fbpx

Сайрагуль Сауытбай: «Я была вынуждена нарушить закон»

В Жар­кен­те про­шло вто­рое засе­да­ние по делу Сай­ра­гуль Сауыт­бай. Перед нача­лом суда были уси­ле­ны меры без­опас­но­сти. Сотруд­ни­ки поли­ции не пре­пят­ство­ва­ли жела­ю­щим при­сут­ство­вать на слу­ша­ни­ях, но пус­ка­ли в зал толь­ко после тща­тель­но­го осмот­ра, в том чис­ле с при­ме­не­ни­ем спе­ци­аль­ных при­бо­ров.

Неболь­шой зал напол­нил­ся жур­на­ли­ста­ми и род­ствен­ни­ка­ми, при­шед­ши­ми под­дер­жать Сай­ра­гуль Сауыт­бай. Так­же при­сут­ство­ва­ли акти­ви­сты, кото­рые в послед­нее вре­мя часто под­ни­ма­ют в СМИ тему при­тес­не­ния этни­че­ских каза­хов в Китае.

Сай­ра­гуль Сауыт­бай была достав­ле­на под кон­во­ем и в наруч­ни­ках. Весь про­цесс она про­ве­ла за стек­лян­ным ограж­де­ни­ем.

В этот раз язы­ком засе­да­ния был казах­ский, о чем ранее про­си­ла под­су­ди­мая. После пере­клич­ки участ­ни­ков судеб­но­го про­цес­са судья Дина­ра Куй­ка­ба­е­ва попро­си­ла сви­де­те­лей поки­нуть зал, сооб­щив, что их при­гла­сят в нуж­ное вре­мя. Сре­ди сви­де­те­лей и муж под­су­ди­мой Уали Ислам.

Участ­ни­ки про­цес­са поз­во­ли­ли фото- и видео­съем­ку. Но на вре­мя рас­ска­за Сауыт­бай о пере­хо­де гра­ни­цы судья при­оста­но­ви­ла рабо­ту видео­ка­мер с тем, что­бы «не рас­про­стра­нять инфор­ма­цию о пре­ступ­ном мето­де».

«Я ГОТОВА К ЛЮБОМУ НАКАЗАНИЮ В КАЗАХСТАНЕ»

Пер­вое сло­во судья предо­ста­ви­ла госу­дар­ствен­но­му обви­ни­те­лю Арзыг­уль Имря­е­вой, зачи­тав­шей обви­ни­тель­ный акт. По сло­вам про­ку­ро­ра, Сауыт­бай нару­ши­ла ста­тью «Умыш­лен­ное неза­кон­ное пере­се­че­ние госу­дар­ствен­ной гра­ни­цы Рес­пуб­ли­ки Казах­стан» уго­лов­но­го кодек­са Казах­ста­на. Нака­за­ни­ем за это пре­ступ­ле­ние, по зако­ну, может стать штраф в раз­ме­ре до тыся­чи МРП либо лише­ние сво­бо­ды сро­ком до одно­го года с выдво­ре­ни­ем за пре­де­лы Казах­ста­на.

Судья под­черк­ну­ла, что сооб­щен­ная про­ку­ро­ром инфор­ма­ция о том, как Сай­ра­гуль Сауыт­бай пред­по­ло­жи­тель­но пере­шла гра­ни­цу, не под­ле­жит раз­гла­ше­нию.

Затем была допро­ше­на сама Сауыт­бай, рас­ска­зав­шая о сво­ем пере­хо­де гра­ни­цы. Судья вновь пре­ду­пре­ди­ла при­сут­ству­ю­щих о запре­те на раз­гла­ше­ние этой инфор­ма­ции.

Как сооб­щи­ла под­су­ди­мая, она состо­я­ла в Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Китая и «вла­де­ла госу­дар­ствен­ны­ми сек­ре­та­ми». «Это ста­ло пре­пят­стви­ем для пере­ез­да», – гово­рит она.

По сло­вам Сауыт­бай, после отъ­ез­да мужа и детей китай­ская поли­ция ста­ла под­вер­гать ее при­тес­не­ни­ям, обви­нив в «пере­да­че Казах­ста­ну инфор­ма­ции из Китая».

Даже упо­ми­на­ние о поли­ти­че­ском лаге­ре в зале суда будет счи­тать­ся рас­кры­ти­ем госу­дар­ствен­ной тай­ны. Я была вынуж­де­на нару­шить закон, что­бы сохра­нить свою жизнь и вос­со­еди­нить­ся с семьей.

– Меня при­чис­ли­ли к пре­ступ­ни­кам, име­ю­щим свя­зи с ино­стран­ца­ми. Мои китай­ские доку­мен­ты ото­бра­ли. Выход из Ком­пар­тии там счи­та­ет­ся пре­да­тель­ством. Я была дирек­то­ром дет­ско­го сада. Эта рабо­та при­рав­ни­ва­ет­ся к госу­дар­ствен­ной служ­бе. В 2018 году меня при­ну­ди­ли рабо­тать в «лаге­ре поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния», кото­рый рас­по­ло­жен в горах. С меня взя­ли рас­пис­ку о нераз­гла­ше­нии инфор­ма­ции о «лаге­ре». Пре­ду­пре­ди­ли, что оглас­ка этих дан­ных при­рав­ни­ва­ет­ся к выда­че госу­дар­ствен­ной тай­ны и нака­за­ние за нее – смерт­ная казнь. В заклю­че­нии в лаге­ре нахо­ди­лось око­ло 2500 этни­че­ских каза­хов. Даже упо­ми­на­ние о поли­ти­че­ском лаге­ре в зале суда будет счи­тать­ся рас­кры­ти­ем гостай­ны. Я была вынуж­де­на нару­шить закон, что­бы сохра­нить свою жизнь и вос­со­еди­нить­ся с семьей. Я при­бы­ла на роди­ну пред­ков, что­бы най­ти здесь убе­жи­ще. В Китае меня ждет смерт­ная казнь. Я гото­ва к любо­му нака­за­нию в Казах­стане, – гово­рит она.

Читайте также: «Это было как в аду». Рассказы побывавших в китайских лагерях

Сай­ра­гуль Сауыт­бай гово­рит, что сама хоте­ла обра­тить­ся в пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны, но попа­ла в боль­ни­цу. По ее сло­вам, по выхо­де из боль­ни­цы она была аре­сто­ва­на сотруд­ни­ка­ми КНБ.

Муж Сай­ра­гуль Уали Ислам, высту­пив­ший на суде в каче­стве сви­де­те­ля, гово­рит, что оста­вил в Китае дом, земель­ный уча­сток, авто­мо­биль и круп­ную сум­му денег.

ХОДАТАЙСТВО О ЗАКЛЮЧЕНИИ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СОГЛАШЕНИЯ

Во вре­мя пере­ры­ва в суде репор­те­ру Азатты­ка уда­лось пооб­щать­ся с адво­ка­том обви­ня­е­мой Абза­лом Куспа­ном.

– Сай­ра­гуль Сауыт­бай ниче­го не оста­ва­лось, как нару­шить поря­док пере­се­че­ния гра­ни­цы. В Китае ее жиз­ни гро­зи­ла опас­ность, ее пра­ва были попра­ны. Казах­стан – госу­дар­ство, под­пи­сав­шее Меж­ду­на­род­ный пакт по пра­вам чело­ве­ка. Поэто­му Сай­ра­гуль Сауыт­бай не долж­ны выда­вать, – гово­рит он.

Читайте также: Казашка из Синьцзяна Сайрагуль Сауытбай просит суд не выдавать ее Китаю

После пере­ры­ва судья Дина­ра Куй­ка­ба­е­ва при­ня­ла хода­тай­ство Сай­ра­гуль Сауыт­бай о заклю­че­нии про­цес­су­аль­но­го согла­ше­ния с про­ку­ро­ром и назна­чи­ла оче­ред­ное засе­да­ние на 23 июля.

Вне зала суда жур­на­ли­сты и акти­ви­сты попы­та­лись задать вопро­сы двум пред­ста­ви­те­лям китай­ско­го кон­суль­ства, при­шед­шим на слу­ша­ния, но те не изъ­яви­ли жела­ния общать­ся со СМИ.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Сай­ра­гуль Сауыт­бай была аре­сто­ва­на сотруд­ни­ка­ми КНБ 21 мая по месту про­жи­ва­ния в селе Бай­ди­бек Енбек­ши­ка­зах­ско­го рай­о­на Алма­тин­ской обла­сти.

О задер­жа­нии Сауыт­бай по подо­зре­нию в неза­кон­ном пере­се­че­нии погра­нич­но­го поста «Хор­гос» сооб­щил ее муж. Поз­же ста­ло извест­но, что жен­щи­на нахо­дит­ся в след­ствен­ном изо­ля­то­ре в Тал­ды­кор­гане.

По сло­вам род­ствен­ни­ков, Сай­ра­гуль Сауыт­бай в Китае рабо­та­ла в дет­ском саду и зани­ма­лась под­го­тов­кой учи­те­лей в «лаге­ре поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния». «Она полу­ча­ла зар­пла­ту из бюд­же­та, поэто­му отно­си­лась к чис­лу госу­дар­ствен­ных слу­жа­щих, и вла­сти Китая не дава­ли ей раз­ре­ше­ние на выезд из стра­ны», – рас­ска­зы­ва­ют род­ные жен­щи­ны.

Муж Сай­ра­гуль Уали Ислам и двое их детей полу­чи­ли граж­дан­ство Казах­ста­на. Супру­ги пла­ни­ро­ва­ли пере­ехать в Казах­стан еще в 2016 году.

В октяб­ре про­шло­го года на пресс-кон­фе­рен­ции в Астане чрез­вы­чай­ный и пол­но­моч­ный посол Китая в Казах­стане Чжан Хань­ху­эй, отве­чая на вопрос жур­на­ли­ста, при­знал, что в его стране «име­ли место неза­кон­ные дей­ствия». Он заявил, что во вре­мя про­ве­де­ния XIX съез­да Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Китая, кото­рый завер­шил­ся 24 октяб­ря, в Синьц­зян-Уйгур­ском авто­ном­ном рай­оне в отно­ше­нии насе­ле­ния при­ни­ма­ли жест­кие меры над­зо­ра и досмот­ра.​

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»