О деле Стати и грядущей катастрофе

Нашу оцен­ку чув­стви­тель­но­сти для Акор­ды «замо­роз­ки» казах­стан­ских акти­вов в рам­ках юри­ди­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния меж­ду Казах­ста­ном и мол­дав­ски­ми биз­не­сме­на­ми Ана­то­ли­ем и Габ­ри­елем Ста­ти пря­мо под­твер­ди­ло меж­ду­на­род­ное рей­тин­го­вое агент­ство S&P.

В под­твер­жде­ние дан­но­го тези­са поз­во­лим себе несколь­ко цитат из экс­перт­но­го ана­ли­за, опуб­ли­ко­ван­но­го на одном из казах­стан­ских сай­тов  (выде­ле­ния жир­ным шриф­том сде­ла­ны нами):

«18 янва­ря 2018 г. S&P Global Ratings под­твер­ди­ло дол­го­сроч­ный и крат­ко­сроч­ный суве­рен­ные кре­дит­ные рей­тин­ги Рес­пуб­ли­ки Казах­стан по обя­за­тель­ствам в ино­стран­ной и наци­о­наль­ной валю­те на уровне “ВВВ-/А-3”. Про­гноз изме­не­ния рей­тин­гов – “Ста­биль­ный”. Мы так­же под­твер­ди­ли рей­тинг стра­ны по наци­о­наль­ной шка­ле на уровне “kzAA”.

«В соот­вет­ствии с EU CRA Regulation откло­не­ния от кален­да­ря пуб­ли­ка­ций огра­ни­че­ны и допу­сти­мы лишь в опре­де­лен­ных обсто­я­тель­ствах, при­чем такие пуб­ли­ка­ции долж­ны сопро­вож­дать­ся подроб­ным объ­яс­не­ни­ем при­чин откло­не­ния от гра­фи­ка. В дан­ном слу­чае откло­не­ние от гра­фи­ка вызва­но замо­роз­кой акти­вов НФРК на сум­му 22,6 млрд долл».

«Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на сохра­ня­ет отно­си­тель­но устой­чи­вую пози­цию нет­то-кре­ди­то­ра – несмот­ря на наше мне­ние об ухуд­ше­нии бюд­жет­ных и внеш­них пока­за­те­лей после замо­роз­ки акти­вов НФРК на сум­му 22,6 млрд долл. (13% ВВП стра­ны в 2018 г.). Мы ожи­да­ем, что остав­ша­я­ся на сче­тах НФРК сум­ма (почти 20% ВВП) не будет замо­ро­же­на в рам­ках про­дол­жа­ю­ще­го­ся судеб­но­го про­цес­са».

«ФИНАНСОВАЯ ГИБКОСТЬ И ФИНАНСОВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ: ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ ОСЛАБЛЕНИЕ БЮДЖЕТНОЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЗИЦИИ В СВЯЗИ С ЗАМОРОЗКОЙ СЧЕТОВ НФРК

Мы исклю­чи­ли из оцен­ки акти­вов НФРК 22,6 млрд долл. (13% ВВП в 2018 г.) после того, как сче­та фон­да были замо­ро­же­ны вслед­ствие раз­но­гла­сий меж­ду пра­ви­тель­ством Казах­ста­на и ино­стран­ны­ми инве­сто­ра­ми. Вме­сте с этим соглас­но опре­де­ле­ни­ям, при­ве­ден­ным в наших кри­те­ри­ях, пра­ви­тель­ство оста­ет­ся нет­то-кре­ди­то­ром, одна­ко в 2018 г. объ­ем акти­вов будет в мень­шей сте­пе­ни пре­вы­шать объ­ем обя­за­тельств, чем мы ожи­да­ли ранее (почти 15%). 

Кро­ме того, в свя­зи с замо­роз­кой акти­вов ухуд­ши­лась наша оцен­ка внеш­них пока­за­те­лей Казах­ста­на. В насто­я­щее вре­мя мы ожи­да­ем, что объ­ем лик­вид­ных акти­вов будет пре­вы­шать объ­ем обя­за­тельств по внеш­не­му дол­гу при­мер­но на 5% поступ­ле­ний по СТО в 2018 г. в срав­не­нии с преды­ду­щи­ми оцен­ка­ми на уровне око­ло 20% на момент пуб­ли­ка­ции послед­не­го отче­та по рей­тин­гам Казах­ста­на».

«Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на оспа­ри­ва­ет это судеб­ное реше­ние, одна­ко оно всту­пи­ло в силу в Бель­гии и Нидер­лан­дах, в резуль­та­те чего сред­ства на сче­тах НФРК в этих стра­нах были замо­ро­же­ны. В свя­зи с этим мы исклю­чи­ли 22,6 млрд долл. из нашей оцен­ки акти­вов НФРК на пери­од 2017–2021 гг., так как в насто­я­щее вре­мя неяс­но, как дол­го эти акти­вы будут оста­вать­ся замо­ро­жен­ны­ми (одна­ко, насколь­ко мы пони­ма­ем с уче­том инфор­ма­ции, полу­чен­ной от казах­стан­ских вла­стей, сче­та могут быть раз­мо­ро­же­ны уже в мар­те 2018 г. после апел­ля­ци­он­ных слу­ша­ний). Кро­ме того, раз­мо­ра­жи­ва­ние акти­вов воз­мож­но, если пра­ви­тель­ство Казах­ста­на предо­ста­вит зало­го­вое обес­пе­че­ние сум­мы, опре­де­лен­ной швед­ским судом. В насто­я­щий момент пра­ви­тель­ство Казах­ста­на не име­ет досту­па к замо­ро­жен­ной части акти­вов НФРК».

«В насто­я­щее вре­мя мы про­дол­жа­ем рас­смат­ри­вать отно­си­тель­но силь­ные бюд­жет­ные пока­за­те­ли Казах­ста­на как клю­че­вой пози­тив­ный рей­тин­го­вый фак­тор. По нашим оцен­кам, в резуль­та­те замо­роз­ки акти­вов лик­вид­ные акти­вы рас­ши­рен­но­го пра­ви­тель­ства сокра­ти­лись с 45% ВВП в 2016 г. до 22% ВВП в 2017 г. Лик­вид­ные акти­вы рас­ши­рен­но­го пра­ви­тель­ства пред­став­ле­ны глав­ным обра­зом акти­ва­ми НФРК (пре­иму­ще­ствен­но в фор­ме инве­сти­ций за рубе­жом). Учи­ты­вая отно­си­тель­но низ­кий уро­вень дол­га – око­ло 21% ВВП, мы отме­ча­ем, что пра­ви­тель­ство явля­лось нет­то-кре­ди­то­ром, при этом объ­ем акти­вов пре­вы­шал объ­ем обя­за­тельств на 25% ВВП в 2016 г. В 2017 г. в резуль­та­те замо­роз­ки акти­вов раз­ни­ца меж­ду объ­е­мом акти­вов и обя­за­тельств сокра­ти­лась до 1%, и, если ситу­а­ция не изме­нит­ся, пра­ви­тель­ство ста­нет нет­то-долж­ни­ком в пери­од до 2021 г., с неболь­шим пре­вы­ше­ни­ем обя­за­тельств над акти­ва­ми».

По нашей оцен­ке, теку­щее пора­же­ние Акор­ды в мно­го­лет­нем юри­ди­че­ском про­ти­во­сто­я­нии с Ана­то­ли­ем и Габ­ри­елем Ста­ти (см. Акор­да рис­ку­ет Каша­га­ном) пре­вра­тит­ся в ката­стро­фу, если в мар­те 2018 года Мини­стер­ству юсти­ции РК и его гла­ве Мара­ту Беке­та­е­ву не удаст­ся выиг­рать апел­ля­ци­он­ные слу­ша­ния. Или, такое тоже тео­ре­ти­че­ски воз­мож­но, послед­ние затя­нут­ся на неопре­де­лен­ный срок.

С уче­том высо­ко­го рис­ка подоб­но­го раз­ви­тия собы­тий Акор­да может    попы­тать­ся дого­во­рить­ся с мол­дав­ски­ми инве­сто­ра­ми, чему навер­ня­ка ста­нут про­ти­во­дей­ство­вать как зару­беж­ные юри­ди­че­ские под­ряд­чи­ки, для кото­рых это озна­ча­ет не толь­ко пора­же­ние и ими­д­же­вые поте­ри, но и поте­рю крайне выгод­ных кон­трак­тов, так и казах­стан­ские чинов­ни­ки, кото­рые ими руко­во­дят.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0