fbpx

Сергей ДУВАНОВ: «Три версии освобождения КОЗЛОВА»


Извест­ный пуб­ли­цист ком­мен­ти­ру­ет осво­бож­де­ние В. КОЗЛОВА, трехъ­язы­чие и судь­бу
режи­ма НАЗАРБАЕВА.

— К момен­ту выхо­да газе­ты будет осво­бож­ден оппо­зи­ци­он­ный поли­тик Вла­ди­мир КОЗЛОВ. Вышла на сво­бо­ду БАЙДАЛИ­НОВА. Гово­рят, что появи­лись шан­сы на осво­бож­де­ние у ДЖАКИШЕВА. Ряд акти­ви­стов под­верг­лись нака­за­нию, не свя­зан­но­му с лише­ни­ем сво­бо­ды. О чем это гово­рит? В стране начи­на­ет­ся поли­ти­че­ская «отте­пель»?

— Не думаю. Ско­рее, это мож­но объ­яс­нить тем, что для успеш­но­го про­ве­де­ния ЭКСПО в стране не долж­но быть поли­ти­че­ских заклю­чен­ных. В про­тив­ном слу­чае Акор­де может гро­зить бой­кот это­го важ­но­го для нее меро­при­я­тия. Дру­гой вари­ант объ­яс­не­ния — это то, что Акор­да пере­смот­ре­ла сте­пень угроз «от АБЛЯЗОВА», посчи­тав, что ни сам он, ни его сто­рон­ни­ки уже ей ничем не угро­жа­ют, тогда как их пре­сле­до­ва­ние нано­сит серьез­ные ими­д­же­вые поте­ри.

— Допус­ка­е­те ли вы, что все послед­ние собы­тия с осво­бож­де­ни­ем КОЗЛОВА и БАЙДАЛИНОВОЙ, пре­кра­ще­ние рабо­ты «Рес­пуб­ли­ки» — резуль­тат пере­го­во­ров или опре­де­лен­ных дого­во­рен­но­стей меж­ду Акор­дой и АБЛЯЗОВЫМ? Насколь­ко воз­мо­жен мир меж­ду вла­стью и опаль­ным бан­ки­ром?

— Это тре­тья вер­сия, кото­рая име­ет хож­де­ние. Мол, у «Рес­пуб­ли­ки» есть ком­про­мат про­слу­шек теле­фон­ных раз­го­во­ров МАСИМОВА и тот, что­бы не дать им хода, всту­пил на путь пере­го­во­ров, где уда­лось дого­во­рить­ся по всем «сидель­цам». Мне труд­но ска­зать, какая из трех вер­сий рабо­чая, но пере­го­во­ры, похо­же, дей­стви­тель­но име­ли место.
— В одном из интер­вью «Три­буне» вы допу­сти­ли, что НАЗАРБАЕВ будет нахо­дить­ся у вла­сти еще лет десять. Как бы то ни было, НАЗАРБАЕВ — руко­во­ди­тель ста­рой фор­ма­ции, совет­ских пред­став­ле­ний. Неуже­ли те изме­не­ния, кото­рые про­ис­хо­дят в мире, в част­но­сти рево­лю­ция в сфе­ре новых тех­но­ло­гий, раз­ви­тие соци­аль­ных сетей, доступ­ность интер­не­та и про­чие вещи, не повли­я­ют на жиз­не­спо­соб­ность создан­но­го им режи­ма? НАЗАРБАЕВ настоль­ко неуяз­вим?
— Про­бле­ма не столь­ко в том, что НАЗАРБАЕВУ уда­лось создать креп­кую пира­ми­ду вла­сти, сколь­ко в том, что исто­ри­че­ски в стране не было и нет раз­ви­то­го граж­дан­ско­го обще­ства. Кре­пость режи­ма зави­сит не от коли­че­ства шты­ков, его охра­ня­ю­щих, а от зре­ло­сти граж­дан­ско­го обще­ства. Раб­ское созна­ние и пре­кло­не­ние перед вла­стью — глав­ное усло­вие проч­но­сти любо­го авто­кра­ти­че­ско­го режи­ма. Под­дан­ные, став­шие граж­да­на­ми, не ста­нут тер­петь власть, нару­ша­ю­щую их пра­ва и сво­бо­ды. В этом плане нынеш­няя устой­чи­вость режи­ма пре­зи­ден­та НАЗАРБАЕВА — в нашей с вами граж­дан­ской несо­сто­я­тель­но­сти. Мы, наш народ в силу неспо­соб­но­сти иметь свое мне­ние и воз­мож­но­сти его отста­и­вать заслу­жи­ва­ем эту власть и отно­ше­ний к себе этой вла­сти. Дру­гое дело, что ничто не веч­но под луной и ситу­а­ция будет менять­ся. И вот что­бы это шло быст­рее, нуж­ны серьез­ные уси­лия той части обще­ства, кото­рая пере­ста­ла быть под­дан­ны­ми.
— Укра­ин­ские собы­тия пока­за­ли склон­ность Крем­ля к веро­лом­ству. Будет ли, по-ваше­му, ПУТИН вво­дить вой­ска на нашу тер­ри­то­рию, если про­изой­дет казах­ский май­дан? Насколь­ко это веро­ят­но?
— Я нисколь­ко не сомне­ва­юсь, что в слу­чае если в Казах­стане нач­нут­ся собы­тия, угро­жа­ю­щие сме­ной поли­ти­че­ско­го режи­ма НАЗАРБАЕВА, то «зеле­ные чело­веч­ки» из сосед­ней Рос­сии появят­ся тут же. Вла­сти вряд ли будут пола­гать­ся на соб­ствен­ные силы, кото­рые по боль­шо­му сче­ту не очень надеж­ные. Думаю, что это один из важ­ней­ших фак­то­ров, кото­рый учи­ты­вал­ся при сбли­же­нии Акор­ды с Крем­лем.
— Кто может стать дви­жу­щей силой кар­ди­наль­ных изме­не­ний в Казах­стане? Что может под­толк­нуть опре­де­лен­ные груп­пы к каким-либо пере­ме­нам?
— Может так стать­ся, что рево­лю­ци­он­ных изме­не­ний в Казах­стане не будет вовсе. Про­цесс пере­хо­да стра­ны на демо­кра­ти­че­ские рель­сы может затя­нуть­ся на дол­гие годы, что обес­пе­чит еще боль­шее соци­аль­но-эко­но­ми­че­ское отста­ва­ние. Хотя как вари­ант не исклю­ча­ет­ся, что в стране может про­изой­ти и сило­вое реше­ние вопро­са о смене вла­сти. Я не могу и не хочу гадать, как это может слу­чить­ся и кто в этом будет участ­во­вать. Одно, в чем я убеж­ден, — что в Казах­стане ниче­го не слу­чит­ся непред­ска­зу­е­мо­го до тех пор, пока не изме­нит­ся ситу­а­ция в Рос­сии. Слиш­ком мы зави­сим от Крем­ля, что­бы рас­счи­ты­вать на соб­ствен­ную неза­ви­си­мую поли­ти­ку. Вся серьез­ная поли­ти­ка нач­нет­ся толь­ко после того, как в Рос­сии изме­нит­ся власть и она пере­ста­нет демон­стри­ро­вать импер­ские амби­ции.
— У кого пред­по­чти­тель­ные шан­сы прий­ти к вла­сти: у наци­о­на­ли­стов, исла­ми­стов, демо­кра­тов? Кого будет под­дер­жи­вать обще­ство в буду­щем?
— Повто­ряю, пока ПУТИН в Крем­ле, шан­сов на власть в прин­ци­пе нет ни у наци­о­на­ли­стов, ни у исла­ми­стов, ни у демо­кра­тов. Пра­вить стра­ной будет НАЗАРБАЕВ, а после него тот, кто устра­и­ва­ет нынеш­нюю власть в Рос­сии.
— В каза­хо­языч­ной сре­де ост­ро обсуж­да­ет­ся вопрос трехъ­язы­чия в шко­лах. При­чем мно­гие из казах­ских экс­пер­тов и пред­ста­ви­те­лей интел­ли­ген­ции высту­па­ют про­тив дан­ной ини­ци­а­ти­вы. Что вы дума­е­те по это­му пово­ду? Трехъ­язы­чие — хоро­шо или пло­хо?
— Зна­ние язы­ков — это все­гда хоро­шо. Пло­хо, когда этим зани­ма­ют­ся люди, неспо­соб­ные это гра­мот­но делать. В стране, где для это­го не суще­ству­ет необ­хо­ди­мых усло­вий, да еще и при тоталь­ной кор­руп­ции. Заве­до­мо мож­но пред­по­ла­гать, что резуль­тат будет точ­но такой же, как и со все­ми осталь­ны­ми ини­ци­а­ти­ва­ми Акор­ды — нуле­вой.

— Появи­лась новая пле­я­да госу­дар­ствен­ных управ­лен­цев — т.н. бола­ша­ке­ры, моло­дые чинов­ни­ки. Насколь­ко они отли­ча­ют­ся от сво­их «ста­рых» кол­лег? При­внес­ли ли они что-то новое, пози­тив­ное в казах­стан­скую поли­ти­ку?

— «Бола­ша­ке­ры», несмот­ря на то, что они полу­чи­ли запад­ное обра­зо­ва­ние, вынуж­де­ны адап­ти­ро­вать­ся в систе­му и ста­но­вить­ся носи­те­ля­ми ее норм и прин­ци­пов. Это люди, нося­щие в себе пони­ма­ние мараз­ма­тич­но­сти про­ис­хо­дя­ще­го в Казах­стане, но вынуж­ден­ные при­ме­нять свои зна­ния на поль­зу систе­ме, порож­да­ю­щей этот маразм.

– Бла­го­да­рим за интер­вью!

Бесе­до­ва­ла Инга ИМАНБАЙ

Ори­ги­нал ста­тьи: Три­бу­на — Рес­пуб­ли­кан­ская обще­ствен­но-поли­ти­че­ская газе­та / tribunakz.com