fbpx

Подавление памяти

В Казах­стане про­шли тра­ди­ци­он­ные задер­жа­ния акти­ви­стов в День неза­ви­си­мо­сти

Празд­но­ва­ние Дня неза­ви­си­мо­сти в Казах­стане обер­ну­лось мас­со­вы­ми задер­жа­ни­я­ми акти­ви­стов, пра­во­за­щит­ни­ков и жур­на­ли­стов. Десят­ки чело­век за послед­ние два празд­нич­ных дня побы­ва­ли в РОВД. С одни­ми про­во­ди­ли про­фи­лак­ти­че­скую бесе­ду, дру­гих допра­ши­ва­ли, тре­тьих почти сра­зу отпус­ка­ли. Поли­цей­ские мето­дич­но кара­у­ли­ли и отлав­ли­ва­ли небла­го­на­деж­ных, с их точ­ки зре­ния, граж­дан, как насто­я­щих пре­ступ­ни­ков.

«Вышел из дома в 10.35. Меня жда­ли. У подъ­ез­да две маши­ны: в одной — поли­цей­ские, в дру­гой – пред­ста­ви­тель спец­служб. Поли­цей­ские пред­ста­ви­лись, пока­за­ли удо­сто­ве­ре­ние, повест­ку, поче­му-то с «нежи­вым» штам­пом. После это­го заяви­ли, что меня вызы­ва­ют в каче­стве сви­де­те­ля по делу ДВК (Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на, дви­же­ние при­зна­но в рес­пуб­ли­ке экс­тре­мист­ским. — Прим. «Фер­га­ны»). Ска­за­ли, что ко мне есть вопро­сы и надо ехать имен­но сей­час», – напи­сал 16 декаб­ря у себя в Facebook пра­во­за­щит­ник, пре­зи­дент обще­ствен­но­го фон­да «Либер­ти» Галым Аге­ле­уов. В отде­ле­нии поли­ции попы­та­лись выяс­нить, кого он «ува­жа­ет» – пра­ви­тель­ство или ДВК. «Мои сло­ва, что сего­дня,

16 декаб­ря, я, как и мно­гие, каж­дый год в это вре­мя иду на пло­щадь, что­бы почтить память жел­ток­са­нов­цев и жана­о­зен­цев, были запи­са­ны в про­то­кол, – отме­тил пра­во­за­щит­ник. – После про­то­ко­ла инте­рес вызвал не я, а [мой] сото­вый теле­фон. Потре­бо­ва­ли пока­зать мои чаты. Чест­но ска­жу, пока­зал. Коми­тет­чик набрал в команд­ной стро­ке ДВК и стал раз­гля­ды­вать порт­рет Солн­це­ли­ко­го. Кто его отпра­вил? Отве­тил, что не знаю. Я и дей­стви­тель­но не знаю. После это­го отпу­сти­ли». В РОВД Аге­ле­уов про­вел в общей слож­но­сти 4 часа.

ДВК – Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на, запре­щен­ное в рес­пуб­ли­ке дви­же­ние опаль­но­го биз­не­сме­на и непри­ми­ри­мо­го вра­га Назар­ба­е­ва Мух­та­ра Абля­зо­ва, кото­ро­му на родине гро­зит пожиз­нен­ное заклю­че­ние. В пред­две­рии Дня неза­ви­си­мо­сти оппо­зи­ци­о­нер обра­тил­ся к сво­им сто­рон­ни­кам в соци­аль­ных сетях, при­звав их про­ве­сти 16 декаб­ря акции в память о жерт­вах Жел­ток­са­на и рас­стре­лян­ных в 2011 году в Жана­о­зене неф­тя­ни­ках.

Жел­ток­сан с казах­ско­го пере­во­дит­ся как «декабрь». Начи­ная с 16 декаб­ря 1986 года казах­ские сту­ден­ты несколь­ко дней про­те­сто­ва­ли про­тив реше­ния Моск­вы избрать пер­вым сек­ре­та­рем ЦК КПК Ген­на­дия Кол­би­на, чело­ве­ка, нико­гда не жив­ше­го и не рабо­тав­ше­го в Казах­ской ССР. Демон­стра­ции, про­хо­див­шие на цен­траль­ной пло­ща­ди Алма-Аты, были жесто­ко подав­ле­ны. Более 1700 чело­век полу­чи­ли трав­мы. Один из акти­ви­стов, Кай­рат Рыс­кул­бе­ков, скон­чал­ся в СИЗО КГБ – по офи­ци­аль­ной вер­сии, в резуль­та­те само­убий­ства. Сот­ни участ­ни­ков столк­но­ве­ний были отчис­ле­ны из учеб­ных заве­де­ний, мно­гие оштра­фо­ва­ны. Любо­пыт­но, что Назар­ба­ев, кото­ро­му про­изо­шед­шее, по сути, помог­ло воз­гла­вить стра­ну, в раз­ные годы гово­рил пря­мо про­ти­во­по­лож­ные вещи про Жел­ток­сан.

В Жана­о­зене 16 декаб­ря был рас­стре­лян митинг неф­тя­ни­ков, это ста­ло апо­ге­ем почти вось­ми­ме­сяч­ной заба­стов­ки. Сооб­ща­лось, что бес­по­ряд­ки спро­во­ци­ро­ва­ла груп­па штур­мо­ви­ков-про­во­ка­то­ров в уни­фор­ме «Каз­Му­най­Га­за». По офи­ци­аль­ным дан­ным, в резуль­та­те 15 чело­век было уби­то, око­ло 100 ране­но.

Казах­стан­ское руко­вод­ство, доста­точ­но нерв­но отно­ся­ще­е­ся к этим собы­ти­ям, в про­шлые годы не раз «кош­ма­ри­ло» нело­яль­ных акти­ви­стов в пред­две­рии 16 декаб­ря. Им насто­я­тель­но реко­мен­до­ва­ли не участ­во­вать ни в каких акци­ях и вооб­ще не выхо­дить пару дней из дома. В этом же году, заоч­но объ­явив всех, кто хотел почтить память погиб­ших жана­о­зен­цев и жел­ток­са­нов­цев, сто­рон­ни­ка­ми Абля­зо­ва, вла­сти в бук­валь­ном смыс­ле раз­вя­за­ли себе руки.

«Мы пред­ла­га­ли пере­не­сти День неза­ви­си­мо­сти на 25 октяб­ря, это День Рес­пуб­ли­ки (упразд­нен­ный празд­ник). 16–17 декаб­ря – день тра­у­ра и памя­ти. Каза­хи нико­гда не будут в эти дни на пло­ща­ди празд­но­вать, пля­сать, – рас­ска­зал «Фер­гане» казах­стан­ский поли­тик, обще­ствен­ный дея­тель, один из осно­ва­те­лей поли­ти­че­ско­го объ­еди­не­ния «Жаңа Қаза­қстан» («Новый Казах­стан») Амир­жан Коса­нов. – Дань ува­же­ния и память нель­зя сме­ши­вать с поли­ти­че­ской конъ­юнк­ту­рой. Лич­но мы тоже вышли, были у мону­мен­та Неза­ви­си­мо­сти, были у сте­лы, посвя­щен­ной Жел­ток­са­ну, посто­я­ли с людь­ми, поста­ви­ли кор­зи­ну цве­тов, покло­ни­лись, про­чи­та­ли Коран. Никто не под­ни­мал анти­ре­жим­ные поли­ти­че­ские лозун­ги».

При­зыв Абля­зо­ва к сво­им сто­рон­ни­кам в пред­две­рии памят­ной даты поли­тик счел про­во­ка­ци­ей. «Он зна­ет, что в этот день каза­хи вый­дут (на пло­щадь). Но каза­хи, я в том чис­ле, выхо­дим не пото­му, что при­звал Абля­зов, а пото­му, что это еже­год­ный риту­ал. А то, что он пла­ни­ру­ет свои анти­ре­жим­ные выступ­ле­ния имен­но на этот день и на этот час, – это эле­мент про­во­ка­ции. Полу­ча­ет­ся, что любой граж­да­нин, кото­рый вышел на пло­щадь имен­но в этот день, даже не зная, кто такой Абля­зов, как буд­то апри­о­ри вышел по его при­зы­ву. Если он и его сто­рон­ни­ки хотят высту­пить про­тив режи­ма, то пусть высту­па­ют в дру­гой день. Пусть не сме­ши­ва­ют тра­ур­ное меро­при­я­тие со сво­и­ми поли­ти­че­ски­ми инте­ре­са­ми. Это амо­раль­но».

Все­го 16 декаб­ря были задер­жа­ны 39 чело­век – в Астане, Алма-Ате, Акто­бе, Ураль­ске и дру­гих горо­дах. Акту­аль­ный спи­сок вела пра­во­за­щит­ни­ца Бахыт­жан Торе­го­жи­на. Сама она не выхо­ди­ла на ули­цу, посколь­ку у ее дома до вече­ра дежу­ри­ли поли­цей­ские.

Утром 17 декаб­ря стра­жи поряд­ка под­ка­ра­у­ли­ли пра­во­за­щит­ни­ка Ерла­на Кали­е­ва. «…Пря­мо воз­ле подъ­ез­да на гла­зах сосе­дей (…) слов­но некую ско­ти­ну схва­ти­ли, что­бы при­ну­ди­тель­но доста­вить в Ала­та­уское УВД, и в ито­ге толь­ко что отпу­сти­ли домой», – сооб­щил он.

Сре­ди задер­жан­ных так­же ока­за­лись акти­ви­сты Суин­дык Алдаб­ер­ге­нов, Курал Меде­уов, Герой­хан Кыстау­ба­ев и лидер орга­ни­за­ции «Улы Дала» Габи­ден Жакей. Не повез­ло и жур­на­ли­стам: 17 декаб­ря в Алма-Ате задер­жа­ли изда­те­ля газе­ты «Дат» Ерму­ра­та Бапи, а нака­нуне утром – кор­ре­спон­ден­тов извест­ной реги­о­наль­ной газе­ты «Ураль­ская неде­ля» Рау­ля Упо­ро­ва и Марию Мель­ни­ко­ву. Сооб­ща­лось так­же, что у подъ­ез­дов глав­но­го редак­то­ра «Ураль­ской неде­ли» Лук­па­на Ахме­дь­я­ро­ва и изда­те­ля Тама­ры Есля­мо­вой дежу­ри­ли поли­цей­ские.

«КНБ и поли­ция уже не дела­ет раз­ни­цы меж­ду оппо­зи­ци­он­но настро­ен­ны­ми граж­да­на­ми и жур­на­ли­ста­ми, – напи­са­ла в свя­зи с этим Есля­мо­ва. – При этом тоталь­но про­слу­ши­вая и отсле­жи­вая нас, жур­на­ли­стов «Ураль­ской неде­ли», они ведь точ­но зна­ют, что с Абля­зо­вым и его дви­же­ни­ем мы не свя­за­ны, у нас нет ника­ких кон­так­тов. Что мы не замыш­ля­ем уча­стия в каких-либо акци­ях – это непро­фес­си­о­наль­но, про­ти­во­ре­чит наше­му эти­че­ско­му кодек­су. Так зачем в дни акти­ви­за­ции граж­дан­ских акти­ви­стов брать в оса­ду нас, жур­на­ли­стов «Ураль­ской неде­ли»? Задер­жи­вать и достав­лять в РОВД на мно­го­ча­со­вые бес­смыс­лен­ные допро­сы? Что­бы не допу­стить осве­ще­ния нами обще­ствен­но-поли­ти­че­ских собы­тий. Нет ново­стей – нет собы­тия. Вот их цель. А это не что иное, как вос­пре­пят­ство­ва­ние нашей про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти. Ста­тья 158 Уго­лов­но­го кодек­са РК».

«Это демон­стра­ция силы и жела­ние наве­сти страх сре­ди насе­ле­ния: кто здесь хозя­ин, и кто может уста­нав­ли­вать пра­ви­ла, в том чис­ле как празд­но­вать празд­ни­ки? Ведь выход на пло­щадь дей­ству­ю­щей вла­стью вос­при­ни­ма­ет­ся имен­но как непо­ви­но­ве­ние и несо­гла­сие с их повест­кой», – рас­ска­за­ла «Фер­гане» поли­то­лог, кан­ди­дат поли­ти­че­ских наук, ген­ди­рек­тор Цен­траль­но­ази­ат­ско­го фон­да раз­ви­тия демо­кра­тии Толга­най Умбе­та­ли­е­ва. По ее мне­нию, собы­тия 1986 и 2011 годов пока­зы­ва­ют нынеш­нюю власть с совер­шен­но иной сто­ро­ны, чем она хоте­ла бы себя пока­зать, осо­бен­но внеш­не­му миру. «В этих собы­ти­ях доста­точ­но мно­го дока­за­тельств нару­ше­ний со сто­ро­ны поли­ти­че­ско­го руко­вод­ства пра­во­вых норм, и осо­бен­но нару­ше­ния прав чело­ве­ка. Без­услов­но, поли­ти­че­ская эли­та жела­ла бы забыть о них, но обще­ство при­дер­жи­ва­ет­ся дру­гой пози­ции. На мой взгляд, власть опа­са­ет­ся повто­ре­ния тако­го рода собы­тий, осо­бен­но на фоне пред­сто­я­щей сме­ны лиде­ра, кото­рая может про­изой­ти в любой момент. При ста­биль­ной ситу­а­ции элит­ным груп­пам нуж­но будет дого­во­рить­ся лишь меж­ду собой. Но при неста­биль­ной обста­нов­ке ситу­а­ция услож­нит­ся, и этим могут вос­поль­зо­вать­ся «тре­тьи силы», кото­рые нахо­дят­ся за пре­де­ла­ми стра­ны».

День неза­ви­си­мо­сти, со слов Умбе­та­ли­е­вой, уже кото­рый год вызы­ва­ет жест­кое про­ти­во­сто­я­ние меж­ду дей­ству­ю­щей эли­той и обще­ством, кото­рое не устра­и­ва­ет нынеш­ний фор­мат празд­ни­ка.

«В стране и так предо­ста­точ­но празд­ни­ков и меро­при­я­тий, посвя­щен­ных как лич­но пре­зи­ден­ту, так и его заслу­гам. Граж­дане, если даже не соглас­ны с этим, не воз­ра­жа­ют откры­то. Но День неза­ви­си­мо­сти обще­ство хочет празд­но­вать по-дру­го­му – вспо­ми­ная участ­ни­ков собы­тий в Алма-Ате и Жана­о­зене. Ведь в стране нет спе­ци­аль­но­го дня, когда мож­но было бы почтить их память, гово­рить о них. Несмот­ря на став­шие тра­ди­ци­он­ны­ми аре­сты, обще­ство про­дол­жа­ет про­дви­гать свою пози­цию. Пред­по­ла­гаю, что оно в конеч­ном ито­ге выиг­ра­ет, и в День неза­ви­си­мо­сти мы будем не в соци­аль­ных сетях вспо­ми­нать, гово­рить, обсуж­дать эти собы­тия», – под­черк­ну­ла поли­то­лог.

Социо­лог, экс­перт Данил Бек­тур­га­нов, напро­тив, уви­дел неко­то­рую рас­те­рян­ность в дей­стви­ях вла­стей. «С одной сто­ро­ны, есть чет­кий при­каз пре­се­кать любые меро­при­я­тия, ини­ци­и­ро­ван­ные вра­гом режи­ма Абля­зо­вым. С дру­гой сто­ро­ны, сило­ви­ки сами не могут не пони­мать, что выгля­дят глу­по, – какой в задер­жа­ни­ях на три часа смысл? Тем более что это дает воз­мож­ность и пра­во­за­щит­ни­кам ини­ци­и­ро­вать новые стра­те­ги­че­ские жало­бы на несо­блю­де­ние Казах­ста­ном пра­ва на сво­бо­ду собра­ний, а вра­гу режи­ма Абля­зо­ву это дает воз­мож­ность вновь обра­щать­ся в соци­аль­ных сетях с обли­чи­тель­ны­ми реча­ми. А в чистом виде полу­ча­ет­ся про­из­вол и бес­пре­дел. И власть сама себя ста­вит в неудоб­ное поло­же­ние», – сооб­щил он кор­ре­спон­ден­ту «Фер­га­ны».

Бек­тур­га­нов уве­рен, что ника­кой угро­зы от несколь­ких десят­ков про­те­сту­ю­щих нет и быть не может. «Кста­ти, что это за про­тест? Люди про­сто хоте­ли воз­ло­жить цве­ты, а до это­го про­сто ходи­ли с сини­ми шари­ка­ми. Это про­тест такой? Про­тест в Пари­же. А боять­ся цве­тов и шари­ков – это пара­нойя. Так вот, все эти идеи на тему того, что власть чего-то боит­ся и пыта­ет­ся поэто­му не допу­стить ника­ких неже­ла­тель­ных экс­цес­сов, – это не так. Власть дей­стви­тель­но не хочет ника­ких несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных дей­ствий. Но не хочет не пото­му, что боит­ся, а пото­му, что допу­стить что-то несанк­ци­о­ни­ро­ван­ное, с точ­ки зре­ния вла­стей, – это пока­зать сла­бость. А власть не может себе поз­во­лить пока­зы­вать сла­бость. Это глу­бо­кое мен­таль­ное убеж­де­ние – власть все­гда силь­на, все­гда пра­ва, и имен­но такая власть и нуж­на людям. То, что сле­до­ва­ние тако­му под­хо­ду порож­да­ет мно­же­ство про­блем в буду­щем, власть на дан­ный момент не забо­тит. А потом все­гда мож­но будет что-нибудь при­ду­мать, если речь зай­дет», – ска­зал он.

Отве­чая на вопрос, поче­му бы не дать людям почтить память погиб­ших во вре­мя Жел­ток­са­на-1986 и Жана­о­зе­на-2011, поли­то­лог отме­тил, что сей­час ходит мно­го слу­хов раз­ной сте­пе­ни досто­вер­но­сти об истин­ной подо­пле­ке жана­о­зен­ской тра­ге­дии. «Одно бес­спор­но – вла­сти жесто­ко пода­ви­ли выступ­ле­ние неф­тя­ни­ков. А самое тра­гич­ное, что «пипл сха­вал» на самом деле. Если на всю стра­ну все­го лишь несколь­ко десят­ков чело­век захо­те­ли про­сто вый­ти на пло­щадь воз­ло­жить цве­ты в память о погиб­ших, то это диа­гноз. Всем нам, без исклю­че­ния», – доба­вил он.