Путь в Сохо: как незаконные деньги из Казахстана оказались связаны с недвижимостью Трампа

В течение многих лет журналисты и, как сообщается, федеральные следователи внимательно изучали сделки нынешнего президента США Дональда Трампа на предмет связи с преступниками и грязными деньгами.

Donald Trump, Tevfik Arif, and Felix Sater attend the Trump SoHo launch party in September 2007 in New York. Credit: Mark von Holden / WireImage]

Дональд Трамп, Тев­фик Ариф и Феликс Сатер на вече­рин­ке по слу­чаю откры­тия Trump SoHo. Сен­тябрь 2007 года, Нью-Йорк. Фото: Mark von Holden / WireImage

Небо­скреб Trump SoHo в Нью-Йор­ке — один из самых подо­зри­тель­ных объ­ек­тов недви­жи­мо­сти Трам­па. В част­но­сти, суд утвер­ждал, что три кон­до­ми­ни­у­ма в зда­нии были куп­ле­ны на день­ги, кото­рые свя­за­ны с делом о круп­ном мошен­ни­че­стве в Казах­стане.

Новое рас­сле­до­ва­ние Цен­тра по иссле­до­ва­нию орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти и кор­руп­ции (OCCRP) и нидер­ланд­ской теле­про­грам­мы Zembla про­ли­ва­ет свет на это дело.

Бла­го­да­ря доку­мен­там, кото­рые нико­гда ранее не пуб­ли­ко­ва­лись, рас­сле­до­ва­ние рас­кры­ло, как имен­но три мил­ли­о­на дол­ла­ров, на кото­рые были куп­ле­ны кон­до­ми­ни­у­мы, ока­за­лись в Нью-Йор­ке. Кро­ме того, рас­сле­до­ва­ние под­твер­жда­ет мне­ние суда о неза­кон­ном про­ис­хож­де­нии денег.

Боль­ше 30 мил­ли­о­нов дол­ла­ров из того же гряз­но­го источ­ни­ка пошло на дру­гие инве­сти­ции в США при уча­стии Фелик­са Сате­ра — быв­ше­го совет­ни­ка Трам­па, при­знан­но­го финан­со­вым мошен­ни­ком. Его быв­шая ком­па­ния Bayrock Group постро­и­ла Trump SoHo в парт­нер­стве с Трам­пом.

Доку­мен­ты и интер­вью подроб­но опи­сы­ва­ют изви­ли­стый путь, кото­рый про­шли день­ги через офшор­ные ком­па­нии-пустыш­ки и банк, свя­зан­ный с финан­си­ро­ва­ни­ем тер­ро­риз­ма, преж­де чем ока­за­лись в США.

Их про­ис­хож­де­ние мож­но отсле­дить вплоть до 440 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, свя­зан­ных со скан­даль­но извест­ным делом мил­ли­ар­де­ра из Казах­ста­на Мух­та­ра Абля­зо­ва о мошен­ни­че­стве. В про­шлом году суд в Казах­стане заоч­но при­го­во­рил бег­ло­го бан­ки­ра к 20 годам заклю­че­ния по обви­не­ни­ям, кото­рые вклю­ча­ли при­сво­е­ние мил­ли­ар­дов дол­ла­ров из «БТА-бан­ка», кото­рый он ранее воз­глав­лял.

Если день­ги дей­стви­тель­но име­ют отно­ше­ние к Абля­зо­ву, то их инве­сти­ро­ва­ние в недви­жи­мость может навлечь на участ­ни­ков, вклю­чая Сате­ра, юри­ди­че­ские рис­ки.

Не будучи исчер­пы­ва­ю­щим, отчет о слож­ном офшор­ном марш­ру­те име­ет все клас­си­че­ские при­зна­ки схе­мы отмы­ва­ния денег, как счи­та­ет гла­ва про­грам­мы по борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег в юри­ди­че­ской шко­ле Case Western Reserve University в Клив­лен­де Ричард Гор­дон.

«Если изна­чаль­ный источ­ник денег — пре­ступ­ные дохо­ды, то речь идет об отмы­ва­нии», — пояс­нил Гор­дон. Это созда­ет пусть неболь­шой, но риск воз­ник­но­ве­ния про­блем с зако­ном для Сате­ра и дру­гих участ­ни­ков сде­лок, как гово­рит Гор­дон. И хотя веро­ят­ность уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния неве­ли­ка, про­тив любо­го дей­ству­ю­ще­го лица отмы­воч­ной схе­мы или конеч­но­го полу­ча­те­ля денег мож­но открыть дело.

Kazakh oligarch Mukhtar Ablyazov arrives at a courthouse in Lyon in October 2014 before a hearing as part of his appeal trial regarding his extradition to Russia. Credit:  AFP / Philippe Merle

Казах­стан­ский оли­гарх Мух­тар Абля­зов при­бы­ва­ет в зда­ние суда в Лионе в октяб­ре 2014 года на апел­ля­ци­он­ное слу­ша­ние об экс­тра­ди­ции в Рос­сию. Фото: AFP / Philippe Merle

Семей­ные узы

Послед­ние откры­тия жур­на­ли­стов под­твер­жда­ют обви­не­ния про­тив Абля­зо­ва и дру­гих состо­я­тель­ных граж­дан Казах­ста­на по двум затя­нув­шим­ся делам в Нью-Йор­ке и Кали­фор­нии.

Эти дела берут исто­ки в круп­ней­шем горо­де Казах­ста­на — Алма­ты, в «БТА Бан­ке». Абля­зов и его род­ствен­ник со сто­ро­ны жены, мэр Алма­ты Вик­тор Хра­пу­нов, пред­по­ло­жи­тель­но, вло­жи­ли в недви­жи­мость и биз­нес в США укра­ден­ные день­ги.

Хра­пу­нов, чей пасы­нок Ильяс женат на доче­ри Абля­зо­ва, скры­ва­ет­ся от пра­во­су­дия. Хра­пу­но­ва и его семью обви­ня­ют в при­сво­е­нии поряд­ка 300 мил­ли­о­нов дол­ла­ров через кор­руп­ци­он­ные земель­ные сдел­ки в его быт­ность мэром.

Ильяс и его сест­ра Эль­ви­ра Куд­ря­шо­ва так­же про­хо­дят обви­ня­е­мы­ми по делу. Адво­ка­ты всех фигу­ран­тов наста­и­ва­ют на том, что день­ги не име­ют отно­ше­ния к неза­кон­ным источ­ни­кам и что в аме­ри­кан­ские акти­вы инве­сти­ро­вал дру­гой род­ствен­ник по бра­ку.

Судеб­ные доку­мен­ты сви­де­тель­ству­ют, что меж­ду 2012 и 2014 года­ми Илья­су и Эль­ви­ре помо­гал с их инве­сти­ци­я­ми в США быв­ший совет­ник Трам­па Феликс Сатер и еще один экс-сотруд­ник Trump Organization — Дэни­ел Рид­лофф.

Инве­сти­ции вклю­ча­ют покуп­ку кор­пу­са быв­шей боль­ни­цы для людей с мен­таль­ны­ми забо­ле­ва­ни­я­ми в Сира­ку­зах (штат Нью-Йорк) сто­и­мо­стью 1,2 мил­ли­о­на дол­ла­ров и доли в меди­цин­ской ком­па­нии.

Но их круп­ней­шей инве­сти­ци­ей стал выкуп в 2013 году 30-мил­ли­он­но­го дол­га тор­го­во­го цен­тра Tri-County в при­го­ро­де Цин­цин­на­ти. Через три меся­ца они про­да­ли свою долю за 45 мил­ли­о­нов дол­ла­ров.

Отно­ше­ния с пред­ста­ви­те­ля­ми Казах­ста­на выгля­дят выгод­ны­ми по мень­шей мере для одно­го из двух аме­ри­кан­цев.

В резуль­та­те судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства Сатер удер­жал день­ги с про­да­жи тор­го­во­го цен­тра. Без­вы­ход­ная ситу­а­ция раз­ре­ши­лась после того, как фир­ма Хра­пу­но­ва, сто­яв­шая за инве­сти­ци­ей, согла­си­лась отдать Сате­ру бо́льшую часть выру­чен­ной сум­мы, о чем сви­де­тель­ству­ет иск, подан­ный в суд в Нью-Йор­ке в декаб­ре.

Как Сате­ру уда­лось отсу­дить десят­ки мил­ли­о­нов дол­ла­ров, оста­ет­ся неиз­вест­ным, но в судеб­ных доку­мен­тах содер­жит­ся под­сказ­ка. Соглас­но доку­мен­ту, кон­фликт уда­лось уре­гу­ли­ро­вать после того, как в октяб­ре 2013 года адво­кат Сате­ра отпра­вил пись­мо в ком­па­нию Хра­пу­но­ва. В пись­ме утвер­жда­лось: Ильяс ска­зал ему, что «день­ги, инве­сти­ро­ван­ные в несколь­ко ком­па­ний Хра­пу­но­ва, при­над­ле­жа­ли г-ну Абля­зо­ву».

Это пись­мо под­твер­жда­ет: Сатер был в кур­се того, что помо­гал инве­сти­ро­вать день­ги, свя­зан­ные с уго­лов­ным делом Абля­зо­ва о мошен­ни­че­стве.

Хра­пу­но­вы инве­сти­ро­ва­ли еще десят­ки мил­ли­о­нов дол­ла­ров без види­мой помо­щи Сате­ра и Рид­лоф­фа. Эти сдел­ки вклю­ча­ют недви­жи­мость в Лос-Андже­ле­се, два оте­ля и про­ек­ты кон­до­ми­ни­у­мов в Нью-Йор­ке.

Про­ект 46-этаж­но­го оте­ля и кон­до­ми­ни­у­ма Trump SoHo, кото­рый открыл свои две­ри в 2010 году, отча­сти реа­ли­зо­ван ком­па­ни­ей Сате­ра Bayrock. Одна­ко высот­ка не оправ­да­ла надежд, а кон­до­ми­ни­у­мы пусто­ва­ли. Сын Трам­па Дональд-млад­ший и дочь Иван­ка, как сооб­ща­лось, едва избе­жа­ли суда после обви­не­ний во лжи потен­ци­аль­ным инве­сто­рам с целью уве­ли­чить объ­е­мы про­даж кон­до­ми­ни­у­мов.

Ком­па­ния Трам­па The Trump Organization вышла из про­блем­но­го про­ек­та в 2017 году после серии нега­тив­ных пуб­ли­ка­ций в прес­се. Сей­час рас­сле­до­ва­ни­ем в отно­ше­нии это­го деве­ло­пер­ско­го про­ек­та зани­ма­ет­ся спе­ци­аль­ный про­ку­рор Роберт Мюл­лер.

Фир­ма, кото­рая сто­ит за высот­кой, свя­за­на с Хра­пу­но­вым и под­твер­жда­ет, что Сатер зна­ет его семью по мень­шей мере десять лет. В 2007 году, когда Trump SoHo был лишь про­ек­том, семья Хра­пу­но­ва созда­ла в Нидер­лан­дах сов­мест­ное пред­при­я­тие с Bayrock Сате­ра, кото­рое назва­ли KazBay. СП зани­ма­лось добы­чей угля и элек­тро­снаб­же­ни­ем в Казах­стане. В сле­ду­ю­щем году Bayrock и Хра­пу­но­вы заня­лись сов­мест­ным про­ек­том кон­до­ми­ни­у­ма в Швей­ца­рии.

The Dominick, the Manhattan high-rise known as the Trump SoHo until 2017. Credit: Zembla

Ман­х­эт­тен­ский небо­скреб The Dominick, извест­ный до 2017 года как Trump SoHo. Фото: Zembla

Зда­ние купил Элвис

Доку­мен­ты, пред­став­лен­ные в суде, пока­зы­ва­ют, как мно­го денег при­шло в аме­ри­кан­ские инве­сти­ции из офшо­ров, пре­иму­ще­ствен­но со сче­тов в FBME Bank — не суще­ству­ю­щем более тан­за­ний­ском бан­ке с офи­са­ми в Рос­сии и на Кип­ре. Банк попал под санк­ции США в нача­ле 2016 года после того, как выяс­ни­лось, что через него отмы­ва­ют день­ги, финан­си­ру­ют тер­ро­ри­стов и про­да­ют ору­жие.

Но кон­крет­ный марш­рут денег и то, как они свя­за­ны с Абля­зо­вым, до сих пор не было извест­но широ­кой пуб­ли­ке. Рас­сле­до­ва­ние OCCRP и его парт­не­ров впер­вые отсле­жи­ва­ет путь аме­ри­кан­ских инве­сти­ций вплоть до сотен мил­ли­о­нов из дела Абля­зо­ва о мошен­ни­че­стве.

Впер­вые доку­мен­ты, бла­го­да­ря кото­рым жур­на­ли­сты сде­ла­ли это откры­тие, были обна­ру­же­ны в Вели­ко­бри­та­нии, кото­рая ста­ла эпи­цен­тром меж­ду­на­род­но­го спо­ра об акти­вах казах­стан­ско­го маг­на­та.

В 2016 году адво­кат казах­стан­ско­го «БТА Бан­ка», обма­ну­то­го Абля­зо­вым, заявил в бри­тан­ском суде, что на него вышел част­ный сле­до­ва­тель с пред­по­ла­га­е­мым дока­за­тель­ством того, что дубай­ский спе­ци­а­лист по финан­со­во­му пла­ни­ро­ва­нию Иш Агарвал создал сеть офшор­ных ком­па­ний, кото­рые отмы­ва­ют укра­ден­ные Абля­зо­вым день­ги.

По сло­вам адво­ка­та, детек­тив пока­зал ему доку­мен­ты, кото­рые, как он ска­зал, «изра­иль­ские хаке­ры» полу­чи­ли из ком­пью­те­ра Агарва­ла. Эти доку­мен­ты, по его сло­вам, сви­де­тель­ству­ют, что Агарвал рабо­тал на Илья­са, зятя Абля­зо­ва. В част­но­сти, создал и руко­во­дил сетью офшор­ных ком­па­ний, кото­рые пере­ка­чи­ва­ли день­ги с одно­го сче­та FBME на дру­гой. (Част­ный детек­тив Стю­арт Пейдж не отве­тил на пись­ма жур­на­ли­ста с прось­бой об интер­вью.)

Част­ные детек­ти­вы «БТА Бан­ка» нача­ли сле­дить за Агарва­лом. В сере­дине июня 2016 года, узнав о поезд­ке Агарва­ла в Вели­ко­бри­та­нию, адво­ка­ты бан­ка истре­бо­ва­ли и полу­чи­ли ордер бри­тан­ско­го суда о выда­че его доку­мен­тов.

OCCRP и парт­не­ры полу­чи­ли доступ к доку­мен­там в кон­це 2017 года от источ­ни­ка, кото­рый напря­мую осве­дом­лен о деле. Доку­мен­ты вклю­ча­ют в себя пере­пис­ку, дан­ные о струк­ту­ре орга­ни­за­ции, дого­во­ры зай­мов и кре­ди­то­ва­ния.

Доку­мен­ты пока­зы­ва­ют, что Ильяс Хра­пу­нов под кодо­вым име­нем Элвис был конеч­ным вла­дель­цем сети из дюжи­ны офшор­ных ком­па­ний и тра­с­тов, кото­ры­ми заве­до­вал Агарвал и кото­рые рас­по­ря­жа­лись в общей слож­но­сти при­мер­но 440 мил­ли­о­на­ми дол­ла­ров через сче­та в FBME.

Жур­на­ли­сты изу­чи­ли фай­лы по делам в Нью-Йор­ке и Кали­фор­нии и вос­со­зда­ли марш­рут, кото­рый пока­зы­ва­ет, что эти день­ги частич­но исполь­зо­ва­лись для клю­че­вых инве­сти­ций Хра­пу­но­ва в США, вклю­чая покуп­ку Trump SoHo и тор­го­во­го цен­тра в Огайо, в кото­рых участ­во­ва­ли Сатер и Рид­лофф.

Несколь­ко писем сви­де­тель­ству­ют о том, что Сатер коор­ди­ни­ро­вал пере­вод мил­ли­о­нов дол­ла­ров в США. Они так­же харак­те­ри­зу­ют его отно­ше­ния с дву­мя чле­на­ми семьи Хра­пу­но­ва.

В одной из пере­пи­сок пад­че­ри­ца Вик­то­ра Хра­пу­но­ва Эль­ви­ра Куд­ря­шо­ва, кото­рая купи­ла три квар­ти­ры в Trump SoHo, ком­мен­ти­ру­ет тран­сак­цию в три мил­ли­о­на дол­ла­ров и назы­ва­ет Сате­ра сво­им «биз­нес-парт­не­ром». В дру­гих пись­мах обща­ют­ся Ильяс и Сатер.

Жур­на­ли­сты свя­за­лись с Агарва­лом, но он пове­сил труб­ку. На после­до­вав­шие за этим пись­ма он не отве­тил. Сатер не отве­тил на пись­мен­ные вопро­сы, кото­рые ему отпра­ви­ли жур­на­ли­сты. Рид­лофф через сво­е­го адво­ка­та отка­зал­ся от ком­мен­та­рия.

Бель­гий­ские бак­сы

Бла­го­да­ря доку­мен­там жур­на­ли­сты смог­ли отсле­дить день­ги до их пер­во­на­чаль­но­го источ­ни­ка — бель­гий­ско­го биз­не­сме­на, кото­рый утвер­жда­ет, что пога­сил долг Абля­зо­ву почти в пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров, когда вышел при­каз о замо­ра­жи­ва­нии его акти­вов и когда тот отча­ян­но скры­вал их от бри­тан­ско­го суда. Речь идет о пред­при­ни­ма­те­ле Фрэн­ке Мон­стрее, кото­рый в 2004 году купил казах­стан­скую неф­те­га­зо­вую ком­па­нию «Жаик­му­най», кото­рая ста­ла извест­на в Вели­ко­бри­та­нии под назва­ни­ем Nostrum Oil & Gas.

Изъ­ятые доку­мен­ты пока­зы­ва­ют, что все 440 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, кото­рые финан­си­ро­ва­ли офшор­ную сеть Илья­са, посту­па­ли от двух ком­па­ний в бри­тан­ских офшор­ных «гава­нях». Эти ком­па­нии, в свою оче­редь, при­над­ле­жа­ли Мон­стрею, кото­рый ока­зал­ся втя­ну­тым в бри­тан­ское дело Абля­зо­ва.

Соглас­но доку­мен­там, ком­па­нии Sartfield и Claremont выпла­ти­ли эту сум­му в пери­од с 2011 по 2012 год сей­шель­ской ком­па­нии Water Seas Seagles, конеч­ным вла­дель­цем кото­рой был Ильяс. Его финан­со­вый помощ­ник Агарвал отфиль­тро­вал день­ги через сеть, и в кон­це кон­цов часть из них ока­за­лась в США.

Юри­сты БТА смог­ли убе­дить бри­тан­ский суд в нача­ле про­шло­го года замо­ро­зить долю ком­па­нии Мон­стрея в Nostrum Oil & Gas. Все­го через месяц после того, как акции были замо­ро­же­ны, Мон­стрей ушел с поста пред­се­да­те­ля прав­ле­ния Nostrum. К сере­дине года он достиг вне­су­деб­но­го согла­ше­ния с БТА о про­да­же бан­ку сво­их акций в ком­па­нии.

Click to enlarge. Credit: Edin Pasovic / OCCRP

Уве­ли­чить. Автор: Эдин Пашович/OCCRP

В пись­мен­ном отве­те на вопро­сы жур­на­ли­стов OCCRP и его парт­не­ров Мон­стрей кате­го­ри­че­ски отри­ца­ет, что дей­ство­вал как под­став­ное лицо в инте­ре­сах Абля­зо­ва. Отве­чая на вопрос о 440 мил­ли­о­нах дол­ла­ров, он заявил, что это была выпла­та дол­га, кото­рый он взял несколь­ко лет назад у сво­е­го биз­нес-парт­не­ра в Казах­стане. После смер­ти парт­не­ра долг пере­шел к Абля­зо­ву.

«Я нико­гда не был дове­рен­ным лицом или аген­том Абля­зо­ва или тех, кто, как я теперь знаю, свя­зан с ним, — пишет Мон­стрей. — Я неволь­но ока­зал­ся втя­нут в бит­ву меж­ду БТА и Аблязовым/Храпуновым».

Мон­стрей отка­зал­ся отве­чать на после­до­вав­шие подроб­ные вопро­сы жур­на­ли­стов. Nostrum отка­за­ла жур­на­ли­стам в ком­мен­та­рии.

Пресс-сек­ре­тарь Абля­зо­ва Питер Сахлас отка­зал­ся отве­чать на вопро­сы о сдел­ках и клю­че­вых участ­ни­ках, таких как Мон­стрей, Сатер и Хра­пу­но­вы.

Сахлас напи­сал, что Абля­зо­ва пре­сле­до­ва­ли за его про­ти­во­сто­я­ние режи­му в Казах­стане и что обви­не­ние биз­не­сме­на в мошен­ни­че­стве нель­зя «счи­тать даже в малей­шей сте­пе­ни прав­до­по­доб­ным, учи­ты­вая пол­ное отсут­ствие закон­ной пра­во­вой систе­мы в этой сред­не­ази­ат­ской дик­та­ту­ре». По его сло­вам, обви­не­ния по граж­дан­ским делам Абля­зо­ва в Вели­ко­бри­та­нии и США так­же «осно­ва­ны на сомни­тель­ных или вне­кон­текст­ных дока­за­тель­ствах со сто­ро­ны кор­рум­пи­ро­ван­ной стра­ны, где нет зако­на и пра­ва».

Ильяс Хра­пу­нов не отве­тил на вопро­сы, кото­рые жур­на­ли­сты отпра­ви­ли его пред­ста­ви­те­лю. БТА не отве­тил на подроб­ные вопро­сы по элек­трон­ной почте.

«Пой­май меня, если смо­жешь»

Марш­рут дол­ла­ров под­ни­ма­ет вопрос нару­ше­ния зако­нов об отмы­ва­нии денег теми лица­ми, бла­го­да­ря кото­рым сред­ства ока­за­лись в США. Хотя Сатер знал семью Хра­пу­но­ва за несколь­ко лет до пре­ступ­ных сде­лок, след­ствию нуж­но най­ти дока­за­тель­ства того, что он созна­тель­но пошел на сго­вор с целью отмы­ва­ния денег пре­ступ­но­го про­ис­хож­де­ния, как гово­рит Гор­дон из Case Western Reserve.

Меж­ду тем гряз­ная мыль­ная опе­ра про­дол­жа­ет про­би­вать­ся через суды в Вели­ко­бри­та­нии и США.

В мар­те Вер­хов­ный суд Вели­ко­бри­та­нии поста­но­вил, что суды этой стра­ны могут пре­сле­до­вать Илья­са Хра­пу­но­ва по обви­не­нию в сго­во­ре с Абля­зо­вым с целью скрыть акти­вы. В Нью-Йор­ке у Хра­пу­но­ва-млад­ше­го так­же нача­лись про­бле­мы. В мар­те феде­раль­ный судья на слу­ша­нии в окруж­ном суде при­ме­ни­ла взыс­ка­ние к Хра­пу­но­ву за пере­да­чу сте­но­грам­мы пока­за­ний нынеш­не­му гла­ве БТА. Судью по это­му делу Ката­рин Пар­кер не убе­ди­ли опро­вер­же­ния Хра­пу­но­ва. Судья пишет: «Его тон и пода­ча гово­ри­ли: «пой­май меня, если смо­жешь» и, по мне­нию суда, не заслу­жи­ли дове­рия».

Кто есть кто?


Мухтар Аблязов

Mukhtar Ablyazov

Экс-гла­ва «БТА Бан­ка». Он бежал из стра­ны в 2009 году в пери­од кри­зи­са, кото­рый при­вел к наци­о­на­ли­за­ции бан­ка, обви­нив­ше­го его в при­сво­е­нии более шести мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Сам Абля­зов утвер­жда­ет, что его пре­сле­ду­ют за оппо­зи­ци­он­ность пра­вя­ще­му режи­му. Осуж­ден заоч­но по делу о мошен­ни­че­стве в Казах­стане в 2017 году. Он дол­жен более 4,6 мил­ли­ар­да дол­ла­ров по выне­сен­ным судеб­ным реше­ни­ям в Вели­ко­бри­та­нии, а в 2012 году был осуж­ден за неува­же­ние к суду. В 2013 году фран­цуз­ская поли­ция аре­сто­ва­ла Абля­зо­ва, но спу­стя три года его осво­бо­ди­ли, посколь­ку суд при­знал, что его пре­сле­до­ва­ли по поли­ти­че­ским моти­вам.


Виктор Храпунов

Viktor Khrapunov

Быв­ший мэр Алма­ты. Вме­сте с женой Лей­лой Хра­пу­но­ва обви­ня­ют в хище­нии более чем 300 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Пасы­нок Хра­пу­но­ва Ильяс женат на доче­ри Абля­зо­ва Мадине. Хра­пу­нов живет в Швей­ца­рии.


Феликс Сатер

Felix Sater

Рус­ский эми­грант, вырос­ший в Нью-Йор­ке. В 1993 году попал в тюрь­му за дра­ку в баре, а через несколь­ко лет — в свя­зи с делом о мошен­ни­че­стве, в кото­ром была заме­ша­на мафия. В послед­нем слу­чае он избе­жал сро­ка, согла­сив­шись стать инфор­ма­то­ром ФБР.

Сатер был соос­но­ва­те­лем Bayrock Group — одно­го из деве­ло­пе­ров Trump SoHo. Трамп пытал­ся дистан­ци­ро­вать­ся от сво­е­го быв­ше­го дело­во­го парт­не­ра, кото­рый носил с собой визит­ки с под­пи­сью «стар­ший совет­ник» нынеш­не­го пре­зи­ден­та США. Сооб­ща­лось, что Сатер свя­зан с про­ва­лив­шим­ся стро­и­тель­ством «баш­ни Трам­па» в Москве и со схе­мой мир­но­го согла­ше­ния меж­ду РФ и Укра­и­ной, в кото­рой так­же участ­ву­ет лич­ный адво­кат Трам­па Май­кл Коэн.


Ильяс Храпунов и Эльвира Кудряшова

Ilyas Khrapunov and Elvira Kudryashova

Ильяс женат на доче­ри Мух­та­ра Абля­зо­ва Мадине и управ­лял мно­ги­ми семей­ны­ми инве­сти­ци­я­ми в США. Под кодо­вым име­нем Элвис он зна­чит­ся бене­фи­ци­а­ром офшор­ной сети ком­па­ний, кото­рые рас­пад­че­ри­ца Хра­пу­но­ва Эль­ви­ра была конеч­ным вла­дель­цем трех квар­тир в Trump SoHo. Она так­же была бене­фи­ци­а­ром фир­мы World Health Networks, создан­ной в Соеди­нен­ных Шта­тах.


Фрэнк Монстрей

Frank Monstrey

Бель­гий­ский биз­нес­мен с дав­ни­ми свя­зя­ми в Казах­стане. Мон­стрей инве­сти­ро­вал в казах­стан­скую неф­тя­ную ком­па­нию «Жаик­му­най» в 2004 году и до 2017-го воз­глав­лял ее. Ком­па­ния была пере­име­но­ва­на в Nostrum Oil & Gas.

Две фир­мы Мон­стрея были источ­ни­ка­ми 440 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, кото­рые впо­след­ствии были инве­сти­ро­ва­ны в недви­жи­мость и биз­нес в США. Мон­стрей отри­ца­ет, что он был под­став­ным лицом, скры­ва­ю­щим акти­вы Абля­зо­ва, и утвер­жда­ет, что день­ги были направ­ле­ны на пога­ше­ние задол­жен­но­сти перед ним.


Мате­ри­ал создан при уча­стии Кри­са Бене­вен­то, Лей­лы Сар­це­вич, Бер­ме­та Талан­та и Ката­ри­ны Саба­дос, а так­же Кеви­на Хол­ла и Бена Уиде­ра из McClatchy.

Ори­ги­нал рас­сле­до­ва­ния:
https://www.occrp.org/ru/home/28-ccwatch/cc-watch-indepth/8278-steppe-to-soho-how-millions-linked-to-kazakhstan-mega-fraud-case-ended-up-in-trump-property