Планы и схемы Кенеса Ракишева

 После “про­да­жи” мажо­ри­тар­но­го паке­та акций в АО “Каз­ком­мерц­банк” все­го за 1 тен­ге АО “Народ­ный банк Казах­ста­на” казах­стан­ский биз­с­не­мен, фигу­рант спис­ка “Форбс-Казах­стан” Кенес Раки­шев прак­ти­че­ски исчез из поля зре­ния сограж­дан. В инфор­ма­ци­он­ном про­стран­стве рес­пуб­ли­ки лишь изред­ка мель­ка­ют сооб­ще­ния о его актив­но­сти как вен­чур­но­го инве­сто­ра и меце­на­та, но не более того. И это при том, что “Форбс-Казах­стан” в сво­ем рей­тин­ге поме­стил его на 7 пози­цию по раз­ме­ру состо­я­ния и 16 пози­цию по вли­я­тель­но­сти.

На этом фоне поис­ти­не ново­стью ста­ло сооб­ще­ние рос­сий­ско­го “Ком­мер­сан­та” со ссыл­кой на дан­ные Лон­дон­ской бир­жи (LSE) о том, что офшор­ная ком­па­ния, кото­рую кон­тро­ли­ру­ет зять Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­то­ва, при­об­ре­ла у груп­пы ком­па­ний «Рено­ва», свя­зан­ной с Вик­то­ром Век­сель­бер­гом, пакет акций золо­то­до­бы­ва­ю­щей ком­па­нии Petropavlovsk. Все­го кипр­ская ком­па­ния Fincraft Holdings Ltd, един­ствен­ным акци­о­не­ром кото­рой явля­ет­ся Кенес Раки­шев, купи­ла 22,42% акций и 6,83% голо­сов в ковер­ти­ру­е­мых обли­га­ци­ях с пога­ше­ни­ем в 2020 году.

По инфор­ма­ции СМИ, Petropavlovsk — одна из круп­ней­ших рос­сий­ских золо­то­до­бы­ва­ю­щих хол­дин­го­вых ком­па­ний. Как юри­ди­че­ское лицо она заре­ги­стри­ро­ва­на в Вели­ко­бри­та­нии, ее голов­ной офис нахо­дит­ся в Лон­доне, еще два – в Москве и Бла­го­ве­щен­ске. Основ­ные акти­вы Petropavlovsk дис­ло­ци­ру­ют­ся в Рос­сии, в Амур­ской обла­сти, где рабо­та­ют четы­ре пред­при­я­тия – «Покров­ский руд­ник», «Пио­нер», «Мало­мыр» и «Албын». Запа­сы золо­та пред­при­я­тий оце­ни­ва­ют­ся в 8,5 млн унций.

По дан­ным “Ком­мер­сан­та”, 21 декаб­ря 2017 года 22,42% акций Petropavlovsk, соглас­но коти­ров­кам Лон­дон­ской бир­жи, сто­и­ли 76 млн дол­ла­ров.  И, судя по все­му, Раки­шев исполь­зо­вал для покуп­ки цен­ных бумаг не толь­ко соб­ствен­ные, но и заем­ные сред­ства.  Об этом сви­де­тель­ству­ет тот факт, что Fincraft Holdings Ltd сра­зу зало­жи­ло 9,08% акций Petropavlovsk по сдел­ке РЕПО с бан­ком ВТБ.

На осно­ва­нии этих цифр мож­но при­ки­нуть рас­хо­ды зятя нынеш­не­го казах­стан­ско­го посла в Рос­сии. Если 22,42% акций пред­при­я­тия сто­и­ли 76 мил­ли­о­нов, то вся покуп­ка, с уче­том кон­вер­ти­ру­е­мых обли­га­ций, “тянет” где-то на 99 мил­ли­о­нов. Соот­вет­ствен­но за мину­сом 31 или око­ло того мил­ли­о­на дол­ла­ров от ВТБ, полу­ча­ет­ся, что Раки­шев запла­тил за рос­сий­ский актив с бри­тан­ской про­пис­кой не менее 68 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Конеч­но, мы не можем пору­чить­ся за эту циф­ру, посколь­ку не зна­ем тех­ни­че­ских подроб­но­стей сде­лок, но дума­ем, что не силь­но погре­ши­ли про­тив исти­ны.

По нашей оцен­ке, выше­упо­мя­ну­тая сдел­ка под­твер­жда­ет неофи­ци­аль­ную инфор­ма­цию о том, что Кенес Раки­шев после фиа­ско с АО “БТА Банк” и АО “Каз­ком­мерц­банк” решил пере­брать­ся в Рос­сию, под “кры­лыш­ко” сво­е­го тестя. Это вполне логич­но, посколь­ку в Казах­стане он серьез­ны­ми биз­нес-акти­ва­ми не рас­по­ла­га­ет. Из упо­мя­ну­тых “Форбс-Казах­стан” биз­нес-струк­тур, самый круп­ный – хол­динг SAT&Company – дав­но ниче­го не сто­ит, рав­но как и NetElement – ком­па­ния, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ща­я­ся на мобиль­ных пла­те­жах и тран­зак­ци­он­ных сер­ви­сах. Хотя акции послед­ней и тор­гу­ют­ся на NASDAQ, их цена упа­ла в 2012–2016 годах с 85,6 до 0,84 дол­ла­ров.

Что каса­ет­ся АО “БТА Бан­ка”, чьим мажо­ри­тар­ным акци­о­не­ром Кенес Раки­шев стал 28 июня 2017 года, когда купил у Нур­жа­на Суб­хан­бер­ди­на 299211380223 про­стых акций и его доля вырос­ла с 48,89% до 97,79%, то фин­ин­сти­тут из биз­нес-струк­ту­ры дав­но пре­вра­тил­ся в юри­ди­че­скую обо­лоч­ку, кото­рую Акор­да исполь­зу­ет для юри­ди­че­ской и инфор­ма­ци­он­ной вой­ны с Мух­та­ром Абля­зо­вым.

Что­бы еще раз убе­дить­ся в том, что “БТА Банк” это “живой труп”, мы загля­ну­ли на его сайт. Послед­няя (на момент напи­са­ния этой ста­тьи) выстав­лен­ная там для все­об­ще­го досту­па финан­со­вая отчет­ность дати­ро­ва­на июлем 2015 года, све­де­ния о рабо­те по воз­вра­ту акти­вов скуд­ные, а раз­дел “Основ­ные дости­же­ния судеб­но­го про­цес­са” зака­чи­ва­ет­ся вот таким абза­цем: “Арест Абля­зо­ва.
В резуль­та­те упор­ных уси­лий БТА Бан­ка, 31 июля 2013 года Фран­цуз­ская поли­ция обна­ру­жи­ла и задер­жа­ла Абля­зо­ва в рос­кош­ной вил­ле во Фран­ции. Абля­зов был задер­жан и заклю­чен во фран­цуз­скую тюрь­му, и в пери­од пре­бы­ва­ния в тюрь­ме суд три­жды отка­зал­ся выпус­кать его под залог. За послед­ние два года суды г. Экс-ан-Про­ванс и г. Лион, а так­же кас­са­ци­он­ный суд поста­но­ви­ли, что Мух­та­ра Абля­зо­ва необ­хо­ди­мо экс­тра­ди­ро­вать в РФ или Укра­и­ну. Он оста­ет­ся в тюрь­ме в ожи­да­нии реше­ния об экс­тра­ди­ции, кото­рое дол­жен при­нять Пре­мьер-министр Фран­ции”.

Мы не можем ни под­твер­дить, ни опро­верг­нуть вер­сии, кото­рые сей­час цир­ку­ли­ру­ют на рын­ке. По одной из них, Кенес Раки­шев доб­ро­воль­но участ­во­вал в биз­нес-схе­мах по покуп­ке сна­ча­ла “БТА Бан­ка”, потом “Каз­ком­мерц­бан­ка”, что­бы помочь сво­е­му стар­ше­му дело­во­му парт­не­ру Тиму­ру Кули­ба­е­ву. Но это­му объ­яс­не­нию про­ти­во­ре­чит то, что Раки­шев в ито­ге понес весь­ма круп­ные поте­ри, и Акор­де при­шлось ока­зы­вать на него дав­ле­ние с помо­щью отзы­ва депо­зи­тов, когда встал вопрос о пере­да­че АО “Народ­ный банк Казах­ста­на” кон­тро­ля над АО “Каз­ком­мерц­банк”.

По нашей оцен­ке,  Акор­да задей­сто­ва­ла Кене­са Раки­ше­ва в схе­ме ока­за­ния гос­по­мо­щи АО “Народ­ный банк Казах­ста­на” и его мажо­ри­тар­ным акци­о­не­рам Тиму­ру и Дина­ре Кули­ба­е­вым, зама­нив зятя Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­то­ва бле­стя­щи­ми пер­спек­ти­ва­ми. А потом цинич­но кину­ла, заод­но решив важ­ную внут­ри­по­ли­ти­че­скую зада­чу – “обез­жи­ри­ла” зятя чело­ве­ка, кото­рый мог соста­вить кон­ку­рен­цию любо­му пре­ем­ни­ку елба­сы, в том чис­ле доче­ри Дари­ге Назар­ба­е­вой.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0