Обманная весна

В Вашинг­тоне про­шла кон­фе­рен­ция МВФ и Все­мир­но­го бан­ка. Настрой ее участ­ни­ков был пози­тив­ным на фоне докла­да МВФ о состо­я­нии и пер­спек­ти­вах миро­вой эко­но­ми­ки, в кото­ром гово­рит­ся, что в этом и сле­ду­ю­щем году реаль­ный ВВП дол­жен вырас­ти при­мер­но на 2% в стра­нах с раз­ви­той эко­но­ми­кой. Но оправ­дан ли такой опти­мизм, зада­ют­ся вопро­сом авто­ры ста­тьи на сай­те Project-syndicate.org.

По мне­нию эко­но­ми­стов Кар­мен Рай­н­харт и Вин­сент Рай­н­харт, «за радуж­ны­ми ста­ти­сти­че­ски­ми дан­ны­ми не сто­ит ника­ких дока­за­тельств, что базо­вые про­бле­мы были решены».

Ниже пред­ла­га­ем пере­вод этой ста­тьи на рус­ский язык.

…Каж­дую вес­ну меж­ду­на­род­ные чинов­ни­ки сле­та­ют­ся в Вашинг­тон на кон­фе­рен­цию МВФ и Все­мир­но­го бан­ка, где они обме­ни­ва­ют­ся инфор­ма­ци­ей об эко­но­ми­ке и поли­ти­че­ских пер­спек­ти­вах. Это собы­тие, даю­щее целост­ное пред­став­ле­ние о ситу­а­ции в миро­вой эко­но­ми­ке, впо­след­ствии вли­я­ет на поли­ти­че­ские кур­сы миро­вых лидеров.

В этом году настрой участ­ни­ков был пози­тив­ным. По дан­ным МВФ, опуб­ли­ко­ван­ным в докла­де о состо­я­нии и пер­спек­ти­вах миро­вой эко­но­ми­ки, в этом и сле­ду­ю­щем году реаль­ный ВВП дол­жен вырас­ти при­мер­но на 2% в стра­нах с раз­ви­той эко­но­ми­кой. Вслед­ствие это­го уро­вень без­ра­бо­ти­цы опу­стит­ся ниже 6%, что нена­мно­го отли­ча­ет­ся от пока­за­те­лей, зафик­си­ро­ван­ных до финан­со­во­го кри­зи­са 2008 года. Про­бле­ма дефля­ции или неже­ла­тель­но­го сни­же­ния инфля­ции ухо­дит на зад­ний план. Потре­би­тель­ские цены будут повы­шать­ся при­мер­но на 2%, что соот­вет­ству­ет цели боль­шин­ства основ­ных центробанков.

Одна­ко, как зна­ет любой житель Новой Англии, апрель­ские дожди не все­гда при­но­сят май­ские цве­ты. Не хотим пор­тить чинов­ни­кам празд­ник, но боим­ся, что они слиш­ком уж раду­ют­ся ста­би­ли­за­ции эко­но­ми­че­ских усло­вий. За радуж­ны­ми ста­ти­сти­че­ски­ми дан­ны­ми не сто­ит ника­ких дока­за­тельств, что базо­вые про­бле­мы были решены.

Это про­ис­хо­дит не впер­вые. Дан­ные после 1945 года вклю­ча­ют два «поте­рян­ных деся­ти­ле­тия», когда эко­но­ми­ки (вклю­чая десят­ки стран Латин­ской Аме­ри­ки (с 1982 по 1992 гг.) и Япо­нию (с 1992 по 2007 гг.), пыта­ясь вый­ти из глу­бо­ко­го кри­зи­са, пока­за­ли резуль­та­ты ниже ожидаемых.

Еже­год­ный реаль­ный ВВП per capita был поло­жи­тель­ным на боль­шем отрез­ке это­го вре­мен­но­го пери­о­да (60% и 75%) в Латин­ской Аме­ри­ке и Япо­нии соот­вет­ствен­но. Дей­стви­тель­но, реаль­ный ВВП per capita вырос более чем на 2% по край­ней мере за чет­верть пери­о­да. Это озна­ча­ет, что дан­ные стра­ны виде­ли ред­кие лучи солн­ца сквозь то, что в ретро­спек­ти­ве ока­за­лось плот­ной пеле­ной облаков.

Рост эко­но­ми­че­ской актив­но­сти может обна­де­жи­вать чинов­ни­ков, одна­ко, его уров­ни так­же важ­ны. В Евро­пе рост реаль­но­го ВВП был в сред­нем совсем не зна­чи­тель­ным со вре­ме­ни финан­со­во­го кри­зи­са. Его уро­вень в 2016 году был при­мер­но на 20% ниже, чем пред­ска­зы­ва­ли трен­ды, суще­ство­вав­шие в докри­зис­ное деся­ти­ле­тие, с 1997 года по 2007 год. Это самое мед­лен­ное за два сто­ле­тия вос­ста­нов­ле­ние после глу­бо­ко­го финан­со­во­го кризиса.

К тому же агре­ги­ро­ва­ние пока­за­те­лей скры­ва­ет мно­же­ство про­блем: Гре­ция и Ита­лия, к при­ме­ру, не достиг­нут докри­зис­но­го уров­ня ВВП per capita, соглас­но про­гно­зам МВФ, кото­рые охва­ты­ва­ют пери­од до 2022 года.

Да, пост-кри­зис­ная ситу­а­ция с потреб­ле­ни­ем явля­ет­ся серьез­ным пре­пят­стви­ем росту, в част­но­сти из-за того, что она слиш­ком затя­ну­лась. Одна­ко кри­ти­че­ским фак­то­ром для эко­но­ми­че­ских пока­за­те­лей явля­ет­ся стаг­на­ция роста потен­ци­аль­но­го объ­е­ма про­из­вод­ства. По дан­ным МВФ, рост потен­ци­аль­но­го ВВП в раз­ви­тых эко­но­ми­ках (пред­ста­вим себе это как базо­вый тренд для сово­куп­но­го пред­ло­же­ния това­ров и услуг) сокра­тил­ся напо­ло­ви­ну в этом сто­ле­тии, с 2,1% в 2001 году до 1,28% в совсем недав­нем прошлом.

Ситу­а­ция обсто­ит еще серьез­нее в США, где, по дан­ным Кон­грес­са, ампли­ту­да паде­ния даже боль­ше – с 4% до 1,5%. Этот фено­мен харак­те­рен для всех эко­но­мик G7, так как насе­ле­ние в них ста­ре­ет, ухо­дит с рын­ка тру­да и про­из­во­дит слиш­ком незна­чи­тель­ный доба­воч­ный про­дукт в рас­че­те на один рабо­чий час.

Про­дол­жит ли про­из­во­ди­тель­ность (или выпуск в рас­че­те на один час) падать, ска­зать труд­но. Но ста­ти­сти­ка есть ста­ти­сти­ка, и она демон­стри­ру­ет совер­шен­но чет­ко, что рост про­из­во­ди­тель­но­сти был вялым про­дол­жи­тель­ное время.

Рост потен­ци­аль­но­го объ­е­ма про­из­вод­ства – это не оче­ред­ная эко­но­ми­че­ская абстрак­ция. Если ожи­да­е­мая дина­ми­ка роста дохо­дов ухуд­шит­ся (чего, кажет­ся, сле­ду­ет ожи­дать), в буду­щем у нас будет мень­ше ресур­сов для удо­вле­тво­ре­ния наших нужд. Осо­бен­но если в пред­вку­ше­нии повы­ше­ния дохо­дов мы потреб­ля­ли и бра­ли взай­мы, от разо­ча­ро­ва­ния нику­да не деться.

Повод для разо­ча­ро­ва­ния в раз­ви­тых эко­но­ми­ках, без­услов­но, есть, учи­ты­вая, что объ­ем госу­дар­ствен­но­го дол­га колеб­лет­ся око­ло отмет­ки 106% номи­наль­но­го ВВП, а бюд­жет­ный дефи­цит выхо­дит дале­ко за пре­де­лы про­гно­зов. Бюд­жет­ная ариф­ме­ти­ка ста­но­вит­ся еще более запу­тан­ной в усло­ви­ях, когда цен­тро­бан­ки сохра­ни­ли рекорд­но низ­кие про­цент­ные став­ки несмот­ря на то, что финан­со­вый кри­зис поза­ди. В эко­но­ми­ках, кото­рые вво­ди­ли самые жест­кие огра­ни­че­ния бюд­жет­ных рас­хо­дов, вклю­чая Австра­лию, Кана­ду и Новую Зелан­дию, част­ный сек­тор делал зай­мы лег­ко и быст­ро. В труд­ные вре­ме­на ошиб­ки част­но­го сек­то­ра часто пре­вра­ща­ют­ся в госу­дар­ствен­ные обязательства.

Демо­кра­ти­че­ски выбран­ное пра­ви­тель­ство рабо­та­ет луч­ше все­го, когда оно пере­рас­пре­де­ля­ет дохо­ды в усло­ви­ях рас­ту­щей эко­ном­ки. К при­ме­ру, когда эко­но­ми­ка США жила в трен­де 4% роста, ожи­да­лось, что реаль­ный ВВП за 18 лет удво­ит­ся, что обна­де­жи­ва­ло роди­те­лей отно­си­тель­но эко­но­ми­че­ско­го буду­ще­го их детей. Одна­ко если взять нынеш­ний тренд, когда рост состав­ля­ет 1,5%, для удво­е­ния ВВП потре­бу­ет­ся уже 48 лет, что дела­ет эко­но­ми­че­ские пер­спек­ти­вы для буду­щих поко­ле­ний весь­ма туман­ны­ми. В этих обсто­я­тель­ствах сто­ит заду­мать­ся, про­ве­дут ли чинов­ни­ки в жизнь те непро­стые реше­ния, кото­рые необ­хо­ди­мы для пере­хо­да от эко­но­ми­че­ской ста­би­ли­за­ции к устой­чи­во­му восстановлению.

ОБ АВТОРАХ:

Кар­мен Рай­н­харт — про­фес­сор Меж­ду­на­род­ной финан­со­вой систе­мы в Шко­ле госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния име­ни Кен­не­ди Гар­вард­ско­го университета.

Вин­сент Рай­н­харт — глав­ный эко­но­мист по управ­ле­нию акти­ва­ми Standish Mellon.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

You must be logged in to post a comment Login

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone