fbpx

Назарбаев вряд ли передаст власть преемнику не из семьи

«ДВОЙНАЯ СТРАТЕГИЯ» ДЛЯ ПЕРЕДАЧИ ВЛАСТИ

В аме­ри­кан­ском жур­на­ле National Interest в ста­тье «Сле­ду­ю­щий поли­ти­че­ский кри­зис Казах­ста­на» подроб­но ана­ли­зи­ру­ют поли­ти­че­скую ситу­а­цию в цен­траль­но­ази­ат­ской стране, отме­чая при­зна­ки под­го­тов­ки к воз­мож­но­му тран­зи­ту вла­сти. Любая неста­биль­ность в Казах­стане, «ско­рее все­го, затро­нет Вашинг­тон», посколь­ку Аста­на поз­во­ля­ет пере­во­зить гру­зы НАТО в Афга­ни­стан, раз­ме­сти­ла банк ядер­но­го топ­ли­ва, а инве­сти­ции США в неф­те­га­зо­вый сек­тор Казах­ста­на исчис­ля­ют­ся мил­ли­ар­да­ми дол­ла­ров.

Казах­стан оста­ет­ся ста­биль­ным с момен­та полу­че­ния неза­ви­си­мо­сти, но «сохра­нить эту ста­биль­ность в пост­на­зар­ба­ев­скую эру будет нелег­ко», пишет автор ста­тьи, сотруд­ник иссле­до­ва­тель­ской служ­бы кон­грес­са США Уил Мак­ки. Он отме­ча­ет «исто­рия меж­эт­ни­че­ско­го наси­лия», «мяг­кий авто­ри­тар­ный режим», сла­бость поли­ти­че­ских инсти­ту­тов и широ­ко рас­про­стра­нен­ную кор­руп­цию.

Ранее ана­ли­тик Пол Строн­ски, стар­ший науч­ный сотруд­ник Фон­да Кар­не­ги, ска­зал, что «Назар­ба­ев сыг­рал суще­ствен­ную роль как созда­тель и гарант казах­стан­ско­го суве­ре­ни­те­та, одна­ко он не сумел создать поли­ти­че­ские и куль­тур­ные инсти­ту­ты для сохра­не­ния госу­дар­ства в пост­на­зар­ба­ев­ское вре­мя».

«Одна­ко, Назар­ба­ев, похо­же, рабо­та­ет над тем, что­бы это изме­нить. Как кажет­ся, он рабо­та­ет над двой­ной стра­те­ги­ей для обес­пе­че­ния поли­ти­че­ской ста­биль­но­сти: во-пер­вых, он посте­пен­но про­во­дит декон­цен­тра­цию вла­сти от испол­ни­тель­ной вет­ви – ско­рее все­го, в попыт­ке предот­вра­тить сосре­до­то­че­ние боль­шо­го поли­ти­че­ско­го вли­я­ния в руках малень­кой груп­пы или отдель­ных лиц, что может пред­став­лять угро­зу его дол­го­сроч­ным эко­но­ми­че­ским и поли­ти­че­ским инте­ре­сам. Во-вто­рых, он застав­ля­ет эли­ты стра­ны инве­сти­ро­вать в эко­но­ми­ку Казах­ста­на. Он услож­нил для неко­то­рых вывоз капи­та­лов за рубеж, и создал ситу­а­цию, в кото­рой их финан­со­вые инте­ре­сы все боль­ше зави­сят от казах­стан­ской эко­но­ми­ки. Поэто­му в слу­чае поли­ти­че­ской неста­биль­но­сти или труд­но­стей в эко­но­ми­ке стра­ны эли­ты постра­да­ют, как и все осталь­ное насе­ле­ние», — пишет National Interest.

Изда­ние отме­ча­ет, что «Назар­ба­ев вряд ли пере­даст власть “надеж­но­му” пре­ем­ни­ку не из сво­ей семьи», отча­сти пото­му, что труд­но понять, кто верен ему, а кто про­сто под­дер­жи­ва­ет создан­ную им систе­му. Перед гла­за­ми — при­мер Узбе­ки­ста­на, пишет National Interest, где после смер­ти авто­ри­тар­но­го лиде­ра Исла­ма Кари­мо­ва пре­зи­ден­том стал рабо­тав­ший при нем пре­мьер-мини­стром Шав­кат Мир­зи­я­ев. Пона­ча­лу каза­лось, что насле­дие Кари­мо­ва под защи­той, но впе­чат­ле­ние было оши­боч­ным, под­чер­ки­ва­ет автор: «Как толь­ко Мир­зи­я­ев занял долж­ность, он начал кон­со­ли­ди­ро­вать кон­троль над стра­ной, убрав неко­то­рых союз­ни­ков Кари­мо­ва с постов и, как сооб­ща­ет­ся, ини­ци­и­ро­вал рас­сле­до­ва­ния в отно­ше­нии семьи Кари­мо­ва».

Повто­ре­ние узбек­ско­го сце­на­рия в Казах­стане экс­пер­ты счи­та­ют мало­ве­ро­ят­ным, посколь­ку Назар­ба­ев про­во­дит ослаб­ле­ние испол­ни­тель­ной вла­сти – в мар­те 2017 года он под­пи­сал неко­то­рые поправ­ки к зако­но­да­тель­ству, фор­маль­но рас­ши­ря­ю­щие пол­но­мо­чия пар­ла­мен­та (кото­рый кон­тро­ли­ру­ет его пар­тия). В июле 2018 года всту­пил в силу закон, по кото­ро­му Назар­ба­ев полу­чил пра­во быть пожиз­нен­ным гла­вой Сове­та без­опас­но­сти, сам этот орган сме­нил ста­тус — с кон­суль­та­тив­но­го на кон­сти­ту­ци­он­ный.

В то же вре­мя, Назар­ба­ев, по-види­мо­му, обес­по­ко­ен спо­соб­но­стью зако­но­да­тель­ных и поли­ти­че­ских инсти­ту­тов стра­ны сле­до­вать кур­су его реформ в буду­щем. Это «обос­но­ван­ное опа­се­ние, учи­ты­вая, что он сам и его пар­тия пере­кра­и­ва­ли Кон­сти­ту­цию Казах­ста­на, когда счи­та­ли это поли­ти­че­ски целе­со­об­раз­ным», пишет National Interest.

«Неяс­но, уйдет ли Назар­ба­ев из вла­сти, и когда это про­изой­дет, но он, как кажет­ся, гото­вит­ся к како­му-то поли­ти­че­ско­му тран­зи­ту. Он рабо­та­ет над декон­со­ли­да­ци­ей вла­сти – ско­рее все­го, в попыт­ке осла­бить власть сво­е­го пре­ем­ни­ка, — и над тем, что­бы эли­ты стра­ны инве­сти­ро­ва­ли в под­дер­жа­ние ста­ту­са-кво. Одна­ко глав­ный пара­докс оста­ет­ся нере­шен­ным – чем боль­ше Назар­ба­ев пыта­ет­ся раз­ра­бо­тать систе­му для обес­пе­че­ния поли­ти­че­ско­го тран­зи­та, тем боль­ше появ­ля­ет­ся вопро­сов, как эта систе­ма будет дей­ство­вать в его отсут­ствие», — резю­ми­ру­ет National Interest.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»