Почему не придут инвесторы

 

Акор­да изо всех сил пыта­ет­ся при­влечь в Казах­стан ино­стран­ные инве­сти­ции. Одна­ко день­ги при­хо­дят  в основ­ном в сырье­вой сек­тор и, как пра­ви­ло,  от огра­ни­чен­но­го чис­ла круп­ных кор­по­ра­ций. Инве­сто­ры же помель­че вкла­ды­вать­ся в стра­ну не горят жела­ни­ем, опа­са­ясь столк­нуть­ся с без­за­ко­ни­ем и про­из­во­лом со сто­ро­ны всех уров­ней вла­сти.

Надо отдать долж­ное Акор­де, в вопро­се при­вле­че­ния в стра­ну инве­сти­ций сде­ла­но мно­го: начи­ная от вве­де­ния без­ви­зо­во­го режи­ма для граж­дан десят­ков стран до кар­ди­наль­но­го облег­че­ния зако­но­да­тель­ства о недро­поль­зо­ва­нии и от про­ве­де­ния меж­ду­на­род­ной выстав­ки «Аста­на ЭКСПО – 2017» до созда­ния на тер­ри­то­рии сто­ли­цы де-факто офф­шор­ной зоны.

Жела­ю­щим узнать боль­ше на эту тему реко­мен­ду­ем про­чи­тать пресс-релиз о встре­че пре­мьер-мини­стра РК  с ино­стран­ны­ми инве­сто­ра­ми из 30 стран мира в рам­ках Фору­ма “Kazakhstan Global Investment Roundtable”, состо­яв­ше­го­ся 5 декаб­ря 2017 года в Астане, и доклад  Бакыт­жа­на Сагин­та­е­ва.

Увы, несмот­ря на все уси­лия, при­ток ино­стран­ных инве­сти­ций в стра­ну в 2017 году хотя и уве­ли­чил­ся, но глав­ным обра­зом, в сырье­вой сек­тор. Тогда как Назар­ба­ев ста­вит перед пра­ви­тель­ством и стра­ной зада­чу уско­рен­но­го раз­ви­тия несы­рье­вых отрас­лей. Для выпол­не­ния этой зада­чи необ­хо­ди­мо, что­бы в Казах­стан начал при­хо­дить иной тип ино­стран­ных инве­сто­ров – так назы­ва­е­мый инве­стор «мас­со­вый».

Одна­ко «мас­со­вый» инве­стор, в силу отно­си­тель­но неболь­шо­го раз­ме­ра сво­их капи­та­лов и отсут­ствия воз­мож­но­сти содер­жать спе­ци­аль­ный штат юри­стов и лоб­би­стов, куда более чув­стви­те­лен к «зем­ным про­бле­мам», чем круп­ные кор­по­ра­ции. Некор­рект­ные дей­ствия казах­стан­ских чинов­ни­ков, «наез­ды» пред­ста­ви­те­лей над­зор­ных и кон­троль­ных струк­тур, сило­вых орга­нов и кри­ми­на­ли­те­та, раз­но­гла­сия с работ­ни­ка­ми и про­сто мест­ным насе­ле­ни­ем для них кри­тич­ны, а про­мед­ле­ния с реше­ни­ем про­блем   госу­дар­ствен­ны­ми струк­ту­ра­ми смер­ти подоб­ны.

Изба­вить же мас­со­во­го ино­стран­но­го инве­сто­ра от этих нега­тив­ных угроз Акор­да не спо­соб­на в прин­ци­пе, посколь­ку суще­ству­ю­щие в стране авто­ри­тар­ная поли­ти­че­ская систе­ма и прак­ти­ка, с одной сто­ро­ны, поз­во­ля­ют «лиде­ру нации» Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву и его окру­же­нию удер­жи­вать гос­под­ству­ю­щее поло­же­ние, а с дру­гой – еже­днев­но гене­ри­ру­ют авто­ри­та­ризм на всех уров­нях госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния. Пото­му что про­из­вол навер­ху неиз­беж­но порож­да­ет про­из­вол вни­зу.

На поверх­но­сти все это выгля­дит как деле­ги­ро­ва­ние «супер­пре­зи­дент­ских» пол­но­мо­чий свер­ху вниз, когда с аки­мов спра­ши­ва­ют за все, про­ис­хо­дя­щее на их тер­ри­то­рии, вклю­чая то, что точ­но не вхо­дит в функ­ции мест­ных вла­стей, когда ука­за­ния гла­вы госу­дар­ства не обсуж­да­ют­ся, а выпол­ня­ют­ся, когда поли­ти­че­ская воля пре­ва­ли­ру­ет над всем, вклю­чая закон­ность и мораль. В резуль­та­те в Казах­стане субъ­ек­тив­ный фак­тор ока­зы­ва­ет­ся клю­че­вым, а кон­крет­ное реше­ние той или иной про­бле­мы зави­сит глав­ным обра­зом от лоб­бист­ских воз­мож­но­стей, вклю­чая исполь­зо­ва­ние кор­руп­ци­он­ных схем.

Под­твер­дим наши тези­сы кон­крет­ным слу­ча­ем из биз­нес-прак­ти­ки. Сра­зу ого­во­рим­ся, что выбор имен­но это­го кей­са был делом слу­чая, про­сто в силу того, что инфор­ма­ция ока­за­лась под рукой.

В Кара­ган­дин­ской обла­сти есть место­рож­де­ние мед­но-пор­фи­ро­вых руд под назва­ни­ем «Бай­ское». Оно рас­по­ла­га­ет­ся в два­дца­ти кило­мет­рах от посел­ка Кара­гай­лы и в 230 кило­мет­рах от област­но­го цен­тра. Место­рож­де­ние по раз­ме­рам запа­сов (106 мил­ли­о­нов тонн мед­но-пор­фи­ро­вой руды по кате­го­рии С1) отно­сит­ся к сред­ним. Раз­ра­бот­кой его зани­ма­ет­ся сов­мест­ное пред­при­я­тие ТОО  VOEX COMMERCE, в кото­ром участ­ву­ют швей­цар­ская ком­па­ния  Avangarde Investments SA  – 50% доли уча­стия, ТОО «Бал­хаш­медь» – 40,1% и СПК «Сары-Арка» – 9,9%.

Свою дея­тель­ность ТОО  VOEX COMMERCE осу­ществ­ля­ет на осно­ва­нии кон­трак­та от 3 сен­тяб­ря 2013 года № 4275-ТПИ, заклю­чен­но­го сро­ком на 5 лет. По нему кон­трак­тор обя­зан был про­ве­сти раз­вед­ку и под­счет запа­сов на место­рож­де­нии, после чего поста­вить их на госу­дар­ствен­ный баланс. На это было преду­смот­ре­но три года. Одна­ко по мне­нию одно­го из совла­дель­цев пред­при­я­тия, швей­цар­ской ком­па­нии  Avangarde Investments SA, ТОО  VOEX COMMERCE  в насто­я­щее вре­мя зани­ма­ет­ся неза­кон­ной добы­чей мед­но-пор­фи­ро­вой руды, кото­рую про­да­ет по бро­со­вым ценам, мас­ки­руя эту актив­ность как опыт­но-про­мыш­лен­ную добы­чу.

Про­бле­ма ино­стран­но­го инве­сто­ра, кото­рый вла­де­ет поло­ви­ной доли ТОО, состо­ит в том, что он де-факто лишен каких-либо прав. И, по инсай­дер­ской инфор­ма­ции, в ТОО VOEX COMMERCE на самом деле рулит некий Мухит Омар. Этот чело­век, будучи руко­во­ди­те­лем ТОО  AB Metalls, дис­ло­ци­ро­ван­ным в горо­де Бал­хаш, ранее обви­нял­ся в хище­нии бюд­жет­ных средств на сум­му поряд­ка 200 мил­ли­о­нов тен­ге и в декаб­ре 2016 года был экс­тра­ди­ро­ван из Сау­дов­ской Ара­вии. по запро­су Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры РК. Но по неиз­вест­ным нам при­чи­нам Мухит Омар смог поки­нуть СИЗО горо­да Алма­ты и с 20 июня 2017 года сно­ва ока­зал­ся в меж­ду­на­род­ном розыс­ке.

По сло­вам источ­ни­ков, свою роль в этом сыг­ра­ли его тес­ные кон­так­ты  с вли­я­тель­ны­ми мест­ны­ми сило­ви­ка­ми, кото­рые яко­бы име­ли долю в его тене­вых биз­нес-опе­ра­ци­ях по хище­нию мазу­та с пред­при­я­тия кор­по­ра­ции «Каза­хмыс». Сре­ди послед­них, в част­но­сти, назва­ли руко­во­ди­те­ля ТОО  VOEX COMMERCE  Тал­га­та Буке­ба­е­ва, (кста­ти, экс-пол­ков­ни­ка юсти­ции и сотруд­ни­ка про­ку­ра­ту­ры).

Неуди­ви­тель­но, что когда  Avangarde Investments SA  обра­ти­лась в орга­ны про­ку­ра­ту­ры Кара­ган­дин­ской обла­сти с хода­тай­ством об орга­ни­за­ции про­вер­ки ТОО «VOEX COMMERCE”, тол­ку не было. В ответ на актив­ность ино­стран­но­го совла­дель­ца вне­оче­ред­ное собра­ние участ­ни­ков ТОО в мар­те 2017 года  при­ня­ло реше­ние о пере­рас­пре­де­нии долей меж­ду участ­ни­ка­ми, из-за чего доля швей­цар­ской ком­па­нии сни­зи­лась с 50% до 0,2%.

По сло­вам дру­го­го источ­ни­ка, в том что­бы ТОО  VOEX COMMERCE  про­дол­жа­ло “опыт­но-про­мыш­лен­ную” добы­чу мед­но-пор­фи­ро­вой руды и про­да­ва­ло ее по дешев­ке, заин­те­ре­со­ван так­же некий Алек­сандр Кочу­рин, яко­бы род­ной брат супру­ги Вла­ди­ми­ра Кима, казах­стан­ско­го “медного”олигарха, мил­ли­ар­де­ра, пре­зи­ден­та и круп­но­го акци­о­не­ра  KAZ Minerals PLC  и мажо­ри­тар­но­го акци­о­не­ра ТОО «Кор­по­ра­ция Каза­хмыс».

Таким обра­зом, кейс чет­ко сви­де­тель­ству­ет: ино­стран­ный инве­стор ниче­го не может про­ти­во­по­ста­вить кон­гло­ме­ра­ту част­ных инте­ре­сов людей, зани­ма­ю­щих­ся при­быль­ным тене­вым биз­не­сом и при этом рас­по­ла­га­ю­щих нуж­ны­ми свя­зя­ми в пра­во­охра­ни­тель­ных струк­ту­рах и в самой Акор­де. Вот поче­му сего­дня швей­цар­ская  Avangarde Investments SA ока­за­лась в без­вы­ход­ном поло­же­нии, и помочь ей может толь­ко пря­мое вме­ша­тель­ство Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры РК либо вли­я­тель­ных госчи­нов.

Но такое вме­ша­тель­ство мало­ве­ро­ят­но. И даже если слу­чит­ся чудо, подоб­ное вме­ша­тель­ство не может быть мас­со­вым в силу нали­чия мно­же­ства внут­ри­э­лит­ных про­ти­во­ре­чий, бюро­кра­ти­че­ских  пре­по­нов и  незна­чи­тель­но­сти чис­лен­но­сти сотруд­ни­ков той же Ген­про­ку­ра­ту­ры РК отно­си­тель­но чис­ла и раз­ме­ров все­воз­мож­ных про­блем. Так что неуди­ви­тель­но, что ино­стран­ные инве­сто­ры, за исклю­че­ни­ем раз­ве что тех, что опе­ри­ру­ют в госу­дар­ствах, схо­жих с РК по поли­ти­че­ско­му устрой­ству и мен­та­ли­те­ту, пред­по­чи­та­ют обхо­дить Казах­стан сто­ро­ной, несмот­ря на горя­чие при­зы­вы Акор­ды вкла­ды­вать­ся в его эко­но­ми­ку. Судя по при­ве­ден­но­му выше кей­су, они пра­виль­но дела­ют.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0