fbpx

Распродажа багажа

30.05.2018 Вяче­слав ПОЛОВИНКО, Фергана.ру

Кому достанется четверть казахского урана

О том, что 25% акций круп­ней­ше­го в мире опе­ра­то­ра по добы­че ура­на – ком­па­нии «Каза­том­пром» – гото­вят­ся к про­да­же, ста­ло извест­но на про­шлой неде­ле из газе­ты Wall Street Journal. Изда­ние напи­са­ло со ссыл­кой на Ахмет­жа­на Еси­мо­ва, гла­ву пре­зи­дент­ско­го фон­да «Самрук-Казы­на» (это струк­ту­ра, кото­рая, по сути, управ­ля­ет все­ми наци­о­наль­ны­ми ком­па­ни­я­ми и суб­си­ди­ру­ет их за счет гос­бюд­же­та в слу­чае кри­зис­ных ситу­а­ций), что вла­сти рес­пуб­ли­ки реши­ли повы­сить кон­ку­рен­то­спо­соб­ность пред­при­я­тия и выве­сти часть акций на бир­жу. «Мы хотим, что­бы акции наших ком­па­ний обра­ща­лись на бир­же. Для нас это при­о­ри­тет­ная зада­ча», – цити­ро­ва­ли Еси­мо­ва СМИ.

Еси­мов рас­ска­зал, что в мае ездил в Китай – южный сосед Казах­ста­на в послед­ние годы акти­ви­ро­вал свою атом­ную про­грам­му, поэто­му в покуп­ке акций был заин­те­ре­со­ван боль­ше осталь­ных, – а так­же наме­рен пред­ло­жить купить пакет рос­си­я­нам. Аме­ри­кан­ское изда­ние писа­ло, что сто­и­мость все­го паке­та акций может дости­гать $3,5 млрд – прав­да, не уточ­ни­ло, отку­да взя­лись такие циф­ры.
Что­бы пони­мать мас­штаб сдел­ки, нуж­но знать две вещи. Во-пер­вых, Казах­стан – миро­вой лидер по запа­сам ура­на, поэто­му обла­да­ние даже чет­вер­тью акций выгля­дит очень соблаз­ни­тель­ным. В то же вре­мя рынок не сверх­кон­ку­рент­ный: за лидер­ство по добы­че ура­на борют­ся так­же Австра­лия и Кана­да. Во-вто­рых, послед­ние несколь­ко лет цена на уран сни­жа­лась и руши­лась даже до 19 дол­ла­ров за фунт (сей­час – в сред­нем $23). Ана­ли­ти­ки обе­ща­ют повы­ше­ние цены мини­мум вдвое в бли­жай­ший год (впро­чем, они обе­ща­ют это уже тре­тий год), поэто­му покуп­ка паке­та акций пря­мо сей­час – хоро­шая инве­сти­ция на пер­спек­ти­ву, при­чем по срав­ни­тель­но низ­кой в мас­шта­бах рын­ка цене.

Про­бле­ма в дру­гом: «Каза­том­пром» – объ­ект стра­те­ги­че­ский, поэто­му рес­пуб­ли­ка мог­ла бы сама инве­сти­ро­вать в его раз­ви­тие, состав­ляя бла­го­при­ят­ный кли­мат для ком­па­нии и для рын­ка, счи­та­ет дирек­тор Груп­пы оцен­ки рис­ков Досым Сат­па­ев. «У нас так быва­ет, что эти 3,5 мил­ли­ар­да могут уйти в чер­ную дыру, а не на раз­ви­тие, – гово­рит он. – Спе­ци­фи­ка «Каза­том­про­ма» в том, что у него более-менее ста­биль­ные пози­ции. «Каза­том­пром» на фоне дру­гих нац­ком­па­ний доста­точ­но рен­та­бе­лен, непло­хо чув­ству­ет себя на рын­ке, поэто­му пла­ны выве­сти акции ком­па­нии на IPO выгля­дят стран­но». Если бы был пра­виль­ный под­ход к ком­па­нии, то она мог­ла бы вполне оста­вать­ся в госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти и быть той самой «золо­той кури­цей» без необ­хо­ди­мо­сти отда­вать часть акций в дру­гие руки и тем самым раз­мы­вать управ­лен­че­скую струк­ту­ру, счи­та­ет ана­ли­тик.

С под­хо­дом как раз беда. После рас­па­да СССР, в кото­ром атом­ные пред­при­я­тия Казах­ста­на рабо­та­ли в смыч­ке с дру­ги­ми похо­жи­ми струк­ту­ра­ми по все­му Сою­зу (в част­но­сти, сырье из Казах­ста­на вози­ли на Урал, вспо­ми­на­ет поли­тик и эко­но­мист Петр Сво­ик), «Каза­том­пром» сме­стил акцен­ты с добы­чи ура­на и его пере­ра­бот­ки толь­ко на добы­чу. В таком ста­ту­се кор­по­ра­цию дол­гое вре­мя воз­глав­лял Мух­тар Джа­ки­шев: с 1998 по 2009 год и, как счи­та­ют неко­то­рые ана­ли­ти­ки, даже спо­соб­ство­вал повы­ше­нию цены на уран до мак­си­маль­ных вели­чин. Одна­ко в 2009 году Джа­ки­шев был аре­сто­ван и осуж­ден на 14 лет – фор­маль­но за «хище­ние» и «дачу взят­ки», одна­ко на самом деле про­бле­ма мог­ла быть в том, что мене­джер пере­шел доро­гу Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву и Вла­ди­ми­ру Пути­ну, а к тому же был дру­гом оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка Мух­та­ра Абля­зо­ва. Жур­нал «Рус­ский Newsweek» (ныне закры­тый) еще в 2009 году писал, что Рос­сия и Казах­стан хоте­ли орга­ни­зо­вать соб­ствен­ное сов­мест­ное пред­при­я­тие по обо­га­ще­нию ура­на и его про­да­же (в первую оче­редь, в Япо­нию), но япон­ские парт­не­ры вне­зап­но заяви­ли рос­си­я­нам, что уже участ­ву­ют в пере­го­во­рах с Джа­ки­ше­вым (кото­рый, как ока­за­лось, вел само­сто­я­тель­ную поли­ти­ку за спи­ной пре­зи­ден­та).

Мно­гие экс­пер­ты при­зна­ют, что Джа­ки­шев как руко­во­ди­тель был вполне про­фес­си­о­на­лен, но сде­лал несколь­ко непра­виль­ных шагов и попла­тил­ся. «У Джа­ки­ше­ва была стра­те­гия «ресур­сы в обмен на тех­но­ло­гии», – гово­рит Петр Сво­ик. – Ресур­сы отда­ва­лись, но с тех­но­ло­ги­я­ми луч­ше не ста­ло».
После Джа­ки­ше­ва атом­ный гигант воз­глав­ля­ли Вла­ди­мир Школь­ник и Нур­лан Кап­па­ров (умер в 44 года в Китае от вне­зап­но­го сер­деч­но­го при­сту­па в 2015 году). В авгу­сте 2017 года «Каза­том­пром» кон­тро­ли­ро­вал­ся Аска­ром Жума­га­ли­е­вым, а затем руко­вод­ство пере­шло к Галым­жа­ну Пир­ма­то­ву. К сожа­ле­нию, все после­ду­ю­щие после Джа­ки­ше­ва руко­во­ди­те­ли жили, как ска­за­ли бы в фут­бо­ле, на «его бага­же».
Теперь изме­ни­лась конъ­юнк­ту­ра – и это потре­бо­ва­ло новых реше­ний, но про­дать часть акций не выгля­дит самым опти­маль­ным из них, счи­та­ют экс­пер­ты.

Тут нуж­но заме­тить и потен­ци­аль­ных поку­па­те­лей. «Добы­ча ура­на во всех его ком­по­нен­тах в Казах­стане поде­ле­на меж­ду мно­ги­ми СП, – рас­ска­зы­ва­ет Петр Сво­ик. – Зна­чи­тель­ную часть зани­ма­ют в этих СП китай­цы». Если акции в ито­ге будут про­да­ны Китаю, Казах­стан полу­чит в его лице парт­не­ра на дол­гие века, одна­ко про­бле­ма в том, что на фоне обще­ствен­ной сино­фо­бии этот шаг будет выгля­деть вызы­ва­ю­ще. К тому же, по рас­про­стра­нен­но­му убеж­де­нию, Китай, захо­дя в любые про­ек­ты, со вре­ме­нем их погло­ща­ет, что для стра­те­ги­че­ской отрас­ли Казах­ста­на вряд ли будет жела­тель­но.

Одна­ко у Китая есть одно пре­иму­ще­ство перед осталь­ны­ми парт­не­ра­ми. «Любой инве­стор, захо­дя в какую-то отрасль, будет смот­реть на преды­ду­щий опыт, – гово­рит Досым Сат­па­ев. – Тут у госу­дар­ства оста­ют­ся кури­ру­ю­щие функ­ции, и в слу­чае каких-то пере­ста­но­вок (как с Джа­ки­ше­вым) инве­сто­ры не смо­гут вме­шать­ся, что, разу­ме­ет­ся, нико­му не понра­вит­ся». Одна­ко как раз Китай может закрыть на это гла­за, учи­ты­вая их соб­ствен­ную ситу­а­цию с пра­ва­ми чело­ве­ка. Такой парт­нер для Казах­ста­на вполне удо­бен, посколь­ку может не заме­тить, напри­мер, мно­го­чис­лен­ных сооб­ще­ний о тяже­лом поло­же­нии в тюрь­ме того же Джа­ки­ше­ва, кото­рый, по сло­вам пра­во­за­щит­ни­ков, нахо­дит­ся в тяже­лом состо­я­нии из-за болез­ней, а вла­сти не наме­ре­ны его мило­вать. Рос­сия тоже мог­ла бы закрыть на это гла­за, одна­ко с Моск­вой Казах­стан в послед­нее вре­мя ста­ра­ет­ся рабо­тать мень­ше, и сло­ва Еси­мо­ва о том, что он поедет в Рос­сию пред­ла­гать 25% акций, выгля­дят, ско­рее, риту­а­лом и успо­ко­е­ни­ем для парт­не­ров.

В целом про­да­жа части «Каза­том­про­ма» ложит­ся в объ­яв­лен­ную про­грам­му при­ва­ти­за­ции гос­ак­ти­вов, гово­рит Сат­па­ев. В рам­ках этой про­грам­мы есть внут­рен­няя при­ва­ти­за­ция – инве­сто­рам пред­ла­га­ет­ся купить, напри­мер, фут­боль­ные клу­бы, а есть внеш­няя, куда вхо­дит про­да­жа акций «Каза­том­про­ма», «Каз­Му­най­Га­за» и дру­гих госу­дар­ствен­ных гиган­тов. На фоне про­блем с эко­но­ми­кой послед­них лет это пред­ло­же­ние по акци­ям выгля­дит как попыт­ка най­ти допол­ни­тель­ные день­ги. Прав­да, в таком слу­чае велик риск про­де­ше­вить ради сию­ми­нут­ной выго­ды.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан