fbpx

Радио Азаттык работает на КНБ?

На кого на самом деле работает радио Азаттык?
Есть ли цензура в казахской редакции радио Свобода?
Насколько объективна подаваемая информация и насколько сильно влияние казахстанских спецслужб на радио Азаттык – издание, финансируемое правительством США.

Обо всем этом нам рас­ска­жет быв­шая журналист/редактор радио Азаттык, кото­рая 13 лет сотруд­ни­ча­ла с этим изда­ни­ем и сто­я­ла у исто­ков рус­ско­языч­но­го отде­ла редак­ции. Асем Тока­е­ва в пря­мом эфи­ре БАСЕ. С момен­та созда­ния радио Азаттык казах­стан­ская редак­ция попа­да­ла под кри­ти­ку оппо­зи­ции. Неко­то­рые оппо­зи­ци­о­не­ры пря­мо обви­ня­ли медиа в рабо­те на КНБ.

Асем Тока­е­ва про­ли­ва­ет свет на внут­рен­нюю кух­ню радио Азаттык, рас­ска­зы­ва­ет о вопи­ю­щих фак­тах, под­твер­жда­ю­щих опа­се­ния казах­стан­ских оппо­зи­ци­о­не­ров.

Ната­лья Сады­ко­ва: Доб­рый день, очень рады сего­дня вас видеть. Асем, ска­жи­те, пожа­луй­ста, вот вы совсем недав­но уво­ли­лись с радио “Азаттык”, где про­ра­бо­та­ли, как я уже гово­ри­ла, 13 лет, рас­ска­жи­те поче­му вы ушли и с чем свя­за­но ваше гром­кое заяв­ле­ние после ухо­да с радио «Азаттык?

Асем Тока­е­ва: На самом деле мне при­шлось уйти в резуль­та­те «кад­ро­вой чист­ки», в праж­ском офи­се радио “Азаттык”.

Это уже была вто­рая чист­ка за послед­ние пять лет в казах­ской редак­ции радио Сво­бод­ная Евро­па, радио Сво­бо­да. Это про­ис­хо­дит из-за того что мно­гие про­фес­си­о­на­лы в казах­ской редак­ции, чест­ные жур­на­ли­сты, были не соглас­ны с послед­ни­ми направ­ле­ни­я­ми в редак­ци­он­ной поли­ти­ке радио “Азаттык”.

Я тоже постра­да­ла из-за сво­ей, прин­ци­пи­аль­ной пози­ции, пото­му что очень дол­гое вре­мя, осо­бен­но в послед­нее вре­мя, нам при­хо­ди­лось очень тяже­ло рабо­тать, нам при­хо­ди­лось спо­рить, нам при­хо­ди­лось бук­валь­но даже ругать­ся с руко­вод­ством радио “Азаттык”, из-за игно­ри­ро­ва­ния тех или иных тем, за про­тал­ки­ва­ние (руко­вод­ством прим.) каких-то дру­гих опас­ных тем для “Азатты­ка”, кото­рые не вхо­дят в мис­сию казах­ской редак­ции радио «Сво­бо­ды».

Цена все­го это­го то, что мне объ­яви­ли так назы­ва­е­мую реор­га­ни­за­цию в кон­це года, кото­рая сов­па­ла с заклю­че­ни­ем согла­ше­ния меж­ду радио «Сво­бод­ная Евро­па» радио «Сво­бо­да» с госу­дар­ствен­ным теле­ка­на­лам Казах­стан.

Я думаю что меня и мое­го редак­то­ра, Ержа­на Кара­бе­ка, кото­ро­го уво­ли­ли для того, что­бы мы не меша­ли делать эту про­грам­му. Пото­му что мы все­гда бы высту­па­ли про­тив тако­го спор­но­го сотруд­ни­че­ства с госу­дар­ствен­ны­ми инсти­ту­та­ми, в том чис­ле теле­ка­нал Казах­стан.

Эта про­грам­ма, дела­лась в Пра­ге и долж­на была веща­ет­ся на теле­ка­на­ле Казах­стан.

Она изна­чаль­но

Ната­лья Сады­ко­ва: Из-за одной про­грам­мы вас же не мог­ли убрать?

Здесь же навер­ное дело не толь­ко в одной про­грам­ме, а в каких-то систем­ных вещах?

Асем Тока­е­ва: Систем­ные про­бле­мы кото­рые тяну­лись уже мож­но ска­зать с нача­ла 2011года.

Уже с нача­ла 2011 года у нас про­ис­хо­ди­ли стыч­ки по прин­ци­пи­аль­ным пози­ци­ям, как напри­мер осве­ще­ние тех или иных собы­тий, дис­кри­ми­на­ция оппо­зи­ции. Мы высту­па­ли про­тив это­го, высту­па­ли про­тив замал­чи­ва­ния опре­де­лен­ных тем, в обла­сти нару­ше­ний прав чело­ве­ка напри­мер.

При этом шла поваль­ная мас­со­вая исла­ми­за­ция кон­тен­та на радио “Азаттык”.

Все нача­лось с казах­ско­го сай­та, потом все это пере­шло на рус­ский сайт и мы уже не мог­ли ниче­го сде­лать.

Нам при­хо­ди­лось мол­чать, пото­му что каж­дый раз когда мы высту­па­ли про­тив нас уже и изна­чаль­но внес­ли в чер­ный спи­сок неугод­ных жур­на­ли­стов. Потом поз­же все это пере­хо­ди­ло в выго­во­ры, потом в пись­мен­ный выго­вор и зане­се­ние лич­ное дело.

В ито­ге нас уво­ли­ли.

Ната­лья Сады­ко­ва: То есть вот то, о чем вы сей­час гово­ри­те, о том что на радио Сво­бо­да в казах­ской редак­ции суще­ство­ва­ла цен­зу­ра в инте­ре­сах казах­стан­ско­го режи­ма, то есть это так?

Асем Тока­е­ва: Она до сих пор суще­ству­ет и это тянет­ся уже дол­гое вре­мя.

Ната­лья Сады­ко­ва: Как это тех­ни­че­ски воз­мож­но?

То есть, вы напи­са­ли какой-то мате­ри­ал, напри­мер о Маси­мо­ве (Кари́м Кажимка́нович Маси́мов.
прим.) руко­во­ди­те­ле КНБ. Как даль­ше про­ис­хо­дит это тех­ни­че­ски, цен­зу­ри­ро­ва­ние?

Асем Тока­е­ва: Зна­е­те, эти мето­ды раз­ные. Вна­ча­ле были такие мето­ды, тако­го мяг­ко­го дав­ле­ния, потом шло откро­вен­ное про­тал­ки­ва­ние во вре­мя пла­не­рок. Напри­мер, вы заде­ли вот эту ситу­а­цию ска­за­ли о Маси­мо­ве. Есть такой жанр как поли­ти­че­ский порт­рет. Напри­мер, когда делал­ся поли­ти­че­ский порт­рет Тас­ма­гам­бе­то­ва он полу­чил­ся очень ком­пле­мен­тар­ным.

А когда делал­ся порт­рет Асла­на Муси­на, то как раз шла такая инфор­ма­ци­он­ная кам­па­ния в казах­стан­ской прес­се и нега­тив шёл по отно­ше­нию к нему и на «Азатты­ке» тоже одно­вре­мен­но вышел нега­тив про­тив Асла­на Муси­на.

Ната­лья Сады­ко­ва: Полу­ча­ет­ся что шефы “Азатты­ка” луч­ше отно­сят­ся к Тас­ма­гам­бе­то­ву чем к Муси­ну? Или как?

Асем Тока­е­ва: Я не могу гово­рить об отно­ше­нии всей редак­ции, но в мате­ри­а­ле “Азатты­ка”, кото­рый был напи­сан казах­ско­языч­ным жур­на­ли­стом, а потом пере­ве­дён на рус­ский (язык), Мусин выстав­лен в обра­зе Берии. Пони­ма­е­те, то есть на него наве­си­ли ответ­ствен­ность за все репрес­сии в Казах­стане. Вот такие зна­е­те тех­но­ло­гии.

Потом как отби­ра­ют­ся темы. Напри­мер, когда мы сидим на пла­нёр­ках у меня созда­ва­лось ощу­ще­ние что мы сидим на пла­нер­ке како­го-нибудь госте­ле­ка­на­ла Хабар. Но Хабар это намно­го чест­нее чем “Азаттык”.

Хабар, как все зна­ют, финан­си­ру­ет­ся за счет госу­дар­ства (Казах­стан). Но здесь речь идет об аме­ри­кан­ской орга­ни­за­ции кото­рая финан­си­ру­ет­ся за счет аме­ри­кан­ских нало­го­пла­тель­щи­ков.

Но, у меня созда­ва­лось впе­чат­ле­ние что мы рабо­та­ем на офи­ци­аль­ную Аста­ну и дела­ем про­акор­дин­ские ста­тьи.

Я опи­са­ла сво­их постах на Фейс­бу­ке как про­ис­хо­дит тех­но­ло­гия отбо­ра тем.

Напри­мер из Алма­ты при­хо­дят тема — повест­ка дня. И там пред­ла­га­ет­ся пой­ти, сде­лать фото­га­ле­рею с мара­фо­на с уча­сти­ем аки­ма Алма­ты Еси­мо­ва.

Есте­ствен­но я спра­ши­ва­ла — зачем нам это собы­тие? Зачем нам этот мара­фон зачем нам его осве­щать?

Дирек­тор нашей редак­ции Торо­кул Дооров тут же, схо­ду, гово­рит — « это тоже собы­тие!».

Есте­ствен­но здесь, я уже знаю по себе, что спо­рить здесь нель­зя, я и так нажи­ла себе там вра­гов.

Как про­ис­хо­ди­ла исла­ми­за­ция, я была вооб­ще в шоке.

Это нача­лось где-то в кон­це 2010 года когда (про­во­ди­лось) такое собы­тие как Кур­бан Айт.

Это кален­дар­ное собы­тие, Кур­бан Айт про­во­дит­ся раз в год.

Его нуж­но было осве­щать в ново­стях, нуж­но было дать top story, на глав­ном месте сай­та выпу­стить.

Но, мы с Ержа­ном (Кара­бек) и так дали это в ново­стях и это было уже лиш­ним.

Пото­му что для жур­на­ли­стов, по тео­рии и прак­ти­ке, ново­стью явля­ет­ся не то, что соба­ка уку­си­ла чело­ве­ка, а что чело­век уку­сил соба­ку.

Напри­мер, если бы там в мече­ти, во вре­мя празд­но­ва­ния Кур­ба­на айта, про­изо­шла бы дав­ка и погиб­ли люди, то это бы ста­ло бы ново­стью для жур­на­ли­стов. Но то что Казах­стан отме­ча­ет Кур­бан айт — это не новость.

Мы даже полу­чи­ли выго­вор от наше­го преды­ду­ще­го дирек­то­ра Еды­ге Магау­ин — « .. поче­му пол­дня про­шло, а вы до сих пор не выпу­сти­ли top story о Кур­бан айте в Казах­стане?».

Вот мето­ды дав­ле­ния

Ната­лья Сады­ко­ва: Полу­ча­ет­ся казах­стан­ской редак­ции «Азатты­ка» оста­лось толь­ко полу­чать гос­за­ка­зы. Боль­ше, в прин­ци­пе, он ничем от Хаба­ра не отли­ча­ет­ся.
Но вот посмот­ри­те, мы, напри­мер, срав­ни­ли радио “Азаттык” с его бело­рус­ским ана­ло­гом, такой есть у радио Сво­бо­да. Вот бело­ру­сы, по срав­не­нию с каза­ха­ми — это про­сто закон­чен­ные ради­ка­лы. Они жест­ко кри­ти­ку­ют Лука­шен­ко (пре­зи­дент Бело­рус­сии), рису­ют на него кари­ка­ту­ры и вот по срав­не­нию с этой бело­рус­ской редак­ци­ей, радио “Азаттык” она напо­ми­на­ет не неза­ви­си­мое изда­ние, а ско­рее какую-то «Казах­стан­скую прав­ду».

С чем по-ваше­му это свя­за­но?

Асем Тока­е­ва: Не толь­ко я, но мно­гие наблю­да­те­ли, в том чис­ле пра­во­за­щит­ни­ки, оппо­зи­ци­он­ные поли­ти­ки и граж­дан­ские акти­ви­сты свя­зы­ва­ют это с при­хо­дом в нашу редак­цию, в апре­ле 2010 года, Галы­ма Бока­ша.

Это медиа дея­тель, до это­го он рабо­тал замом пре­зи­ден­та теле­ра­дио­кор­по­ра­ции Казах­стан, до это­го он рабо­тал заме­сти­те­лем аки­ма Алма­ты, когда там аким­ство­вал Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­тов, до при­хо­да в «Азаттык» он рабо­тал совет­ни­ком в казах­ском посоль­стве в Иране.

Он даже это все не скры­ва­ет, у него это напи­са­но в био­гра­фии на сай­те.

То, что про­изо­шло сра­зу с его при­хо­дом — появи­лись анти­за­пад­ные, анти­де­мо­кра­ти­че­ские ста­тьи и появи­лись про­ис­лам­ские (ста­тьи).

Появил­ся про­мо­у­шен (promotion) неко­то­рым рели­ги­оз­ным дея­те­лям, кото­рые в Казах­стане пре­сле­до­ва­лись, были под­суд­ны­ми или уже сидят в тюрь­ме.

Вопро­сов тут мно­го и надо все­му граж­дан­ско­му обще­ству в Казах­стане заду­мать­ся, но наше граж­дан­ское обще­ство про­спа­ло этот момент. Никто не зада­вал­ся вопро­сом. Очень мало тех кто нам помо­гал она сво­и­ми наблю­де­ни­я­ми, заяв­ле­ни­я­ми в интер­не­те. Но как тако­во­го, воз­му­ще­ния граж­дан­ско­го обще­ства я не виде­ла и это очень жал­ко, пото­му что радио Сво­бод­ная Евро­па оста­ет­ся един­ствен­ным источ­ни­ком объ­ек­тив­ной инфор­ма­ции Казах­стане и оно уже испор­че­но, оно уже не рабо­та­ет на граж­дан­ское обще­ство.

Ната­лья Сады­ко­ва: Полу­ча­ет­ся что один вот такой Бокаш, такой с такой био­гра­фи­ей, дик­ту­ет редак­ци­он­ную поли­ти­ку цело­му под­раз­де­ле­нию радио Сво­бо­да? Куда смот­рят те, кто нани­ма­ли его на рабо­ту, его руко­вод­ство. Полу­ча­ет­ся один чело­век он же, навер­ное, все таки, не может дик­то­вать всю повест­ку дня или может в слу­чае «Азатты­ка»?

Асем Тока­е­ва: Галым Бокаш при­шел не один в редак­цию. Как толь­ко он при­шёл, нача­лась кад­ро­вая чехар­да, нача­лись уволь­не­ния в алма­тин­ском бюро.

Очень мно­го прин­ци­пи­аль­ных хоро­ших чест­ных жур­на­ли­стов ушло, к сожа­ле­нию, из «Азатты­ка».

Потом на их места он при­вел откро­вен­но сво­их людей, кото­рые рабо­та­ли с ним на теле­ка­на­ле Казах­стан. Он даже об этом откро­вен­но пишет в Фейс­бу­ке, давал интер­вью об этом, как напри­мер «Казах­стан­ской прав­де» он гово­рил о том, что рабо­тал вме­сте с Раха­том Мамыр­бе­ком, ныне покой­ным редак­то­ром казах­ско­языч­но­го сай­та.

Куа­ныш­бек Кари, они вме­сте обща­лись и позна­ко­ми­лись, если не оши­ба­юсь, в Иране потом он его при­вел в “Азаттык”, он дирек­тор бюро в Алма­ты. Про­ис­хо­ди­ло даже не толь­ко пре­сле­до­ва­ния, то есть уволь­не­ние было не толь­ко штат­ных жур­на­ли­стов, но и пре­сле­до­ва­лись фри­лан­се­ры. Напри­мер, были напад­ки на наше­го фри­лан­се­ра в Акто­бе Али­му Абди­ро­ву.

Ната­лья Сады­ко­ва: Кто при­нял на рабо­ту это­го Бока­ша? Кто это сде­лал?

Асем Тока­е­ва: Это (про­изо­шло) бла­го­да­ря преды­ду­ще­му дирек­то­ру сер­ви­са Еды­ге Магау­и­ну. Ока­за­лось что они из одно­го рода, Керей, из восточ­но-Казах­стан­ской обла­сти. Они родом из одной восточ­но-Казах­стан­ской обла­сти. Я пом­ню для меня это было нечто такое оше­ло­ми­тель­ное.

Я впер­вые столк­ну­лась с таким явле­ни­ем как трай­ба­лизм. Я в Казах­стане рабо­та­ла во мно­гих рус­ско­языч­ных изда­ни­ях, но я не виде­ла тако­го про­яв­ле­ния трай­ба­лиз­ма как на радио “Азаттык”.

В общем, на моих гла­зах что про­ис­хо­ди­ло то, что Еды­ге Магау­ин бук­валь­но попал под вли­я­ние Галы­ма Бока­ша.

Серым кар­ди­на­лом, тене­вым таким дирек­то­ром был Галым Бокаш.

На пла­нер­ках, когда обсуж­да­ли тему, как толь­ко про­ис­хо­ди­ло озву­чи­ва­ние очень чув­стви­тель­ной темой и Еды­ге Магау­ин смот­рит на Галы­ма Бока­ша и как бы вопро­си­тель­но про­сит у него раз­ре­ше­ние. Когда Галым Бокаш откры­ва­ет рот и выска­зы­ва­ет отно­ше­ние к той или иной теме и такое у нас и и было даль­ше осве­ще­ние.

Напри­мер, в 2012 году летом, к нам на почту при­шло пись­мо от жур­на­ли­ста в Алма­те, Мак­пал.

Она пред­ло­жи­ла осве­тить такую тему о том, что Арон Ата­бек впер­вые за дол­гое вре­мя полу­чил пись­мо от граж­дан­ско­го акти­ви­ста.

Это было очень важ­но осве­тить, пото­му что Арон Ата­бек был на дол­гое вре­мя лишён пра­ва на пере­пис­ку и тут он полу­ча­ет впер­вые пись­мо от граж­дан­ско­го акти­ви­ста Казах­стане.

Тут Бокаш пер­вым берет сло­во, Еды­ге Магау­ин не реша­ет­ся ниче­го гово­рить. Галым Бокаш начи­на­ет спра­ши­вать — «кто такой Арон Ата­бек? Он кто, поэт, писа­тель или граж­дан­ский акти­вист? Мы до сих пор не опре­де­ли­лись с этим вопро­сом.»

И при этом Арон Ата­бек высту­пал, он был от лица жите­лей Шаны­ра­ка, кото­рые постра­да­ли, у кото­рых забра­ли зем­ли и насиль­но сно­си­лись дома во вре­мя прав­ле­ния Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­то­ва в Алма­ты.

Здесь реаль­ное дока­за­тель­ство того, как изби­ра­тель­но у нас под­хо­ди­ли к тем или иным чув­стви­тель­ным темам.

Ната­лья Сады­ко­ва: Со всех ваших слов полу­ча­ет­ся так, что казах­ская редак­ция радио Сво­бо­ды нахо­дит­ся под кон­тро­лем КНБ и под кон­тро­лем Акор­ды, так это?

Асем Тока­е­ва: Я не могу это­го ска­зать, я не могу об этом так откры­то утвер­ждать, нуж­ны для это­го дока­за­тель­ства. Но я могу об этом гово­рить на осно­ва­нии кон­тен­та и на осно­ва­нии той пере­пис­ки, писем, обще­ния с редак­то­ра­ми во вре­мя пла­не­рок. У меня сло­жи­лось впе­чат­ле­ние что у нас совер­ша­ет­ся цен­зу­ра в поль­зу авто­ри­тар­но­го режи­ма Казах­ста­на.

И вы до это­го спра­ши­ва­ли, поче­му руко­вод­ство это видит и ниче­го не дела­ет?

У меня, к сожа­ле­нию, сло­жи­лось впе­чат­ле­ние что реги­о­наль­ный дирек­тор радио Сво­бод­ной Евро­пы, кото­рый кури­ру­ет цен­траль­но-ази­ат­ские сер­ви­сы, это Аббас Джа­ва­ди (
Abbas
Djavadi ), вице-пре­зи­дент кор­по­ра­ции радио Сво­бод­ная Евро­па Ненад Пейч ( Nenad
Pejić ), они вынуж­ден­но покры­ва­ют Бока­ша. Они зна­ют об этих про­бле­мах. С 2012 года я пыта­лась гово­рить об этом Абба­су Джа­ва­ди (
Abbas
Djavadi ). Он от меня отма­хи­вал­ся, гово­рил «You so bitter” это с англий­ско­го пере­во­дит­ся “ты такая нега­тив­ная».

Пони­ма­е­те, таким обра­зом он не хотел вооб­ще меня слу­шать. Но потом я дошла до руко­вод­ства, я писа­ла пись­мен­ное обра­ще­ние. Руко­вод­ство в кур­се, я им подроб­но все рас­пе­ча­ты­ва­ла, предо­ста­ви­ла очень мно­го мате­ри­а­ла и на осно­ве ста­тей сде­ла­ла свой ана­лиз.

Они в кур­се, но они покры­ва­ют его пото­му что они погряз­ли в этой про­бле­ме. Раз они с само­го нача­ла не реши­ли про­бле­му кри­зи­са казах­ской редак­ции, то есть это трай­ба­лизм, непо­тизм и ухуд­ше­нии кон­тен­та, то они были заод­но.

Они дали одоб­ре­ние это­му все­му и поэто­му спу­стя мно­го лет, они дела­ют, они защи­ща­ют, вынуж­де­ны покры­вать Бока­ша, пото­му что они вме­сте будут уво­ле­ны.

Ната­лья Сады­ко­ва: Если «Азатты­ком» руко­во­дит быв­ший чинов­ник и ему под­чи­ня­ют­ся, то тогда полу­ча­ет­ся на кого рабо­та­ет «Азаттык», вот по логи­ке?

Асем Тока­е­ва: На кого рабо­та­ет «Азаттык»?

Он уж точ­но не рабо­та­ет на граж­дан­ское обще­ство в Казах­стане,

он уж точ­но не заин­те­ре­со­ван предо­став­лять объ­ек­тив­ную чест­ную инфор­ма­цию сво­им чита­те­лям и зри­те­лям,

он уж точ­но не заин­те­ре­со­ван в про­дви­же­нии демо­кра­ти­че­ских цен­но­стей в Казах­стане.

И таким обра­зом полу­ча­ет­ся, что руко­вод­ство радио Сво­бод­ной Евро­пы реши­ло что каза­хи недо­стой­ны досто­вер­ной инфор­ма­ции, недо­стой­ны полу­чать ее.

Сей­час полу­ча­ет­ся что рус­ский сайт “Азатты­ка” он тоже попал под кон­троль Бока­ша.

Пото­му что с нашим уволь­не­ни­ем он (Галым Бокаш) стал заме­сти­те­лем дирек­то­ра казах­ско­го сер­ви­са радио Сво­бод­ная Евро­па радио Сво­бо­да и нако­нец-то полу­чил вожде­лен­ный кон­троль над рус­ско­языч­ным сай­том.

Ната­лья Сады­ко­ва: Да, ситу­а­ция конеч­но очень слож­ная но глав­ным редак­то­ром радио “Азаттык” явля­ет­ся Торо­кул Дооров, жур­на­лист из Кыр­гыз­ста­на, ска­жи­те поче­му руко­во­ди­те­лем Казах­стан­ско­го изда­ния радио Сво­бо­да поста­ви­ли спе­ци­а­ли­ста из дру­гой стра­ны?

Неуже­ли не нашлось сво­их жур­на­ли­стов на эту долж­ность или казах­стан­ским жур­на­ли­стам может быть не дове­ря­ют или может быть они не такие выда­ю­щи­е­ся и ком­пе­тент­ные как Дооров? Как вот вы може­те объ­яс­нить эту ситу­а­цию?

Асем Тока­е­ва: Вы зна­е­те то, что он кыр­гыз или там то, что он из Кыр­гыз­ста­на — это не про­бле­ма, это абсо­лют­но неваж­но кто там по наци­о­наль­но­сти сидит в крес­ле дирек­то­ра. Самое глав­ное, он дол­жен быть ком­пе­тент­ным, он дол­жен быть про­фес­си­о­на­лом, хотя бы быть про­фес­си­о­наль­ным жур­на­ли­стом, потом мене­дже­ром и редак­то­ром, но он тако­вым не явля­ет­ся. Как жур­на­лист он даже очень сла­бо раз­би­ра­ет­ся в собы­ти­ях в Кыр­гыз­стане. Пото­му что я одна­жды писа­ла мате­ри­ал об Ака­е­ве и про­сто позво­ни­ла ему спро­сить, заво­ди­лась ли уго­лов­ное дело на Ака­е­ва и дошло ли оно до суда. Он мне даже на этот вопрос не отве­тил.

Он был постав­лен на эту долж­ность даже без испы­та­тель­но­го сро­ка. Но был пред­став­лен Нена­дом Пей­чом ( Nenad
Pejić ) вице-пре­зи­ден­том ком­па­нии как опыт­ный спе­ци­а­лист зна­ю­щий реги­он, зна­ю­щий четы­ре язы­ка — рус­ский кыр­гыз­ский, узбек­ский, казах­ский, что ока­за­лось неправ­дой. Пото­му что вна­ча­ле у нас были пла­нер­ки когда он там пытал­ся гово­рить на казах­ском, но он гово­рил на кыр­гыз­ском и выхо­ди­ло очень мно­го недо­ра­зу­ме­ний из-за это­го.

Я еще хоте­ла доба­вить что это нор­маль­но для радио­кор­по­ра­ции назна­чать дирек­то­ром сер­ви­са пред­ста­ви­те­ля дру­гой нации, напри­мер, гру­зин­ским сер­ви­сом сей­час руко­во­дит укра­и­нец, турк­мен­ским сер­ви­сом там тоже рань­ше у кого

Ната­лья Сады­ко­ва: Мы гово­рим о том что чело­век дол­жен знать реги­он.

Асем Тока­е­ва: Я еще хоте­ла доба­вить тогда что назна­че­ние про­ис­хо­дит не по прин­ци­пу про­фес­си­о­на­лиз­ма, к сожа­ле­нию, на радио Сво­бод­ная Евро­па не выби­ра­ют дирек­то­ров по прин­ци­пу про­фес­си­о­на­лиз­ма. Там выби­ра­ют по прин­ци­пу пре­дан­но­сти, по прин­ци­пу угод­ни­че­ства, Торо­кул Дооров очень уго­ден Абба­су Джа­ва­ди ( Abbas Djavadi ) реги­о­наль­но­му дирек­то­ру. Он очень послуш­ный, испол­ни­тель­ный, он не будет нико­гда высту­пать про­тив како­го-либо реше­ния Абба­са Джа­ва­ди ( Abbas Djavadi ).

Поэто­му его и поста­ви­ли.

Ната­лья Сады­ко­ва: То есть полу­ча­ет­ся здесь мы ничем не луч­ше той же госу­дар­ствен­ной служ­бы в Казах­стане.

То есть те, кто гото­вы быть услуж­ли­вы­ми для руко­вод­ства, те кто гото­вы под­чи­нять­ся без­ого­во­роч­но, это точ­но та же самая вер­ти­каль вла­сти кото­рую мы видим в Казах­стане, в казах­стан­ских всех струк­ту­рах, от аки­ма­тов до адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та.

Все то же самое пере­нес­лось на радио “Азаттык”?

Асем Тока­е­ва: Да полу­ча­ет­ся так, но с той лишь раз­ни­цей что у нас Казах­стане госу­дар­ствен­ный орган или госу­дар­ствен­ные СМИ не тру­бят, не декла­ри­ру­ют что они про­дви­га­ют демо­кра­ти­че­ские цен­но­сти.

Ната­лья Сады­ко­ва: “Азаттык”, полу­ча­ет­ся, про­дви­га­ет фей­ко­вые демо­кра­ти­че­ские цен­но­сти, то есть он на самом деле их не про­дви­га­ет, а рабо­та­ет на КНБ и Акор­ду?

Асем Тока­е­ва: Я не знаю рабо­та­ет ли «Азаттык» на КНБ или Акор­ду, но про­акор­дин­ский уклон в кон­тен­те есть.

Чем вооб­ще опа­сен этот трай­ба­лизм, кото­рый у нас уко­ре­нил­ся на радио “Азаттык” и вме­сте с трай­ба­лиз­мом непо­тизм тоже при­сут­ству­ет. Это опас­но тем что созда­ет­ся кру­го­вая пору­ка.

Вот эта сеть аффи­ли­ро­ван­ных людей, близ­ких людей, пре­дан­ных людей Бока­ша, они очень насту­па­тель­но дей­ству­ют. Когда ты сидишь на пла­нер­ке и пред­ла­га­ешь опре­де­лен­ную тему, на тебя напа­да­ют сра­зу с раз­ных сто­рон люди Бока­ша. Даже Бока­ша может там не быть, на пла­нер­ке, он часто не ходит на рабо­ту, на самом деле. У него очень при­ви­ле­ги­ро­ван­ное поло­же­ние, он два года не ходил нор­маль­но на рабо­ту. Но он зна­ет что все будет хоро­шо пото­му что его люди все зна­ют, у них есть какая-то своя повест­ка дня. Они зна­ют, какие темы нуж­но отсе­и­вать и какие темы нуж­но про­дви­гать.

И при этом у нас на «Азатты­ке» что самое страш­ное про­ис­хо­дит — это про­дви­же­ние нац­па­тов, руч­ных про­пра­ви­тель­ствен­ных псев­до­нац­па­тов. Они у нас назад на «Азатты­ке» полу­чи­ли широ­кую плат­фор­му, про­сто широ­кое осве­ще­ние и при этом они пред­став­ля­ют­ся не как нацпаты,а как экс­пер­ты, граж­дан­ские акти­ви­сты и поли­то­ло­ги.

Чем это опас­но? Я была в Страс­бур­ге на про­шлой неде­ле и в один из дней там высту­пал Мак­рон, фран­цуз­ский пре­зи­дент, и он пре­ду­пре­ждал, высту­пил с очень жест­кой речью в адрес евро­де­пу­та­тов и ска­зал что Евро­па она почти про­спа­ла рост наци­о­на­лиз­ма в Евро­пей­ских стра­нах. Это очень опас­но пото­му что это несет угро­зу Евро­пей­ским цен­но­стям таким как сво­бо­да, демо­кра­тия и сво­бо­да сло­ва.

Пони­ма­е­те это уже про­изо­шло в «Азатты­ке», у нас наци­о­на­лизм взял верх над таки­ми цен­но­стя­ми как сво­бо­да и демо­кра­тия. И об этом тоже зна­ет руко­вод­ство. О том что “Азаттык” дает пло­щад­ку нац­па­там руко­вод­ство зна­ет, но ниче­го не дела­ет.

Ната­лья Сады­ко­ва: Вы в сво­ем заяв­ле­нии напи­са­ли о том что Дооров дает жур­на­ли­стам пря­мые пись­мен­ные при­ка­зы, в кото­рых запре­ща­ет назы­вать Назар­ба­е­ва дик­та­то­ром. Неуже­ли это дей­стви­тель­но прав­да?

Асем Тока­е­ва: Этот при­каз был не жур­на­ли­стам, а толь­ко неко­то­рым редак­то­рам.

Пото­му что в одной в одной из ста­тей на «Азатты­ке» уже опуб­ли­ко­ван­ной, было такое пред­ло­же­ние, ста­тья была о визи­те пре­зи­ден­та Чехии Мило­ша Зема­на в Казах­стан. В этой ста­тье речь шла о том, что Милош Земан очень был оча­ро­ван Аста­ной и очень мно­го ком­пли­мен­тов выска­зал в адрес Назар­ба­е­ва и в ста­тье был напи­са­но при­мер­но так «.. в адрес Назар­ба­е­ва были такие ком­пли­мен­ты, но при этом Назар­ба­ев явля­ет­ся бес­смен­ным и авто­ри­тар­ным пре­зи­ден­том стра­ны Казах­стан.»

Как толь­ко ста­тья вышла, через неко­то­рое вре­мя Торо­кул Дооров выслал всем рус­ско­языч­ным редак­то­рам пись­мо в кото­ром напи­сал, что мы не можем так утвер­ждать, нель­зя так утвер­ждать, это оцен­ка, поэто­му убе­ри­те это пред­ло­же­ние. То есть пере­пи­ши­те это пред­ло­же­ние еще раз и в сле­ду­ю­щий раз так не посту­пай­те.

Ната­лья Сады­ко­ва: То есть, жур­нал «Time», полу­ча­ет­ся может вклю­чать Назар­ба­е­ва в спи­сок дик­та­то­ров , как неза­ви­си­мое СМИ, а для радио «Азаттык» казах­ско­го это нахо­дит­ся под запре­том?

Асем Тока­е­ва: Более того, внут­ри радио Сво­бод­ная Евро­па рус­ской редак­ции поз­во­ле­но назы­вать Назар­ба­е­ва авто­ри­тар­ным пре­зи­ден­том, англий­ской редак­ции поз­во­ле­но назы­вать Назар­ба­е­ва авто­ри­тар­ным пре­зи­ден­том, полу­ча­ет­ся казах­ской редак­ции не поз­во­ле­но. Тут идет дис­кри­ми­на­ция и ущем­ле­ние казах­ской ауди­то­рии, ауди­то­рии в Казах­стане.

Полу­ча­ет­ся англо­языч­но­му чита­те­лю поло­же­но знать что Назар­ба­ев авто­ри­тар­ный, а чита­те­лю в Казах­стане, где-нибудь там в Атба­са­ре, не поло­же­но об этом знать.

Ната­лья Сады­ко­ва: Хотя каза­хи это как раз те люди, кото­рые стра­да­ют от дей­ствий это­го авто­ри­тар­но­го пра­ви­те­ля тре­тий деся­ток лет.

Асем Тока­е­ва: Каза­хи явля­ют­ся основ­ной целе­вой ауди­то­рии казах­ской редак­ции радио Сво­бод­ной Евро­пы радио Сво­бо­ды и они долж­ны полу­чать объ­ек­тив­ную, досто­вер­ную инфор­ма­цию

о том что про­ис­хо­дит стране.

Ната­лья Сады­ко­ва: Асем ска­жи­те, пожа­луй­ста, давай­те вер­нем­ся к вопро­сам кад­ро­вой поли­ти­ки радио “Азаттык”. Все зна­ют что на рабо­ту на радио «Азаттык» не при­мут жур­на­ли­ста с оппо­зи­ци­он­ны­ми взгля­да­ми. Ско­рее возь­мут чело­ве­ка неиз­вест­но­го или доста­точ­но лояль­но­го к вла­стям или даже быв­ше­го чинов­ни­ка, как вы гово­ри­те. Ска­жи­те с чем это свя­зан­но ? Это реко­мен­да­ции госде­па такие или само­де­я­тель­ность мест­но­го началь­ства?

Асем Тока­е­ва: Мое наблю­де­ние, в тече­ние мно­гих лет, когда я виде­ла что на рабо­ту на радио «Азаттык» при­ни­ма­ли толь­ко по прин­ци­пу лич­ной пре­дан­но­сти Бока­шу.

Сей­час в редак­ции основ­ная часть кол­лек­ти­ва, сотруд­ни­ки “Азатты­ка”, это либо дру­зья Бока­ша, либо дру­зья из его близ­ко­го окру­же­ния, либо даже род­ствен­ни­ки!

Там есть очень мно­го род­ствен­ни­ков друг дру­гу.

Напри­мер, в Астане рабо­та­ет кор­ре­спон­дент Мади Бек­ма­ган­бе­тов. Он был нанят на рабо­ту когда Еды­ге Магау­ин был дирек­то­ром “Азатты­ка” и Еды­ге Магау­ин при­хо­дит­ся дядей это­му Мади Бек­ма­ган­бе­то­ву.

В Алма­тин­ском бюро, там вооб­ще род­ствен­ник на род­ствен­ни­ке сидит, мно­гие явля­ют­ся род­ствен­ни­ка­ми Куа­ныш­бе­ку Кари дирек­то­ру бюро. Конеч­но надо это все про­ве­рять, но гово­рят что там даже тех­нич­ка при­хо­дит­ся род­ствен­ни­цей ему.

Ната­лья Сады­ко­ва: Полу­ча­ет­ся что казах­ский трай­ба­лизм побе­дил даже в струк­ту­ре кото­рая финан­си­ру­ет­ся госу­дар­ствен­ным депар­та­мен­том (США прим.)!

Асем Тока­е­ва: Да, полу­ча­ет­ся. Это к мое­му вели­ко­му сожа­ле­нию.

Я сна­ча­ла была в шоке. Но я об этом гово­ри­ла, я пре­ду­пре­жда­ла об этом руко­вод­ство.

Наш отдел кад­ров на радио «Азаттык» зна­ет пре­крас­но об этом и о том, что есть такой изби­ра­тель­ный под­ход к отбо­ру, к при­е­му на рабо­ту.

Вы упо­мя­ну­ли что не при­ни­ма­ют на рабо­ту жур­на­ли­стов с опы­том рабо­ты в оппо­зи­ци­он­ных СМИ.

Я пом­ню что Бокаш зака­тил исте­ри­ку когда мы хоте­ли при­нять на рабо­ту быв­ше­го сотруд­ни­ка газе­та «Рес­пуб­ли­ка».

Есть мето­ды мяг­ко­го дав­ле­ния, а это вот это было самое жест­кое про­яв­ле­ние дав­ле­ния.

Я хочу раз еще раз под­черк­нуть что радио “Азаттык” это казах­ская редак­ция радио Сво­бод­ная Евро­па, радио Сво­бо­да, кото­рая финан­си­ру­ет­ся Кон­грес­сом США.

Ната­лья Сады­ко­ва: Ска­жи­те, пожа­луй­ста, хоро­шо род­ствен­ни­ков там очень мно­го в казах­ской редак­ции, а рабо­та­ют ли в казах­ской редак­ции радио Сво­бо­да быв­шие сотруд­ни­ки сило­вых струк­тур?

Асем Тока­е­ва: Я не знаю, если чест­но, это надо про­ве­рять.

В сило­вых струк­ту­рах рабо­та­ют как, под при­кры­ти­ем люди рабо­та­ют и кто-то там в откры­тую работает,кто-то под при­кры­ти­ем.

Я не знаю. Мое дело, зна­е­те я не сле­до­ва­тель, я жур­на­лист, моё дело обо­зна­чить про­бле­му.

Я рас­ска­за­ла не все, у меня еще очень мно­го мате­ри­а­лов кото­рые ещё не рас­кры­ты, о том что про­ис­хо­дит на самом деле на радио “Азаттык”.

Даль­ше дело граж­дан­ско­го обще­ства, про­ве­сти медиа экс­пер­ти­зу того же кон­тен­та, опре­де­лить какие мате­ри­а­лы не соот­вет­ству­ют кри­те­ри­ям мис­сии радио Сво­бод­ной Евро­пы, какие мате­ри­а­лы несут вред граж­дан­ско­му обще­ству, а таких мате­ри­а­лов очень мно­го.

Я думаю что здесь граж­дан­ское обще­ство в Казах­стане долж­но проснуть­ся. Пони­ма­е­те когда такие про­бле­мы, заиг­ры­ва­ние с вла­стя­ми, с режи­ма­ми в Цен­траль­ной Азии, такие про­бле­мы есть еще в дру­гих цен­траль­но-ази­ат­ских редак­ци­ях радио Сво­бод­ной Евро­пы.

Одна­жды таджик­ская редак­ция име­ла про­бле­мы с полу­че­ни­ем ком­мен­та­ри­ев и интер­вью, даже вот эле­мен­тар­но какие-то там задать вопро­сы, опро­сы про­ве­сти, у граж­дан­ско­го обще­ства Таджи­ки­ста­на.

У них были про­бле­мы пото­му что пред­ста­ви­те­ли граж­дан­ско­го обще­ства же киста не поли­то­ло­ги поли­ти­ки акти­ви­сты неза­ви­си­мый жур­на­лист они отка­зы­ва­лись давать интер­вью радио «Озо­ди» и таджик­ской редак­ции. У них был вот такой бой­кот, по прин­ци­пу того, что радио «Озо­ди» отмы­ва­ла имидж Эмо­ма­ли Рах­мо­на.

Ната­лья Сады­ко­ва: Я хочу ска­зать что в нашей оппо­зи­ции тоже есть люди кото­рые лич­ный бой­кот объ­яви­ли радио “Азаттык” и неод­но­крат­но заяв­ля­ли о том что “Азаттык” пода­ет необъ­ек­тив­ную инфор­ма­цию и ни о каком соблю­де­нии прин­ци­пов радио Сво­бо­ды, кото­рые декла­ри­ро­ва­ны в Соеди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки и речи не идет.

Асем Тока­е­ва: Я виде­ла напри­мер заяв­ле­ние оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка и быв­ше­го теат­раль­но­го режис­се­ра Була­та Ата­ба­е­ва. Он очень часто кри­ти­ко­вал радио “Азаттык”.

Я виде­ла заяв­ле­ние пра­во­за­щит­ни­ков, это напри­мер Надеж­да Ата­е­ва, она нахо­дит­ся во Фран­ции и она зани­ма­ет­ся защи­той прав, у неё очень рас­ши­рен­ная сеть, она зани­ма­ет­ся всей Цен­траль­ной Ази­ей.

Она заме­ти­ла, что на сай­те радио “Азаттык” даже про­ис­хо­дят такие вещи как, напри­мер, опас­ные при­зы­вы про­тив узбе­ков на юге Казах­ста­на. Или напри­мер анти­рус­ские ста­тьи у нас выпус­ка­лись, то есть ста­тьи, кото­рые при­зы­ва­ли ущем­лять пра­ва рус­ских, рус­ско­языч­ных жите­лей Казах­ста­на.

Такие вещи, это очень опас­но, это очень опас­ные пре­це­ден­ты и уж точ­но это не долж­но зву­чать на сай­те тако­го демо­кра­ти­че­ской медиа орга­ни­за­ции, как радио Сво­бод­ной Евро­пы, кото­рая долж­на про­дви­гать демо­кра­ти­че­ские цен­но­сти.

Ната­лья Сады­ко­ва: Вы ска­за­ли что вы еще не все фак­ты пре­да­ли пуб­лич­ной оглас­ке о кото­рых вам извест­но. Ска­жи­те какие еще такие яркие при­ме­ры ситу­а­ции кото­рая сло­жи­лась на радио «Азаттык вы може­те сей­час назвать. Может быть это при­ме­ры цен­зу­ры или како­го-то трай­ба­лиз­ма или чего-то тако­го, о чем бы вы еще не гово­ри­ли.

Асем Тока­е­ва: Нуж­но будет систе­ма­ти­зи­ро­вать мои мате­ри­а­лы, пото­му что мате­ри­а­лов очень мно­го. Их нуж­но будет рас­сор­ти­ро­вать. Такие яркие при­ме­ры я при­во­ди­ла в Страс­бур­ге на встре­чах с евро­де­пу­та­та­ми и они очень насто­ра­жи­ва­лись, они очень удив­ля­лись что такое про­ис­хо­дит на плат­фор­ме такой ува­жа­е­мой орга­ни­за­ции как радио Сво­бод­ная Евро­па радио Сво­бо­да.

Напри­мер, очень мно­го игно­ри­ру­ет­ся тем из обла­сти защи­ты прав чело­ве­ка, из обла­сти нару­ше­ния прав чело­ве­ка в Казах­стане. Мно­гие про­ек­ты и резо­лю­ции Евро­пар­ла­мен­та не осве­ща­ют­ся долж­ным обра­зом. «Азаттык» мог про­игно­ри­ро­вать, либо сла­бо осве­тить в ново­стях, но без кон­тек­ста и без балан­са. В про­шлом году когда Евро­пар­ла­мент одоб­рил под­пи­са­ние меж­ду Казах­ста­ном и Евро­со­ю­зом парт­нер­ско­го согла­ше­ния. Евро­пар­ла­мент дал согла­сие на это (под­пи­са­ние ред.) с усло­ви­я­ми кото­рые долж­ны будут соблю­де­ны. При этом дает огром­ный спи­сок усло­вий из обла­сти прав чело­ве­ка в основ­ном. Меж­ду про­чим одним из усло­вий резо­лю­ции Евро­пар­ла­мен­та явля­ет­ся про­ве­де­ние неза­ви­си­мо­го меж­ду­на­род­но­го рас­сле­до­ва­ния собы­тий в Жана­о­зене декаб­ре 2011 года.

Но “Азаттык” об этом ни сло­ва. Когда он сооб­щал об этом в ново­стях в про­шлом году там шла речь толь­ко о том что Евро­пар­ла­мент одоб­рил это согла­ше­ние с Казах­ста­ном. Всё.

При этом там не гово­рит­ся о том что Евро­пар­ла­мент выста­вил такой боль­шой спи­сок тре­бо­ва­ний, в кото­рых было сожа­ле­ние по пово­ду пре­сле­до­ва­ния проф­со­юз­ных акти­ви­стов, в том чис­ле неф­тя­ни­ков Ами­на Еле­уси­но­ва или Лари­сы Харь­ко­вой в Чим­кен­те. Вот эти вопро­сы долж­ным обра­зом не осве­ща­ют­ся, не ана­ли­зи­ру­ют­ся, не обсуж­да­ют­ся, ника­ких откры­тых дис­кус­сий и деба­тов на «Азатты­ке» по это­му пово­ду нет.

Ната­лья Сады­ко­ва: Ска­жи­те, пожа­луй­ста, все вот эти ваши после­до­ва­тель­ные дей­ствия после уволь­не­ния из «Азатты­ка» к чему они долж­ны, по ваше­му мне­нию, при­ве­сти? Чего вы доби­ва­е­тесь? То есть вы хоти­те, напри­мер, что­бы уво­ли­ли кон­крет­ных людей или изме­ни­ли пол­но­стью или там разо­гна­ли всю редак­цию “Азаттык” и собра­ли новую? Чего вы хоти­те добить­ся сво­и­ми дей­стви­я­ми?

Асем Тока­е­ва: Я хочу добить­ся инфор­ми­ро­ван­но­сти наше­го насе­ле­ния, ауди­то­рии “Азатты­ка”. Что­бы они были в кур­се как мани­пу­ли­ру­ют их мне­ни­ем, как извра­ща­ют инфор­ма­цию, о том что про­ис­хо­дит в Казах­стане. Это очень важ­но, это каса­ет­ся не меня лич­но, не моих каких-то пер­со­наль­ных (целей ред.) каких-то, у меня нет ника­кой оби­ды, ника­кой мести.

Я про­сто выпол­няю свой долг жур­на­ли­ста я сооб­щаю о том что про­ис­хо­дит.

Это мой долг жур­на­ли­ста, важ­но его испол­нить до кон­ца. Даль­ше долж­но при­ни­мать реше­ния граж­дан­ское обще­ство, что делать с «Азатты­ком».

Еще яркий при­мер, я хоте­ла вам ска­зать, когда я гово­ри­ла про Жана­о­зень, я вспом­ни­ла что после того как про­изо­шла тра­ге­дия в Жана­о­зене радио Сво­бод­ная Евро­па радио Сво­бо­да лице казах­ской редак­ции заклю­чи­ла про­сто позор­ное согла­ше­ние с про­пра­ви­тель­ствен­ным фон­дом «Вики билим» (WikiBilim).

Помни­те был скан­дал, кото­рый под­ня­ла бри­тан­ская прес­са о том что в «Вики билим» (WikiBilim) -казах­стан­ское НПО и финан­си­ру­ет­ся за счет пра­ви­тель­ства Казах­ста­на. Там даже Маси­мов был засве­чен, он лич­но кури­ро­вал этот про­ект. Этот про­ект появил­ся после Жана­о­зе­ня и этот про­ект полу­чил широ­кое осве­ще­ние на стра­ни­цах “Азатты­ка”. И у “Азатты­ка” был сов­мест­ный про­ект с этим «Вики билим» (WikiBilim) про­пра­ви­тель­ствен­ной орга­ни­за­ци­ей.

Это заме­ти­ла не я, это не я педа­ли­рую эту тему, это заме­ти­ли запад­ные жур­на­ли­сты в Бри­та­нии. В Алма­те есть сайт eurasianet.org (https://eurasianet.org/), это нью-йорк­ская орга­ни­за­ция, медиа­ор­га­ни­за­ция и у них есть жур­на­лист в Алма­те Джо­ана Лил­лис (Joanna Lillis).

Она напи­са­ла ста­тью, она пер­вая заме­ти­ла это.

«Вики билим» (WikiBilim), орга­ни­за­ция кото­рая зани­ма­лась казах­ско­языч­ным кон­тен­том на Вики­пе­дии. То есть, все мате­ри­а­лы на Вики­пе­дии (казах­ский язык ред.) созда­ва­лись «Вики били­мом» (WikiBilim).

Стра­ни­ца про Жана­о­зен и про собы­тия в Жана­о­зене, про этот позор­ный рас­стрел мир­ных демон­стран­тов в неф­тя­ном горо­де 16 -17 декаб­ря 2011 года.

На стра­ни­це «Вики билим» (WikiBilim), то есть на стра­ни­це Вики­пе­дия, собы­тия пред­став­ле­ны с пра­ви­тель­ствен­ной точ­ки зре­ния. Там дава­лись ссыл­ки, Джо­ана Лил­лис (Joanna Lillis) аме­ри­кан­ская жур­на­лист­ка заме­ти­ла, что там дава­лись ссыл­ки на те ста­тьи на «Азатты­ке», где в основ­ном дава­лась офи­ци­аль­ная вер­сия про­изо­шед­ше­го.

Я пом­ню что один в одном из пресс обзо­ров, кото­рый зака­зы­вал лич­но Галым Бокаш, все было пере­дер­ну­то и выхо­ди­ло так, что Ната­лья Соко­ло­ва вино­ва­та в этом кон­флик­те. Ната­лья Соко­ло­ва проф­со­юз­ный лидер.

Яко­бы пото­му что она дала непра­виль­ную инфор­ма­цию неф­тя­ни­кам, яко­бы она их обма­ну­ла.

Ната­лья Сады­ко­ва: Я конеч­но не знаю как для вас, но для меня, после вот послед­не­го фак­та о Жана­о­зене, о кото­ром вы рас­ска­за­ли, радио «Азаттык» казах­ская редак­ция радио Сво­бо­да одно­знач­но рабо­та­ет на коми­тет наци­о­наль­ной без­опас­но­сти и Акор­ду.

Дру­гих выво­дов из наше­го раз­го­во­ра я не могу сде­лать.

Я хочу вам ска­зать боль­шое спа­си­бо за то, что вы согла­си­лись пого­во­рить, за то, что вы рас­ска­за­ли так мно­го инте­рес­ных фак­тов и ска­зать что­бы вы про­дол­жа­ли то, что вы дела­е­те, не оста­нав­ли­ва­лись.

Пото­му что все таки Казах­стан­ско­му граж­дан­ско­му обще­ству, в нынеш­ней несво­бо­де, очень силь­но нужен гло­ток какой-то сво­бо­ды сло­ва и если это будет хотя бы радио “Азаттык”, да это было бы очень хоро­шо.

Асем Тока­е­ва: Зна­е­те, в этой свя­зи, я хоте­ла бы доба­вить, что в 2012 году радио “Азаттык” пре­кра­ти­ла радио­ве­ща­ние на Казах­стан.

Это про­изо­шло уси­ли­я­ми само­го преды­ду­ще­го дирек­то­ра Еды­ге Магау­и­на.

Он очень ста­ра­тель­но пытал­ся это закрыть, пря­мо все­ми прав­да­ми и неправ­да­ми.

Я пом­ню что к нам после это­го столь­ко мно­го при­хо­ди­ло писем от жите­лей отда­лен­ных рай­о­нов, где нет интер­не­та.

Они гово­ри­ли, поче­му нет радио? Где ваши про­грам­мы? И почти год, хоть радио было закры­то, но почти год на корот­ких вол­нах радио “Азаттык” веща­лись ста­рые пере­да­чи радио «Азатты­ка».

Люди это заме­ча­ли, они нам писа­ли, поче­му нет радио­ве­ща­ния? Нам нуж­на инфор­ма­ция.

Пото­му что веб-сайт в основ­ном чита­ет­ся в круп­ных горо­дах, а в отда­лен­ных посе­ле­ни­ях, в аулах, нет интер­не­та, им нуж­но радио. Где до сих пор эти УКВ-веш­ки сто­ят , да корот­кие вол­ны.

Вот этот тоже надо поста­вить вопрос, о вос­ста­нов­ле­нии радио­ве­ща­ния на Казах­стан.

Ната­лья Сады­ко­ва: Я наде­юсь что Кон­гресс США все-таки обра­тит вни­ма­ние на эту выда­ю­щую ситу­а­цию и она будет изме­нять­ся.

Вам еще раз боль­шое спа­си­бо за раз­го­вор, все­го доб­ро­го.

Всем до сви­да­ния, боль­шое спа­си­бо за вни­ма­ние.

Жур­на­лист изда­ния БАСЕ, Ната­лья Сады­ко­ва

Асем Тока­е­ва

Ори­ги­нал видео интер­вью от 20 апре­ля 2018 года:


Ори­ги­нал ста­тьи: Бәсе