О чем Назарбаев и Жээнбеков договорились в Минске

4 декаб­ря инфор­ма­ци­он­ное агент­ство Каз­ТАГ сооб­щи­ло о том, что утром в поне­дель­ник на казах­стан­ско-кир­гиз­ской гра­ни­це оче­редь из полу­сот­ни гру­зо­ви­ков оста­лась лишь на про­пуск­ном пунк­те “Ак-Тилек”, осталь­ные КПП от скоп­ле­ния транс­пор­та со сто­ро­ны Кир­ги­зии сво­бод­ны. До это­го, 2 декаб­ря, пра­ви­тель­ства двух стран под­пи­са­ли согла­ше­ние о “дорож­ной кар­те” по уре­гу­ли­ро­ва­нию ситу­а­ции на гра­ни­це двух стран. Как сооб­ща­ет Каз­ТАГ, с 3 декаб­ря уси­лен­ный кон­троль, вве­ден­ный Казах­ста­ном в октяб­ре 2017 года на гра­ни­це с Кир­ги­зи­ей, дол­жен быть отме­нен, и вос­ста­нов­лен штат­ный режим рабо­ты КПП.

Кон­фликт раз­ре­шит “дорож­ная кар­та”

Это­му реше­нию пред­ше­ство­ва­ли пере­го­во­ры пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва с толь­ко что всту­пив­шим в долж­ность пре­зи­ден­та Кир­ги­зии Соорон­ба­ем Жээн­бе­ко­вым. Лиде­ры двух госу­дарств встре­ти­лись в Мин­ске в кон­це про­шед­шей неде­ли, на сам­ми­те глав стран-участ­ниц Орга­ни­за­ции Дого­во­ра о кол­лек­тив­ной без­опас­но­сти (ОДКБ).

Граница между Киргизией и Казахстаном

Гра­ни­ца меж­ду Кир­ги­зи­ей и Казах­ста­ном

СМИ сооб­щи­ли о том, что зна­ком­ство само­го опыт­но­го из лиде­ров стран быв­ше­го СССР с гла­вой Кир­ги­зии, чей опыт руко­вод­ства рес­пуб­ли­кой исчис­лял­ся сут­ка­ми, про­шло успеш­но, они достиг­ли меж­ду собой дого­во­рен­но­сти по уре­гу­ли­ро­ва­нию кон­фликт­ной ситу­а­ции на гра­ни­це.

Пре­зи­дент Казах­ста­на, вый­дя в Мин­ске к жур­на­ли­стам, заявил, что эта дого­во­рен­ность будет рас­про­стра­нять­ся и на про­вер­ки на гра­ни­це с Кита­ем. Но подроб­но все вопро­сы, каса­ю­щи­е­ся гра­ни­цы, будут реше­ны после выра­бот­ки спе­ци­аль­ной “дорож­ной кар­ты”. Эта зада­ча воз­ло­же­на на рабо­чие груп­пы из Кир­ги­зии и Казах­ста­на. А Соорон­бай Жээн­бе­ков успо­ко­ил жите­лей Кир­ги­зии тем, что Казах­стан вновь откро­ет гра­ни­цу еще до под­пи­са­ния “дорож­ной кар­ты”.

Зна­чит ли это, что кон­фликт меж­ду Аста­ной и Биш­ке­ком, вызвав­ший обмен дипло­ма­ти­че­ски­ми нота­ми, крайне рез­кие упре­ки, мно­го­днев­ные оче­ре­ди из сотен гру­зо­ви­ков, застряв­ших с кир­гиз­ской сто­ро­ны на казах­стан­ских КПП, остал­ся в про­шлом? (Напом­ним, что 19 сен­тяб­ря Нур­сул­тан Назар­ба­ев встре­тил­ся в Алма-Ате с Омур­бе­ком Баба­но­вым, кото­рый на кир­гиз­ских пре­зи­дент­ских выбо­рах 15 октяб­ря высту­пал глав­ным кон­ку­рен­том Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва, став­лен­ни­ка Алмаз­бе­ка Атам­ба­е­ва, осво­бож­дав­ше­го пре­зи­дент­ское крес­ло, соглас­но кон­сти­ту­ции. Биш­кек отре­а­ги­ро­вал нотой и крайне рез­ким заяв­ле­ни­ем Атам­ба­е­ва в адрес Аста­ны и лич­но Назар­ба­е­ва. Вско­ре после это­го Казах­стан и уже­сто­чил кон­троль на гра­ни­це, что было назва­но в Кир­ги­зии “бло­ка­дой” рес­пуб­ли­ки).

Под­вод­ная часть айс­бер­га в кир­гиз­ско-казах­стан­ском кон­флик­те

Рос­сий­ский обо­зре­ва­тель Арка­дий Дуб­нов уве­рен, что до раз­ре­ше­ния кон­флик­та еще дале­ко, пото­му что он вызван реаль­ны­ми про­ти­во­ре­чи­я­ми меж­ду Кир­ги­зи­ей и Казах­ста­ном, и, шире, дру­ги­ми стра­на­ми Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сою­за (ЕАЭС). “Этот кон­фликт — как айс­берг, его боль­шая часть запря­та­на на глу­бине. Он свя­зан с нере­шен­но­стью тех задач, кото­рые были постав­ле­ны перед Кир­ги­зи­ей при вступ­ле­нии в ЕАЭС, на что были выде­ле­ны и день­ги, и льгот­ный пери­од вре­ме­ни”, — про­дол­жа­ет экс­перт.

Аркадий Дубнов

Арка­дий Дуб­нов

Он напо­ми­на­ет, что Кир­ги­зия, всту­пив в ЕАЭС, долж­на была обу­стро­ить тамо­жен­ные посты, обес­пе­чить на них фито­са­ни­тар­ный и вете­ри­нар­ный кон­троль. “Это в первую оче­редь каса­ет­ся гра­ни­цы с Кита­ем. Но для того, что­бы решить эти вопро­сы и изба­вить­ся от огром­ных, сла­бо кон­тро­ли­ру­е­мых рын­ков, как “Дор­дой”, давав­ший рабо­ту сот­ням тысяч людей в Кир­ги­зии на пере­прав­ке вглубь ЕАЭС по боль­шей части серо­го импор­та из Китая, при­шлось бы сре­зать у мно­гих кир­гиз­ских струк­тур, в том чис­ле близ­ких к вла­сти, очень зна­чи­тель­ные бары­ши”, — пояс­ня­ет собе­сед­ник DW.

Эти струк­ту­ры при прав­ле­нии пре­зи­ден­та Алмаз­бе­ка Атам­ба­е­ва тор­мо­зи­ли реше­ние про­бле­мы, и он не мог это­го не знать, счи­та­ет Арка­дий Дуб­нов.

А когда Нур­сул­тан Назар­ба­ев встре­тил­ся с Омур­бе­ком Баба­но­вым, Атам­ба­ев сде­лал вывод, что Аста­на не хочет про­дол­же­ния его реаль­ной вла­сти в фор­ме уса­жи­ва­е­мых им туда сво­их став­лен­ни­ков, и назвал это попыт­кой вме­шать­ся во внут­рен­ние дела Кир­ги­зии. Но он ука­зал лишь на вер­хуш­ку айс­бер­га, а на самом деле он не мог не пони­мать истин­ной при­чи­ны раз­дра­же­ния Аста­ны тем, что она из неких союз­ни­че­ских и сосед­ских сооб­ра­же­ний вынуж­де­на тер­петь про­ход­ной двор на сво­ей гра­ни­це”, — пред­ла­га­ет свое виде­ние ситу­а­ции Арка­дий Дуб­нов. В свою оче­редь, про­дол­жа­ет он, оскор­би­тель­ная, пере­хо­дя­щая на лич­но­сти реак­ция Атам­ба­е­ва была исполь­зо­ва­на Аста­ной как повод, что­бы реб­ром поста­вить вопрос о наве­де­нии поряд­ка с гра­ни­цей.

Что может пре­зи­дент Кир­ги­зии

Со вступ­ле­ни­ем Кир­ги­зии в ЕАЭС в Казах­стан при­шло огром­ное коли­че­ство очень деше­вых кир­гиз­ских това­ров. Для внут­рен­не­го рын­ка Казах­ста­на это ста­ло нема­лой про­бле­мой. И было неслож­но пред­ска­зать, что рано или позд­но эту про­бле­му при­дет­ся решать. Веро­ят­но, в Астане реши­ли вос­поль­зо­вать­ся тем, что внут­ри­по­ли­ти­че­ская ситу­а­ция в Кир­ги­зии в момент при­хо­да во власть ново­го чело­ве­ка будет более сла­бой, неже­ли при преж­нем пре­зи­ден­те, и поста­вить точ­ки над “i” будет про­ще”, — гово­рит в интер­вью DW дирек­тор Инсти­ту­та евразий­ских иссле­до­ва­ний в Ита­лии Андреа Джа­нот­ти.

Молочная продукция из Киргизии в супермаркете Алма-Аты

Молоч­ная про­дук­ция из Кир­ги­зии в супер­мар­ке­те Алма-Аты

По его мне­нию, утвер­ждать, что это даст ощу­ти­мый резуль­тат, пока рано. Но сле­ду­ет исхо­дить из того, что в нем заин­те­ре­со­ван не один толь­ко Казах­стан. “Кир­ги­зия — очень важ­ный парт­нер дру­гих стран-чле­нов ЕАЭС, в первую оче­редь с поли­ти­че­ской точ­ки зре­ния, так как в ЕАЭС сто­ит вопрос об отно­ше­ни­ях с Кита­ем, и вопрос о без­опас­но­сти и тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зе, как извне, так и в самой Кир­ги­зии. Я не исклю­чаю, что встре­ча пре­зи­ден­тов Казах­ста­на и Кир­ги­зии в Мин­ске про­хо­ди­ла при опре­де­лен­ном посред­ни­че­стве Вла­ди­ми­ра Пути­на”, — про­дол­жа­ет Андреа Джа­нот­ти.

Арка­дий Дуб­нов пола­га­ет, что Соорон­бай Жээн­бе­ков в Мин­ске дал обе­ща­ние начать рабо­ту в нуж­ном направ­ле­нии, и теперь клинч меж­ду стра­на­ми будет осла­бе­вать. Но быст­рые пере­ме­ны вряд ли воз­мож­ны. “Во-пер­вых, пото­му, что Жээн­бе­ко­ву для это­го нуж­но сло­мить сопро­тив­ле­ние струк­тур, кото­рые нажи­ва­лись на мно­го­мил­ли­ард­ном обо­ро­те. Во-вто­рых, даже если он и пре­ис­пол­нен такой воли, то с 1 декаб­ря, по обнов­лен­ной кон­сти­ту­ции, пол­но­мо­чия по уре­гу­ли­ро­ва­нию внеш­не­эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти фор­маль­но от пре­зи­ден­та пере­хо­дят к пре­мьер-мини­стру. И вопрос в том, насколь­ко нынеш­ний пре­мьер Сапар Иса­ков ока­жет­ся в состо­я­нии выпол­нять обе­ща­ния по импле­мен­та­ции “дорож­ной кар­ты” с Казах­ста­ном”, — рас­суж­да­ет рос­сий­ский обо­зре­ва­тель.

Кри­зис или болезнь роста ЕАЭС?

По пово­ду воз­мож­но­го посред­ни­че­ства Моск­вы Арка­дий Дуб­нов отме­ча­ет, что новый пре­зи­дент Кир­ги­зии по пути в Минск заез­жал в рос­сий­скую сто­ли­цу, где встре­чал­ся с Вла­ди­ми­ром Пути­ным и с Дмит­ри­ем Мед­ве­де­вым. А затем, после встре­чи в Мин­ске, в СМИ появи­лась фото­гра­фия, где обо­их, Назар­ба­е­ва и Жээн­бе­ко­ва, за руки дер­жит Путин. “Но это не зна­чит, что послед­ний при­бе­гал к пуб­лич­но­му миро­твор­че­ству — такое миро­твор­че­ство не очень понра­ви­лось бы казах­ским эли­там”, — ука­зы­ва­ет он.

По мне­нию Андреа Джа­нот­ти, Москва вела себя во вре­мя все­го кон­флик­та очень сдер­жан­но. Он выде­ля­ет в этом две при­чи­ны. Во-пер­вых, сам кон­фликт Рос­сии напря­мую не касал­ся — это рыноч­ная про­бле­ма меж­ду Казах­ста­ном и Кир­ги­зи­ей. “Во-вто­рых, Кир­ги­зия и Казах­стан — парт­не­ры РФ. На тер­ри­то­рии этих стран и, в первую оче­редь в Кир­ги­зии, рас­по­ло­же­ны воен­ные струк­ту­ры ОДКБ и рос­сий­ских ВС. Вме­ши­вать­ся в каче­стве реша­ю­ще­го игро­ка Москве неудоб­но, поэто­му она мол­ча­ла, но, по-мое­му, мол­ча­ла не пас­сив­но”, — гово­рит ита­льян­ский экс­перт.

По его оцен­ке, вос­при­ни­мать кон­фликт меж­ду Казах­ста­ном и Кир­ги­зи­ей как про­яв­ле­ние кри­зи­са в ЕАЭС не сле­ду­ет. “Инте­гра­ци­он­ным про­ек­там необ­хо­ди­мо пред­при­ни­мать шаги, кор­рек­ти­ру­ю­щие инте­гра­цию. Это было и в исто­рии США, и в свое вре­мя с ЕС. Гар­мо­ни­за­цию эко­но­ми­ки, тамо­жен­но­го кон­тро­ля, фито­са­ни­тар­но­го зако­но­да­тель­ства невоз­мож­но задать опти­маль­но сра­зу. Кон­флик­ты тут неиз­беж­ны. Но кон­крет­но этот кон­фликт — это болезнь роста”, — утвер­жда­ет Андреа Джа­нот­ти.

Хоти­те полу­чать ново­сти и ана­ли­ти­ку DW на экран смарт­фо­на? Под­пи­ши­тесь на наш канал в Telegram: DW Цен­траль­ная Азия

Смот­ри­те так­же:

Let’s block ads! (Why?)

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone