О методах работы спецслужб ИГИЛ

Спец­служ­ба «Ислам­ско­го госу­дар­ства» орга­ни­зо­ва­на по при­ме­ру запад­ных стран, утвер­жда­ет фран­цуз­ское изда­ние Mediapart, В  опуб­ли­ко­ван­ном на его стра­ни­цах иссле­до­ва­нии Révélations sur les services secrets de l’Etat islamique* были про­ана­ли­зи­ро­ва­ны мето­ды контр­раз­вед­ки, исполь­зу­е­мые джи­ха­ди­ста­ми, и обна­ру­же­но мно­го инте­рес­но­го.  

«Мы часто смот­рим на ислам­ских тер­ро­ри­стов свы­со­ка, как на необ­ра­зо­ван­ных вар­ва­ров. Бан­да босых людей, управ­ля­е­мых из пеще­ры, совер­ши­ла тер­акт 11 сен­тяб­ря. Груп­па «диких зве­рей» несет ответ­ствен­ность за рез­ню 13 нояб­ря, — пишет автор ста­тьи Мэтью Сюк. — Не сто­ит забы­вать, одна­ко, что с само­го нача­ла тер­ро­ри­сти­че­ские орга­ни­за­ции пере­ни­ма­ли запад­ные мето­ды контр­раз­вед­ки. Тер­ак­ты, совер­ша­е­мые сего­дня, явля­ют­ся осо­бен­но кро­ва­вы­ми, это наи­бо­лее зло­ве­щий эле­мент схват­ки меж­ду запад­ны­ми и ближ­не­во­сточ­ны­ми спец­служ­ба­ми, с одной сто­ро­ны, и ИГИЛ, с дру­гой».

Мифо­ло­ги­зи­ро­вать джи­ха­ди­стов, впро­чем, не сто­ит. Они — отнюдь не «Джеймс Бон­ды тер­ро­ра», уве­рен­но фран­цуз­ское изда­ние, пото­му что мето­ды их «под­час руди­мен­тар­ны». Тем не менее, «если Евро­па нахо­дит­ся под угро­зой тер­ак­тов уже почти три года, если Фран­ция опла­ки­ва­ет 250 чело­век, погиб­ших на ее зем­ле, это про­ис­хо­дит не толь­ко пото­му, что наши служ­бы пло­хо орга­ни­зо­ва­ны или не пони­ма­ют до кон­ца все­го мас­шта­ба фено­ме­на джи­ха­да».

Иссле­до­ва­ние Mediapart вклю­ча­ет ана­лиз око­ло 20 судеб­ных досье, сот­ни запи­сей теле­фон­ных про­слу­шек, отче­ты о поли­цей­ских рас­сле­до­ва­ни­ях, сек­рет­ные (и нахо­дя­щи­е­ся в откры­том досту­пе) мате­ри­а­лы служ­бы без­опас­но­сти. «В ходе иссле­до­ва­ния мы про­ве­ли 15 интер­вью (с сотруд­ни­ка­ми спец­служб, судья­ми, адво­ка­та­ми, экс­пер­та­ми, быв­ши­ми залож­ни­ка­ми, быв­ши­ми джи­ха­ди­ста­ми). Мы так­же вклю­чи­ли в иссле­до­ва­ние мате­ри­а­лы с засе­да­ний суда над джи­ха­ди­ста­ми, вер­нув­ши­ми­ся из Сирии», — рас­ска­за­ло изда­ние.

Рабо­та шла восемь меся­цев, и в резуль­та­те было выяс­не­но, каки­ми мето­да­ми поль­зу­ет­ся наи­бо­лее струк­ту­ри­ро­ван­ная сре­ди тер­ро­ри­сти­че­ских орга­ни­за­ций служ­ба без­опас­но­сти ИГИЛ, как бое­ви­ки хали­фа­та предот­вра­ща­ли попыт­ки аген­тур­но­го про­ник­но­ве­ния в Сирии. «Мето­ды контр­раз­вед­ки, исполь­зу­е­мые джи­ха­ди­ста­ми, заим­ство­ва­ны у ЦРУ, ФБР, ГУВБ и КГБ», — утвер­жда­ют жур­на­ли­сты.

Как спец­служ­бы Фран­ции узна­ли об «Амни­я­те»

Свой рас­сказ они нача­ли с аре­ста в париж­ском аэро­пор­ту Шарль-де-Гол­ля неко­го Абу-Саи­фа Корей­ца.

«23 июня 2015 года само­лет Air France, при­быв­ший из Стам­бу­ла, совер­шил посад­ку в аэро­пор­ту Шарль-де-Голль. Трое сотруд­ни­ков Гене­раль­но­го управ­ле­ния внут­рен­ней без­опас­но­сти (ГУВБ) МВД Фран­ции уже 20 минут ожи­да­ли неко­го Абу-Саи­фа Корей­ца, счи­тав­ше­го­ся «про­стым джи­ха­ди­стом».

«Корей­ца» зва­ли Нико­ля Моро, он бы аре­сто­ван при выхо­де из само­ле­та, а содер­жи­мое его бага­жа про­де­мон­стри­ро­ва­ло про­ти­во­ре­чи­вую нату­ру таких, как он, — «поте­рян­ных детей» Фран­ции: сум­ка Adidas, курт­ка Marlboro, блок сига­рет L&M в сосед­стве с куфи­ей и тра­ди­ци­он­ной араб­ской рубаш­кой.

За три меся­ца до аре­ста Абу-Саи­фа спе­ци­аль­ная комис­сия при сена­те опуб­ли­ко­ва­ла доклад о мето­дах борь­бы с джи­ха­дист­ски­ми сетя­ми. Порт­рет типич­но­го джи­ха­ди­ста мог бы быть спи­сан с Нико­ля Моро.

«Неко­то­рые фран­цуз­ские джи­ха­ди­сты, будучи часто дез­ор­га­ни­зо­ван­ны­ми и бед­ны­ми, осо­бен­но под­вер­же­ны рито­ри­ке «Ислам­ско­го госу­дар­ства», осно­ван­ной на уни­же­нии, в кото­ром, как в зер­ка­ле, отра­жа­ют­ся обсто­я­тель­ства их соб­ствен­ной жиз­ни. Тем, кто, преж­де все­го, вдох­нов­лен жела­ни­ем быть отме­чен­ным за свою полез­ность ИГИЛ обе­ща­ет воз­мож­ность стать частью бое­во­го сооб­ще­ства…»

Нико­ля Моро был усы­нов­лен в корей­ском дет­до­ме супру­же­ской парой из Нан­та. Он про­шел обу­че­ние на моря­ка, одна­ко реаль­ное свое обра­зо­ва­ние полу­чил на ули­це. Его спе­ци­аль­но­стью были незна­чи­тель­ные нару­ше­ния зако­на. Отбы­вая оче­ред­ное нака­за­ние в тюрь­ме, он при­мкнул к рядам ИГИЛ и пре­об­ра­зил­ся в Абу-Саи­фа Корей­ца. В этом новом обли­ке он и сра­жал­ся на фрон­тах Ира­ка.

«Наде­вая на Моро наруч­ни­ки, бри­га­дир Гре­го­ри Д. еще не знал, что аре­сто­ван­ный – смер­то­нос­ное и тща­тель­но скры­ва­е­мое ору­жие ИГИЛ… Сидя напро­тив Гре­го­ри Д., Моро «сбро­сил бом­бу», упо­мя­нув слу­чай­но об «Амни­я­те» — служ­бе без­опас­но­сти «Ислам­ско­го госу­дар­ства». Моро заявил, что это орга­ни­за­ция, состо­я­щая из 1500 дове­рен­ных людей, чьей зада­чей явля­ет­ся «раз­об­ла­че­ние шпи­о­нов в Ира­ке и Сирии». Она так­же «внед­ря­ет аген­тов по все­му миру с целью совер­ше­ния насиль­ствен­ных дей­ствий, убийств или рекру­ти­ро­ва­ния моло­де­жи; кро­ме того, они долж­ны при­во­зить с собой обрат­но хим­про­дук­ты».

Пред­ста­вив дета­ли­зи­ро­ван­ную инфор­ма­цию о неком члене «Амни­я­та» (впо­след­ствии ока­за­лось, что это Абдел­ха­мид Аба­уд, буду­щий орга­ни­за­тор тер­ак­та 13 нояб­ря), Нико­ля Моро заявил: «У меня есть дан­ные, кото­рые помо­гут предот­вра­тить ата­ки в Бель­гии и Фран­ции».

Содер­жа­ние откро­ве­ний Моро заста­ви­ло сомне­вать­ся в источ­ни­ке его позна­ний. «Отку­да вам так хоро­шо извест­но, как рабо­та­ет «Амни­ят»?», — спро­сил его судья. Нико­ля Моро объ­яс­нил, что в тече­ние трех меся­цев он управ­лял ресто­ра­ном марок­кан­ской кух­ни «У Абу-Саи­фа» в Эр-Рак­ке. Джи­ха­ди­сты, вклю­чая сотруд­ни­ков «Амни­я­та», были завсе­гда­та­я­ми ресто­ра­на.

Несмот­ря на то, что такой ресто­ран, похо­же, дей­стви­тель­но, суще­ство­вал, поли­цей­ские и судьи скеп­ти­че­ски вос­при­ня­ли сло­ва Моро: было извест­но, что до послед­не­го вре­ме­ни он рабо­тал в поли­ции в Рак­ке. «Это был для меня хоро­ший опыт, посколь­ку во Фран­ции меня все­гда пре­сле­до­ва­ли поли­цей­ские… Теперь мы поме­ня­лись роля­ми». Фран­цуз­ские вла­сти подо­зре­ва­ли, что он может быть сотруд­ни­ком спец­служ­бы, послан­ным в Евро­пу для совер­ше­ния тер­ак­та», — рас­ска­за­ло Mediapart.

В кон­це кон­цов, ГУВБ соста­ви­ло доку­мент, содер­жа­щий крат­кую инфор­ма­цию об «Амни­я­те»: «С момен­та созда­ния хали­фа­та и, преж­де все­го, с нача­ла опе­ра­ций меж­ду­на­род­ной коа­ли­ции, ИГИЛ созда­ло служ­бы для обес­пе­че­ния сво­ей без­опас­но­сти и кон­тро­ля над сво­и­ми тер­ри­то­ри­я­ми. «Амни­ят» – одна из подоб­ных струк­тур…»

Суще­ство­ва­ние и уси­ле­ние «Амни­я­та» явля­ет­ся для ИГИЛ стра­те­ги­че­ским при­о­ри­те­том. По дан­ным ГУВБ, «Амни­ят» обла­да­ет воз­мож­но­стя­ми «задер­жи­вать и каз­нить залож­ни­ков, выно­сить при­го­вор на осно­ве зако­нов шари­а­та и предот­вра­щать попыт­ки аген­тур­но­го про­ник­но­ве­ния».

Онлайн-ресурс Daily Beast рас­крыл допол­ни­тель­ные дета­ли о том, как устро­е­на спец­служ­ба, опуб­ли­ко­вав исто­рию сотруд­ни­ка «Амни­я­та», предо­ста­вив­ше­го инфор­ма­цию о четы­рех депар­та­мен­тах орга­ни­за­ции. Один из них — мини­стер­ство внут­рен­них дел (Амн аль-Дахи­ли), в обя­зан­но­сти кото­ро­го вхо­дит соблю­де­ние зако­на и поряд­ка в каж­дом горо­де. Суще­ству­ет так­же мини­стер­ство воен­ной раз­вед­ки (Амн аль-Аска­ри), служ­ба контр­раз­вед­ки (Амн аль-Давла) и служ­ба внеш­ней раз­вед­ки (Амн аль-Хардж). Что каса­ет­ся рас­пре­де­ле­ния задач, два послед­них ведом­ства рабо­та­ют по клас­си­че­ской схе­ме раз­де­ле­ния внут­рен­ней и внеш­ней служ­бы без­опас­но­сти.

При­ме­ры из дру­гих госу­дар­ствен­ных систем: ФБР и ЦРУ в США, MI5 и MI6 в Вели­ко­бри­та­нии, DGSI и DGSE во Фран­ции, Шин-Бет и Мос­сад в Изра­и­ле.

Док­три­на ислам­ской контр­раз­вед­ки

С тех пор как были обна­ро­до­ва­ны пока­за­ния Нико­ля Моро мно­гое ста­ло извест­но об «Амни­я­те». Вер­нув­ши­е­ся во Фран­цию джи­ха­ди­сты часто при­зна­ва­лись, что разо­ча­ро­ва­ны в «Амни­я­те». Одна­ко их сло­ва были неод­но­знач­ны­ми, рав­но как и инфор­ма­ция о самой орга­ни­за­ции.

«Неко­то­рые назы­ва­ли ее «Амни», дру­гие «Эмнис» («тай­ная поли­ция людей в капю­шо­нах»). Были и такие, кто упо­ми­нал об «аль-Хисбе» — рели­ги­оз­ной поли­ции, сле­дя­щей за при­ме­не­ни­ем зако­нов шари­а­та на ули­цах хали­фа­та. Одна жен­щи­на, быв­шая заму­жем пооче­ред­но за тре­мя джи­ха­ди­ста­ми, вспо­ми­на­ет: «В Ман­би­дже суще­ство­ва­ла ислам­ская поли­ция, воен­ная поли­ция и аль-Хисба. Я не мог­ла отли­чить их друг от дру­га», — пишет Mediapart.

А в иссле­до­ва­нии ГУВБ упо­ми­на­ет­ся, что, «как и боль­шин­ство орга­ни­за­ций ИГИЛ, «Амни­ят» — струк­ту­ра децен­тра­ли­зо­ван­ная». И неза­ви­си­мая.

Далее жур­на­ли­сты Mediapart ссы­ла­ют­ся на жур­нал Spiegel, кото­рый опуб­ли­ко­вал замет­ки Хаджи Бак­ра, в кото­рых этот быв­ший ирак­ский пол­ков­ник, слу­жив­ший под нача­лом Сад­да­ма Хус­сей­на и счи­та­ю­щий­ся «моз­гом ИГИЛ», рас­ска­зы­ва­ет об архи­тек­ту­ре «служ­бы гос­бе­зо­пас­но­сти хали­фа­та». Он так дале­ко захо­дит в сво­их откро­ве­ни­ях, что рас­кры­ва­ет даже име­на аген­тов, кото­рые про­ни­ка­ли в дерев­ни, при­ни­ма­ли реше­ние, кто будет осу­ществ­лять наблю­де­ние, назна­ча­ли «эми­ра, кото­рый дол­жен был наблю­дать за дру­ги­ми эми­ра­ми».

«Жур­на­ли­сты Spiegel видят в этом дока­за­тель­ство вли­я­ния на ИГИЛ воен­ных тра­ди­ций ирак­ской дик­та­ту­ры. При­чем вли­я­ние, ско­рее, поли­ти­че­ское неже­ли рели­ги­оз­ное. Новые иссле­до­ва­ния, одна­ко, опро­вер­га­ют дан­ную тео­рию. При­мкнув­шие к ИГИЛ носи­те­ли ирак­ской воен­ной тра­ди­ции ста­ли исла­ми­ста­ми уже очень дав­но», — пишет Mediapart.

По мне­нию фран­цуз­ско­го изда­ния, «Амни­я­ту» «не нуж­на помощь бое­ви­ков Сад­да­ма Хус­сей­на. У них было 40 лет, что­бы выра­бо­тать соб­ствен­ные мето­ды контр­раз­вед­ки. И в этом смыс­ле они полу­чи­ли хоро­шее обра­зо­ва­ние, обу­ча­ясь на опы­те запад­ных спец­служб».

Педа­го­ги­ка тер­ро­ра

Далее Mediapart рас­ска­зал о чело­ве­ке, кото­рый, по его мне­нию, сто­ял у исто­ков созда­ния спец­служ­бы тер­ро­ри­стов.

«Исто­рия джи­ха­да в том виде, в каком мы ее зна­ем, берет нача­ло в кали­фор­ний­ском горо­де Форт-Брэгг. Здесь Али Моха­мед, отец джи­ха­дист­ской контр­раз­вед­ки, сде­лал пер­вые фото­ко­пии «поза­им­ство­ван­ных» на вре­мя учеб­ни­ков, издан­ных Спе­ци­аль­ным воен­ным цен­тром и шко­лой име­ни Джо­на Кен­не­ди.

Али Моха­мед родил­ся в 1952 году. В свое вре­мя он слу­жил май­о­ром еги­пет­ской армии; в его обя­зан­но­сти вхо­ди­ла защи­та дипло­ма­тов и про­ве­де­ние осо­бых опе­ра­ций. Он так­же являл­ся тай­ным сто­рон­ни­ком Айма­на аз-Зава­х­и­ри, когда тот еще не был лиде­ром «Аль-Каи­ды». Когда авиа­ком­па­ния EgyptAir при­гла­си­ла Али Моха­ме­да на долж­ность экс­пер­та по кон­тр­тер­ро­риз­му, Зава­х­и­ри сде­лал его ответ­ствен­ным за аген­тур­ное про­ник­но­ве­ние в спец­служ­бы США. Али Моха­мед обра­тил­ся к ЦРУ с пред­ло­же­ни­ем о сотруд­ни­че­стве, кото­рое, прав­да, было недол­гим. Двой­ной агент был раз­об­ла­чен, когда пре­ду­пре­дил има­ма мече­ти в Гам­бур­ге о том, что аме­ри­кан­цы пред­ло­жи­ли ему стать их шпи­о­ном.

Несмот­ря на то, что Али Моха­ме­ду был запре­щен въезд в США, он умуд­рил­ся не толь­ко при­ле­теть в стра­ну, но и влю­бить в себя кали­фор­ний­ку, сидев­шую рядом с ним само­ле­те. Они поже­ни­лись шесть недель спу­стя. А через год Али Моха­ме­ду уда­лось всту­пить в ряды аме­ри­кан­ской армии – настоль­ко силь­но пред­ста­ви­те­ли воору­жен­ных сил США оста­лись впе­чат­ле­ны его успе­ха­ми на спор­тив­ных сорев­но­ва­ни­ях в Форт-Брэг­ге. В армии в его зада­чу вхо­ди­ла под­го­тов­ка отря­дов, отправ­ляв­ших­ся на Ближ­ний Восток. Таким обра­зом, Али Моха­мед имел доступ ко всей необ­хо­ди­мой инфор­ма­ции.

В 1988 году Али Моха­мед заявил руко­вод­ству о наме­ре­нии взять отпуск, что­бы отпра­вить­ся «уби­вать рус­ских» в Афга­ни­стане. На самом же деле он занял­ся обу­че­ни­ем пер­вых бое­ви­ков Уса­мы бен Ладе­на мето­дам нетра­ди­ци­он­ной вой­ны, о кото­рых узнал от спец­служб США», — пишет Mediapart.

Таким обра­зом, как утвер­жда­ет изда­ние, в тече­ние 10 лет, до сво­е­го аре­ста в 1998 году, Али Моха­мед пре­по­да­вал мето­ды раз­вед­ки и воору­жен­но­го захва­та чле­нам «Аль-Каи­ды». За осно­ву в сво­ем пре­по­да­ва­нии он взял учеб­ни­ки, укра­ден­ные им в Форт-Брэг­ге. Сту­ден­та­ми Али Моха­ме­да были как сам Уса­ма бен Ладен, так и пред­ста­ви­те­ли всех уров­ней тер­ро­ри­сти­че­ской орга­ни­за­ции.

«Быв­ший мод­жа­хед, про­шед­ший лагерь Аль-Фарук, рас­ска­зы­ва­ет: «Основ­ной курс длил­ся два меся­ца. Вто­рой курс, более про­дви­ну­тый, был посвя­щен пар­ти­зан­ской войне в горо­де. В про­грам­ме было несколь­ко тем: как избе­жать слеж­ки, как сле­дить за дру­ги­ми, и т.д. Нашей повсе­днев­ной прак­ти­кой в лаге­ре была слеж­ка друг за дру­гом. Обща­ясь, мы не рас­кры­ва­ли сво­их насто­я­щих имен, толь­ко клич­ки. Мы скры­ва­ли свою наци­о­наль­ность. К при­ме­ру, если вы фран­цуз, вы гово­ри­ли, что вы бель­ги­ец».

Дру­гой исла­мист, обу­чав­ший­ся в Афга­ни­стане, вспо­ми­на­ет, что «каж­дый курс по без­опас­но­сти в Аль-Фару­ке завер­шал­ся оцен­кой сту­ден­тов: базо­вый уро­вень, сред­ний, экс­перт­ный…», — при­во­дит выска­зы­ва­ния исла­ми­стов фран­цуз­ское изда­ние Mediapart.

По его дан­ным, имен­но в 1998 году, бла­го­да­ря шко­ле Али Моха­ме­да, «Аль-Каи­да» созда­ла соб­ствен­ную служ­бу контр­раз­вед­ки.

«Теперь мы долж­ны были предо­став­лять еже­днев­ные отче­ты о том, что про­ис­хо­дит в каж­дом лаге­ре», вспо­ми­на­ет охран­ник бен Ладе­на. «Мы так­же долж­ны были соби­рать всю воз­мож­ную инфор­ма­цию о чле­нах орга­ни­за­ции… 50 «бра­тьев», ото­бран­ных за их осо­бые интел­лек­ту­аль­ные спо­соб­но­сти, посто­ян­но были при испол­не­нии… Они были рас­се­я­ны по лаге­рю для сбо­ра инфор­ма­ции, о том, что про­ис­хо­дит».

И горе тем, кто был раз­об­ла­чен. «Меры без­опас­но­сти были кру­ты­ми, нака­за­ния – суро­вы­ми», — гово­рит исла­мист, про­шед­ший обу­че­ние в Афга­ни­стане. «Когда мы при­бы­ли в лагерь, один «брат» был раз­об­ла­чен и каз­нен, — вспо­ми­на­ет быв­ший мод­жа­хед. – Его рас­стре­ля­ли из гра­на­то­ме­та», — цити­ру­ет оче­вид­цев Mediapart. По их сло­вам, «Аль-Каи­да» тре­бо­ва­ла, что­бы чле­ны орга­ни­за­ции во всем мире счи­та­ли себя одной семьей.

«В сере­дине 1990-х спец­служ­бы Егип­та вышли на двух 13-лет­них маль­чи­ков, сыно­вей офи­це­ров из вер­хуш­ки «Аль-Каи­ды». Их нака­ча­ли нар­ко­ти­ка­ми и изна­си­ло­ва­ли, сняв это на фото­плен­ку. Под угро­зой раз­об­ла­че­ния перед семьей детей заста­ви­ли уста­но­вить мик­ро­фо­ны в соб­ствен­ном доме. Затем они долж­ны были под­ло­жить две бом­бы, пред­на­зна­чен­ные для уни­что­же­ния Айма­на аз-Зава­х­и­ри. Одна­ко тер­акт сорвал­ся, и дети были аре­сто­ва­ны. Для раз­би­ра­тель­ства это­го слу­чая Зава­х­и­ри назна­чил суд по зако­нам Шари­а­та. Неко­то­рые тер­ро­ри­сты были про­тив. Они заяв­ля­ли, что суд над детьми про­ти­во­ре­чит прин­ци­пам исла­ма. Зава­х­и­ри насто­ял на сво­ем. Дети, при­го­во­рен­ные к смерт­ной каз­ни за содо­мию и пре­да­тель­ство, были рас­стре­ля­ны. Их при­зна­ния и казнь запи­са­ли на видео и рас­про­стра­ни­ли сре­ди бое­ви­ков в каче­стве пре­ду­пре­жде­ния, что может про­изой­ти с тем, кто допус­ка­ет мыс­ли о пре­да­тель­стве. Эпи­зод имел боль­шой резо­нанс в рядах орга­ни­за­ции.

В даль­ней­шем, ссы­ла­ясь на жизнь Про­ро­ка, «Аль-Каи­да» в сво­их учеб­ни­ках про­дви­га­ла мето­ды раз­вед­ки, контр­раз­вед­ки и уни­что­же­ния шпи­о­нов, вклю­чая тех, кто испо­ве­до­вал ислам.

И здесь сно­ва про­сле­жи­ва­ет­ся вли­я­ние Али Моха­ме­да. Пре­по­да­ва­ние по укра­ден­ным учеб­ни­кам его уже не удо­вле­тво­ря­ло, поэто­му он издал соб­ствен­ный педа­го­ги­че­ский труд под назва­ни­ем «Воен­ное обу­че­ние про­тив тира­нов на осно­ве джи­ха­да». Труд состо­ял из несколь­ких глав, посвя­щен­ных печа­ти фаль­ши­вых денег, без­опас­но­сти и раз­вед­ке», — пишет Mediapart.

Изда­ние пола­га­ет, что эта кни­га ста­ла сво­е­го рода биб­ли­ей ислам­ско­го тер­ро­риз­ма, вой­дя в спи­сок таких работ, как «Вос­ста­ние» изра­иль­ско­го пре­мьер-мини­стра Мена­хе­ма Беги­на (в про­шлом тер­ро­ри­ста), или тру­дов Кла­у­зе­ви­ца (прус­ский вое­на­чаль­ник, воен­ный тео­ре­тик и исто­рик, сво­им сочи­не­ни­ем «О войне» (1832 год) про­из­вел пере­во­рот в тео­рии и осно­вах воен­ных наук) и Сунь Цзы (китай­ский стра­тег и мыс­ли­тель, жив­ший в VI веке до н. э. Автор зна­ме­ни­то­го трак­та­та о воен­ной стра­те­гии «Искус­ство вой­ны»).

«За все вре­мя сво­е­го суще­ство­ва­ния джи­ха­дист­ские орга­ни­за­ции обнов­ля­ли свои зна­ния и обу­ча­лись на соб­ствен­ном опы­те, — при­во­дит Mediapart сло­ва Кеви­на Джек­со­на, руко­во­ди­те­ля депар­та­мен­та иссле­до­ва­ний в Цен­тре ана­ли­за тер­ро­риз­ма (CAT). — Эти зна­ния пере­да­ют­ся от орга­ни­за­ции к орга­ни­за­ции, от поко­ле­ния к поко­ле­нию. То есть ИГИЛ не созда­ло ниче­го ново­го, они про­сто поза­им­ство­ва­ли при­е­мы «Аль-Каи­ды». Даже сло­во «Амни­ят» на араб­ском озна­ча­ет «без­опас­ность». Новым в дея­тель­но­сти ИГИЛ явля­ет­ся то, что роль этой струк­ту­ры ста­но­вит­ся все более замет­ной в дея­тель­но­сти орга­ни­за­ции».

То есть «вой­на про­тив шпи­о­нов ста­ла теперь самой глав­ной для «Амни­ят»».

Тер­ро­ри­сты боят­ся ата­ки дро­нов

Mediapart рас­ска­за­ло о том, что после воз­душ­ных уда­ров (в сен­тяб­ре 2014 года в Рак­ке и того, кото­рый в 2015 году уни­что­жил несколь­ких офи­це­ров ИГИЛ), лиде­ры тер­ро­ри­сти­че­ских орга­ни­за­ций боль­ше все­го на све­те боят­ся стать жерт­вой дро­но­вой ата­ки. «Эти уда­ры, совер­ша­е­мые с хирур­ги­че­ской точ­но­стью, лиша­ют их воз­мож­но­сти уме­реть с ору­жи­ем в руках и полу­чить ста­тус «муче­ни­ка» в сле­ду­ю­щей жиз­ни. Сбро­шен­ные с воз­ду­ха бом­бы вызы­ва­ют насто­я­щую пара­нойю в рядах бое­ви­ков и застав­ля­ют их уже­сто­чить охо­ту за шпи­о­на­ми», — утвер­жда­ют жур­на­ли­сты фран­цуз­ско­го изда­ния.

Они при­во­дят сло­ва быв­ше­го дат­ско­го залож­ни­ка Дэни­е­ля Рей Отто­се­на, кото­рый рас­ска­зал дат­ским спец­служ­бам в ходе дебри­фин­га: «Они дол­го допра­ши­ва­ли меня, они хоте­ли, что­бы я при­знал, что я шпи­он, при­быв­ший с един­ствен­ной целью уста­но­вить дат­чи­ки для нане­се­ния воз­душ­ных уда­ров».

А так­же сло­ва бое­ви­ка, кото­ро­му по его при­бы­тию в Рак­ку было при­ка­за­но опу­стить жалю­зи в месте его про­жи­ва­ния: «Нам объ­яс­ни­ли, что пре­да­те­ли уста­но­ви­ли элек­трон­ные чипы на зда­ни­ях, что­бы напра­вить сна­ря­ды, поэто­му выгля­ды­вать из окон опас­но. Нам рас­ска­за­ли, что до это­го бом­ба уни­что­жи­ла зда­ние, в кото­ром нахо­ди­лось 70 бое­ви­ков».

В пер­вой поло­вине 2015 года ИГИЛ «суще­ствен­но уси­ли­ло меры внут­рен­ней без­опас­но­сти». Гене­рал Кри­стоф Гомар, руко­во­ди­тель служ­бы воен­ной раз­вед­ки (DRM), так опи­сал изда­нию Mediapart ули­цы Рак­ки – они были покры­ты «мате­ри­а­лом, кото­рый не поз­во­лял нашим спут­ни­кам и само­ле­там уви­деть, что нахо­ди­лось под ним». Он счи­та­ет это дока­за­тель­ством опре­де­лен­но­го мастер­ства, при­об­ре­тен­но­го тер­ро­ри­ста­ми в «тех­ни­ке укры­тия от при­бо­ров обна­ру­же­ния».

Но, как пишет Mediapart, «самый жест­кий кон­троль вве­ден над чле­на­ми джи­ха­дист­ских служб без­опас­но­сти»:

«Поль­зо­вать­ся мобиль­ны­ми теле­фо­на­ми запре­ще­но. Когда бель­ги­ец Моха­мед Абри­ни встре­чал­ся с Абдель­ха­ми­дом Аба­а­у­дом в Сирии в ходе под­го­тов­ки ата­ки 13 нояб­ря, он про­вел с дру­гом дет­ства все­го один день. «Он ко все­му отно­сил­ся подо­зри­тель­но», — гово­рит Абри­ни. «Я при­шел с мобиль­ным теле­фо­ном, и он боял­ся, что может стать жерт­вой дро­но­вой ата­ки». Бое­ви­кам было при­ка­за­но убрать антен­ну пере­да­чи из моду­ля GPS, нахо­дя­ще­го­ся в мобиль­ном теле­фоне. «Чле­нам ИГИЛ так­же запре­ще­но уста­нав­ли­вать в доме систе­му спут­ни­ко­вой свя­зи», — рас­ска­зал спе­ци­а­лист по теле­ком­му­ни­ка­ци­ям, рабо­тав­ший на орга­ни­за­цию. Теперь джи­ха­ди­сты долж­ны поль­зо­вать­ся услу­га­ми интер­нет-кафе, где все нахо­дит­ся под кон­тро­лем», — гово­рит­ся в заяв­ле­нии ГУВБ.

Дат­ский джи­ха­дист Оса­ма Край­ем под­твер­жда­ет, что меры без­опас­но­сти уже­сто­ча­ют­ся: «К местам, где соби­ра­ют­ся офи­це­ры выс­ше­го эше­ло­на, даже подой­ти невоз­мож­но», пото­му что «поло­ви­на насе­ле­ния Рак­ки пере­да­ет сиг­на­лы тем или иным спо­со­бом».

По дан­ным DGSE, ИГИЛ столь вни­ма­тель­но отно­си­лось к раз­вед­ке, так как стре­мит­ся «уста­но­вить кон­троль над чле­на­ми орга­ни­за­ции и защи­тить­ся от попы­ток внеш­не­го про­ник­но­ве­ния». Основ­ной же целью «Амни­ят» явля­ет­ся «сохра­не­ние вла­сти хали­фа­та, защи­та инфра­струк­ту­ры, предот­вра­ще­ние уда­ров меж­ду­на­род­ной коа­ли­ции и про­ник­но­ве­ния вра­гов».

«Тай­ные аген­ты в граж­дан­ской одеж­де рас­се­я­ны по самым мно­го­люд­ным местам, — пишет Mediapart. — Любое подо­зре­ние может при­ве­сти к аре­сту».

Ино­гда «Амни­я­ту» помо­га­ют и граж­дан­ские. «Одна врач из Ира­ка выда­ла «Амни­я­ту» соб­ствен­но­го мужа, заявив, что он высту­па­ет про­тив ИГИЛ. Ему отру­би­ли голо­ву», — при­во­дит сло­ва сви­де­тель­ни­цы Mediapart.

Дру­гой при­мер – швей­ца­рец при­вез с собой из Евро­пы рацию, не упо­мя­нув об этом. Когда он пока­зал ее сво­е­му бра­ту, тот немед­лен­но позво­нил в служ­бу без­опас­но­сти.

«Лоф­ти, спе­ци­а­лист по теле­ком­му­ни­ка­ци­ям, рабо­тав­ший на тер­ро­ри­сти­че­скую орга­ни­за­цию, про­шел через пыт­ки: дюжи­на людей в капю­шо­нах изби­ва­ли его, угро­жая немед­лен­ной каз­нью. Лоф­ти вос­ста­но­вил сеть мобиль­ной свя­зи во вре­мя столк­но­ве­ния ИЛИГ и сирий­ской армии в Рак­ке. «Бое­ви­ки ИГИЛ бес­по­ко­и­лись, что с ними не про­кон­суль­ти­ро­ва­лись по это­му пово­ду и что сеть будет исполь­зо­вать­ся сол­да­та­ми Баша­ра. В резуль­та­те, меня обви­ни­ли в том, что я фран­цуз­ский шпи­он», — заявил Лоф­ти. Одна­ко после вось­ми меся­цев, про­ве­ден­ных в застен­ках «Амни­я­та», Лоф­ти осво­бо­ди­ли. «Это была ловуш­ка. — уве­рен он. – Они ожи­да­ли, что я выве­ду их на сво­их сообщ­ни­ков», — при­во­дит еще одно сви­де­тель­ство Mediapart.

Есть у «Амни­ят» и свои тюрь­мы, кото­рые рас­по­ло­же­ны в самых необыч­ных местах. Как пишут фран­цуз­ские жур­на­ли­сты, в Алеп­по она нахо­дит­ся в под­ва­ле глаз­ной боль­ни­цы, в Таб­ке – под баш­ней на въез­де в город, на кон­ди­тер­ской фаб­ри­ке, в Рак­ке — при вхо­де на фут­боль­ный ста­ди­он. «Здесь доста­точ­но места для раз­ме­ще­ния воен­ных, исла­ми­стов, спец­служб и заклю­чен­ных, — пишут авто­ры иссле­до­ва­ния Mediapart. А они в этой тюрь­ме совер­шен­но раз­ные. «Были вся­кие. Сидел врач, обви­нен­ный в том, что у него было слиш­ком мно­го денег… Сиде­ли обви­нен­ные в упо­треб­ле­нии нар­ко­ти­ков. А еще было очень мно­го людей, кото­рые вооб­ще не зна­ли, поче­му они там нахо­дят­ся», — при­во­дит сло­ва сви­де­те­ля фран­цуз­ское изда­ние.

«Заклю­чен­ные пере­дви­га­ют­ся по тюрь­ме в Рак­ке с завя­зан­ны­ми гла­за­ми. Допро­сы про­во­дят люди в капю­шо­нах. Они спра­ши­ва­ют ино­стран­ных заклю­чен­ных, с какой целью те при­бы­ли на тер­ри­то­рию «Ислам­ско­го госу­дар­ства». О воль­ном обра­ще­нии с прав­дой не может быть и речи», — пишет Mediapart, резю­ми­руя: «Амни­ят» исполь­зу­ет дья­воль­ские мето­ды для раз­об­ла­че­ния шпи­о­нов».

 

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone