О синдроме “дефицита рынка”

Кри­ти­ка избы­точ­но­го при­сут­ствия госу­дар­ства в эко­но­ми­ке дав­но ста­ла нор­мой, как для казах­стан­ских, так и зару­беж­ных экс­пер­тов. Одна­ко сокра­ще­нию чис­ла ква­зи­го­су­дар­ствен­ных струк­тур и доли гос­сек­то­ра в эко­но­ми­ке в целом, кро­ме кумов­ства, непо­тиз­ма и неже­ла­ния со сто­ро­ны неких вли­я­тель­ных долж­ност­ных лиц терять свои долж­но­сти и дохо­ды, по нашей оцен­ке, пре­пят­ству­ет еще что-то. И это что-то тре­бу­ет фик­са­ции на экс­перт­ном уровне.

Глав­ное отли­чие казах­стан­ско­го ква­зи­го­су­дар­ствен­но­го сек­то­ра от его ана­ло­гов в раз­ви­тых стра­нах мира состо­ит в том, что, хотя он и опе­ри­ру­ет в усло­ви­ях рыноч­ной эко­но­ми­ки, послед­няя серьез­но иска­же­на. При­чем не толь­ко авто­ри­тар­ной поли­ти­че­ской систе­мой, вплоть до оли­го­по­лии, но и неза­вер­шен­но­стью рыноч­ных пре­об­ра­зо­ва­ний. Они пре­кра­ти­лись к кон­цу 90-х годов про­шло­го века, и с тех пор изме­не­ния если и про­ис­хо­ди­ли, то ско­рее в обрат­ную сто­ро­ну.

В каче­стве дока­за­тель­ства мож­но при­ве­сти казах­стан­скую неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щую про­мыш­лен­ность и тес­но свя­зан­ный с ним внут­рен­ний рынок мотор­но­го топ­ли­ва. В целях эко­но­мии вре­ме­ни и места при­ве­дем цита­ту из ста­тьи на сай­те «Форбс-Казах­стан»:

«Отче­го воз­ник­ла вто­рая про­бле­ма – неза­ин­те­ре­со­ван­ность добы­ва­ю­щих ком­па­ний в доле на внут­рен­нем рын­ке? Пото­му что на этом рын­ке слиш­ком мно­го госу­дар­ства, что дела­ет этот биз­нес бес­смыс­лен­ным, объ­яс­ня­ют авто­ры докла­да. Цены на пере­ра­бот­ку на внут­рен­нем рын­ке гораз­до ниже экс­порт­ных, в послед­ние два года этот раз­рыв толь­ко вырос. «Если в 2013–2014 они состав­ля­ли 40% от сред­ней Urals на Сре­ди­зем­ном море, то в 2015 – 33%, а в 2016 – 25–29%. Дохо­ды от про­да­жи про­дук­ции соста­ви­ли 50% в 2013 и 32–37% в 2016», – гово­рит­ся в докла­де. Без при­ве­де­ния внут­рен­них цен к уров­ню экс­порт­но­го пари­те­та (нет­бэк, то есть рыноч­ная цена за выче­том сто­и­мо­сти транс­пор­ти­ров­ки и экс­порт­ных пошлин) даль­ней­шее раз­ви­тие отрас­ли невоз­мож­но, счи­та­ют экс­пер­ты, пото­му что добы­ча КМГ пада­ет (хотя и мед­лен­нее, чем ожи­да­лось).

Пока же госу­дар­ство дей­ству­ет сило­вы­ми мето­да­ми – за недо­по­став­ки на НПЗ мож­но лишить­ся экс­порт­ной лицен­зии. Одна­ко 70% добы­ва­е­мой сей­час неф­ти при­хо­дит­ся сово­куп­но на Тен­гиз, Кара­ча­га­нак и Каша­ган, недро­поль­зо­ва­те­ли кото­рых защи­ще­ны СРП (согла­ше­ние о раз­де­ле про­дук­ции), и с ними (в буду­щем, когда модер­ни­зи­ро­ван­ные НПЗ потре­бу­ют боль­ше сырья) эти мето­ды не сра­бо­та­ют.

Несмот­ря на неко­то­рую либе­ра­ли­за­цию рын­ка (отме­не­ны пре­дель­ные цены на основ­ные неф­те­про­дук­ты, тари­фы на пере­ра­бот­ку теперь уста­нав­ли­ва­ет не КРЕМ, а совет дирек­то­ров КМГ), неф­те­пе­ре­ра­бот­ка не явля­ет­ся в Казах­стане сек­то­ром рыноч­ной эко­но­ми­ки, счи­та­ют авто­ры докла­да: «НПЗ… не явля­ют­ся реаль­ны­ми участ­ни­ка­ми рын­ка, кото­рые поку­па­ют нефть и про­да­ют неф­те­про­дук­ты, вме­сто это­го они полу­ча­ют тол­лин­го­вое воз­на­граж­де­ние за пере­ра­бот­ку сырой неф­ти, раз­мер кото­ро­го опре­де­ля­ет­ся госу­дар­ствен­ной ком­па­ни­ей».

При­чи­ны, по кото­рым госу­дар­ство посто­ян­но и актив­но вме­ши­ва­ет­ся в этот сек­тор   наци­о­наль­ной эко­но­ми­ки, оче­вид­ны – Акор­да боит­ся, что сня­тие госо­гра­ни­че­ний при­ве­дет к настоль­ко суще­ствен­но­му повы­ше­нию роз­нич­ных цен на мотор­ное топ­ли­во в стране, что воз­му­щен­ные казах­стан­цы нач­нут выра­жать свое него­до­ва­ние мас­со­во  не толь­ко в Интер­не­те и на кух­нях, но и на ули­цах. Поэто­му, если вла­сти и усту­па­ют, то исклю­чи­тель­но по мело­чам.

И в сво­их опа­се­ни­ях Акор­да совер­шен­но пра­ва. В дока­за­тель­ство про­ци­ти­ру­ем еще одну выдерж­ку из выше­упо­мя­ну­той ста­тьи:

«В целом, по мне­нию HIS Market, рынок неф­те­пе­ре­ра­бот­ки и сбы­та неф­те­про­дук­тов в Казах­стане нахо­дит­ся под пря­мым кон­тро­лем и регу­ли­ро­ва­ни­ем со сто­ро­ны боль­шо­го коли­че­ства госор­га­нов, вклю­чая Минэнер­го, Мин­фин, МИР и Мин­сель­хоз. Регу­ли­ру­ют­ся даже гра­фи­ки поста­вок сырой неф­ти на НПЗ, годо­вые объ­е­мы и месяч­ные гра­фи­ки пере­ра­бот­ки, утвер­жда­ют­ся объ­е­мы импор­та. Кон­суль­тан­ты же реко­мен­ду­ют отка­зать­ся от тол­лин­го­вой схе­мы и пере­ве­сти сек­тор на реаль­ную ком­мер­че­скую осно­ву, с покуп­кой неф­ти и про­да­жей неф­те­про­дук­тов, а в более дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве – урав­нять экс­порт­ные пошли­ны и акци­зы с рос­сий­ски­ми, раз уж мы вошли в эко­но­ми­че­ский союз без тамо­жен­ных гра­ниц.

Одна­ко в том же докла­де кон­ста­ти­ру­ет­ся, что даже отме­на пре­дель­ных цен момен­таль­но при­ве­ла к их повы­ше­нию на рын­ке, при­чем в дол­ла­ро­вом выра­же­нии: на бен­зин – с 36 до 38 цен­тов, на дизтоп­ливо – с 34 до 39 цен­тов. Рост мог бы быть и боль­ше, если бы не сдер­жи­ва­ло опа­се­ние рас­сле­до­ва­ния со сто­ро­ны КРЕМ. Повы­ше­ние цен на ГСМ все­гда тянет за собой подъ­ем цен в дру­гих сек­то­рах, про­до­воль­ствен­ных и непро­до­воль­ствен­ных. Как это отра­зит­ся на инфля­ции и, сле­до­ва­тель­но, кур­се тен­ге и реаль­ных дохо­дах, мож­но не гадать».

Таким обра­зом, если Акор­да поз­во­лит неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти и внут­рен­не­му рын­ку мотор­но­го топ­ли­ва опе­ри­ро­вать на рыноч­ных усло­ви­ях, роз­нич­ные цены на основ­ные виды мотор­но­го топ­ли­ва в Казах­стане немед­лен­но под­ско­чат до уров­ня рос­сий­ских, пото­му что основ­ной импорт идет из Рос­сии, а потом нач­нут под­ни­мать­ся еще выше. По нашей гру­бой оцен­ке, мини­мум в два раза. Это сра­зу подо­рвет внут­ри­по­ли­ти­че­скую ста­биль­ность, ибо объ­яс­не­ние про­ис­хо­дя­ще­му будет толь­ко одно – власть и свя­зан­ные с ним круп­ные «игро­ки» «жиру­ют» за счет граж­дан.

Точ­но такие же «заса­ды» спря­та­ны во мно­гих дру­гих отрас­лях наци­о­наль­ной эко­но­ми­ки начи­ная от сель­ско­го хозяй­ства и кон­чая жилищ­но-ком­му­наль­ным хозяй­ством. Пожа­луй, более или менее рыноч­ные меха­низ­мы сей­час дей­ству­ют раз­ве что в тор­гов­ле, элек­тро­энер­ге­ти­ке, гру­зо­вом транс­пор­те, да и то не все­гда, посколь­ку адми­ни­стра­тив­но­го рве­ния у казах­стан­ских чинов­ни­ков с избыт­ком, плюс Акор­да посто­ян­но тре­бу­ет от мест­ных вла­стей, что­бы цены на основ­ные потре­би­тель­ские това­ры и услу­ги рос­ли как мож­но мед­лен­нее.

То есть в усло­ви­ях, когда рыноч­ные отно­ше­ния есть, но силь­но иска­же­ны, внут­ри наци­о­наль­ной эко­но­ми­ки посто­ян­но фор­ми­ру­ют­ся зоны, где част­ный капи­тал рабо­тать не будет, про­сто пото­му что это невы­год­но. Но соот­вет­ству­ю­щие биз­нес-ниши нуж­но кем-то закры­вать. В резуль­та­те госу­дар­ство, ква­зи­го­су­дар­ствен­ные хол­дин­ги, наци­о­наль­ные и про­сто гос­ком­па­нии, ответ­ствен­ные за тот или иной сек­тор эко­но­ми­ки или гос­про­грам­му, реша­ли и реша­ют эту про­бле­му путем созда­ния соот­вет­ству­ю­щих струк­тур. Не име­ет зна­че­ния, в какой фор­ме -само­сто­я­тель­ных «дочер­них» пред­при­я­тий или струк­тур­ных под­раз­де­ле­ний.

Оче­вид­но, что част­ный умы­сел (инте­рес) тех или иных вли­я­тель­ных в Акор­де лиц все­гда име­ет место быть, но в любом слу­чае, даже если несколь­ко ква­зи­го­су­дар­ствен­ных ком­па­ний было созда­но спе­ци­аль­но под того или ино­го их род­ствен­ни­ка или сорат­ни­ка, боль­шин­ство из несколь­ких сотен гос­струк­тур, ныне под­ле­жа­щих при­ва­ти­за­ции, появи­лись имен­но пото­му, что это тре­бо­ва­лось объ­ек­тив­ны­ми обсто­я­тель­ства­ми.  Соот­вет­ствен­но, оче­ред­ная при­ва­ти­за­ция гаран­ти­ро­ван­но реша­ет толь­ко одну зада­чу – изме­не­ние фор­мы соб­ствен­но­сти. Что каса­ет­ся дру­гой, клю­че­вой, зада­чи – повы­ше­ния эффек­тив­но­сти в этой биз­нес-нише, то она ско­рее все­го достиг­ну­та не будет, про­сто пото­му, что боль­ше ниче­го не меня­ет­ся.

В резуль­та­те может полу­чить­ся так, что через какое-то вре­мя пра­ви­тель­ство РК будет вынуж­ден­но сно­ва созда­вать ква­зи­го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры про­сто пото­му, что част­ный биз­нес   так и не зашел в биз­нес-нишу, а быв­ший госбиз­нес, теперь при­ва­ти­зи­ро­ван­ный, обанк­ро­тил­ся или поте­рял воз­мож­ность выпол­нять функ­цию. Похо­же, имен­но эти прак­ти­че­ские сооб­ра­же­ния, не объ­яв­ля­е­мые по при­чине того, что сни­же­ние доли госу­дар­ства в эко­но­ми­ке и при­ва­ти­за­ция ква­зи­го­су­дар­ствен­но­го сек­то­ра ста­ли поли­ти­че­ски­ми лозун­га­ми Акор­ды, заста­ви­ли казах­стан­ские вла­сти де-факто поме­нять поли­ти­ку в этом вопро­се.

Таким обра­зом, фено­мен кар­ди­наль­но­го рас­хож­де­ния сло­ва Акор­ды с делом, регу­ляр­но наблю­да­е­мый в послед­ние годы, резуль­тат не толь­ко пло­хой рабо­ты госу­дар­ствен­ных ведомств, корыст­но­сти, кор­рум­пи­ро­ван­но­сти и неква­ли­фи­ци­ро­ван­но­сти чинов­ни­ков, но и неза­вер­шен­но­сти рыноч­ных пре­об­ра­зо­ва­ний в наци­о­наль­ной эко­но­ми­ке Казах­ста­на. Мы бы назва­ли это явле­ние син­дро­мом «дефи­ци­та рын­ка». Кста­ти, в послед­ние годы суще­ство­ва­ния СССР госу­дар­ство пом­нит­ся тоже боро­лось, но толь­ко с излиш­ним управ­лен­че­ским пер­со­на­лом. И в ито­ге эту борь­бу про­иг­ра­ло, посколь­ку ука­за­ние ука­за­ни­ем, а жить надо. Дефи­ни­ция «под­снеж­ни­ки», незна­ко­мое моло­до­му поко­ле­нию казах­стан­цев, роди­лась имен­но в те годы.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0