fbpx

Признание деду по крови и отцу по духу

Внук президента Айсултан Назарбаев публично признался в том, что он лечился от наркомании и что «спас» его, по сути, именно дед

Стиль пись­ма и мно­же­ство после­до­вав­ших вопро­сов без отве­та про­бу­ди­ли в кор­ре­спон­ден­те «Новой газе­ты» – Казах­стан» Ста­ни­слав­ско­го.

Пись­мо-откро­ве­ние, или, как сей­час при­ня­то гово­рить, «каминг-аут» (хотя это не совсем про то), млад­ший пре­зи­дент­ский внук Айсул­тан Назар­ба­ев напи­сал утром во втор­ник, 5 сен­тяб­ря. В длин­ном посте у себя на стра­ни­це в Facebook сын Раха­та Али­е­ва и не вид­ный функ­ци­о­нер Феде­ра­ции фут­бо­ла Казах­ста­на (за пол­го­да – ни одно­го выступ­ле­ния) при­знал­ся в том, что какое-то вре­мя упо­треб­лял нар­ко­ти­ки, и под­толк­нул его к это­му «двой­ной удар»: смерть дедуш­ки – Мух­та­ра Али­е­ва, а потом почти сра­зу – «суи­цид отца». «Меня ста­ра­лась под­дер­жи­вать вся семья. Осо­бен­ную забо­ту про­яв­лял мой дед Нур­сул­тан Назар­ба­ев. Пре­зи­дент стра­ны днем решал про­бле­мы 17 мил­ли­о­нов чело­век, а вече­ром уде­лял всё вни­ма­ние одно­му вну­ку, – пишет Айсул­тан. – В тот момент я не смог пол­но­стью осо­знать, сколь­ко энер­гии, здо­ро­вья и сил ему сто­и­ло такое повы­шен­ное вни­ма­ние ко мне. Поэто­му тогда поз­во­лил себе самую ужас­ную и глу­пую сла­бость. Я решил поис­кать успо­ко­е­ние в нар­ко­ти­ках». Как дол­го он их упо­треб­лял – не очень понят­но: вме­сто этой инфор­ма­ции удив­лен­ным обы­ва­те­лям пред­ла­га­ет­ся про­чи­тать лек­цию о том, что «нар­ко­ма­ния для обще­ства – это соци­аль­ная про­бле­ма». Но зато исце­лил­ся Айсул­тан Раха­то­вич бла­го­да­ря Все­выш­не­му и, конеч­но же, дедуш­ке. Роль послед­не­го опи­са­на более скру­пу­лез­но.

«Хва­ла Все­выш­не­му, я сде­лал глав­ный посту­пок – при­знал­ся деду. Навер­ное, какой-нибудь дру­гой Пре­зи­дент в такой ситу­а­ции поста­рал­ся бы спря­тать про­бле­му или отстра­нить­ся от неё. Но не Нур­сул­тан Назар­ба­ев, – чтит и ува­жа­ет деда Айсул­тан в сво­ем при­зна­нии. – Дед по кро­ви – он самый насто­я­щий отец по духу. Пер­вое, что он ска­зал: «Моло­дец, что чест­ный. Болезнь труд­ная, но не ты пер­вый, не ты послед­ний. У тебя хва­тит сил побе­дить её». В раз­го­во­ре я пообе­щал побе­дить эту зара­зу и обра­тить зло в доб­ро. «Ну что ж, когда Айсул­тан дает мне обе­ща­ния – он все­гда их выпол­ня­ет», – спо­кой­но отве­тил он». Зана­вес.

Вооб­ще, пре­зи­дент­ско­го вну­ка име­ет смысл под­дер­жать: обла­дая таким соци­аль­ным ста­ту­сом, при­знать­ся в обще­ствен­но пори­ца­е­мом дея­нии – доро­го­го сто­ит. К тому же Айсул­тан пишет о том, что соби­ра­ет­ся открыть некий бла­го­тво­ри­тель­ный центр по борь­бе с нар­ко­ма­ни­ей – что вызы­ва­ет ува­же­ние. Одна­ко если впи­сать это посла­ние миру в общий кон­текст послед­них двух с поло­ви­ной лет – с момен­та смер­ти Раха­та Али­е­ва, – к доклад­чи­ку у комис­сии воз­ни­ка­ют вопро­сы.

Во-пер­вых, в силу того, что никто не зна­ет, сколь­ко внук борол­ся с неду­гом, непо­нят­но, как теперь отно­сить­ся ко всем преды­ду­щим постам Айсул­та­на Назар­ба­е­ва, кото­рые порой про­сто раз­ры­ва­ли медий­ное про­стран­ство. То он гро­зил­ся выве­сти на чистую воду всех «вра­гов» в окру­же­нии сво­е­го деда; то хотел отпра­вить тогдаш­не­го аки­ма сто­ли­цы Адиль­бе­ка Джак­сы­бе­ко­ва в юрту на боло­то, раз он не борет­ся с вонью в сто­ли­це; то борол­ся с быв­шим уже руко­во­ди­те­лем всея фут­бо­ла Ерла­ном Кожа­га­па­но­вым, объ­яв­лял «вра­га­ми наро­да» мил­ли­ар­де­ра Була­та Уте­му­ра­то­ва и вице-пре­мье­ра Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­то­ва. И что теперь обо всем этом думать? Мож­но ли быть уве­рен­ным, что эти обви­не­ния и откро­вен­ные «наез­ды» были напи­са­ны в здра­вом уме и твер­дой памя­ти? К сожа­ле­нию, невоз­мож­но новое пись­мо вос­при­ни­мать отдель­но от ста­рых, и теперь под сомне­ние ста­вят­ся вооб­ще все дей­ствия пре­зи­дент­ско­го вну­ка.

Во-вто­рых, вопрос в том, поче­му при­зна­ние появи­лось имен­но сей­час? Есть любо­пыт­ная кон­спи­ро­ло­ги­че­ская вер­сия о том, что этим всех отвле­ка­ют от дра­ки в Астане, но это нор­маль­но: наших людей бауыр­са­ка­ми не кор­ми – дай от чего-нибудь отвлечь. Но вооб­ще-то это и вправ­ду стран­но: 5 сен­тяб­ря – не день борь­бы с нар­ко­ма­ни­ей, и при­вя­зать откро­ве­ния Назар­ба­е­ва-млад­ше­го мож­но раз­ве что к все­мир­но­му дню бла­го­тво­ри­тель­но­сти или к дню гибе­ли Чапа­е­ва (напри­мер). Да и сти­ли­сти­ка тек­ста не выгля­дит про­ду­ман­ной: кан­це­ля­риз­мы вро­де той же «соци­аль­ной про­бле­мы» или «суи­цид отца» (так не гово­рят) пере­ме­жа­ют­ся сверх­па­те­ти­че­ски­ми фра­за­ми. «Мажор, иску­пан­ный в сча­стье, был самым раз­дав­лен­ным чело­ве­ком на Пла­не­те»; «насто­я­щий внут­рен­ний джи­хад»; «свет все­гда одо­ле­ет тьму» – это все слиш­ком пафос­но для того, что­бы быть по-насто­я­ще­му искрен­ним.

В истин­ную при­чи­ну его нар­ко­ма­нии (смерть отца и деда) верит­ся с тру­дом еще и пото­му, что Айсул­тан Назар­ба­ев по сути дол­жен быть чело­ве­ком пси­хо­ло­ги­че­ски очень устой­чи­вым: он не толь­ко про­фес­си­о­наль­ный фут­бо­лист, поиг­рав­ший и в Австрии, и в суро­вой англий­ской лиге за «Портс­мут», но и офи­цер, окон­чив­ший пре­стиж­ную бри­тан­скую ака­де­мию Сан­д­херст и слу­жив­ший затем в систе­ме воен­ной раз­вед­ки Мини­стер­ства обо­ро­ны РК. Согла­си­тесь, про­фес­си­о­наль­ный бри­тан­ский фут­бол и воен­ная раз­вед­ка – не место для рефлек­си­ру­ю­щих юно­шей. Даже если пред­по­ло­жить, что текст писа­ли спи­чрай­те­ры (а об этом гово­рят), в нем чита­ет­ся спеш­ка. Слов­но пре­зи­дент­ский внук торо­пил­ся об этом напи­сать рань­ше, чем об этом рас­ска­жет кто-то дру­гой.

Нако­нец, в-тре­тьих, пас­саж про дедуш­ку, явив­ше­го­ся в обра­зе спа­си­те­ля, хорош, но вызы­ва­ет сомне­ния. То есть – серьез­но: самый могу­ще­ствен­ный чело­век в стране не знал, что его внук упо­треб­ля­ет нар­ко­ти­ки, пока тот ему сам не ска­зал? Вся служ­ба охра­ны, весь КНБ, все недру­ги Айсул­та­на были не в кур­се или про­сто мол­ча­ли? Или – хуже того: пре­зи­дент тоже знал, но ждал, пока Айсул­тан при­зна­ет­ся сам? Не оста­нав­ли­вал, не пре­ду­пре­ждал? Не схо­дят­ся кон­цы с кон­ца­ми. И вооб­ще, если все выше­пе­ре­чис­лен­ные струк­ту­ры про­шля­пи­ли пагуб­ное увле­че­ние само­го люби­мо­го вну­ка пре­зи­ден­та (со слов это­го же вну­ка, чей стар­ший брат не упо­ми­на­ет­ся вооб­ще, слов­но его не суще­ству­ет), то уволь­не­ние для них – вари­ант из серии «лег­ко отде­лал­ся».

В общем, как ска­за­ли бы в тех же соц-сетях, где при­знал­ся пре­зи­дент­ский внук, «нам вти­ра­ют какую-то «дичь». И если этим откро­ве­ни­ем реша­лась зада­ча при­зна­ния ради отвле­че­ния от чего-то, то, кажет­ся, ста­ло толь­ко хуже. Ну, а если на самом деле это при­дир­ки, и Айсул­тан Назар­ба­ев писал этот текст на эмо­ци­ях, не думая о сти­ли­сти­ке и послед­стви­ях, а желая поде­лить­ся с миром сво­им стрем­ле­ни­ем бороть­ся с нар­ко­ма­ни­ей – то тогда любые пре­тен­зии к нему будут лишь брюз­жа­ни­ем обы­ва­те­лей: он смог – а мы нет. Прав­да, поче­му Айсул­тан хочет открыть свой фонд, а не помо­гать уже име­ю­щим­ся, тоже вопрос, кото­рый, разу­ме­ет­ся, не тре­бу­ет отве­та – тем более мы его и не полу­чим.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан