fbpx

Помощь жертве агрессии

Андрей Илла­ри­о­нов сего­дня явля­ет­ся одним из самых цити­ру­е­мых экс­пер­тов по Рос­сии сре­ди укра­ин­ских жур­на­ли­стов. Неко­то­рые в соци­аль­ных сетях назы­ва­ют его “про­во­ка­то­ром” за при­зыв сопро­тив­лять­ся рос­сий­ской экс­пан­сии. Гово­рят, что “быв­ших совет­ни­ков Пути­на не быва­ет”.

Одна­ко, спра­вед­ли­во­сти ради, еще 10 октяб­ря про­шло­го года Илла­ри­о­нов пре­ду­пре­дил через интер­вью “Укра­ин­ской прав­де” о пла­нах сво­е­го быв­ше­го бос­са — “Путин счи­та­ет, что часть Укра­и­ны долж­на при­над­ле­жать Рос­сии”.

Если и есть осно­ва­ния выска­зы­вать пре­тен­зии Илла­ри­о­но­ву, то как раз идео­ло­ги­че­ски зака­лен­ным рос­си­я­нам. Пото­му что Илла­ри­о­нов, напри­мер, не пер­вый год живет в Вашинг­тоне, рабо­тая стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком пре­стиж­но­го част­но­го ана­ли­ти­че­ско­го цен­тра — Инсти­ту­та Като­на, испо­ве­ду­ю­ще­го эко­но­ми­че­ский либе­ра­лизм. Кро­ме того, Илла­ри­о­нов был ото­бран для про­грам­мы, посвя­щен­ной вер­хо­вен­ству пра­ва и демо­кра­тии, создан­ной в Стен­форд­ском уни­вер­си­те­те Май­к­лом Мак­Фо­лом.

И еще немно­го био­гра­фии: Андрей Илла­ри­о­нов был совет­ни­ком Вла­ди­ми­ра Пути­на с 2000 по 2005 годы — рос­сий­ским “шер­пой” на встре­чах “боль­шой вось­мер­ки”. Свой уход с долж­но­сти объ­яс­нил тем, что “стра­на пере­ста­ла быть поли­ти­че­ски сво­бод­ной”.

Что ждет даль­ше Укра­и­ну — в новом интер­вью Илла­ри­о­но­ва “Укра­ин­ской прав­де”.

- Вы дол­го обща­лись с Пути­ным лич­но, вы зна­е­те его как чело­ве­ка. Что Путин чув­ству­ет в этот момент? Это реванш, злость, жела­ние ото­мстить или это про­сто холод­ный праг­ма­ти­че­ский рас­чет и раци­о­наль­ные инте­ре­сы Рос­сии?

- Я взял себе за пра­ви­ло не ком­мен­ти­ро­вать лич­ные харак­те­ри­сти­ки Вла­ди­ми­ра Пути­на. Что же каса­ет­ся сего­дняш­них собы­тий — не толь­ко так назы­ва­е­мо­го “рефе­рен­ду­ма” в Кры­му 16 мар­та, но вооб­ще все­го похо­да про­тив Укра­и­ны — то сего­дня или зав­тра, или 21 мар­та он не закон­чит­ся.

Поче­му осу­ществ­ля­ет­ся агрес­сия про­тив Укра­и­ны? Есть цель и план по напа­де­нию на Укра­и­ну, кото­рый был под­го­тов­лен мно­го лет назад. Шесть лет назад он был обна­ро­до­ван, в том чис­ле, самим Вла­ди­ми­ром Пути­ным на сам­ми­те НАТО в Буха­ре­сте в 2008 году, когда Путин ска­зал о том, что Укра­и­на не состо­я­лась как госу­дар­ство, что Укра­и­на зани­ма­ет боль­шое коли­че­ство искон­но рус­ских земель. Из чего сле­до­ва­ло, что рано или позд­но вопрос воз­вра­ще­ния искон­но рус­ских земель — или, как теперь при­ня­то гово­рить, “вос­со­еди­не­ния разъ­еди­нен­но­го наро­да” — ста­нет в повест­ку дня Пути­на.

Речь шла лишь о том, когда имен­но это про­изой­дет. Рево­лю­ция и свер­же­ние преж­не­го режи­ма были сочте­ны удоб­ным момен­том для нача­ла этой про­грам­мы. Там есть мно­го раз­ных пунк­тов, кото­рые изло­же­ны в пози­ции рос­сий­ско­го мини­стер­ства ино­стран­ных дел по отно­ше­нию к обла­стям Укра­и­ны: это Крым, это Юго-Восток, ну и, конеч­но, изме­не­ние вла­сти в Кие­ве. Плюс еще допол­ни­тель­ные вещи — под­го­тов­ка новой Кон­сти­ту­ции, кото­рую пишут в Крем­ле, разору­же­ние укра­ин­ско­го наро­да, лик­ви­да­ция Май­да­на, и так далее.

- По ваше­му мне­нию, конеч­ная цель — это при­со­еди­не­ние всей Укра­и­ны? Или мари­о­не­точ­ный режим в Укра­ине как ква­зи-неза­ви­си­мом госу­дар­стве?

- И то, и дру­гое. Исхо­дя из прин­ци­пов новой Кон­сти­ту­ции, под­го­тов­лен­ной в Крем­ле, в Укра­ине долж­на быть про­ве­де­на так назы­ва­е­мая феде­ра­ли­за­ция, в резуль­та­те кото­рой у раз­лич­ных реги­о­нов Укра­и­ны долж­ны появить­ся пра­ва на внеш­ние свя­зи. Де-факто это пере­вод реги­о­нов Укра­и­ны в ста­тус авто­но­мий с пра­вом повто­рить ту самую про­це­ду­ру, сви­де­те­ля­ми кото­рой мы толь­ко что ста­ли в Кры­му.

- Кажет­ся, даже аме­ри­кан­ские шта­ты не име­ют пра­ва на отдель­ную внеш­нюю поли­ти­ку.

- Зачем мы будем гово­рить о дру­гих стра­нах? Мы гово­рим о доку­мен­те, кото­рый пред­ло­жен укра­ин­ской вла­сти. Где, соглас­но опре­де­лен­но­му рас­пи­са­нию, тот или иной реги­он Укра­и­ны, а воз­мож­но, сра­зу несколь­ко реги­о­нов будут про­воз­гла­шать те или иные ста­ту­сы и ухо­дить к Рос­сии. И где, конеч­но, содер­жит­ся тре­бо­ва­ние изме­не­ния пра­ви­тель­ства в Кие­ве в соот­вет­ствии с тем виде­ни­ем, кото­рое есть у Крем­ля. Плюс к это­му, в этих же тре­бо­ва­ни­ях ука­за­но, что Укра­и­на ни в коем слу­чае не ста­но­вит­ся чле­ном НАТО. Тре­бо­ва­ние ней­тра­ли­те­та про­пи­сы­ва­ет­ся не один, а даже два раза в этом доку­мен­те. Тре­бу­ет­ся пол­ное разору­же­ние укра­ин­ско­го наро­да, тре­бу­ет­ся сне­се­ние Май­да­на и, види­мо, недо­пу­ще­ние его. И, в кон­це кон­цов, этот доку­мент долж­ны гаран­ти­ро­вать Рос­сия, Евро­пей­ский Союз и США, после чего  все это долж­но быть утвер­жде­но Сове­том Без­опас­но­сти ООН.

Вы спра­ши­ва­ли, что это — пол­ная окку­па­ция Укра­и­ны или мари­о­не­точ­ный режим в Укра­ине как ква­зи-неза­ви­си­мом госу­дар­стве? Это озна­ча­ет одно­вре­мен­но и отре­за­ние кус­ков Укра­и­ны, и фор­ми­ро­ва­ние на остав­шей­ся части Укра­и­ны мари­о­не­точ­но­го режи­ма, создан­но­го по пра­ви­лам, по Кон­сти­ту­ции, кото­рая напи­са­на в Крем­ле и с пра­ви­тель­ством, кото­рое сфор­ми­ро­ва­но по тре­бо­ва­нию Крем­ля.

- Какие-то сего­дня у Крем­ля фаво­ри­ты в укра­ин­ской поли­ти­ке?

- По-мое­му, ни у кого ни здесь, ни в Рос­сии нет по пово­ду это­го сомне­ний…

- Рас­ска­жи­те нам.

- А вы не виде­ли интер­вью Вла­ди­ми­ра Пути­на рос­сий­ским жур­на­ли­стам? Такой инфор­ми­ро­ван­ный чело­век как Алек­сей Вене­дик­тов обра­тил вни­ма­ние на то, какие раз­ные лек­си­че­ские сред­ства исполь­зо­вал Вла­ди­мир Путин для опи­са­ния нынеш­них вла­стей в Кие­ве (“неле­ги­тим­ный, кри­ми­наль­ный режим, совер­шив­ший анти­кон­сти­ту­ци­он­ный госу­дар­ствен­ный пере­во­рот, захва­тив­ший власть в Кие­ве”) и “Юлия Вла­ди­ми­ров­на Тимо­шен­ко, с кото­рой мы все­гда хоро­шо рабо­та­ли, у нас есть вза­им­ное пони­ма­ние”.

- Но Тимо­шен­ко сто­ит за Яце­ню­ком и Тур­чи­но­вым. Тогда поче­му Путин назы­ва­ет их власть “кри­ми­наль­ной”, если за ней сто­ит Тимо­шен­ко?

- Гос­по­жа Тимо­шен­ко не явля­ет­ся руко­во­ди­те­лем нынеш­ней вла­сти, по край­ней мере, номи­наль­но. И, как мне кажет­ся, нынеш­няя власть очень пози­тив­но отнес­лась к этим тре­бо­ва­ни­ям Рос­сии. Пото­му что не далее как в суб­бо­ту  было опуб­ли­ко­ва­но тре­бо­ва­ние о разору­же­нии укра­ин­ских граж­дан. Это одно из тре­бо­ва­ний, кото­рое зафик­си­ро­ва­но в доку­мен­те, под­го­тов­лен­ном Рос­си­ей.

- Но разору­же­ние граж­дан — это здра­вое тре­бо­ва­ние и самих укра­ин­цев.

- Это не здра­вое тре­бо­ва­ние. Здра­вое тре­бо­ва­ние для обес­пе­че­ния сво­бо­ды и неза­ви­си­мо­сти стра­ны — это пол­ное воору­же­ние наро­да. В Швей­ца­рии лега­ли­зо­ва­но вла­де­ние ору­жи­ем, при­чем даже не толь­ко стрел­ко­вым. В США доста­точ­но боль­шое коли­че­ство еди­ниц огне­стрель­но­го ору­жия, кото­рое обес­пе­чи­ва­ет граж­дан­ские и поли­ти­че­ские пра­ва аме­ри­кан­цев. Для того, что­бы сво­бод­ный чело­век не стал рабом, есть один из самых убе­ди­тель­ных аргу­мен­тов, кото­рый был выра­бо­тан чело­ве­че­ством в тече­ние сто­ле­тий — это сво­бод­ное вла­де­ние ору­жи­ем. Ниче­го луч­ше чело­ве­че­ство не при­ду­ма­ло.

- Давай­те вер­нем­ся в логи­ке собы­тий. Этот план втор­же­ния на тер­ри­то­рию Укра­и­ны пла­ни­ро­вал­ся задол­го, но вот побег Яну­ко­ви­ча — это вхо­ди­ло в план или нет?

- Я силь­но сомне­ва­юсь, что было запла­ни­ро­ва­но столь ско­ро­по­стиж­ное бег­ство Яну­ко­ви­ча из Кие­ва. Путин, каж­дый раз гово­ря об этом дей­ствии Яну­ко­ви­ча, был силь­но раз­до­са­до­ван. И под­го­тов­лен­ные нара­бот­ки при­шлось реа­ли­зо­вать гораз­до быст­рее, чем это было запла­ни­ро­ва­но.

А в тот самый момент, когда гос­по­дин Оба­ма в теле­фон­ном раз­го­во­ре с гос­по­ди­ном Пути­ным заявил, что он не соби­ра­ет­ся при­бе­гать к каким-либо дей­стви­ям с уча­сти­ем воору­жен­ных сил США, то тем самым он под­пи­сал Мюн­хен­ский сго­вор-2014. В пере­во­де с дипло­ма­ти­че­ско­го язы­ка на обыч­ный эти сло­ва Оба­мы озна­ча­ют: “Заби­рай Крым”. После это­го раз­го­во­ра в ночь с 6 на 7 мар­та про­цесс захва­та Кры­ма и де-факто его аннек­сии суще­ствен­но уско­рил­ся.

- Под мемо­ран­ду­мом гаран­ти­ро­ва­ния тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­сти Укра­и­ны были под­пи­си США и Вели­ко­бри­та­нии. Это раз­ве не сиг­нал все­му миру, что мож­но раз­ви­вать ядер­ное ору­жие, пото­му что гаран­тии Аме­ри­ки ниче­го не сто­ят?

- Совер­шен­но ясно, что сей­час до сот­ни госу­дарств серьез­но заду­ма­ют­ся о том, в какие сро­ки им немед­лен­но нуж­но создать ядер­ное ору­жие в каче­стве неиз­беж­но­го сред­ства, кото­рое толь­ко и может гаран­ти­ро­вать тер­ри­то­ри­аль­ную целост­ность этих госу­дарств. Посколь­ку гаран­тии ни Вели­ко­бри­та­нии, ни США не сто­ят той бума­ги, на кото­рой они напи­са­ны. Укра­и­на в дан­ном слу­чае явля­ет­ся ярким при­ме­ром, на кото­рый смот­рят все.

— Так Укра­ине тоже сто­ит вос­ста­но­вить ядер­ный потен­ци­ал?

- Это же дого­вор, в кото­ром с одной сто­ро­ны есть Укра­и­на, взяв­шая обя­за­тель­ство отка­зать­ся от ядер­но­го ору­жия, а есть гаран­ты, кото­рые не обес­пе­чи­ли это­го. С точ­ки зре­ния меж­ду­на­род­но­го пра­ва вид­но, что этот дого­вор пере­стал иметь какие-либо пра­во­вые послед­ствия. И теперь уже дело Укра­и­ны, при­дер­жи­вать­ся это­го доку­мен­та или делать из это­го какие-то выво­ды.

- Вы пря­мо аги­ти­ру­е­те за вос­ста­нов­ле­ние ядер­но­го потен­ци­а­ла Укра­и­ны?

- Это ника­кая не аги­та­ция. Это про­сто есте­ствен­ное логи­че­ское след­ствие из того, что этот доку­мент пере­стал суще­ство­вать.

- А до это­го вы высту­па­ли в Кие­во-Моги­лян­ской ака­де­мии и пря­мо при­зы­ва­ли: “Если Укра­и­на рас­счи­ты­ва­ет на воен­ную помощь США, то она долж­на начать вое­вать”.

- Вы иска­жа­е­те мою пози­цию. Если стра­на дей­стви­тель­но хочет защи­тить свою неза­ви­си­мость и тер­ри­то­ри­аль­ную целост­ность, то нет дру­го­го спо­со­ба это сде­лать, кро­ме как сопро­тив­лять­ся агрес­со­ру. Сопро­тив­ле­ние может иметь раз­ные виды. Если стра­на не сопро­тив­ля­ет­ся, а наде­ет­ся на дру­гих дядей, то такая стра­на совер­ша­ют глу­бо­кую исто­ри­че­скую ошиб­ку. Не было в исто­рии слу­ча­ев того, что­бы дру­гие стра­ны ста­ли бы защи­щать жерт­ву агрес­сии, если сама жерт­ва агрес­сии не сопро­тив­ля­ет­ся. Таких слу­ча­ев нет.

- А как сопро­тив­лять­ся?

- У нас есть как мини­мум два исто­ри­че­ских при­ме­ра. Чехо­сло­ва­кия в 1938 году пошла на при­ня­тие усло­вий Мюн­хен­ско­го дого­во­ра, соглас­но кото­ро­му четы­ре стра­ны — Вели­ко­бри­та­ния, Фран­ция, Гер­ма­ния и Ита­лия — гаран­ти­ро­ва­ли новые гра­ни­цы Чехо­сло­ва­кии.

Резуль­тат мы хоро­шо зна­ем. Вна­ча­ле забра­ли Судет­скую область, а затем через пол­го­да гер­ман­ские вой­ска вошли в Пра­гу — в исто­ри­че­скую сто­ли­цу тыся­че­лет­не­го гер­ман­ско­го рей­ха — и на месте неза­ви­си­мой Чехо­сло­ва­кии обра­зо­вал­ся про­тек­то­рат Боге­мии и Мора­вии. А Сло­ва­кия про­воз­гла­си­ла свою неза­ви­си­мость. Это пер­вый вари­ант — когда жерт­ва агрес­сии не сопро­тив­ля­ет­ся.

Есть дру­гой вари­ант из той же эпо­хи. 30 нояб­ря 1939 года совет­ские вой­ска пере­шли совет­ско-фин­скую гра­ни­цу. И хотя соот­но­ше­ние сил меж­ду агрес­со­ром и жерт­вой агрес­сии было несо­по­ста­ви­мым — 200 мил­ли­о­нов про­тив 3 мил­ли­о­нов — Фин­лян­дии сопро­тив­ля­лась, в резуль­та­те чего поте­ря­ла часть тер­ри­то­рии. Тем не менее, отсто­я­ла свою неза­ви­си­мость, госу­дар­ствен­ный суве­ре­ни­тет.

Ана­ло­гич­ная исто­рия про­изо­шла 6 лет назад во вре­мя рос­сий­ской агрес­сии про­тив Гру­зии.  Это было тяже­лое испы­та­ние. Гру­зин­ские вла­сти реши­ли сопро­тив­лять­ся. Да, они поте­ря­ли тер­ри­то­рию —  Южную Осе­тию и Абха­зию. 20% гру­зин­ской тер­ри­то­рии окку­пи­ро­ва­но рос­сий­ски­ми вой­ска­ми. Но Гру­зия сохра­ни­ла неза­ви­си­мость и госу­дар­ствен­ный суве­ре­ни­тет.

- То есть, если про­во­дить ана­ло­гии, у нас есть два пути: либо мы сей­час сопро­тив­ля­ем­ся, теря­ем Крым, но сохра­ня­ем сталь­ную часть стра­ны — либо мы не борем­ся и Укра­и­на может пере­стать суще­ство­вать как стра­на?

- Сопро­тив­ле­ние носит самый раз­но­об­раз­ный харак­тер. Но с момен­та нача­ла окку­па­ции Кры­ма ни одна из воз­мож­ных мер не была пред­при­ня­та. И не вид­но, что­бы укра­ин­ские вла­сти соби­ра­лись идти по это­му пути. Укра­и­ны име­ет выбор — или пой­ти по пути Чехо­сло­ва­кии, или по пути Фин­лян­дии и Гру­зии…

Поте­ряв жиз­ни сво­их сограж­дан?

— …да, и жиз­ни сво­их сограж­дан. Это та же ситу­а­ция, что и с Май­да­ном. Май­дан сто­ял два меся­ца, были напа­де­ния на “май­да­нов­цев”, кото­рые при­ве­ли к гибе­ли. Но запад­ные стра­ны не ока­за­ли ника­кой реаль­ной помо­щи. Их санк­ции про­тив режи­ма Яну­ко­ви­ча нача­лись толь­ко тогда, когда погиб­ли люди и народ Укра­и­ны дока­зал, что он сопро­тив­ля­ет­ся.

Это — закон миро­вой жиз­ни, закон дипло­ма­тии. Никто не помо­га­ет жерт­ве агрес­сии — внеш­ней или внут­рен­ней — если сама жерт­ва не сопро­тив­ля­ет­ся. А что каса­ет­ся жертв, то если вы дума­е­те, что не было потерь у Чехо­сло­ва­кии, то вы глу­бо­ко оши­ба­е­тесь. Кара­тель­ные опе­ра­ции про­тив чехо­сло­вац­ко­го насе­ле­ния, ока­зав­ше­го­ся под кон­тро­лем гер­ман­ских войск, про­во­ди­лись в тече­ние все­го вре­ме­ни окку­па­ции про­тек­то­ра­та Боге­мии и Мора­вии. Поэто­му поте­ри и чело­ве­че­ские, и тер­ри­то­ри­аль­ные неиз­беж­ны в обо­их слу­ча­ях. Вопрос заклю­ча­ет­ся не в том, терять ли насе­ле­ние, а в том, выби­ра­ет ли укра­ин­ское обще­ство сопро­тив­ле­ние — или сда­чу тер­ри­то­рии.

- Но ведь и логи­ку нынеш­ней вла­сти мож­но понять. Они думаю так: “Мы виде­ли Гру­зию, кото­рая вое­ва­ла и поте­ря­ла сво­их сограж­дан, а окку­па­ция все рав­но про­изо­шла. Поэто­му мы не будем вое­вать. Пусть будет окку­па­ция, но мы хотя бы сохра­ним жиз­ни людей. А нас, Тур­чи­но­ва, Яце­ню­ка и дру­гих потом не будут обви­нять за то, что мы отпра­ви­ли укра­ин­ских сыно­вей на смерть”. Плюс они рас­счи­ты­ва­ют, что Запад не поз­во­лит дви­гать­ся рус­ским вой­скам в глубь мате­ри­ка.

- Воз­мож­но, такой рас­чет и есть. Но он не под­твер­жда­ет­ся исто­ри­че­ским опы­том. И я нико­гда не гово­рил, что необ­хо­ди­мо откры­вать огонь.

Но как тогда сопро­тив­лять­ся? Взры­вать газо­про­во­ды, пере­ка­чи­ва­ю­щий газ из Рос­сии в Евро­пу, как пред­ла­га­ют неко­то­рые ради­ка­лы?

— Ну, это вы у ради­ка­лов спро­си­те. Пер­вое, что необ­хо­ди­мо было делать — это про­во­дить все­об­щую моби­ли­за­цию. Необ­хо­ди­мо было сра­зу же пере­кры­вать сухо­пут­ную укра­ин­ско-рос­сий­скую гра­ни­цу, что­бы не допу­стить при­то­ка так назы­ва­е­мых “путин­ских тури­стов”. Если бы это было сде­ла­но, не погиб­ли бы люди в Донец­ке и в Харь­ко­ве.

Когда про­изо­шел захват зда­ния Вер­хов­ной Рады в Сим­фе­ро­по­ле, пер­вой же реак­ци­ей дол­жен был быть подъ­ем по бое­вой тре­во­ге всех укра­ин­ских воин­ских частей, рас­по­ло­жен­ных в Кры­му. Есте­ствен­но, воин­ские части выхо­дят из казарм, берут под кон­троль основ­ные инфра­струк­тур­ные объ­ек­ты — аэро­дро­мы, желез­но­до­рож­ные стан­ции, пор­ты, паром­ные пере­пра­вы, пере­ше­ек, важ­ней­шие адми­ни­стра­тив­ные зда­ния, узлы свя­зи. По пери­мет­ру адми­ни­стра­тив­ной гра­ни­цы Сева­сто­по­ля уста­нав­ли­ва­ют­ся блок­по­сты укра­ин­ских воору­жен­ных сил, и они про­ве­ря­ют, кто выез­жа­ет из Сева­сто­по­ля и куда направ­ля­ет­ся. Это дела­ет­ся сра­зу и немед­лен­но.

- Что делать сего­дня?

— Преж­де все­го, нуж­но иметь власть, для кото­рой неза­ви­си­мость и тер­ри­то­ри­аль­ная целост­ность Укра­и­ны не явля­ют­ся пусты­ми зву­ка­ми. Если это­го нет, тогда все осталь­ные вопро­сы бес­смыс­лен­но решать.

- Как вы види­те роль татар во всей этой исто­рии? Может Крым стать Чеч­ней?

- Пока Крым пре­вра­ща­ет­ся в некое подо­бие Абха­зии или Южной Осе­тии, в воен­ный плац­дарм. Что каса­ет­ся татар, я думаю, выра­жа­ясь науч­ным язы­ком, на Крым­ском полу­ост­ро­ве прой­дут суще­ствен­ные изме­не­ния этни­че­ско­го соста­ва. Это абсо­лют­но неиз­беж­но. Посмот­ри­те опыт Абха­зии — этни­че­ские чист­ки, лик­ви­да­ция гре­ков, бол­гар, эстон­цев, ради­каль­ное сокра­ще­ние дру­гих этни­че­ских групп. В Южной Осе­тии этни­че­ские анкла­вы Боль­шой Лиах­ви и Малой Лиах­ви, насе­лен­ные гру­зи­на­ми, пере­ста­ли суще­ство­вать как класс. И гос­по­дин Кокой­ты тор­же­ствен­но заявил: “Мы там вычи­сти­ли
все”.

Какую фор­му при­об­ре­тет это изме­не­ние этни­че­ско­го соста­ва насе­ле­ния Крым­ско­го полу­ост­ро­ва, я ска­зать не могу. Но ясно, что для обес­пе­че­ния рабо­то­спо­соб­но­сти новой круп­ной воен­ной базы в Кры­му не нуж­ны два мил­ли­о­на жите­лей. Так­же как не нуж­ны те, кто уже неод­но­крат­но заяв­лял о сво­ей нело­яль­но­сти новой вла­сти на полу­ост­ро­ве. Преж­де все­го, это крым­ские тата­ры.

Но это же име­ет обрат­ную сто­ро­ну. Тата­ры полу­чи­ли свои зем­ли совсем недав­но, они будут сопро­тив­лять­ся, могут начать­ся тер­ак­ты. Неуже­ли будет так про­сто вытес­нить их с этой зем­ли?

— Давай­те я вам напом­ню. По отно­ше­нию к крым­ским тата­рам про­во­ди­лось как мини­мум три гено­ци­да: в кон­це 18 века, после аннек­сии Крым­ско­го хан­ства Рос­сий­ской импе­ри­ей; вто­рой гено­цид был про­ве­ден после завер­ше­ния Крым­ской вой­ны. И, нако­нец, тре­тий гено­цид был осу­ществ­лен 18 мая 1944 года, когда крым­ско-татар­ский народ был депор­ти­ро­ван из Кры­ма в Казах­стан и Сред­нюю Азию.

Боюсь, что крым­ско-татар­ский народ ока­зал­ся бро­шен­ным. Сего­дня они в состо­я­нии залож­ни­ков. Я не хочу пред­ска­зы­вать, что там про­изой­дет. Но на тер­ри­то­рии Рос­сии есть неко­то­рые рай­о­ны, по отно­ше­нию к кото­рым рос­сий­ская армия и спец­служ­бы в тече­ние цело­го ряда лет зани­ма­лось реше­ни­ем, как вы гово­ри­те, “тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зы”.

В слу­чае при­со­еди­не­ния Кры­ма к Рос­сии, смо­жет ли Москва быст­ро вос­ста­но­вить
элек­три­фи­ка­цию, водо­снаб­же­ние, кото­рые сей­час обес­пе­чи­ва­ют­ся с мате­ри­ко­вой части Укра­и­ны?

— Для нача­ла я бы хотел обра­тить вни­ма­ние, что канал Днепр-Крым снаб­жа­ет водой, преж­де все­го, степ­ной, рав­нин­ный Крым, где основ­ны­ми этни­че­ски­ми груп­па­ми явля­ют­ся укра­ин­цы и крым­ские тата­ры. Поэто­му любые пере­бои с водо­снаб­же­ни­ем при­ве­дут лишь к сокра­ще­нию тех этни­че­ских групп, кото­рые будут нело­яль­ны к ново­му режи­му. А вопрос элек­три­фи­ка­ция реша­ет­ся постав­ка­ми элек­три­че­ства из сосед­не­го Крас­но­дар­ско­го края.

Может ли окку­па­ция Кры­ма, вой­на про­тив Укра­и­ны и Май­дан при­ве­сти к вол­не­ни­ям и свер­же­ние дей­ству­ю­ще­го режи­ма в Рос­сии?

— Давай­те гово­рить про­фес­си­о­наль­но. Вы не пони­ма­е­те при­ро­ды поли­ти­че­ско­го режи­ма в Рос­сии. Это дей­стви­тель­но очень род­ствен­ный режим гос­по­ди­на Яну­ко­ви­ча, но по сте­пе­ни жест­ко­сти они совер­шен­но несо­по­ста­ви­мы. Путин­ский режим в клас­си­фи­ка­ции поли­ти­че­ских режи­мов он назы­ва­ет­ся “жест­кий авто­ри­тар­ный поли­ти­че­ский режим”. К при­ме­ру, режим Баша­ра Аса­да в Сирии тоже явля­ет­ся жест­ким авто­ри­тар­ным. И мы зна­ем, что там уже в тече­ние трех лет идет граж­дан­ская вой­на. В стране погиб­ло более 110 или 120 тысяч чело­век, и режим пока еще не ушел.

— Может ли Крым после ухо­да Путин­ско­го режи­ма вер­нуть­ся в состав Укра­и­ны?

— Я уже не пер­вый раз это слы­шу, что Крым или Юго-Восток оста­нут­ся в соста­ве Укра­и­ны бла­го­да­ря дей­стви­ям США, гаран­тов Буда­пешт­ско­го мемо­ран­ду­ма, собы­тий в Рос­сии и так далее. Я вам точ­но гаран­ти­рую: если вы наде­е­тесь толь­ко на это, Крым нико­гда не вер­нет­ся в Укра­и­ну. Не толь­ко Крым не вер­нет­ся в Укра­и­ну, Укра­и­на не смо­жет отсто­ять свою неза­ви­си­мость.

Мож­но ли из ваших слов сде­лать вывод, что един­ствен­ный спо­соб диа­ло­га с Пути­ным — это язык ору­жия?

— А вы може­те при­ве­сти дру­гие при­ме­ры, кото­рые бы дока­зы­ва­ли, что с помо­щью заяв­ле­ний, выра­же­ния оза­бо­чен­но­сти и таких страш­ных вещей, как “мы не поедем на сам­мит вось­мер­ки в Сочи” мож­но уго­во­рить тан­ки или систе­мы про­ти­во­воз­душ­ной обо­ро­ны С-300 уехать из Кры­ма? Вы когда-нибудь виде­ли такие при­ме­ры?

Но ведь санк­ции в кон­це-кон­цов под­ко­си­ли режим Вик­то­ра Яну­ко­ви­ча: от него нача­ли отре­кать­ся его же сорат­ни­ки. Поче­му это же не может слу­чить­ся с Пути­ным?

— Мне кажет­ся, глав­ной при­чи­ной побе­ды рево­лю­ции в Укра­ине был Май­дан и сопро­тив­ле­ние укра­ин­цев. Ника­кие дру­гие заяв­ле­ния Запа­да, ника­кие печень­ки, раз­да­ва­е­мые раз­но­об­раз­ны­ми дипло­ма­та­ми, не сыг­ра­ли соот­вет­ству­ю­щей роли.

Толь­ко сопро­тив­ле­ние укра­ин­цев, толь­ко их реши­мость, когда они ска­за­ли, что “мы отсю­да не уйдем до тех пор, пока не уйдет Яну­ко­вич” — это тот ясный при­мер, кото­рый был про­де­мон­стри­ро­ван у вас на гла­зах, на гла­зах укра­ин­ской вла­сти.

Еще раз гово­рю — это ваше дело, а не мое, что делать в нынеш­нем слу­чае. Те реше­ния, кото­рые были при­ня­ты, а точ­нее не были при­ня­ты в тече­ние послед­них 18 дней, пока­зы­ва­ют совер­шен­но одно­знач­но, что нынеш­ние укра­ин­ские вла­сти выбра­ли вари­ант несо­про­тив­ле­ния. Ну что ж, это выбор закон­ных вла­стей Укра­и­ны. Но мы со сво­ей сто­ро­ны обя­за­ны ска­зать, к чему при­ве­дет выбор это­го вари­ан­та. И при­зы­ва­ем не питать иллю­зии, что с помо­щью заяв­ле­ний или даже санк­ций рос­сий­ские вой­ска поки­нут тер­ри­то­рию Кры­ма. Нет, это­го не про­изой­дет.

Запи­са­ли Муста­фа НАЙЕМ, Сер­гей ЛЕЩЕНКО.

Источ­ник: “Укра­ин­ская прав­да”