Новый интерес Китая в Центральной Азии

Экс­тре­мист­ская груп­пи­ров­ка «Ислам­ское госу­дар­ство» (ИГ) недав­но опуб­ли­ко­ва­ла видео­ро­лик, кото­рый пока­зы­ва­ет яко­бы тре­ни­ру­ю­щих­ся на Ближ­нем Восто­ке уйгу­ров (тюр­ко­языч­ных мусуль­ман, про­жи­ва­ю­щих в реги­оне, кото­рый сей­час явля­ет­ся запад­ной частью Китая). Один из них озву­чи­ва­ет в этом видео угро­зы в адрес Китая.

Уйгу­ры, вою­ю­щие в соста­ве ИГ, не в пер­вый раз угро­жа­ют Китаю, но это видео, без­услов­но, обра­ти­ло на себя вни­ма­ние китай­ско­го пра­ви­тель­ства. Пре­зи­дент Си Цзинь­пин 10 мар­та при­звал воз­ве­сти «вели­кую желез­ную сте­ну» для защи­ты Пеки­на. На запа­де от китай­ской сто­ли­цы за «этой желез­ной сте­ной» нахо­дит­ся Цен­траль­ная Азия.

КИТАЙ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Российская военная база в Таджикистане.

Рос­сий­ская воен­ная база в Таджикистане.

На пер­вый взгляд, роли Китая и Рос­сии в Цен­траль­ной Азии будут рас­пре­де­ле­ны таким обра­зом: Китай высту­па­ет бан­ки­ром, инве­сти­руя или зани­мая пра­ви­тель­ствам в Цен­траль­ной Азии (толь­ко за послед­ние годы сум­мы зай­мов и инве­сти­ций соста­ви­ли десят­ки мил­ли­ар­дов дол­ла­ров). В это вре­мя Рос­сия, имея воен­ные базы в Кыр­гыз­стане и Таджи­ки­стане и всё еще явля­ясь основ­ным постав­щи­ком ору­жия для всех пяти пост­со­вет­ских рес­пуб­лик, выгля­дит реги­о­наль­ным полицейским.

Вот уже почти 20 лет Китай ока­зы­ва­ет воен­ную помощь стра­нам Цен­траль­ной Азии. В нояб­ре 1999 года Китай предо­ста­вил кыр­гыз­ской армии фор­му для воен­ных. В 2002 году Казах­стан полу­чил от Китая воен­ное обо­ру­до­ва­ние на три мил­ли­о­на дол­ла­ров. Для воору­жен­ных сил Таджи­ки­ста­на, по край­ней мере, в 2003 году Китай постав­лял инфор­ма­ци­он­ную, транс­порт­ную и воен­ную тех­ни­ку. Совсем недав­но, 30 мар­та 2016 года, по госу­дар­ствен­но­му теле­ви­де­нию Турк­ме­ни­ста­на транс­ли­ро­ва­ли инфор­ма­цию о том, что китай­ские систе­мы про­ти­во­воз­душ­ной обо­ро­ны ста­ли частью рас­ту­ще­го арсе­на­ла воору­же­ний Туркменистана.

Китай вхо­дит в Шан­хай­скую орга­ни­за­цию сотруд­ни­че­ства (ШОС) и участ­во­вал в анти­тер­ро­ри­сти­че­ских уче­ни­ях сов­мест­но с воен­ны­ми дру­гих чле­нов ШОС — Казах­ста­на, Кыр­гыз­ста­на и Таджи­ки­ста­на. (Узбе­ки­стан обыч­но не отправ­ля­ет сво­их воен­но­слу­жа­щих на тако­го рода учения.)

Китай про­во­дил дву­сто­рон­ние уче­ния со стра­на­ми Цен­траль­ной Азии — пер­вые про­шли вме­сте с кыр­гыз­ски­ми воен­ны­ми в октяб­ре 2002 года. В октяб­ре 2016 года китай­цы обу­ча­лись с таджик­ски­ми сол­да­та­ми вдоль восточ­ной гра­ни­цы Таджи­ки­ста­на с Афганистаном.

Таджикские пограничники на границе с Афганистаном. 7 марта 2016 года.

Таджик­ские погра­нич­ни­ки на гра­ни­це с Афга­ни­ста­ном. 7 мар­та 2016 года.

Китай­ские и таджик­ские воору­жен­ные силы вышли за рам­ки уче­ний и про­ве­ли сов­мест­ные опе­ра­ции по борь­бе с нар­ко­ти­ка­ми на таджик­ско-афган­ской гра­ни­це, в неко­то­рых слу­ча­ях они отхо­ди­ли на рас­сто­я­ние до 200 кило­мет­ров от гра­ни­цы с Китаем.

Таджи­ки­стан, Афга­ни­стан и Китай встре­ча­ют­ся на высо­ком пла­то Вахан­ско­го кори­до­ра. Посту­па­ют сооб­ще­ния о том, что на афган­ской части кори­до­ра Вахан нахо­дят­ся китай­ские сол­да­ты или, по край­ней мере, полицейские.

Китай при­зна­ёт, что китай­ская и афган­ская поли­ция про­во­ди­ли «пра­во­охра­ни­тель­ные опе­ра­ции в погра­нич­ных рай­о­нах для борь­бы с тер­ро­риз­мом», но отри­ца­ет уча­стие в них китай­ских военных.

Кро­ме того, недав­но сооб­ща­лось о том, что Китай заклю­чил кон­тракт с логи­сти­че­ской и охран­ной ком­па­ни­ей Frontier Services Group (FSG). Испол­ни­тель­ный пред­се­да­тель FSG Эрик Принс заявил китай­ской газе­те Global Times что его фир­ма будет помо­гать Китаю в обес­пе­че­нии без­опас­но­сти и реше­нии опе­ра­тив­ных задач на севе­ро-запад­ных и юго-восточ­ных кори­до­рах в рам­ках ини­ци­а­ти­вы «Один пояс и один путь».

Эрик Принс — осно­ва­тель част­ной охран­ной ком­па­нии Blackwater, кото­рая сей­час назы­ва­ет­ся Academi и кото­рая в 2003 году, была задей­ство­ва­на в воз­глав­ля­е­мой США кам­па­нии в Ира­ке. В интер­вью Global Times Принс ска­зал, что FSG откро­ет опе­ра­тив­ную базу в Синьц­зяне для Севе­ро-запад­но­го кори­до­ра, кото­рый прой­дет через Казах­стан, Узбе­ки­стан, Паки­стан и Афганистан.

ДАВЛЕНИЕ НА УЙГУРОВ

Одна­ко это было до появ­ле­ния недав­не­го видео­ро­ли­ка с уйгур­ски­ми бое­ви­ка­ми в ИГ. После появ­ле­ния видео­ро­ли­ка китай­ские вла­сти уси­ли­ли дав­ле­ние на уйгур­ское насе­ле­ние в Синьц­зяне. В мар­те в круп­ных горо­дах реги­о­на про­шли воен­ные пара­ды, что­бы напом­нить о воен­ной мощи Китая.

Китайские солдаты на улицах города Урумчи. Иллюстративное фото.

Китай­ские сол­да­ты на ули­цах горо­да Урум­чи. Иллю­стра­тив­ное фото.

Это про­ис­хо­дит после несколь­ких лет уси­ле­ния огра­ни­че­ний в отно­ше­нии уйгу­ров, вклю­чая запрет жен­щи­нам носить бур­ки или дру­гую ислам­скую одеж­ду, а муж­чи­нам носить боро­ды. Одна­ко, ско­рее все­го, уйгур­ское сопро­тив­ле­ние китай­ской вла­сти боль­ше свя­за­но с наци­о­на­лиз­мом и осно­ва­но на опа­се­ни­ях, что уйгур­ская куль­ту­ра выми­ра­ет из-за хань­ской поли­ти­ки Китая.

Даже китай­ские вла­сти с неохо­той свя­зы­ва­ют уйгур­скую борь­бу с исла­мом. Пекин пред­по­чи­тал назы­вать про­бле­мы в Синьц­зяне как попыт­ки «сепа­ра­тиз­ма», но вни­ма­ние китай­ско­го пра­ви­тель­ства в Синьц­зяне сосре­до­то­че­но на уйгур­ских рели­ги­оз­ных обрядах.

В гла­зах поли­ти­ков Пеки­на Цен­траль­ная Азия явля­ет­ся наи­бо­лее веро­ят­ным местом для ислам­ских экс­тре­ми­стов и пере­хо­да их идей в Синьц­зян. Пекин, ско­рее все­го, с удо­вле­тво­ре­ни­ем готов поз­во­лить Рос­сии быть конеч­ным гаран­том без­опас­но­сти в Цен­траль­ной Азии, одна­ко в то же вре­мя это не озна­ча­ет, что китай­ские вла­сти не будут ока­зы­вать воен­ную помощь стра­нам Цен­траль­ной Азии.

И хотя Китай не заме­нит Рос­сию в рав­но­ве­сии без­опас­но­сти в Цен­траль­ной Азии, Пекин может заме­нить Вашинг­тон. США ока­зы­ва­ют неле­таль­ную помощь пра­ви­тель­ствам стран Цен­траль­ной Азии, таким обо­ру­до­ва­ни­ем, как вне­до­рож­ные транс­порт­ные сред­ства, а в слу­чае Узбе­ки­ста­на даже про­ти­во­мин­ны­ми авто­мо­би­ля­ми (MRAP). Китай мог бы предо­ста­вить ана­ло­гич­ное обо­ру­до­ва­ние, а пере­го­вор­ный про­цесс для стран Цен­траль­ной Азии по полу­че­нию такой воен­ной тех­ни­ки из Китая, веро­ят­но, сей­час очень корот­кий. Труд­но пред­ста­вить себе, что Китай не предо­ста­вит любую помощь, кото­рая мог­ла бы под­дер­жать уси­лия Цен­траль­ной Азии по сдер­жи­ва­нию ислам­ско­го экс­тре­миз­ма и тем самым защи­тить запад­ные гра­ни­цы Китая.

Посколь­ку боль­шая часть воен­ной помо­щи (если не вся), кото­рую Соеди­нен­ные Шта­ты предо­став­ля­ют стра­нам Цен­траль­ной Азии, дает­ся про­сто бес­плат­но, пра­ви­тель­ства в Цен­траль­ной Азии вряд ли отка­жут­ся от нее. Одна­ко будет неуди­ви­тель­но, если в бли­жай­шем буду­щем в реги­оне будет вид­но боль­ше воен­ных авто­мо­би­лей и обо­ру­до­ва­ния китай­ско­го производства.

Пере­ве­ла в сокра­ще­нии с англий­ско­го Анна Клевцова.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

You must be logged in to post a comment Login

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone