­зы­ва­ет­ся не у дел», – пояс­ня­ет поли­тик.

Свои люди в ГКНБ и шаткие партии в парламенте

А пока в струк­ту­рах, кото­рые под­чи­ня­ют­ся напря­мую пре­зи­ден­ту (гос­бе­зо­пас­ность, про­ку­ра­ту­ра), новый гла­ва госу­дар­ства уже занял­ся пере­ме­на­ми. «Он ведь обви­нил сило­вой блок в кор­руп­ции, и был прав – часть руко­вод­ства была заме­ша­на в поли­ти­зи­ро­ван­ных судеб­ных про­цес­сах, в кон­тра­банд­ных схе­мах с Кита­ем и так далее. Если он все­рьез наме­рен выпол­нить обе­ща­ние о борь­бе с кор­руп­ци­ей, то дол­жен был про­де­мон­стри­ро­вать готов­ность про­ве­сти чист­ку там. Под эту чист­ку попа­ли самые надеж­ные люди Атам­ба­е­ва – это кад­ры в ГКНБ, вклю­чая пред­се­да­те­ля и зам­пред­се­да­те­ля, кад­ры в про­ку­ра­ту­ре, начи­ная с ген­про­ку­ро­ра – по одно­му звон­ку они выпол­ня­ли постав­лен­ные Атам­ба­е­вым зада­чи. Сей­час Атам­ба­е­ву будет слож­но про­во­дить свою линию без таких людей в сило­вом бло­ке», – счи­та­ет Таа­лат­бек Маса­ды­ков.
И он, и Беа­те Эшмент схо­дят­ся в том, что нынеш­няя ситу­а­ция вполне может пере­ра­с­ти в пол­но­цен­ный поли­ти­че­ский кри­зис. «Пар­тия «Рес­пуб­ли­ка – Ата Журт» фак­ти­че­ски рас­па­лась, мно­гие южные пред­ста­ви­те­ли пере­шли на сто­ро­ну ново­го пре­зи­ден­та, хотя тот костяк, кото­рый остал­ся, не вполне под­дер­жи­ва­ет Атам­ба­е­ва. Пар­тия «Ата Мекен» после аре­ста ее лиде­ра Теке­ба­е­ва, ини­ци­и­ро­ван­но­го Атам­ба­е­вым, тоже фак­ти­че­ски рас­па­лась на южан и севе­рян. Пар­тия «Кыр­гыз­стан», вме­сте с СДПК и пар­ти­ей «Бир Бол» вхо­дя­щая в коа­ли­цию боль­шин­ства, – в шат­ком поло­же­нии. Сто­ит «Бир Бол», где мно­го людей, в свое вре­мя близ­ких сверг­ну­то­му пре­зи­ден­ту Баки­е­ву, вый­ти из пра­вя­щей коа­ли­ции, о чем сей­час гово­рят в поли­ти­че­ских кру­гах, то коа­ли­ция пре­кра­тит суще­ство­ва­ние», – опи­сы­ва­ет поло­же­ние дел Таа­лат­бек Маса­ды­ков.
«Пар­тии в Кир­ги­зии ори­ен­ти­ро­ва­ны не на про­грам­мы, а на лич­но­стей. Не толь­ко веду­щая пар­тия в поли­ти­че­ской систе­ме – СДПК – может раз­ва­лить­ся по этим полю­сам, но и дру­гие пар­тии могут по-ново­му себя пози­ци­о­ни­ро­вать. Харак­тер­но, что экс-пре­зи­дент Отун­ба­е­ва, кото­рая при Атам­ба­е­ве гру­бо была ото­дви­ну­та в тень, появи­лась вме­сте с новым пре­зи­ден­том на одном меро­при­я­тии», – рас­суж­да­ет Беа­те Эшмент.

Внешний фактор и конкурентное преимуществоодного президента над другим

Соорон­бай Жээн­бе­ков будет и даль­ше укреп­лять свои пози­ции, уве­ре­на сотруд­ни­ца ZOiS. Но кад­ро­вых пере­мен в сило­вых струк­ту­рах здесь недо­ста­точ­но. Вопрос в том, кого из поли­ти­ков, остав­лен­ных Атам­ба­е­вым в глу­бо­ком поли­ти­че­ский офсай­те, он поста­ра­ет­ся при­влечь в каче­стве союз­ни­ков, гово­рит Беа­те Эшмент.
Нако­нец, не сле­ду­ет сбра­сы­вать со сче­тов внеш­ний фак­тор, то есть фак­тор нема­лой зави­си­мо­сти кир­гиз­ской поли­ти­ки в пери­о­ды кри­зи­сов от отно­ше­ний с сосед­ни­ми госу­дар­ства­ми. С этой точ­ки зре­ния у Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва име­ет­ся кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство перед его пред­ше­ствен­ни­ком, под­чер­ки­ва­ет собе­сед­ни­ца DW.
«Соорон­бай Жээн­бе­ков назвал Атам­ба­е­ва эмо­ци­о­наль­ным. Это акку­рат­ная фор­му­ли­ров­ка. Атам­ба­ев начи­сто лишен дипло­ма­ти­че­ско­го дара. Хоро­ший знак для Кир­ги­зии хотя бы в том, что при новом гла­ве госу­дар­ства внеш­няя поли­ти­ка рес­пуб­ли­ки выгля­дит более пред­ска­зу­е­мой и более соот­вет­ству­ет дипло­ма­ти­че­ским нор­мам», – отме­ча­ет немец­кий экс­перт, наме­кая на ряд слож­но­стей в отно­ше­ни­ях с кол­ле­га­ми из дру­гих стран, кото­рые создал сво­и­ми выска­зы­ва­ни­я­ми Атам­ба­ев в быт­ность пер­вым лицом госу­дар­ства.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан