Перед расстрелом не забудьте сдать паспорт

Бенефис Министерства юстиции на минувшей неделе: сначала ведомство предложило расстреливать врагов стабильности страны, а затем – лишать гражданства за разжигание розни

«184» – казахстанский Оруэлл

Пока в России, Белоруссии и Кыргызстане вовсю митинговали на выходных, в Казахстане придумали механизм, по которому любая акция теперь может быть опасна для жизни в прямом смысле этого слова. В стране был опубликован текст законопроекта о приведении законов в соответствие с конституционными поправками, принятыми президентом Назарбаевым в начале марта. Ключевое новшество, как оказалось, обнаружилось вовсе не в передаче части технических полномочий парламенту, а в Уголовном кодексе. Министерство юстиции Казахстана предложило ввести в УК новую статью 184-1 – «Причинение тяжкого вреда жизненно важным интересам Республики Казахстан». По ней за подобное преступление, которое включает в себя «создание угрозы существования и стабильному состоянию государства и общества», можно в лучшем случае лишиться свободы на 15 лет, а в худшем – жизни: в качестве высшей меры наказания прописана смертная казнь с конфискацией имущества и лишением гражданства.

Обнаружить, что в разработке у власти находится такой законопроект, получилось случайно. Известный казахстанский юрист Джохар Утебеков занимается тем, что периодически изучает сайт открытых нормативно-правовых актов, на котором предполагается обсуждение планируемых к рассмотрению законопроектов. Публичное обсуждение введено на законодательном уровне, но, как правило, сводится к формальной публикации на портале: ровно это и произошло с этим законопроектом. Другое дело, что уже само появление такого предложения в тексте документа – это «не концептуальное обсуждение», а запущенный процесс, говорит Утебеков «Новой»: «Это рабочий законопроект, и его буквально неделя-две отделяют от внесения в парламент».

По сути, новая статья могла бы стать прямым следствием изменения 91-й статьи Конституции. Новые поправки предполагают, что установленные Конституцией независимость государства, унитарность и территориальная целостность республики, форма ее правления, а также основополагающие принципы деятельности, заложенные «Основателем независимого Казахстана» Назарбаевым, не могут быть изменены. Собственно, те, кто попытается это сделать, и предполагаются в числе первых «клиентов» новой статьи: в стране по-прежнему остро реагируют на любые выпады российских политиков и тех, кто говорит о большой исторической связи России и Казахстана, подразумевая под этим возможное воссоединение. Но достанется не только им. «Речь же не о каком-то экономическом ущербе, который можно посчитать. Как посчитать абстрактные величины «национальные интересы» или «стабильность»? – удивляется политический эксперт Айдос Сарым. – Остается очень большой простор для домысливания, фантазирования на усмотрение судьи в соответствии с его «философией».

Юрист и правозащитник Евгений Жовтис формулирует гораздо конкретнее: новая статья при ее введении по факту запрещает любую оппозиционную деятельность в стране вообще. «Это классическая 58-я статья УК РСФСР, только в слегка переписанном варианте, – говорит он корреспонденту «Новой». – Об этом могут говорить санкции, вводимые за преступление. Статья, очевидно, политическая, и такая санкция, например, как лишение гражданства, – прямой симптом даже не авторитарного, а тоталитарного государства». Так как в стране нет, и не может быть эксперта, который юридически установит, где нанесен вред «стабильности государства» (это невозможно в принципе), под подобную формулировку может попасть все что угодно: митинг протеста против коррупции во власти, статья в «Новой газете» или даже запрос главе региона с неудобными вопросами. Исторический опыт показывает, что для заведения дела и вовсе порой достаточно одного желания, а не каких-то доказательств. Жовтис опасается, что введение такой статьи свидетельствует о том, что Казахстан «на бешеной скорости возвращается в советские 70-е годы, а там и не за горами 30-е».

Конечно, статья может быть и не введена или появится в несколько смягченном варианте. Широкий общественный резонанс, на который рассчитывают противники «закручивания гаек», в Казахстане уже приводил к эффективным результатам. Так, после серии прошлогодних митингов против резонансных поправок в Земельный кодекс, сопровождавшихся разгонами и задержаниями журналистов, Нурсултан Назарбаев был вынужден наложить на поправки мораторий аж до 2021 года. А при обсуждении конституционных поправок общественность сумела «отбить» первоначальный вид 26-й статьи Конституции, по которой частной собственностью в стране имеет право владеть гражданин, а не «каждый», как предполагала власть. Кроме того, юрист Джохар Утебеков предлагает не забывать об «эксцессе исполнителя»: кто-то очень ретивый из Министерства юстиции решил выслужиться перед властью или просто не понял «сигнал сверху».

Более того, как только журналисты и юристы начали интересоваться новой уголовной статьей, законопроект внезапно исчез с портала обсуждения планируемых законов. На сайте Минюста появилось заявление, что пока лишь «идет обсуждение» (статьи, мол, пока нет, чего возмущаетесь). Министр юстиции Марат Бекетаев назвал это «техническим удалением», а от комментария, как вообще такое предложение могло возникнуть, уклонился. Его заместитель Зауреш Баймолдина заявила, что до 4 апреля министерство собирает предложения от всех госорганов, а потом будет уже представлять окончательный текст законопроекта. Вот только никто – ни министр, ни его зам – не сказал однозначно, что такой статьи не будет.

Достань из широких штанин

Вообще-то публикация такой статьи в широком доступе – это уже явный показатель того, что подобная мера прорабатывается всерьез на самом «верху», говорит политик Петр Своик, и только широкая общественная реакция может «затормозить» введение уголовного наказания за нарушение аморфных понятий. «Не хотелось бы называть их паническими, но такие поступки со стороны власти совершаются только тогда, когда все очень и очень перенапряжено, – констатирует Своик. – Все идет к некоей финальной развязке, и у кого-то наверху уже сдают нервы».

Впрочем, даже если в итоге все обойдется снижением сроков, отменой смертной казни за такую статью (а об отмене моратория в Казахстане говорили весь прошлый год), уже одно введение понятия «лишение гражданства» за подобные нарушения – это симптом «клиники», говорит Своик. Лишение гражданства в качестве возможной меры наказания вводится сразу в 15 статей Уголовного кодекса – в том числе за покушение на Назарбаева или за захват заложников. Но дьявол кроется в другом: одна из статей, в которую хотят прописать норму о возможном лишении гражданства – 174-я, разжигание всех возможных розней. Практика последних нескольких лет показывает, что именно эту статью чаще всего используют для преследования по политическим мотивам, а частота применения статьи наводит на мысль, что количество людей без казахстанского гражданства может вырасти очень существенно.

В Министерстве юстиции проблемы в этом, кстати, не видят. «Это наше предположение, что, возможно, [разжигание розни] попадает под важные жизненные интересы, почему? Разжигание национальной розни, народ-то должен быть единым, – цитирует радио «Азаттык» Зауреш Баймолдину. – Если будет разжигаться национальная рознь – какое это государство? Это посягательство на государственное устройство в моем понимании, на устои общественной жизни того или иного государства, в конечном итоге это приведет к распаду этого государства, поэтому здесь я не вижу никакого устрашения».

Но проблему в самом лишении гражданства как идее видят эксперты. «Казахстан второе гражданство не признает. А международные нормативы говорят о том, что нельзя просто взять и оставить человека без гражданства вообще, – говорит Джохар Утебеков. – Понятно, что подразумевается посадка на какое-то время, но выйдет потом человек – и что? В то время как во всем мире борются с сокращением людей без гражданства – Казахстан, наоборот, их плодит».

Петр Своик высказывается еще категоричнее. «Когда государство решается избавиться от гражданина, тут вопросы к самому государству. Это как если бы родители решили избавиться от ребенка. Может быть, ребенок не очень хороший, дети вообще бывают разные. Но сам по себе факт, когда родитель присваивает себе право избавиться от ненужных детей, много говорит о самом родителе», – приводит политик яркую аналогию.

Иными словами, такие инициативы – это все от «метафизических страхов власти», говорит Айдос Сарым. И даже если вдруг юристам и активистам удастся пойти дальше и завернуть законопроект с прописанным в разных статьях УК лишением гражданства совсем, никто не может гарантировать, что завтра он не появится снова – пусть и в измененном виде.

Оригинал статьи: Новая Газета Казахстан

You must be logged in to post a comment Login

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone