Перед расстрелом не забудьте сдать паспорт

Бенефис Министерства юстиции на минувшей неделе: сначала ведомство предложило расстреливать врагов стабильности страны, а затем – лишать гражданства за разжигание розни

«184» – казах­стан­ский Оруэлл

Пока в Рос­сии, Бело­рус­сии и Кыр­гыз­стане вовсю митин­го­ва­ли на выход­ных, в Казах­стане при­ду­ма­ли меха­низм, по кото­ро­му любая акция теперь может быть опас­на для жиз­ни в пря­мом смыс­ле это­го сло­ва. В стране был опуб­ли­ко­ван текст зако­но­про­ек­та о при­ве­де­нии зако­нов в соот­вет­ствие с кон­сти­ту­ци­он­ны­ми поправ­ка­ми, при­ня­ты­ми пре­зи­ден­том Назар­ба­е­вым в нача­ле мар­та. Клю­че­вое нов­ше­ство, как ока­за­лось, обна­ру­жи­лось вовсе не в пере­да­че части тех­ни­че­ских пол­но­мо­чий пар­ла­мен­ту, а в Уго­лов­ном кодек­се. Мини­стер­ство юсти­ции Казах­ста­на пред­ло­жи­ло вве­сти в УК новую ста­тью 184–1 – «При­чи­не­ние тяж­ко­го вре­да жиз­нен­но важ­ным инте­ре­сам Рес­пуб­ли­ки Казах­стан». По ней за подоб­ное пре­ступ­ле­ние, кото­рое вклю­ча­ет в себя «созда­ние угро­зы суще­ство­ва­ния и ста­биль­но­му состо­я­нию госу­дар­ства и обще­ства», мож­но в луч­шем слу­чае лишить­ся сво­бо­ды на 15 лет, а в худ­шем – жиз­ни: в каче­стве выс­шей меры нака­за­ния про­пи­са­на смерт­ная казнь с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства и лише­ни­ем гражданства.

Обна­ру­жить, что в раз­ра­бот­ке у вла­сти нахо­дит­ся такой зако­но­про­ект, полу­чи­лось слу­чай­но. Извест­ный казах­стан­ский юрист Джо­хар Уте­бе­ков зани­ма­ет­ся тем, что пери­о­ди­че­ски изу­ча­ет сайт откры­тых нор­ма­тив­но-пра­во­вых актов, на кото­ром пред­по­ла­га­ет­ся обсуж­де­ние пла­ни­ру­е­мых к рас­смот­ре­нию зако­но­про­ек­тов. Пуб­лич­ное обсуж­де­ние вве­де­но на зако­но­да­тель­ном уровне, но, как пра­ви­ло, сво­дит­ся к фор­маль­ной пуб­ли­ка­ции на пор­та­ле: ров­но это и про­изо­шло с этим зако­но­про­ек­том. Дру­гое дело, что уже само появ­ле­ние тако­го пред­ло­же­ния в тек­сте доку­мен­та – это «не кон­цеп­ту­аль­ное обсуж­де­ние», а запу­щен­ный про­цесс, гово­рит Уте­бе­ков «Новой»: «Это рабо­чий зако­но­про­ект, и его бук­валь­но неде­ля-две отде­ля­ют от вне­се­ния в парламент».

По сути, новая ста­тья мог­ла бы стать пря­мым след­стви­ем изме­не­ния 91-й ста­тьи Кон­сти­ту­ции. Новые поправ­ки пред­по­ла­га­ют, что уста­нов­лен­ные Кон­сти­ту­ци­ей неза­ви­си­мость госу­дар­ства, уни­тар­ность и тер­ри­то­ри­аль­ная целост­ность рес­пуб­ли­ки, фор­ма ее прав­ле­ния, а так­же осно­во­по­ла­га­ю­щие прин­ци­пы дея­тель­но­сти, зало­жен­ные «Осно­ва­те­лем неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на» Назар­ба­е­вым, не могут быть изме­не­ны. Соб­ствен­но, те, кто попы­та­ет­ся это сде­лать, и пред­по­ла­га­ют­ся в чис­ле пер­вых «кли­ен­тов» новой ста­тьи: в стране по-преж­не­му ост­ро реа­ги­ру­ют на любые выпа­ды рос­сий­ских поли­ти­ков и тех, кто гово­рит о боль­шой исто­ри­че­ской свя­зи Рос­сии и Казах­ста­на, под­ра­зу­ме­вая под этим воз­мож­ное вос­со­еди­не­ние. Но доста­нет­ся не толь­ко им. «Речь же не о каком-то эко­но­ми­че­ском ущер­бе, кото­рый мож­но посчи­тать. Как посчи­тать абстракт­ные вели­чи­ны «наци­о­наль­ные инте­ре­сы» или «ста­биль­ность»? – удив­ля­ет­ся поли­ти­че­ский экс­перт Айдос Сарым. – Оста­ет­ся очень боль­шой про­стор для домыс­ли­ва­ния, фан­та­зи­ро­ва­ния на усмот­ре­ние судьи в соот­вет­ствии с его «фило­со­фи­ей».

Юрист и пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис фор­му­ли­ру­ет гораз­до кон­крет­нее: новая ста­тья при ее вве­де­нии по фак­ту запре­ща­ет любую оппо­зи­ци­он­ную дея­тель­ность в стране вооб­ще. «Это клас­си­че­ская 58-я ста­тья УК РСФСР, толь­ко в слег­ка пере­пи­сан­ном вари­ан­те, – гово­рит он кор­ре­спон­ден­ту «Новой». – Об этом могут гово­рить санк­ции, вво­ди­мые за пре­ступ­ле­ние. Ста­тья, оче­вид­но, поли­ти­че­ская, и такая санк­ция, напри­мер, как лише­ние граж­дан­ства, – пря­мой симп­том даже не авто­ри­тар­но­го, а тота­ли­тар­но­го госу­дар­ства». Так как в стране нет, и не может быть экс­пер­та, кото­рый юри­ди­че­ски уста­но­вит, где нане­сен вред «ста­биль­но­сти госу­дар­ства» (это невоз­мож­но в прин­ци­пе), под подоб­ную фор­му­ли­ров­ку может попасть все что угод­но: митинг про­те­ста про­тив кор­руп­ции во вла­сти, ста­тья в «Новой газе­те» или даже запрос гла­ве реги­о­на с неудоб­ны­ми вопро­са­ми. Исто­ри­че­ский опыт пока­зы­ва­ет, что для заве­де­ния дела и вовсе порой доста­точ­но одно­го жела­ния, а не каких-то дока­за­тельств. Жовтис опа­са­ет­ся, что вве­де­ние такой ста­тьи сви­де­тель­ству­ет о том, что Казах­стан «на беше­ной ско­ро­сти воз­вра­ща­ет­ся в совет­ские 70-е годы, а там и не за гора­ми 30-е».

Конеч­но, ста­тья может быть и не вве­де­на или появит­ся в несколь­ко смяг­чен­ном вари­ан­те. Широ­кий обще­ствен­ный резо­нанс, на кото­рый рас­счи­ты­ва­ют про­тив­ни­ки «закру­чи­ва­ния гаек», в Казах­стане уже при­во­дил к эффек­тив­ным резуль­та­там. Так, после серии про­шло­год­них митин­гов про­тив резо­нанс­ных попра­вок в Земель­ный кодекс, сопро­вож­дав­ших­ся раз­го­на­ми и задер­жа­ни­я­ми жур­на­ли­стов, Нур­сул­тан Назар­ба­ев был вынуж­ден нало­жить на поправ­ки мора­то­рий аж до 2021 года. А при обсуж­де­нии кон­сти­ту­ци­он­ных попра­вок обще­ствен­ность суме­ла «отбить» пер­во­на­чаль­ный вид 26-й ста­тьи Кон­сти­ту­ции, по кото­рой част­ной соб­ствен­но­стью в стране име­ет пра­во вла­деть граж­да­нин, а не «каж­дый», как пред­по­ла­га­ла власть. Кро­ме того, юрист Джо­хар Уте­бе­ков пред­ла­га­ет не забы­вать об «экс­цес­се испол­ни­те­ля»: кто-то очень рети­вый из Мини­стер­ства юсти­ции решил выслу­жить­ся перед вла­стью или про­сто не понял «сиг­нал сверху».

Более того, как толь­ко жур­на­ли­сты и юри­сты нача­ли инте­ре­со­вать­ся новой уго­лов­ной ста­тьей, зако­но­про­ект вне­зап­но исчез с пор­та­ла обсуж­де­ния пла­ни­ру­е­мых зако­нов. На сай­те Миню­ста появи­лось заяв­ле­ние, что пока лишь «идет обсуж­де­ние» (ста­тьи, мол, пока нет, чего воз­му­ща­е­тесь). Министр юсти­ции Марат Беке­та­ев назвал это «тех­ни­че­ским уда­ле­ни­ем», а от ком­мен­та­рия, как вооб­ще такое пред­ло­же­ние мог­ло воз­ник­нуть, укло­нил­ся. Его заме­сти­тель Зауреш Бай­мол­ди­на заяви­ла, что до 4 апре­ля мини­стер­ство соби­ра­ет пред­ло­же­ния от всех госор­га­нов, а потом будет уже пред­став­лять окон­ча­тель­ный текст зако­но­про­ек­та. Вот толь­ко никто – ни министр, ни его зам – не ска­зал одно­знач­но, что такой ста­тьи не будет.

Достань из широ­ких штанин

Вооб­ще-то пуб­ли­ка­ция такой ста­тьи в широ­ком досту­пе – это уже явный пока­за­тель того, что подоб­ная мера про­ра­ба­ты­ва­ет­ся все­рьез на самом «вер­ху», гово­рит поли­тик Петр Сво­ик, и толь­ко широ­кая обще­ствен­ная реак­ция может «затор­мо­зить» вве­де­ние уго­лов­но­го нака­за­ния за нару­ше­ние аморф­ных поня­тий. «Не хоте­лось бы назы­вать их пани­че­ски­ми, но такие поступ­ки со сто­ро­ны вла­сти совер­ша­ют­ся толь­ко тогда, когда все очень и очень пере­на­пря­же­но, – кон­ста­ти­ру­ет Сво­ик. – Все идет к неко­ей финаль­ной раз­вяз­ке, и у кого-то навер­ху уже сда­ют нервы».

Впро­чем, даже если в ито­ге все обой­дет­ся сни­же­ни­ем сро­ков, отме­ной смерт­ной каз­ни за такую ста­тью (а об отмене мора­то­рия в Казах­стане гово­ри­ли весь про­шлый год), уже одно вве­де­ние поня­тия «лише­ние граж­дан­ства» за подоб­ные нару­ше­ния – это симп­том «кли­ни­ки», гово­рит Сво­ик. Лише­ние граж­дан­ства в каче­стве воз­мож­ной меры нака­за­ния вво­дит­ся сра­зу в 15 ста­тей Уго­лов­но­го кодек­са – в том чис­ле за поку­ше­ние на Назар­ба­е­ва или за захват залож­ни­ков. Но дья­вол кро­ет­ся в дру­гом: одна из ста­тей, в кото­рую хотят про­пи­сать нор­му о воз­мож­ном лише­нии граж­дан­ства – 174-я, раз­жи­га­ние всех воз­мож­ных роз­ней. Прак­ти­ка послед­них несколь­ких лет пока­зы­ва­ет, что имен­но эту ста­тью чаще все­го исполь­зу­ют для пре­сле­до­ва­ния по поли­ти­че­ским моти­вам, а часто­та при­ме­не­ния ста­тьи наво­дит на мысль, что коли­че­ство людей без казах­стан­ско­го граж­дан­ства может вырас­ти очень существенно.

В Мини­стер­стве юсти­ции про­бле­мы в этом, кста­ти, не видят. «Это наше пред­по­ло­же­ние, что, воз­мож­но, [раз­жи­га­ние роз­ни] попа­да­ет под важ­ные жиз­нен­ные инте­ре­сы, поче­му? Раз­жи­га­ние наци­о­наль­ной роз­ни, народ-то дол­жен быть еди­ным, – цити­ру­ет радио «Азаттык» Зауреш Бай­мол­ди­ну. – Если будет раз­жи­гать­ся наци­о­наль­ная рознь – какое это госу­дар­ство? Это пося­га­тель­ство на госу­дар­ствен­ное устрой­ство в моем пони­ма­нии, на устои обще­ствен­ной жиз­ни того или ино­го госу­дар­ства, в конеч­ном ито­ге это при­ве­дет к рас­па­ду это­го госу­дар­ства, поэто­му здесь я не вижу ника­ко­го устрашения».

Но про­бле­му в самом лише­нии граж­дан­ства как идее видят экс­пер­ты. «Казах­стан вто­рое граж­дан­ство не при­зна­ет. А меж­ду­на­род­ные нор­ма­ти­вы гово­рят о том, что нель­зя про­сто взять и оста­вить чело­ве­ка без граж­дан­ства вооб­ще, – гово­рит Джо­хар Уте­бе­ков. – Понят­но, что под­ра­зу­ме­ва­ет­ся посад­ка на какое-то вре­мя, но вый­дет потом чело­век – и что? В то вре­мя как во всем мире борют­ся с сокра­ще­ни­ем людей без граж­дан­ства – Казах­стан, наобо­рот, их плодит».

Петр Сво­ик выска­зы­ва­ет­ся еще кате­го­рич­нее. «Когда госу­дар­ство реша­ет­ся изба­вить­ся от граж­да­ни­на, тут вопро­сы к само­му госу­дар­ству. Это как если бы роди­те­ли реши­ли изба­вить­ся от ребен­ка. Может быть, ребе­нок не очень хоро­ший, дети вооб­ще быва­ют раз­ные. Но сам по себе факт, когда роди­тель при­сва­и­ва­ет себе пра­во изба­вить­ся от ненуж­ных детей, мно­го гово­рит о самом роди­те­ле», – при­во­дит поли­тик яркую аналогию.

Ины­ми сло­ва­ми, такие ини­ци­а­ти­вы – это все от «мета­фи­зи­че­ских стра­хов вла­сти», гово­рит Айдос Сарым. И даже если вдруг юри­стам и акти­ви­стам удаст­ся пой­ти даль­ше и завер­нуть зако­но­про­ект с про­пи­сан­ным в раз­ных ста­тьях УК лише­ни­ем граж­дан­ства совсем, никто не может гаран­ти­ро­вать, что зав­тра он не появит­ся сно­ва – пусть и в изме­нен­ном виде.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

You must be logged in to post a comment Login

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone