fbpx

Суд с акцентом. Политическим?

 

Про­цесс по делу газе­ты «Жас Алаш» про­хо­дит на фоне собы­тий вокруг Сейт­ка­зы Мата­е­ва. В обо­их
слу­ча­ях про­смат­ри­ва­ет­ся рей­дер­ская состав­ля­ю­щая

Осе­нью про­шло­го года некто Жасан Зекей­у­лы, сред­ней руки биз­нес­мен, руко­во­ди­тель мед­цен­тра «Жас-Ай», чрез­вы­чай­но воз­му­тил­ся по пово­ду одной пуб­ли­ка­ции в газе­те «Жас Алаш» (в ней рас­кры­ва­ет­ся его, по утвер­жде­нию жены и детей, доста­точ­но непри­гляд­ное лицо как гла­вы семьи). И несмот­ря на то что газе­та дала ему воз­мож­ность высту­пить с отве­том, в кото­ром он изло­жил бы свое несо­гла­сие, он подал на изда­ние в суд за нане­се­ние мораль­но­го ущер­ба. И оце­нил этот самый ущерб ни мно­го ни мало в 400 мил­ли­о­нов (!) тен­ге!

В нояб­ре Алма­лин­ский рай­он­ный суд № 2 южной сто­ли­цы поста­но­вил, что глав­ный редак­тор газе­ты, жур­на­лист газе­ты и двое быв­ших род­ствен­ни­ков Зекей­у­лы долж­ны выпла­тить ист­цу денеж­ную ком­пен­са­цию в раз­ме­ре 400 мил­ли­о­нов тен­ге.

Я сле­дил за про­цес­сом непо­сред­ствен­но в суде пер­вой инстан­ции. Речь на засе­да­нии шла о ста­тье на казах­ском язы­ке, а по ред­ким репли­кам судьи чув­ство­ва­лось, что она про­сто-напро­сто не вла­де­ет госу­дар­ствен­ным язы­ком в необ­хо­ди­мом объ­е­ме, кото­рый поз­во­лял бы ей оце­нить мате­ри­а­лы линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зы. Види­мо, по этой при­чине она почти не зада­ва­ла вопро­сов участ­ни­кам про­цес­са. Тем не менее вынес­ла свой при­го­вор, кото­рый зачи­ты­ва­ла с режу­щи­ми слух ошиб­ка­ми и ужас­ным акцен­том.

Поду­ма­лось: если и есть поли­ти­че­ский заказ на рас­пра­ву с неза­ви­си­мым изда­ни­ем, то поче­му не смог­ли его хотя бы про­фес­си­о­наль­но испол­нить? Поче­му не нашли дру­го­го судью, кото­рый был бы в состо­я­нии всту­пать в рав­но­прав­ный диа­лог с носи­те­ля­ми госу­дар­ствен­но­го язы­ка? Не слу­чай­но во вре­мя про­цес­са ходи­ли раз­го­во­ры об аффи­ли­ро­ван­но­сти судьи одной из сто­рон (понят­но, какой).

Подоб­ная ситу­а­ция повто­ри­лась и во вре­мя рас­смот­ре­ния апел­ля­ци­он­ной жало­бы газе­ты на реше­ние рай­су­да. Я на этом суде высту­пал в каче­стве тре­тьей сто­ро­ны. Во вре­мя засе­да­ния жена Жаса­на Зекей­у­лы заяви­ла, что «она зна­ко­ма с пред­се­да­тель­ству­ю­щим судьей, так как она и ее быв­ший муж Жасан Зекей­у­лы были у него дома в гостях». После ска­зан­но­го глав­ный редак­тор газе­ты «Жас Алаш» Рыс­бек Сар­сен­бай­у­лы выра­зил недо­ве­рие суду и заявил отвод пред­се­да­те­лю апел­ля­ци­он­ной кол­ле­гии, ска­зав, что у того нет мораль­но­го пра­ва далее вести дан­ный судеб­ный про­цесс. Одна­ко Жасан Зекей­у­лы заявил, что «он преж­де нико­гда не был зна­ком с пред­се­да­те­лем судеб­ной кол­ле­гии, а заяв­ле­ние его быв­шей жены – оче­ред­ная кле­ве­та».

Инте­рес­но, что в день нача­ла суда по апел­ля­ци­он­ной жало­бе пред­се­да­тель­ство­ва­ла дру­гая судья. И вне­зап­ная (без объ­яс­не­ния при­чин!) сме­на пред­се­да­тель­ству­ю­ще­го вызы­ва­ет опре­де­лен­ные сомне­ния.

В резуль­та­те всех этих невнят­ных дви­же­ний апел­ля­ци­он­ная кол­ле­гия оста­ви­ла реше­ние рай­су­да без изме­не­ний. И теперь ста­рей­шая (через 10 дней испол­нит­ся 95 лет) и самая попу­ляр­ная казах­ско­языч­ная, поис­ти­не обще­на­ци­о­наль­ная газе­та из-за пре­тен­зий одно­го чело­ве­ка может закрыть­ся. Ибо сум­ма в 400 мил­ли­о­нов тен­ге для любо­го неза­ви­си­мо­го, не свя­зан­но­го с каким-нибудь оли­гар­хом изда­ния – апри­о­ри неподъ­ем­ная!

Удив­ля­ет сам факт ини­ци­и­ро­ва­ния иска, показ­ная уве­рен­ность в сво­ей побе­де дан­но­го биз­не­сме­на. Ведь, учи­ты­вая попу­ляр­ность газе­ты, он может стать банк­ро­том, ибо уже сего­дня зву­чат при­зы­вы бой­ко­ти­ро­вать его мед­центр в знак под­держ­ки люби­мой газе­ты.

Воз­мож­но, при­чи­на уве­рен­но­сти ист­ца в том, что он име­ет иные, не извест­ные нам диви­ден­ды со сто­ро­ны вла­сти? Понят­но, что акция, направ­лен­ная про­тив народ­ной газе­ты, не мог­ла быть ини­ци­и­ро­ва­на толь­ко одним чело­ве­ком и так одно­знач­но под­дер­жа­на суда­ми!

Есть несколь­ко пово­дов для таких подо­зре­ний. Это – абсурд­ность обви­не­ний в адрес газе­ты. На суде высту­па­ли жена и доче­ри ист­ца, кото­рые под при­ся­гой под­твер­ди­ли свои сло­ва, опуб­ли­ко­ван­ные в изда­нии. Какие же еще нуж­ны дока­за­тель­ства? Это – изна­чаль­но тен­ден­ци­оз­ное отно­ше­ние к ист­цу и ответ­чи­ку со сто­ро­ны судей обо­их инстан­ций. Это – пер­во­на­чаль­ное наме­ре­ние ист­ца при­оста­но­вить изда­ние на пол­го­да (акку­рат на пери­од объ­яв­лен­ных поз­же вне­оче­ред­ных пар­ла­мент­ских выбо­ров). Чем не поли­ти­че­ский заказ? Это – тоталь­ная инфор­ма­ци­он­ная бло­ка­да вокруг это­го суда со сто­ро­ны госу­дар­ствен­ных и про­власт­ных СМИ.

И теперь, когда так откро­вен­но и бес­со­вест­но чинит­ся про­из­вол в отно­ше­нии извест­но­го и мас­со­во­го изда­ния с почти веко­вой исто­ри­ей, поми­мо уже озву­чен­ной поли­ти­че­ской состав­ля­ю­щей воз­ни­ка­ют и дру­гие подо­зре­ния: не явля­ет­ся ли дан­ная акция жела­ни­ем обес­кро­вить попу­ляр­ную газе­ту и затем тихо при­ва­ти­зи­ро­вать ее? На фоне собы­тий вокруг Сейт­ка­зы Мата­е­ва и дру­гих СМИ такая вер­сия име­ет пра­во на жизнь.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан