fbpx

Потомки будут помнить «Поколение»

Дви­же­ние «Поко­ле­ние», объ­еди­няв­шее всех пен­си­о­не­ров стра­ны, с 1 нояб­ря при­оста­нав­ли­ва­ет свою дея­тель­ность. У него нет средств содер­жать офис и опла­чи­вать поч­то­вые рас­хо­ды на пере­сыл­ку газет и сво­их бюл­ле­те­ней по рес­пуб­ли­ке.

Лидер дви­же­ния Ири­на Саво­сти­на пере­да­ла ста­тью-раз­мыш­ле­ние, кото­рую она напи­са­ла по это­му при­скорб­но­му пово­ду, кото­рую мы и пред­ла­га­ем вни­ма­нию наших чита­те­лей.

…«Поко­ле­ние» как обще­ствен­ная орга­ни­за­ция при­оста­нав­ли­ва­ет свою дея­тель­ность. Дом ДЕМОКРАТИИ, кото­рым в нача­ле девя­но­стых гор­дил­ся Казах­стан, пре­вра­тил­ся в сбо­ри­ще ком­мер­че­ских орга­ни­за­ций. В общем, нет демо­кра­тии, нет и Дома. Очень боль­но вспо­ми­нать пре­зен­та­цию это­го собы­тия. Когда более ста наци­о­наль­ных цен­тров сла­ви­ли эту демо­кра­тию и наде­я­лись на какую-то необык­но­вен­ную сво­бо­ду.

В общем, «Поко­ле­ние» доль­ше всех про­дер­жа­лось в этом исто­ри­че­ском зда­нии. Не знаю, как оно теперь назы­ва­ет­ся, но назвать его Домом демо­кра­тии про­сто греш­но.

Два­дцать два года дея­тель­но­сти «Поко­ле­ния». Как же мы жили и какие вопро­сы реша­ли? Сна­ча­ла нас счи­та­ли ярой и без­на­ка­зан­ной оппо­зи­ци­ей. Затем при­зна­ли, что мы не оппо­зи­ция. Что гово­рим мы о про­бле­мах насущ­ных, и решать их необ­хо­ди­мо. И за то, на чем мы наста­и­ва­ли и в чем убеж­да­ли пра­ви­тель­ство в лихие девя­но­стые, нас осуж­да­ли, штра­фо­ва­ли, суди­ли, сей­час при­гла­ша­ют в комис­сии решать эти заста­рев­шие про­бле­мы.

Не могу быть голо­слов­ной, при­ве­ду лишь один при­мер — как бились мы про­тив моде­ли пен­си­он­но­го обес­пе­че­ния ЧИЛИЙСКОГО вари­ан­та в 1994 году. Но наше пра­ви­тель­ство это­го не хоте­ло слу­шать, и вот мы при­шли к фина­лу. Что даже Чили отка­за­лось от сво­ей затеи. Ну а мы, как види­те, за эти годы не толь­ко поте­ря­ли более мил­ли­о­на пен­си­о­не­ров, но мы поте­ря­ли веру в демо­кра­тию, сво­бо­ду, мы поте­ря­ли веру к пра­ви­тель­ству, мы поте­ря­ли веру в такой цирк, кото­рый назы­ва­ет­ся Пар­ла­мен­том. Ну что ж, думаю, что вся эта рья­ная орда вой­дет в исто­рию наравне с фашиз­мом.

15 лет мы чест­но рабо­та­ли. Не было у нас ни выход­ных, ни отпус­ков. Спон­си­ро­ва­ла нас загра­ни­ца. Но сво­ей Роди­ны мы не пре­да­ва­ли и на пово­ду ни у одно­го спон­со­ра не шли. Мы реша­ли про­бле­мы ста­ри­ков, мы реша­ли про­бле­мы все­го, я счи­таю, геро­и­че­ско­го мое­го поко­ле­ния. Поло­же­ние пен­си­о­не­ров в Казах­стане я думаю всем здра­во­мыс­ля­щим ясно. А пожи­лые люди ста­ли боять­ся пен­сии. Уже за год до выхо­да на пен­сию при­хо­дит в «Поко­ле­ние» и про­сит под­счи­тать, как он будет жить пен­си­о­не­ром.

Види­мо уже воз­раст под­хо­дит к тому, что бы под­во­дить ито­ги сво­ей жиз­ни и в памя­ти всплы­ва­ет вся про­жи­тая жизнь с ран­не­го дет­ства.

Через два меся­ца насту­па­ет ЮБИЛЕЙНЫЙ год окон­ча­ния Вто­рой миро­вой вой­ны. Про­шло 70 лет после это­го миро­во­го про­ти­во­сто­я­ния, но народ, а имен­но та часть наро­да, кото­рая вос­пи­та­на на люб­ви к Родине, народ, кото­рый доро­жит сво­ей исто­ри­ей, еще идет на рас­коп­ки и доста­ет остан­ки с меда­льо­на­ми тех, кто отсто­ял не толь­ко нашу Роди­ну, но и Евро­пу от фашиз­ма в 1941—45 годах.

Я думаю, что это наци­о­наль­ная чер­та совет­ско­го чело­ве­ка — пом­нить исто­рию сво­ей Роди­ны. Еще в пятом клас­се мы учи­ли целую поэ­му «Боро­ди­но». А уж Вто­рая миро­вая вой­на вошла с кро­вью в каж­дую семью.

Види­мо, имен­но поэто­му дви­же­ние «Поко­ле­ние» было так актив­но все эти годы. Люди при­хо­ди­ли с раз­ны­ми про­бле­ма­ми: от кон­тро­ля за начис­ле­ни­ем пен­сии до прав насле­до­ва­ния. Сей­час, в пери­од кри­зи­са, имея стаж рабо­ты, пре­вы­ша­ю­щий кон­сти­ту­ци­он­ный, пен­си­о­не­ры име­ют мини­маль­ную пен­сию. Они не в состо­я­нии опла­тить ком­му­наль­ные услу­ги, они не в состо­я­нии опла­тить лече­ние. С пода­чи «Поко­ле­ния» око­ло сот­ни ста­ри­ков высу­ди­ли для себя допол­ни­тель­ное посо­бие как «тру­же­ни­ку тыла».

Вот на этой тему в пред­две­рии наступ­ле­ния юби­лей­но­го празд­ни­ка мне и хочет­ся оста­но­вить­ся. Читаю зако­но­да­тель­ные, или еще их назы­ва­ют НОРМАТИВНЫЕ, доку­мен­ты наше­го пра­ви­тель­ства для полу­че­ния к пен­сии посо­бия в 3 850 тен­ге. И не пере­стаю удив­лять­ся тупо­сти наших чинов­ни­ков. Имен­но по насто­я­нию этих чинов­ни­ков соглас­но пра­ви­тель­ствен­но­му поста­нов­ле­нию необ­хо­ди­мо пред­ста­вить двух сви­де­те­лей о том что, будучи школь­ни­ком, ты тру­дил­ся, или справ­ку, или тру­до­вую книж­ку. И невдо­мек этим чинов­ни­кам, что ника­ких спра­вок в то вре­мя не выпи­сы­ва­ли.

Не дава­ли тру­до­вые книж­ки детям, кото­рые вме­сто уро­ков физ­куль­ту­ры, рисо­ва­ния, пения укла­ды­ва­ли в ящи­ки патро­ны, в гос­пи­та­лях сти­ра­ли бин­ты, соби­ра­ли метал­ло­лом, шили кисе­ты и рука­ви­цы с дву­мя паль­ца­ми. В те суро­вые вре­ме­на даже после оже­сто­чен­ных боев быва­ло коман­дир отсте­ги­вал со сво­ей гим­на­стер­ки орден и сам, без како­го либо удо­сто­ве­ре­ния, при­сте­ги­вал его герою, отли­чив­ше­му­ся в бою.

Что каса­ет­ся тру­до­вых кни­жек. Очень стыд­но, что наши чинов­ни­ки не зна­ют, что тру­до­вые книж­ки в сель­ской мест­но­сти ста­ли выда­вать толь­ко в 1953 году после смер­ти Ста­ли­на. А до это­го кол­хоз­ни­ки по сути сво­ей были кре­пост­ны­ми и жили без пас­пор­тов, а за свой труд полу­ча­ли рас­чет тем това­ром, кото­рый вырас­ти­ли на полях.

Не зна­ют наши чинов­ни­ки, что даже элек­три­че­ство в село при­шло нака­нуне вой­ны. А я вот, будучи ребен­ком, усво­и­ла пес­ню Рус­ла­но­вой «Вдоль дерев­ни от избы и до избы заша­га­ли тороп­ли­вые стол­бы. Зашу­ме­ли, загу­де­ли про­во­да, мы тако­го не вида­ли нико­гда». Вот на каком уровне была циви­ли­за­ция в дерев­нях.

А ведь школь­ни­ков в основ­ном выво­зи­ли рабо­тать в сель­скую мест­ность. И эта тра­ди­ция рабо­ты под­рост­ков в кол­хо­зе сохра­ни­лась и в наше вре­мя. Послед­ние пять лет я езди­ла с ребя­та­ми на рабо­ту в кол­хоз Сата­ро­ва на табак. О каких сви­де­те­лях может идти речь после 70 лет жиз­ни? Спро­сить бы у наших чинов­ни­ков, пом­нят ли они, с кем 30 лет назад они сиде­ли на горш­ке в дет­ском саду.

Бес­сон­ны­ми ноча­ми я вспо­ми­наю жизнь в те воен­ные и после­во­ен­ные вре­ме­на. Я срав­ни­ваю ее с теми подар­ка­ми судь­бы, что мы име­ем сего­дня. Соглас­но ста­ти­сти­ке во вре­мя вой­ны погиб­ло два мил­ли­о­на детей. Погиб­ло от воен­ных дей­ствий, от голо­да, болез­ней, несчаст­ных слу­ча­ев.

Во вре­мя вой­ны рож­да­е­мость была на нуле. Мужи­ки вое­ва­ли, а жен­щи­ны до поте­ри пуль­са рабо­та­ли под лозун­гом «Все для фрон­та, все для побе­ды». Под­рост­ки сто­я­ли у стан­ков и выра­ба­ты­ва­ли нор­му, уста­нов­лен­ную для взрос­лых. Вече­ра­ми учи­лись в вечер­них и заоч­ных шко­лах. И не о дис­ко­те­ках мы меч­та­ли. Мы хоте­ли кушать и очень хоте­ли спать. В оса­жден­ных горо­дах под­рост­ки дежу­ри­ли на кры­шах домов и сбра­сы­ва­ли щип­ца­ми зажи­га­тель­ные бом­бы, сбра­сы­ва­е­мые фашист­ски­ми само­ле­та­ми.

Кон­чи­лась вой­на. Сколь­ко отцов не вер­ну­лось с полей вой­ны. И я до сих пор смот­рю на этот празд­ник ПОБЕДЫ по-осо­бо­му. Это празд­ник для тех, кто не хоро­нил близ­ких, но для мно­гих это день скор­би, слез и потерь.

В Алма-Ате я живу с 1947 года и пом­ню, как по про­спек­ту Ста­ли­на рано утром от вок­за­ла стан­ция Алма-Ата-2 целой вол­ной, а это не одна сот­ня, на дере­вян­ных под­ста­воч­ках, кото­рые кати­лись на шум­ных под­шип­ни­ках, без ног, а часто и без рук выез­жа­ли инва­ли­ды. Было у них там где-то при­ста­ни­ще, а вече­ром так же шум­но они воз­вра­ща­лись к вок­за­лу на ноч­лег. Эти инва­ли­ды ремон­ти­ро­ва­ли обувь, дела­ли и про­да­ва­ли при­мус­ные игол­ки, а в основ­ном поби­ра­лись око­ло мага­зи­нов, ресто­ра­нов и око­ло Зеле­но­го база­ра.

Сколь­ко погиб­ло в той войне. И пра­ви­тель­ство этот фак­тор из сво­ей дея­тель­но­сти не упус­ка­ло.

Совет­ско­му Сою­зу нужен был народ. И в то вре­мя зна­ли, что ДЕТИ — ЭТО БУДУЩЕЕ ЛЮБОГО ГОСУДАРСТВА. Абор­ты были запре­ще­ны. При­чем за абор­ты суди­ли. Появи­лись льго­ты для мно­го­дет­ных семей, оси­ро­тев­ших. Появи­лись дет­ские дома. Нахи­мов­ские и суво­ров­ские учи­ли­ща, ФЗУ. В то же вре­мя был вве­ден налог на без­дет­ность. За рож­де­ние детей жен­щи­ны награж­да­лись орде­на­ми. А 1 июня был учре­жден ДЕНЬ ЗПЩИТЫ ДЕТЕЙ.

Рабо­та была обя­за­тель­ным фак­то­ром для каж­до­го граж­да­ни­на. Во-пер­вых, суди­ли ЗА ТУНЕЯДСТВО. И вто­рое, не рабо­та­ешь — не полу­чишь хлеб­ных и про­дук­то­вых кар­то­чек. А это смерть. Голод­ная смерть. За рабо­ту пла­ти­ли опре­де­лен­ную зара­бот­ную пла­ту и дава­ли орде­на и почет­ные гра­мот­ны. И хотя их невоз­мож­но было съесть, народ гор­дил­ся эти­ми награ­да­ми.

А посмот­ри­те, како­ва была участь детей корей­цев, кото­рые в основ­ном были репрес­си­ро­ва­ны. Казах­стан самое мно­го­на­ци­о­наль­ное госу­дар­ство. Это имен­но в Казах­стан ссы­ла­лись поля­ки из Бело­рус­сии, нем­цы с Повол­жья, чечен­цы и ингу­ши с Кав­ка­за и корей­цы с Даль­не­го Восто­ка.

Како­ва была участь этих детей? Почи­тай При­став­ки­на «Ноче­ва­ла туч­ка золо­тая». Наша тру­до­вая жизнь была сплош­ной борь­бой. Борь­ба за выпол­не­ние пла­на, борь­ба за выпол­не­ние пяти­лет­ки за три года, повы­шен­ные обя­за­тель­ства в честь поле­та Гага­ри­на, повы­шен­ные обя­за­тель­ства в честь 7 Нояб­ря и 1 Мая. В общем, рабо­тать спу­стя рука­ва наше поко­ле­ние не мог­ло.

Мож­но ли ски­нуть со сче­тов, как с само­го нача­ла Вто­рой миро­вой в Казах­стан ста­ли эва­ку­и­ро­вать завод Киро­ва и вооб­ще веду­щее про­из­вод­ство стра­ны. Даже Мос­фильм пере­си­ли­ли в Алма-Ату, и вся эта эва­ку­и­ро­ван­ная армия начи­на­ла рабо­тать пря­мо с колес. Ну, об осво­е­нии цели­ны, о стро­и­тель­стве новых про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей гово­рить не будем. Моло­дежь еха­ла на эти строй­ки, на цели­ну с боль­шим энту­зи­аз­мом и с пес­ня­ми. Еха­ли по при­зы­ву пар­тии.

И вот подо­шла ста­рость. И выпа­ла она как раз на пери­од пере­строй­ки. Инте­рес­но, под­счи­тал кто-нибудь, сколь­ко погиб­ло людей за этот пере­стро­еч­ный пери­од. Сколь­ко людей поки­ну­ло РОДИНУ. Как изме­ни­лась нрав­ствен­ность наших людей. Инте­рес­но, кто-нибудь кла­дет сей­час ключ от квар­ти­ры под поло­ви­чок воз­ле две­ри, как это было в Совет­ском Сою­зе?

Сей­час наша стра­на пре­вра­ти­лась в какую-тобан­дит­ско-воров­скую груп­пи­ров­ку. И если рань­ше мы по теле­ви­зо­ру смот­ре­ли филь­мы о люб­ви и тру­до­вых подви­гах, сей­час нас вос­пи­ты­ва­ют, пока­зы­вая «Суд идет», «Бан­дит­ский Петер­бург», в общем, филь­мы, где герои воры бан­ди­ты, афе­ри­сты.

День­ги засти­ла­ют гла­за. Это един­ствен­ное мери­ло жиз­ни и обще­ствен­но­го поло­же­ния каж­до­го инди­ви­ду­у­ма. И я это не осуж­даю. Пото­му что идешь к вра­чу — пла­ти, в шко­лу — пла­ти, к чинов­ни­ку заве­рить справ­ку — пла­ти. Сей­час даже когда при­зы­ва­ешь народ вый­ти с про­те­стом по како­му-нибудь без­за­ко­нию, и то спра­ши­ва­ют, а что за это будут давать?

Нище­та и без­ра­бо­ти­ца. Посмот­ри­те на оптов­ках — сколь­ко здо­ро­вых, силь­ных мужи­ков тас­ка­ют тележ­ки с китай­ским и черт зна­ет чьим еще барах­лом. Я, напри­мер, по воз­рас­ту вижу, что это дети тру­же­ни­ков села, кото­рые под­ни­ма­ли цели­ну и явля­лись геро­я­ми тру­да в совет­ское вре­мя. Их отцы осва­и­ва­ли новые зем­ли и пас­ли туч­ные ота­ры ско­та. Бла­го­да­ря имен­но их тру­ду Казах­стан счи­тал­ся жит­ни­цей Совет­ско­го Сою­за.

Я пом­ню, как была в Москве и виде­ла, как моск­ви­чи сто­я­ли в оче­редь за мясом сай­га­ка. И сто­и­ло оно 1 рубль кило­грамм. Где теперь это мясо, где наш казах­стан­ский реб­ри­стый хлеб, кото­рым в нача­ле девя­но­стых я уди­ви­ла фран­цу­зов? Где наши ябло­ки? Где ябло­ни, кото­рые рос­ли по ули­цам и на тер­ри­то­рии ВДНХ?

Но я отвлек­лась от темы мое­го поко­ле­ния. 2015 год юби­лей­ный, год окон­ча­ния самой жесто­кой вой­ны. И в «Поко­ле­ние» идут и идут ста­ри­ки, рож­ден­ные в 1937 году, что­бы офор­мить допол­ни­тель­но к нищен­ской пен­сии в 35—40 тысяч тен­ге посо­бие как «тру­же­ни­ку тыла». А комис­сии при аки­ма­тах изо всей силы пре­пят­ству­ют это­му.

Порою я думаю: вот если бы дей­стви­тель­но была бы «маши­на вре­ме­ни». Я хотя бы на год повер­ну­ла бы вре­мя вспять для наших чинов­ни­ков. Что­бы они поели чуми­зу и кар­то­фель­ные очист­ки. Поспа­ли бы по несколь­ко чело­век в одной посте­ли, согре­вая друг дру­га. Что­бы отве­да­ли, что такое цит­вар­ное семя от гли­стов, что такое засып­ка дустом от вшей, а глав­ное, испы­та­ли бы, что такое про­дук­то­вые и хлеб­ные кар­точ­ки на семью.

Я уве­ре­на, что лет эдак через 50 исто­ри­ки осу­дят наших вождей пере­строй­ки, как в свое вре­мя суди­ли на Нюрн­берг­ском про­цес­се фаши­стов.

Ну а сей­час сто­ит обра­тить вни­ма­ние на ста­ти­сти­ку. А имен­но, сколь­ко у нас оста­лось в живых участ­ни­ков ВОВ, сколь­ко награж­ден­ных орде­на­ми Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, есть хоть один герой Совет­ско­го Сою­за, награж­ден­ный Звез­дой? Сколь­ко у нас тру­же­ни­ков тыла?

Ведь нель­зя отри­цать, что если бы у нас не было тако­го геро­и­че­ско­го тыла, то ника­кой фронт бы не высто­ял…