Назарбаев раздвоился

 07.02.2018

Вяче­слав ПОЛОВИНКО, «Новая»

Лидер Казахстана решил создать президента номер два — но сам при этом по-прежнему хочет управлять всей страной

Казах­стан­ский пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев ищет новые спо­со­бы пере­дать власть без­опас­ным путем. Пар­ла­мент стра­ны рас­смат­ри­ва­ет зако­но­про­ект, кото­рый уси­ли­ва­ет роль Сове­та Без­опас­но­сти и роль само­го Назар­ба­е­ва в нем. Теперь это будет не про­сто место для почет­ной пен­сии и «кон­суль­та­тив­но-сове­ща­тель­ный орган», каким он был рань­ше. Отныне Совет Без­опас­но­сти ста­нет кон­сти­ту­ци­он­ным орга­ном, отве­ча­ю­щим за «обо­ро­но­спо­соб­ность», «внут­ри­по­ли­ти­че­скую ста­биль­ность», «кон­сти­ту­ци­он­ный строй» и «наци­о­наль­ные инте­ре­сы стра­ны на меж­ду­на­род­ной арене». Сам Назар­ба­ев при этом ста­нет пожиз­нен­ным гла­вой ново­го обра­зо­ва­ния, а реше­ния Сов­беза будут обя­за­тель­ны для испол­не­ния.

В про­шлом номе­ре «Новой»-Казахстан» мы пообе­ща­ли про­ана­ли­зи­ро­вать, с чем дей­стви­тель­но свя­за­но такое кар­ди­наль­ное пере­фор­ма­ти­ро­ва­ние сило­во­го кон­суль­та­тив­но-сове­ща­тель­но­го орга­на в кон­сти­ту­ци­он­ный: опас­но­стью «двор­цо­во­го» пере­во­ро­та или опас­но­стью выступ­ле­ний народ­ных масс из-за стре­ми­тель­но ухуд­ша­ю­ще­го­ся уров­ня жиз­ни; с неумо­ли­мым наступ­ле­ни­ем «тран­зит­но­го пери­о­да» и жела­ни­ем елба­сы до кон­ца жиз­ни (даже после ухо­да с поста пре­зи­ден­та) кон­тро­ли­ро­вать сило­вой блок, что­бы защи­тить Семью и ее капи­та­лы от пося­га­тельств ново­го руко­вод­ства?

По сути, в рес­пуб­ли­ке созда­ет­ся новая струк­ту­ра, кото­рая выгля­дит как некий «кол­лек­тив­ный ЦК» – с той лишь раз­ни­цей, что подав­ля­ю­щее боль­шин­ство его участ­ни­ков состав­ля­ют гла­вы сило­вых ведомств. Назар­ба­ев во гла­ве этой струк­ту­ры ста­но­вит­ся абсо­лют­но непри­ка­са­е­мым вла­сти­те­лем стра­ны – эта­ким духов­ным лиде­ром с репрес­сив­ны­ми пле­тя­ми в руках.
Вопрос толь­ко в том, зачем нуж­на еще и эта над­строй­ка. С точ­ки зре­ния соб­ствен­ной без­опас­но­сти Назар­ба­ев сде­лал все, что поз­во­ли­ло бы ему удер­жать­ся на сво­ем посту мак­си­маль­но дол­го. Клю­че­вая веха – при­ня­тие в 2010 году зако­на о «Лиде­ре нации», кото­рый сде­лал Назар­ба­е­ва неуяз­ви­мым от уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния, фак­ти­че­ски зако­но­да­тель­но обез­опа­сил всех его род­ствен­ни­ков не то что­бы от рас­сле­до­ва­ний – даже от косых взгля­дов в их сто­ро­ну. Кро­ме того, в про­шлом году, когда в рес­пуб­ли­ке объ­яви­ли кон­сти­ту­ци­он­ную рефор­му, и пар­ла­мен­ту с пра­ви­тель­ством яко­бы доба­ви­ли пол­но­мо­чий, клю­че­вые рыча­ги управ­ле­ния стра­ной (напри­мер, пра­во назна­чать пред­се­да­те­ля Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти и мини­стра обо­ро­ны) оста­лись имен­но у Назар­ба­е­ва.
В этом смыс­ле уси­ле­ние роли Сове­та Без­опас­но­сти выгля­дит как пер­вый прак­ти­че­ский шаг на пути к обсуж­да­е­мо­му в послед­ние годы тран­зи­ту вла­сти от Назар­ба­е­ва еще к кому-то. «Это меха­низм вре­мен­но­го раз­дво­е­ния пре­зи­дент­ской вла­сти, – пред­по­ла­га­ет поли­тик Петр Сво­ик. – Долж­ны появить­ся пре­зи­дент как тако­вой и пре­зи­дент в виде Назар­ба­е­ва на посту гла­вы Сов­беза. Дела­ет­ся это для Назар­ба­е­ва, в первую оче­редь: как толь­ко он уйдет на покой, пре­зи­дент­ская власть вер­нет­ся в преж­нее состо­я­ние». Ины­ми сло­ва­ми, Назар­ба­ев на посту аятол­лы сило­ви­ков (срав­не­ния с Ира­ном мель­ка­ют в казах­стан­ской прес­се) будет, с одной сто­ро­ны, про­дол­жать руко­во­дить стра­ной «до само­го кон­ца», а с дру­гой – гото­вить ново­го пре­зи­ден­та к управ­ле­нию стра­ной под сво­ей чут­кой опе­кой. После ухо­да Назар­ба­е­ва Совет Без­опас­но­сти авто­ма­ти­че­ски может перей­ти в наслед­ство к дей­ству­ю­ще­му фор­маль­но­му пре­зи­ден­ту, что сде­ла­ет его пре­зи­ден­том уже насто­я­щим.

Но есть про­бле­ма – и не одна.
Во-пер­вых, после ухо­да пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва вто­рой, даже кон­тро­ли­ру­е­мый им гла­ва госу­дар­ства ста­но­вит­ся абсо­лют­но непред­ска­зу­е­мой фигу­рой.

«Посмот­ри­те, что про­ис­хо­дит в Узбе­ки­стане, – про­во­дит ана­ло­гию дирек­тор Груп­пы оцен­ки рис­ков Досым Сат­па­ев. – Шав­кат Мир­зи­ёев, при­дя к вла­сти и остав­шись без какой-либо опе­ки, актив­но начал пере­стра­и­вать внут­рен­нюю и внеш­нюю эко­но­ми­че­скую систе­му. При этом он актив­но уда­ля­ет пред­ста­ви­те­лей «ста­рой гвар­дии», кото­рая дол­гое вре­мя нахо­ди­лась в окру­же­нии пре­зи­ден­та – как и у нас». Назар­ба­ев, нахо­дясь во гла­ве Сов­беза, вро­де как может при­стру­нить ново­го пре­зи­ден­та, но даже это не факт: новый гла­ва стра­ны рано или позд­но пре­ис­пол­нит­ся амби­ци­я­ми – и тогда стыч­ки неиз­беж­ны. А после ухо­да Назар­ба­е­ва новый пре­зи­дент нач­нет чист­ки.

Из это­го выте­ка­ет про­бле­ма номер два. Лег­ким дви­же­ни­ем руки Совет Без­опас­но­сти пре­вра­ща­ет­ся в воен­ную хун­ту, если того потре­бу­ет необ­хо­ди­мость.

Назар­ба­ев и сам может вве­сти в стране воен­ное поло­же­ние по дей­ству­ю­щим зако­нам, а уси­ле­ние Сов­беза рас­смат­ри­ва­лось сна­ча­ла как попыт­ка пре­зи­ден­та обез­опа­сить себя от внут­рен­них рас­прей и от воз­мож­ных бун­тов внут­ри стра­ны в пылу вой­ны за власть. Одна­ко после его ухо­да пре­зи­дент номер два может быть и сме­тен. «Сило­ви­ки, почув­ство­вав власть, могут взять ее под свой кон­троль, – гово­рит Досым Сат­па­ев. – Для это­го долж­ны быть сла­бы­ми дру­гие власт­ные инсти­ту­ты, поэто­му нуж­но уси­ли­вать пар­ла­мент и пра­ви­тель­ство».

Нако­нец, про­бле­ма номер три – Казах­стан после Назар­ба­е­ва оста­нет­ся наедине с кла­но­вы­ми вой­на­ми.

Пока Назар­ба­ев будет обу­чать вто­ро­го пре­зи­ден­та и обе­ре­гать его от всех невзгод, эта ситу­а­ция не будет силь­ным нары­вом. Но как толь­ко кан­ди­дат номер два оста­нет­ся в оди­но­че­стве – ему при­дет­ся столк­нуть­ся напря­мую со все­ми нюан­са­ми ази­ат­ской поли­ти­ки. Сов­без в этом смыс­ле может ока­зать­ся помощ­ни­ком – а может (см. при­чи­ну номер два) демон­стра­тив­но само­устра­нить­ся, наде­ясь вос­поль­зо­вать­ся хао­сом в сво­их инте­ре­сах. Кро­ме того, пре­зи­ден­та ждут и дру­гие про­бле­мы. «Даже Назар­ба­ев, обла­дая боль­шим авто­ри­те­том, все вре­мя стал­ки­вал­ся с оппо­зи­ци­ей сре­ди сво­их – и пред­се­да­тель Вер­хов­но­го Сове­та был в оппо­зи­ции, и свои мини­стры, и пре­мьер-министр, и пред­се­да­тель пар­ла­мен­та, – пере­чис­ля­ет Петр Сво­ик. – Ново­го пре­зи­ден­та после того, как Совет Без­опас­но­сти с ухо­дом Назар­ба­е­ва изме­нит свой ста­тус, ждет жест­кая борь­ба».

Ина­че гово­ря, сей­час на гла­зах казах­стан­ских граж­дан созда­ет­ся систе­ма пере­ход­но­го пери­о­да, при кото­рой Назар­ба­ев оста­ет­ся глав­ной вла­стью, но при этом созда­ет неко­е­го репли­кан­та себе на сме­ну.

Одна­ко в даль­ней­шем репли­кант, если он хочет выжить, дол­жен будет либо под­чи­нять себе всю дей­ству­ю­щую систе­му, либо ломать ее пол­но­стью, строя что-то новое.

И в этом смыс­ле уси­ле­ние Сове­та Без­опас­но­сти на вре­мя пере­ход­но­го пери­о­да выгля­дит непло­хим так­ти­че­ским шагом – но в стра­те­ги­че­ском смыс­ле это толь­ко еще боль­ше запу­та­ет клу­бок про­блем с казах­стан­ским буду­щим. Прав­да, сам Назар­ба­ев это уже вряд ли уви­дит.

View the discussion thread.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан