fbpx

Немецкие адвокаты могут поставить на Алиеве мальтийский крест

Вита­лий ВОЛКОВ, экс­перт по Цен­траль­ной Азии в Гер­ма­нии, спе­ци­аль­но для «Новой» — Казах­стан»

Суд Маль­ты нало­жил арест на иму­ще­ство экс-зятя Назар­ба­е­ва и его нынеш­ней жены и взял с них под­пис­ку о невы­ез­де

imagesПро­тив­ни­ки Раха­та Али­е­ва в Астане в ответ на силь­ный удар, про­пу­щен­ный ими в Вене («Новая» — Казах­стан» в про­шлом номе­ре писа­ла об уго­лов­ном деле, воз­буж­ден­ном в Австрии в отно­ше­нии адво­ка­та Габ­ри­е­ля Лан­ски, веду­ще­го пакет исков про­тив Али­е­ва по ман­да­ту обще­ствен­но­го фон­да «Таг­дыр»), нанес­ли мощ­ный ответ­ный хук. Ста­нет ли он нока­у­ти­ру­ю­щим — еще вопрос, но счет открыт.
Пока резуль­тат такой: соглас­но пуб­ли­ка­ции газе­ты Malta Today, маль­тий­ский суд удо­вле­тво­рил пред­став­ле­ние гене­раль­но­го про­ку­ро­ра Маль­ты на про­ве­де­ние в отно­ше­нии Али­е­ва рас­сле­до­ва­ния по делу об отмы­ва­нии денег и пре­вен­тив­но нало­жил арест на иму­ще­ство оли­гар­ха, его жены Эль­на­ры Шора­зо­вой, их трех­лет­ней доче­ри, двух дело­вых парт­не­ров Али­е­ва и несколь­ких ком­па­ний. Подо­зре­ва­е­мые — а имен­но в таком каче­стве теперь рас­смат­ри­ва­ют Али­е­ва и назван­ных лиц мест­ные орга­ны пра­во­су­дия — нахо­дят­ся под под­пис­кой о невы­ез­де. В слу­чае если они поки­нут ост­ров, то будут объ­яв­ле­ны в розыск — это дает Интер­по­лу фор­маль­ное осно­ва­ние выста­вить на них так назы­ва­е­мый «крас­ный фла­жок».

Пред­став­ле­ние про­ку­ра­ту­ры яви­лось резуль­та­том заяв­ле­ния, кото­рое в сере­дине янва­ря 2013 года име­ни­тая адво­кат­ская кон­то­ра в Бер­лине — DRSB — напра­ви­ла в поли­цию Маль­ты и в ее финан­со­вую раз­вед­ку. В этом заяв­ле­нии содер­жа­лось подроб­ное опи­са­ние тех схем, с помо­щью кото­рых на Маль­ту пере­прав­ля­лись день-ги, полу­чен­ные Али­е­вым, по утвер­жде­нию DRSB, пре­ступ­ным путем во вре­мя пре­бы­ва­ния его в долж­но­сти заме­сти­те­ля гла­вы КНБ. Речь идет о 100 мил­ли­о­нах евро, нажи­тых в том чис­ле рэке­том и с помо­щью раз­лич­ных схем, пере­ве­ден­ных на ост­ров. В марш­ру­тах отмы­ва­ния и транс­фе­ров исполь­зо­ва­лись Казах­стан, Ливан, Австрия, Гер­ма­ния. Важ­ная роль в этих схе­мах отве­де­на Эль­на­ре Шора­зо­вой и ее отцу Муратха­ну Шора­зо­ву, одна­ко сам Али­ев, как утвер­жда­ет DRSB, так­же засве­тил­ся в каче­стве участ­ни­ка и, более того, веро­ят­но­го орга­ни­за­то­ра.

Адво­ка­ты DRSB, дей­ству­ю­щие по ман­да­ту Мини­стер­ства юсти­ции Казах­ста­на, гово­рят о двух струк­тур­ных эта­пах пре­ступ­ных дей­ствий по отмы­ва­нию «гряз­ных денег». На пер­вом эта­пе клю­че­вую роль в схе­мах игра­ла метал­ло­об­ра­ба­ты­ва­ю­щая фаб­ри­ка MBR в немец­ком Кре­фель­де, кото­рой вла­дел Муратхан Шора­зов. На сче­та MBR, сна­ча­ла через Ливан и Австрию, пере­во­ди­лись «казах­стан­ские» день­ги, а затем со сче­тов MBR они утек­ли в фир­мы, под­кон­троль­ные груп­пе Али­е­ва. Сама MBR была про­да­на по завы­шен­ной цене неко­ей дубай­ской ком­па­нии и обанк­ро­че­на после того, как Али­ев с женой пере­еха­ли на Маль­ту.

Здесь, соглас­но заяв­ле­нию бер­лин­ских кон­суль­тан­тов казах­стан­ско­го Миню­ста, начал­ся вто­рой этап дея­тель­но­сти оли­гар­ха, осу­ществ­ля­е­мой по сход­ным схе­мам и со схо­жи­ми целя­ми. Изме­ни­лись лишь инстру­мен­ты. Так, место MBR заня­ла ком­па­ния Zurich Assest Management. А место Муратха­на Шора­зо­ва, засве­тив­ше­го­ся перед про­ку­ра­ту­рой Кре­фель­да (кото­рая уже несколь­ко лет ведет рас­сле­до­ва­ние вокруг махи­на­ций, свя­зан­ных с MBR, пово­дом для кото­ро­го послу­жи­ло уве­дом­ле­ние одно­го из бан­ков, что вокруг фаб­ри­ки осу­ществ­ля­ют­ся подо­зри­тель­ные бан­ков­ские опе­ра­ции), было пере­да­но быв­ше­му юри­сту Али­е­ва Пио Валет­те.

Как сооб­щил авто­ру инфор­ми­ро­ван­ный источ­ник в допол­не­ние к име­ю­щим­ся в пуб­ли­ка­ци­ях све­де­ни­ям, Али­е­ву судья дал сут­ки, что­бы предо­ста­вить свое объ­яс­не­ние тем фак­там, кото­рые ука­за­ны в пред­став­ле­нии про­ку­ро­ра. Сде­лал ли это подо­зре­ва­е­мый, пока не извест­но. Зато извест­но, что суд пред­пи­сал двум маль­тий­ским бан­кам, тамо­жен­ной служ­бе и управ­ле­ни­ям транс­пор­та и финан­сов предо­ста­вить поли­ции доступ к сред­ствам, соб­ствен­но­сти и сче­там, кото­ры­ми вла­де­ют Али­ев и его дове­рен­ные лица.

Это пер­вый столь силь­ный удар, про­пу­щен­ный Али­е­вым в Евро­пе. Одна­ко пока в про­ис­хо­дя­щем обра­ща­ют на себя вни­ма­ние несколь­ко пара­док­сов. Пер­вый свя­зан с появ­ле­ни­ем на «рин­ге» адво­кат­ской кон­то­ры DRSB, высту­па­ю­щей в каче­стве кон­суль­тан­та Аста­ны.

Ранее счи­та­лось, что про­тив Али­е­ва в Евро­пе дей­ство­ва­ли две раз­лич­ные юри­ди­че­ские коман­ды. К пер­вой отно­сят­ся адво­ка­ты груп­пы Аке­жа­на Каже­гель­ди­на, ста­ра­ю­щи­е­ся добить­ся обви­не­ния быв­ше­го заме­сти­те­ля гла­вы КНБ в при­ме­не­нии пыток к охран­ни­кам быв­ше­го пре­мье­ра и при­ло­жив­шие нема­ло уси­лий, что­бы маль­тий­ские и австрий­ские орга­ны юсти­ции нача­ли рас­сле­до­ва­ние по их искам. Как уже писа­ла «Новая» — Казах­стан», эти адво­ка­ты актив­но дей­ство­ва­ли через  струк­ту­ры Евро­со­ю­за. В резуль­та­те Али­ев был допро­шен на Маль­те сле­до­ва­те­ля­ми из Австрии, а сама Маль­та при­зна­ла юрис­дик­цию над оли­гар­хом. Прав­да, боль­ше­го этой коман­де пока добить­ся не уда­лось.

Вто­рая коман­да — это вен­ское бюро Габ­ри­е­ля Лан­ски, веду­щее дела по убий­ству двух мене­дже­ров «Нур Бан­ка», теле­жур­на­лист­ки Нови­ко­вой и ряда дру­гих лиц. Кри­ти­ки Лан­ски в Евро­пе утвер­жда­ют, что анга­же­мент Лан­ски фак­ти­че­ски опре­де­ля­ет не обще­ствен­ный фонд «Таг­дыр», а очень высо­кие и узкие кру­ги в Астане. Резуль­тат этой коман­ды пока ско­рее отри­ца­тель­ный, посколь­ку дела про­тив Али­е­ва в Австрии засто­по­ри­лись, а само­го Лан­ски, как ука­зы­ва­лось выше, запо­до­зри­ли в пере­да­че Астане сек­рет­ных мате­ри­а­лов и нане­се­нии ущер­ба инте­ре­сам Австрии. Тем самым под­твер­жда­ют­ся утвер­жде­ния Али­е­ва, что иски про­тив него — это инси­ну­а­ции Назар­ба­е­ва и КНБ, мани­пу­ли­ру­ю­щих из «Таг­ды­ра» вдо­ва­ми и дру­ги­ми постра­дав­ши­ми.

А этот пара­докс — ахил­ле­со­ва пята Лан­ски: его подо­зре­ва­ют в свя­зях с вла­стя­ми Казах­ста­на в дей­стви­ях про­тив Али­е­ва. В то же вре­мя DRSB доби­ва­ет­ся оче­вид­но­го успе­ха, ни от кого не скры­вая, что она тоже пред­став­ля­ет Акор­ду. Судя по все­му, это объ­яс­ня­ет­ся тем, что Лан­ски взял на себя роль не про­сто евро­пей­ско­го адво­ка­та, а пиар­щи­ка, воз­гла­вив­ше­го кам­па­нию про­тив Али­е­ва на Запа­де. Адво­ка­ты же, рабо­та­ю­щие для Миню­ста, про­сто гра­мот­но пред­ста­ви­ли инте­ре­сы это­го ведом­ства, не ста­ли выхо­дить за пре­де­лы сво­ей про­фес­си­о­наль­ной ком­пе­тент­но­сти и обо­шлись без пиа­ра.
Вто­рой пара­докс этой исто­рии заклю­ча­ет­ся в том, что маль­тий­ский суд при­нял реше­ние про­тив Али­е­ва в деле, мате­ри­а­лы кото­ро­го в зна­чи­тель­ной мере свя­за­ны с Гер­ма­ни­ей — ссыл­ки дают­ся на кре­фельд­скую про­ку­ра­ту­ру, веду­щую свое рас­сле­до­ва­ние. Но, насколь­ко извест­но авто­ру, гер­ман­ские про­ку­ро­ры пока не при­ня­ли реше­ния, откры­вать ли дело в отно­ше­нии Али­е­ва. Хотя, как сооб­щил авто­ру источ­ник, одна из важ­ных функ­ций DRSB состо­я­ла в наве­де­нии фор­маль­но­го моста для свя­зи и пере­да­чи доку­мен­тов меж­ду казах­стан­ским Миню­стом и про­ку­ро­ра­ми в Кре­фель­де. То есть выхо­дит, что маль­тий­ский суд поспе­шил и обо­гнал солид­ное немец­кое пра­во­су­дие.

Одно из воз­мож­ных объ­яс­не­ний состо­ит в том, что орга­ны юсти­ции на Маль­те настоль­ко уста­ли от посто­ян­ных обра­ще­ний к ним со сто­ро­ны Брюс­се­ля и адво­ка­тов Каже­гель­ди­на, что, уви­дев в новом иске понят­ные финан­со­вые схе­мы вме­сто непо­нят­ных казах­стан­ских поли­ти­че­ских реа­лий, реши­ли не откла­ды­вать дела в дол­гий ящик.

Прав­да, есть и иная точ­ка зре­ния: гер­ман­ская юсти­ция в целом отли­ча­ет­ся мед­ли­тель­но­стью, тем более в отно­ше­нии лиц, в ФРГ не про­жи­ва­ю­щих. На малень­кой же Маль­те, где Али­ев живет уже пару лет, бро­са­лась в гла­за вопи­ю­щая «нескром­ность» оли­гар­ха, поста­рав­ше­го­ся купить и при­стро­ить в сво­их струк­ту­рах  более-менее зна­чи­мых адво­ка­тов, рас­ка­ты­вав­ше­го по ост­ро­ву на джи­пах с охра­ной без номе­ров и утвер­ждав­ше­го в ходе допро­сов, что все сред­ства он нажил непо­мер­ным тру­дом в ком­мер­ции, тогда как выяс­ни­лось, что он в ука­зан­ный пери­од был казах­стан­ским гос­слу­жа­щим, не имев­шим пра­ва вести свой биз­нес.

Хук может при­ве­сти к нока­у­ту, если в отно­ше­нии Али­е­ва сра­бо­та­ет прин­цип «доми­но», и поли­ция Маль­ты, полу­чив доступ к доку­мен­там оли­гар­ха и его ком­па­ньо­нов, вос­поль­зу­ет­ся этим и пой­дет по сле­дам дру­гих исков. В част­но­сти, по ливан­ско­му сле­ду дела Нови­ко­вой. Но тогда это сно­ва вер­нет рас­сле­до­ва­ние в Вену, где на пути будет сто­ять… репу­та­ция Лан­ски, то есть дело, кото­рое воз­буж­де­но про­тив него само­го. И это тре­тий пара­докс: если ока­жет­ся вер­ным, что на самом вер­ху в Астане под­дер­жи­ва­ют став­ку «Таг­ды­ра» на это­го при­вле­ка­ю­ще­го к себе все­об­щее вни­ма­ние ярко­го адво­ка­та, то вый­дет, что Акор­да сама себе ста­вит под­нож­ку — это пре­пят­ству­ет став­ке Миню­ста на DRSB.

Ори­ги­наль­ный текст ста­тьи:

Немец­кие адво­ка­ты могут поста­вить на Али­е­ве маль­тий­ский крест