fbpx

Нурсултана Назарбаева сможет защитить только собственный народ

Вопрос газе­ты «Дат»:

Год назад пре­зи­дент Назар­ба­ев объ­явил о пред­сто­я­щей поли­ти­че­ской рефор­ме и пере­да­чи части сво­их без­гра­нич­ных пол­но­мо­чий пар­ла­мен­ту. Недав­но вме­сто пар­ла­мен­та он пред­ло­жил создать, по сути, «Вер­хов­ный Совет без­опас­но­сти» под соб­ствен­ным пожиз­нен­ным пред­се­да­тель­ством.

Может ли некон­сти­ту­ци­он­ный орган, кото­ро­му долж­ны под­чи­нять­ся все вет­ви вла­сти, ока­зать­ся «кол­лек­тив­ным пре­ем­ни­ком» пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва или он заду­ман как кол­лек­тив­ный гарант пере­да­чи вла­сти ненай­ден­но­му пока наслед­ни­ку?

Акежан Кажегельдин:
Нурсултана Назарбаева сможет защитить только собственный народ

В тех слу­ча­ях, когда кор­рум­пи­ро­ван­ный режим авто­ри­тар­но­го пре­зи­ден­та дела­ет став­ку на «наслед­ни­ка», неза­ви­си­мо от сте­пе­ни род­ства, про­ис­хо­дит вос­ста­ние или двор­цо­вый пере­во­рот.

Совет без­опас­но­сти в обыч­ных стра­нах зани­ма­ет­ся вопро­са­ми без­опас­но­сти госу­дар­ства и граж­дан. В нашей стране он оза­бо­чен без­опас­но­стью тех, кто нахо­дит­ся во вла­сти или соби­ра­ет­ся захва­тить её в момент ухо­да нынеш­не­го пре­зи­ден­та.

Эти люди наде­ют­ся, что с помо­щью еще одно­го бюро­кра­ти­че­ско­го орга­на они смо­гут «решить вопрос» без уча­стия наро­да Казах­ста­на. Окру­же­ние Н. Назар­ба­е­ва, вклю­чая род­ствен­ни­ков, гото­вит­ся к пред­сто­я­щей схват­ке за власть. Но они нико­гда не ска­жут это­го пря­мо. Наобо­рот, они дела­ют вид, что ищут сред­ство укре­пить ста­тус нынеш­не­го пре­зи­ден­та, обес­пе­чить его власть вне зави­си­мо­сти от состо­я­ния здо­ро­вья, обез­опа­сить его потом­ков и сорат­ни­ков.

Но в этом «Сове­те соб­ствен­ной без­опас­но­сти» под пред­се­да­тель­ством Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва будут сидеть те же самые люди – зави­си­мые от него, им назна­чен­ные и сме­ня­е­мые, обо­га­тив­ши­е­ся бла­го­да­ря ему, лишен­ные соб­ствен­но­го мне­ния, избе­га­ю­щие ответ­ствен­но­сти… Они и в луч­шие вре­ме­на ника­ких про­блем решить не мог­ли. Поче­му вдруг смо­гут, когда пре­зи­дент тяже­ло забо­ле­ет или уйдет с поста по иным обсто­я­тель­ствам?

Оче­вид­но, что Нур­сул­тан Аби­ше­вич изну­рен абсо­лют­ной вла­стью и разо­ча­ро­ван резуль­та­том мно­го­лет­не­го прав­ле­ния. Он впа­да­ет в отча­я­ние, кото­рое не может скрыть. Пре­зи­дент посто­ян­но дает ука­за­ния пре­мье­ру, пред­се­да­те­лю Цен­траль­но­го бан­ка, Вер­хов­но­го суда, гене­раль­но­му про­ку­ро­ру, аки­мам, има­мам, вра­чам, учи­те­лям, воен­ным, дорож­ным рабо­чим, архи­тек­то­рам, мно­го­дет­ным мате­рям… Он пишет про­грам­мы на буду­щее сво­е­му наро­ду и все­му миро­во­му сооб­ще­ству. Но никто их не испол­ня­ет. От того, что его ука­за­ния будут про­воз­гла­шать­ся на «Супер­со­ве­те без­опас­но­сти», ниче­го не изме­нит­ся.

Новый орган, по мыс­ли совет­ни­ков, дол­жен вос­ста­но­вить ощу­ще­ние без­опас­но­сти у бли­жай­ше­го окру­же­ния и выс­ших чинов­ни­ков, кото­рые оше­лом­ле­ны раз­об­ла­че­ни­я­ми госу­дар­ствен­ной кор­руп­ции и аре­стом 27 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров из Казах­ско­го суве­рен­но­го фон­да в судеб­ной тяж­бе с одним из ино­стран­ных инве­сто­ров. Неглу­пые люди ожи­да­ют новых раз­об­ла­че­ний, исков и попы­ток оби­жен­ных инве­сто­ров полу­чить ком­пен­са­ции из это­го фон­да.

Огром­ные вне­бюд­жет­ные фон­ды слу­жи­ли кубыш­кой режи­ма, гаран­ти­ей его пла­те­же­спо­соб­но­сти – хотя бы для сво­их. Все уже забы­ли, что изна­чаль­но фонд объ­яв­лял­ся «непри­кос­но­вен­ным запа­сом для буду­щих поко­ле­ний». Но потом ока­зал­ся в еди­но­лич­ном рас­по­ря­же­нии пре­зи­ден­та, кото­рый бес­кон­троль­но направ­ля­ет мно­го­мил­ли­ард­ные сум­мы в поль­зу биз­не­сов, при­над­ле­жа­щих его род­ствен­ни­кам. Когда запад­ные суды узна­ют об этом, они рас­смат­ри­ва­ют фонд как лич­ный актив Н.А. Назар­ба­е­ва.

Визит пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва в США усу­гу­бил ощу­ще­ние надви­га­ю­щей­ся финан­со­вой ката­стро­фы, посколь­ку ста­ло по-нят­но, что мно­го­лет­ний дирек­тор фон­да «Самрук-Казы­на» нахо­дит­ся там под рас­сле­до­ва­ни­ем ФБР в свя­зи с отмы­ва­ни­ем средств через стро­и­тель­ные про­ек­ты в Нью-Йор­ке. Сред­ства эти вло­жи­ли люди из высо­ких аста­нин­ских каби­не­тов. Вклю­чая каби­нет в Акор­де.

По-хоро­ше­му тем, кто к этим пре­ступ­ле­ни­ям при­ча­стен, надо кинуть­ся на поис­ки луч­ших в мире адво­ка­тов и насмерть бороть­ся про­тив обви­не­ний. Но умы заня­ты одним: кто ста­нет пре­ем­ни­ком Н. Назар­ба­е­ва и как бы не выле­теть из обой­мы. Или как бы так выле­теть, что­бы ниче­го не поте­рять, начи­ная со свободы…Мне уже дово­ди­лось обсуж­дать эту про­бле­му и пред­ла­гать вари­ан­ты ее реше­ния – в том чис­ле пре­зи­ден­ту.

Поэто­му повто­рю свою пози­цию пре­дель­но чет­ко: пре­ем­ни­ком Назар­ба­е­ва не смо­жет стать никто. Ни дети, ни при­бли­жен­ные, ни демо­кра­ты-оппо­зи­ци­о­не­ры, ни бес­пар­тий­ные мораль­ные авто­ри­те­ты. Нур­сул­тан Назар­ба­ев оста­нет­ся в исто­рии Казах­ста­на пер­вым и един­ствен­ным пре­зи­ден­том. Еще одно­го пре­зи­ден­та наша стра­на не может себе поз­во­лить.

Казах­ста­ну в XXI веке нужен пол­но­цен­ный одно­па­лат­ный пар­ла­мент из 150–200 про­фес­си­о­наль­ных депу­та­тов, изби­ра­е­мых напря­мую в одно­ман­дат­ных окру­гах без квот и пар­тий­ных спис­ков. В более моло­дые годы пре­зи­дент Назар­ба­ев срав­ни­вал себя с Ли Куан Ю, мно­го­лет­ним пре­зи­ден­том Син­га­пу­ра.

Оче­вид­но, что в нынеш­них обсто­я­тель­ствах Н. Назар­ба­ев пред­став­ля­ет себя уже Дэн Сяо­пи­ном, кото­рый оста­вал­ся пред­се­да­те­лем Цен­траль­ной воен­ной комис­сии ком­пар­тии Китая, уйдя со всех осталь­ных постов. Ген­се­ки и пре­мье­ры зани­ма­лись рефор­ма­ми эко­но­ми­ки и обще­ствен­ной жиз­ни, Дэн гаран­ти­ро­вал неиз­мен­ность кур­са, без­опас­ность руко­во­ди­те­лей и пла­но­вую сме­ня­е­мость вла­сти.

При этом он не вме­ши­вал­ся в дела кор­по­ра­ций, не ездил с зару­беж­ны­ми визи­та­ми и не утом­лял сограж­дан сво­и­ми поучениями.Переходные схе­мы Акор­ды, наобо­рот, зато­че­ны на пря­мо про­ти­во­по­лож­ные цели: обес­пе­че­ние несме­ня­е­мо­сти вла­сти, недо­пу­ще­ние реформ, сохра­не­ние кон­тро­ля над эко­но­ми­кой для детей и вну­ков. То есть Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву про­пи­сы­ва­ет­ся быть тор­мо­зом раз­ви­тия и пре­гра­дой на пути стра­ны в бла­го­по­луч­ное буду­щее.

Супер­сов­без под пред­се­да­тель­ством Назар­ба­е­ва при каком-то новом пре­зи­ден­те – это вер­ный спо­соб све­сти с ума чинов­ни­ков и оли­гар­хов. Каж­до­му при­дет­ся решать, где выра­зить свою пол­ную пре­дан­ность – в аппа­ра­те Сов­беза или в адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та? Чьи ука­за­ния выпол­нять в первую оче­редь? С кем согла­со­вы­вать схе­мы и кому пла­тить дань? Эти вопро­сы пара­ли­зу­ют мини­стров и аки­мов, при­ве­дут к под­поль­ной войне кла­нов. Поэто­му пер­вое, что сде­ла­ет новый пре­зи­дент после ухо­да сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка, – лик­ви­ди­ру­ет Супер­сов­без, раз­го­нит его «посто­ян­ных чле­нов». Дай бог, что­бы обо­шлось без аре­стов и рас­прав.

Но опыт дру­гих тран­зи­тов авто­ри­тар­ных режи­мов сви­де­тель­ству­ет, что не обойдется.С кол­ле­га­ми в меж­ду­на­род­ном сооб­ще­стве мы при­шли к выво­ду, что два фак­то­ра игра­ют важ­ней­шую роль при тран­зи­те авто­ри­тар­ной вла­сти: уро­вень кор­руп­ции и наме­ре­ние пере­да­чи вла­сти по наслед­ству. При низ­ком уровне кор­руп­ции народ может согла­сить­ся с назна­че­ни­ем при­ем­ни­ка.

При­ме­ры это­го: Син­га­пур, Малай­зия, воз­мож­но, когда-то – Бело­рус­сия. И, наобо­рот, при высо­ком уровне кор­руп­ции народ согла­ша­ет­ся толь­ко с пере­да­чей вла­сти через сво­бод­ные выбо­ры. При­ме­ры: Тунис, Бра­зи­лия, Гру­зия… Даже в Сау­дов­ской Ара­вии наслед­ник и дей­ству­ю­щий монарх вме­сте реши­ли, сохра­няя насле­до­ва­ние, зара­нее изба­вить­ся от самой вызы­ва­ю­щей кор­руп­ции и «рас­ку­ла­чи­ли» прин­цев пра­вя­щей дина­стии, не дожи­да­ясь вол­не­ний.

В тех слу­ча­ях, когда кор­рум­пи­ро­ван­ный режим авто­ри­тар­но­го пре­зи­ден­та дела­ет став­ку на «наслед­ни­ка», неза­ви­си­мо от сте­пе­ни род­ства, про­ис­хо­дит вос­ста­ние или двор­цо­вый пере­во­рот.

При­ме­ры: Укра­и­на, Еги­пет, Ливия, Зим­баб­ве, Южная Афри­ка… Казах­стан не дол­жен ока­зать­ся в этом ряду. Тут очень мно­гое, почти всё зави­сит от Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Муа­мар Кад­да­фи полу­чил в управ­ле­ние ста­биль­ное госу­дар­ство, но оста­вил руи­ны и поле меж­пле­мен­ной бит­вы на мно­гие годы.

Поэто­му важ­ней­ший обще­на­ци­о­наль­ный лозунг на бли­жай­шее буду­щее: ника­ко­го наслед­ни­ка или пре­ем­ни­ка! Немед­лен­ная под­го­тов­ка новой кон­сти­ту­ции, созыв Кон­сти­ту­ци­он­но­го сове­ща­ния под пред­се­да­тель­ством само­го Назар­ба­е­ва, реаль­ное обсуж­де­ние важ­ней­ших поло­же­ний кон­сти­ту­ции. Преж­ний Основ­ной закон не сле­ду­ет брать в рас­чет: за 20 лет над ним над­ру­га­лись, при этом мно­го­крат­но пере­пи­сы­ва­ли и извра­ти­ли все демо­кра­ти­че­ские нор­мы. В новой кон­сти­ту­ции фун­да­мен­таль­ные граж­дан­ские пра­ва и поли­ти­че­ские сво­бо­ды долж­ны быть закреп­ле­ны ста­тья­ми пря­мо­го дей­ствия, без отсы­лок к каким-то буду­щим зако­нам.

Сре­ди важ­ней­ших поло­же­ний новой кон­сти­ту­ции долж­ны быть:

1. рес­пуб­ли­кан­ская пар­ла­мент­ская фор­ма прав­ле­ния;

2. раз­де­ле­ние вла­стей;

3. неза­ви­си­мость судов;

4. сво­бо­да прес­сы, запрет госу­дар­ствен­ным орга­нам учре­ждать и финан­си­ро­вать СМИ внут­ри стра­ны;

5. мно­го­пар­тий­ность, сво­бо­да созда­ния пар­тий и объ­еди­не­ний;

6. запрет на госу­дар­ствен­ную идео­ло­гию, сво­бо­да собра­ний и митин­гов;

7. неза­ви­си­мость и выбор­ность мест­но­го само­управ­ле­ния;

8. сво­бо­да веде­ния биз­не­са и гаран­тии кон­ку­рент­но­сти в эко­но­ми­ке;

9. запрет на куп­лю-про­да­жу зем­ли;

10. пра­во граж­дан на вла­де­ние огне­стрель­ным ору­жи­ем.

Это – мои пред­ло­же­ния для обсуж­де­ния на Кон­сти­ту­ци­он­ном сове­ща­нии. Готов раз­ви­вать и обос­но­вы­вать их.

Пере­чис­лен­ные десять пунк­тов доволь­но обыч­но для кон­сти­ту­ций совре­мен­ных демо­кра­ти­че­ских госу­дарств. Но в нашей кон­сти­ту­ции долж­но быть одно важ­ное поло­же­ние, каса­ю­ще­е­ся Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва лич­но.

В пере­ход­ных поло­же­ни­ях необ­хо­ди­мо спе­ци­аль­но опи­сать его роль как пер­во­го и един­ствен­но­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на, кото­рый зани­ма­ет этот пост пожиз­нен­но. С одной сто­ро­ны, это будет данью его заслу­гам в обре­те­нии неза­ви­си­мо­сти и мно­го­лет­ней служ­бе на госу­дар­ствен­ном посту. С дру­гой, обес­пе­чит пере­ход вла­сти к пар­ла­мен­ту и пра­ви­тель­ству.

В пери­од меж­ду при­ня­ти­ем новой кон­сти­ту­ции и ухо­дом с поста пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев будет испол­нять почет­ные пред­ста­ви­тель­ские функ­ции: откры­вать сес­сии пар­ла­мен­та, при­ни­мать вери­тель­ные гра­мо­ты, вру­чать награ­ды. Он не будет кон­тро­ли­ро­вать пра­ви­тель­ство и сило­вые струк­ту­ры, не ста­нет вме­ши­вать­ся в эко­но­ми­ку, отка­жет­ся от любой пар­тий­ной дея­тель­но­сти.

В этом каче­стве пре­зи­дент Назар­ба­ев будет похож на сво­е­го дру­га – быв­ше­го коро­ля Испа­нии Хуа­на Кар­ло­са, кото­рый сыг­рал важ­ную роль при пере­хо­де от дик­та­ту­ры к демо­кра­тии и доб­ро­воль­но согла­сил­ся отка­зать­ся от авто­ри­тар­ной вла­сти ради демо­кра­ти­че­ско­го раз­ви­тия сво­ей стра­ны.

По новой кон­сти­ту­ции пре­зи­ден­ту будет гаран­ти­ро­ва­на непри­кос­но­вен­ность и имму­ни­тет от пре­сле­до­ва­ний за все пред­ше­ству­ю­щие дей­ствия на госу­дар­ствен­ном посту.

Какая защи­та может быть надеж­нее?

«Казахгейт» в свое вре­мя вызвал к жиз­ни «Закон о Пер­вом пре­зи­ден­те», кото­рый дол­жен был защи­тить Н. Назар­ба­е­ва и его семью от пре­сле­до­ва­ний за кор­руп­ци­он­ные пре­ступ­ле­ния.

Но теперь уго­лов­ные рас­сле­до­ва­ния идут по все­му миру: во Фран­ции – по пово­ду взя­ток («Казахгейт-2»), в США – по отмы­ва-нию средств, в Вели­ко­бри­та­нии – по недви­жи­мо­сти на офф-шор­ных ком­па­ни­ях, в Нидер­лан­дах – по взят­кам за часто­ты мо-биль­ной свя­зи. Не гово­ря уже о неза­кон­ных дохо­дах от тор­гов­ли нефтью.

Тут не при­хо­дит­ся наде­ять­ся на «Закон о Пер­вом пре­зи­ден­те» или «Закон о Сове­те без­опас­но­сти». Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва смо­жет защи­тить толь­ко соб­ствен­ный народ. Но для это­го ему надо дей­ство­вать в инте­ре­сах наро­да. Вопрос о пере­хо­де к пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­ке – это не столь­ко о судь­бе Н. Назар­ба­е­ва, сколь­ко о судь­бе Казах­ста­на, его целост­но­сти. После почти трид­ца­ти лет авто­ри­тар­но­го прав­ле­ния реги­о­наль­ные эли­ты (в широ­ком смыс­ле сло­ва «эли­та») боль­ше не дове­рят свою судь­бу одно­му чело­ве­ку. Они не согла­сят­ся на ново­го супер­ха­на. Попыт­ка избрать или назна­чить пре­ем­ни­ка при­ве­дет к откры­тым про­те­стам и подъ­ему сепа­ра­тиз­ма на исто-риче­ских тер­ри­то­ри­ях как мини­мум двух жузов – Восточ­но­го и Запад­но­го.

Надо при­знать, что Запад­ный Казах­стан испы­тал мно­го неспра­вед­ли­во­стей от Аста­ны, осо­бен­но – при рас­пре­де­ле­нии неф­те­га­зо­вых дохо­дов. Новое поко­ле­ние мест­ных лиде­ров не согла­сит­ся на те кро­хи, кото­рые доста­ют­ся их реги­о­нам. В этом они полу­чат под­держ­ку все­го населения.Свои оби­ды есть и у Восточ­но­го Казах­ста­на, где были сокра­ще­ны исто­ри­че­ские обла­сти ради того, что­бы осла­бить и под­чи­нить мест­ные эли­ты. Куль­тур­ная и соци­аль­ная дегра­да­ция горо­дов Восточ­но­го Казах­ста­на на фоне вызы­ва­ю­щей рос­ко­ши Аста­ны – акту­аль­ная тема в раз­го­во­рах на Восто­ке.

Со вре­ме­нем, если не обес­пе­чить поли­ти­кам, пред­став­ля­ю­щим Восток, про­пор­ци­о­наль­ное пред­ста­ви­тель­ство в цен­траль­ных орга­нах вла­сти, про­тест выплес­нет­ся на пло­ща­ди. Эту тему замал­чи­ва­ют из суе­вер­но­го стра­ха перед «духом сепа­ра­тиз­ма». Но замал­чи­ва­ние болез­ни не ведет к изле­че­нию. Болез­нью явля­ет­ся кад­ро­вая поли­ти­ка, кото­рая со вре­ме­нем скла­ды­ва­ет­ся у любо­го пра­ви­те­ля: сна­ча­ла он отда­ет пред­по­чте­ние быв­шим дру­зьям и кол­ле­гам, с воз­рас­том боль­ше дове­ря­ет зем­ля­кам, а потом уже – одним толь­ко род­ствен­ни­кам и при­бли­жен­ным слу­гам. Казах­стан смо­жет избе­жать реци­ди­ва этой болез­ни, если упразд­нить сам инсти­тут пре­зи­ден­та. Мы были бы пло­хи­ми каза­ха­ми, если бы при этом не дума­ли о наших рус­ских и рус­ско­языч­ных сограж­да­нах.

Пар­ла­мент­ская демо­кра­тия даст им воз­мож­ность быть пред­став­лен­ны­ми во вла­сти. Они долж­ны полу­чить пра­во выдви­гать в орга­ны вла­сти сво­их авто­ри­тет­ных пред­ста­ви­те­лей, а не «мур­зи­лок» из фольк­лор­ной ассам­блеи наро­дов. Рус­ские депу­та­ты, аки­мы, судьи, мини­стры – выдви­нув­ши­е­ся не по кво­те, а по заслу­гам и по голо­сам изби­ра­те­лей – уси­лят устой­чи­вость поли­ти­че­ской систе­мы Казах­ста­на. Если бы на Укра­ине рус­ско­языч­ные граж­дане мог­ли сво­бод­но решать свои вопро­сы в пар­ла­мен­те, неко­то­рым из них не при­шлось бы брать­ся за ору­жие.

Силь­ная пре­зи­дент­ская власть сама по себе не слу­жит гаран­ти­ей целост­но­сти госу­дар­ства, зато про­во­ци­ру­ет про­из­вол и кор­руп­цию.

Кор­руп­ция плюс авто­ри­та­ризм созда­ют такую агрес­сив­ную сре­ду, что все кон­струк­ции госу­дар­ства ржа­ве­ют и пре-вра­ща­ют­ся в тру­ху. Важ­но зафик­си­ро­вать в новой кон­сти­ту­ции неза­ви­си­мость и выбор­ность всех орга­нов мест­но­го само­управ­ле­ния. Каза­хи име­ют бога­тый исто­ри­че­ский опыт доб­ро­воль­но­го объ­еди­не­ния, опыт степ­ной демо­кра­тии и выбор­но­сти руко­во­ди­те­лей. Если это по-луча­лось у наших пред­ков, то неуже­ли мы, обра­зо­ван­ные и про­дви­ну­тые, не смо­жем выбрать себе достой­ных аки­мов обла­стей и рай­о­нов, мэров горо­дов? Все эти пред­ло­же­ния и идеи необ­хо­ди­мо собрать и обсу­дить на Кон­сти­ту­ци­он­ном сове­ща­нии.

В нем при­мут уча­стие пред­ста­ви­те­ли не толь­ко заре­ги­стри­ро­ван­ных пар­тий, обще­ствен­ных орга­ни­за­ций и групп, акти­ви­сты, интел­лек­ту­а­лы. Собрать их – непро­стая зада­ча. Что­бы всё обще­ство согла­си­лось с пра­ви­ла­ми фор­ми­ро­ва­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го сове­ща­ния и его регла­мен-том, необ­хо­ди­мо будет при­влечь на посто­ян­ной осно­ве экс­пер­тов из «Вене­ци­ан­ской комис­сии» Сове­та Евро­пы.

Офи­ци­аль­но она назы­ва­ет­ся «Евро­пей­ская комис­сия за демо­кра­тию через пра­во». Этот кон­суль­та­тив­ный орган зани­ма­ет­ся мони­то­рин­гом и ана­ли­зом кон­сти­ту­ци­он­ных зако­нов и про­цес­сов. Нам удаст­ся дого­во­рить­ся с Сове­том Евро­пы о том, что­бы на вре­мя под­го­тов­ки Кон­сти­ту­ци­он­но­го сове­ща­ния в Казах­стане рабо­та­ла спе­ци­аль­ная мис­сия Вене­ци­ан­ской комис­сии.

Но созвать Кон­сти­ту­ци­он­ное сове­ща­ние дол­жен сам пре­зи­дент Назар­ба­ев. Он в труд­ные момен­ты уже попы­тал­ся сде­лать что-то отда­лен­но похо­жее: то сове­ща­ние по демо­кра­ти­за­ции, то комис­сию по Зако­ну о зем­ле. В про­шлом году Нур­сул­тан Назар­ба­ев даже объ­явил о каком-то подо­бии кон­сти­ту­ци­он­ной ре-фор­мы… Но вся­кий раз, когда угро­за осла­бе­ва­ет, он забра­сы­вал свои начи­на­ния. Теперь такое ему не поз­во­ля­ет­ся.

Новая кон­сти­ту­ция нуж­на всем нам, нашим детям, вну­кам. Но детям и вну­кам Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва она нуж­на еще боль­ше. Толь­ко кон­сти­ту­ци­он­ный закон защи­тит их от пре­сле­до­ва­ний недоб­ро­же­ла­те­лей, от мести постра­дав­ших от пре­сле­до­ва­ний и от баналь­но­го рэке­та. В после­пре­зи­дент­ском Казах­стане не будут допу­сти­мы све­де­ния сче­тов и захват собственности.Китайцы гово­рят: ино­гда тени про­шло­го накры­ва­ют буду­щее. Надо пом­нить о судь­бе «таш­кент­ской прин­цес­сы», кото­рая по стран­но­му сов­па­де­нию тоже пела, вела огром­ный биз­нес и одно­вре­мен­но нахо­ди­лась на гос­служ­бе.

Что­бы разо­рвать пороч­ную цепь, нами раз­ра­бо­та­ны такие усло­вия амни­стии и воз­вра­ще­ния капи­та­лов, кото­рые обес­пе­чат инте­ре­сы наро­да, но так­же дадут гаран­тии соб­ствен­но­сти тем, кто про­шел через амни­стию, и их наслед­ни­кам. Все, кто вывез капи­тал за гра­ни­цу и теперь с тос­кой ожи­да­ет, когда за них возь­мут­ся ино­стран­ные след­ствен­ные орга­ны, долж­ны умо­лять пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва о такой амни­стии как мож­но быст­рее.

Ведь бога­тые тоже ста­ре­ют. Они хотят оста­вить потом­кам разум­ное наслед­ство и быть уве­рен­ны­ми, что его не кон­фис­ку­ют в буду­щем как пре­ступ­но нажи­тое, что детей и вну­ков бога­тых людей не затас­ка­ют по судам и арбит­ра­жам. Преды­ду­щие амни­стии капи­та­лов чинов­ни­ки устра­и­ва­ли для самих себя, поэто­му они не при­нес­ли поль­зы. Новая амни­стия преду­смат­ри­ва­ет воз­вра­ще­ние капи­та­лов из-за гра­ни­цы и при­вле­че­ние их для финан­си­ро­ва­ния эко­но­ми­че­ско­го воз­рож­де­ния стра­ны.

Госу­дар­ствен­ные гаран­тии и высо­кая доход­ность этих инстру­мен­тов будет гораз­до при­вле­ка­тель­ней усло­вий зару­беж­ных бан­ков. День­ги из Казах­ста­на бан­ки­ры едва тер­пят, посколь­ку зна­ют об их пре­иму­ще­ствен­но кор­руп­ци­он­ном про­ис­хож­де­нии и боят­ся санк­ций за их хра­не­ние. Народ­ная муд­рость гово­рит, что серд­це куп­ца там, где его день­ги. Мы помо­жем не толь­ко день­гам, но и серд­цам оли­гар­хов и чинов­ни­ков вер­нуть­ся на роди­ну. Все эти меры про­дик­то­ва­ны забо­той о без­опас­но­сти стра­ны и ее граж­дан. Аль­тер­на­ти­вой управ­ля­е­мо­му про­цес­су кон­сти­ту­ци­он­ных пре­об­ра­зо­ва­ний явля­ет­ся мас­со­вые бес­по­ряд­ки, граж­дан­ское непо­ви­но­ве­ние, воору­жен­ные выступ­ле­ния. До сих пор вла­сти уже при­шлось столк­нуть­ся с ними в Жана­о­зене, в Акто­бе, неко­то­рых дру­гих местах. Но если не про­во­дить пре­об­ра­зо­ва­ний, несча­стья слу­чат­ся сно­ва. Един­ствен­ное, что точ­но извест­но о рево­лю­ци­ях и пере­во­ро­тах, – это то, что никто не зна­ет, когда они слу­чат­ся.

Посколь­ку в Казах­стане нет воору­жен­но­го под­по­лья, основ­ная угро­за вла­сти исхо­дит от само­го окру­же­ния пре­зи­ден­та. При­ме­ров пре­да­тель­ства в нашей соб­ствен­ной исто­рии было нема­ло, вра­га­ми ста­но­ви­лись род­ствен­ни­ки и даже соб­ствен­ные дети… Преды­ду­щий руко­во­ди­тель совет­ско­го Казах­ста­на поте­рял власть из-за интриг сорат­ни­ков… Послед­ний казах­ский хан тоже умер не сво­ей смер­тью…

Госу­дар­ствен­ную без­опас­ность надо искать в циви­ли­зо­ван­ных зако­нах и совер­шен­ных поли­ти­че­ских инсти­ту­тах, а не в двор­цо­вых заго­во­рах и бюро­кра­ти­че­ских кон­струк­ци­ях. Хочет­ся верить, что пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев всей душой под­дер­жит кон­сти­ту­ци­он­ную ини­ци­а­ти­ву сво­е­го наро­да и воз­гла­вит её реа­ли­за­цию. Он обе­щал оста­вать­ся на сво­ем посту до 2020 года, и ещё может успеть.Этого вре­ме­ни долж­но хва­тить на то, что­бы созвать Кон­сти­ту­ци­он­ное сове­ща­ние, обсу­дить, при­нять и вве­сти в дей­ствие новый Основ­ной закон. По нему пред­сто­ит про­ве­сти сво­бод­ные и чест­ные выбо­ры пар­ла­мен­та, кото­рый затем сфор­ми­ру­ет пра­ви­тель­ство.

Пре­зи­ден­ту Назар­ба­е­ву пред­ста­вит­ся уни­каль­ная воз­мож­ность пере­дать пра­ви­тель­ству свои пол­но­мо­чия и этим вели­че­ствен­ным жестом под­ве­сти чер­ту под трид­ца­ти­лет­ним еди­но­лич­ным прав­ле­ни­ем.

Несо­мнен­но, на эту цере­мо­нию при­едут гла­вы мно­гих стран, она будет осве­щать­ся миро­вы­ми СМИ и вой­дет в исто­рию как при­мер госу­дар­ствен­ной муд­ро­сти и досто­ин­ства на весь XXI век.

Инфор­ма­ци­он­ный про­ект  Аке­жа­на Каже­гель­ди­на: Один вопрос – один ответ

«Обще­ствен­ная пози­ция» (про­ект «DAT» №8 (420) от 01 мар­та 2018 г.