fbpx

Монгольский транзит: от “совка” к Швейцарии

Мон­го­лия ока­за­лась един­ствен­ным госу­дар­ством, кото­ро­му уда­лось удач­но про­ве­сти пере­строй­ку – транс­фор­ма­цию совет­ской систе­мы управ­ле­ния в пар­ла­мент­скую и транс­фор­ма­цию ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии в пар­тию пар­ла­мент­ско­го типа. И сде­лать это в слож­ней­ших гео­по­ли­ти­че­ских обсто­я­тель­ствах.

Мон­го­лия пре­вра­ти­лась в роле­вую модель для сете­вых граж­дан Казах­ста­на, не ско­ван­ных гра­ни­ца­ми цен­зу­ры. Пово­дом для вос­хи­ще­ния ста­ло обра­ще­ние пре­зи­ден­та Мон­го­лии Хал­т­ма­а­гий­на Бат­тул­га, кото­рый   в июле 2017 года потре­бо­вал от гос­слу­жа­щих, поли­ти­ков и их мно­го­чис­лен­ных род­ствен­ни­ков вер­нуть в стра­ну раз­ме­щен­ные в офшо­рах день­ги.  Этот при­зыв широ­ко разо­шел­ся по широ­ким кру­гам Каз­не­та и нашел там пол­ное пони­ма­ние.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. Хал­т­ма­а­гийн Бат­тул­га – пре­зи­дент Мон­го­лии с 10 июля 2017 года. Худож­ник по обра­зо­ва­нию. Чем­пи­он мира по сам­бо (1983).  После избра­ния он обра­тил­ся к гос­слу­жа­щим, поли­ти­кам и свя­зан­ным с ними сто­ро­нам с при­зы­вом вер­нуть день­ги из офшор­ной зоны на роди­ну, а точ­нее в банк Мон­го­лии “Мон­гол­Банк”. “Есть инфор­ма­ция, что 49 граж­дан Мон­го­лии име­ют офшор­ные сче­та, сре­ди них гос­слу­жа­щие, поли­ти­ки и свя­зан­ные с ними сто­ро­ны, подо­зре­ва­е­мые в “отмы­ва­нии” кри­ми­наль­ных денег, госу­дар­ствен­ной кор­руп­ции и мошен­ни­че­ских опе­ра­ци­ях. Если выше­упо­мя­ну­тые лич­но­сти не отклик­нут­ся на этот при­зыв, речь может идти о рас­кры­тии инфор­ма­ции об их сче­тах и о при­вле­че­нии этих лиц к ответ­ствен­но­сти в соот­вет­ствии с зако­но­да­тель­ством”, — цити­ро­ва­ли СМИ Бат­тул­га.

По идее этот повод дол­жен был поро­дить широ­кую дис­кус­сию в стране о том, «что все-таки пошло не так» и поче­му стра­на, кото­рая в нача­ле 90-х годов пред­став­ля­ла для граж­дан Казах­ста­на «кусок пусты­ни», спу­стя чет­верть века пре­вра­ти­лась в «роле­вую модель». Одна­ко это­го не про­изо­шло. Поэто­му мы хотим ини­ци­и­ро­вать дис­кус­сию о «мон­голь­ских пер­спек­ти­вах Казах­ста­на» в рам­ках про­ек­та «Казах­стан 2.0» по изу­че­нию опы­та тран­зи­та.

Пар­ла­мен­та­ризм в пустыне

Заяв­лен­но­го Хал­т­ма­а­гий­ном Бат­тул­гом чуда, конеч­но же, не про­изо­шло. По исте­че­нии сро­ка уль­ти­ма­ту­ма Глав­ное управ­ле­ние Мон­го­лии по борь­бе с кор­руп­ци­ей отчи­та­лось о воз­вра­ще­нии в стра­ну… 4 мил­ли­о­нов дол­ла­ров США. Похо­же, никто не вос­при­нял все­рьез тре­бо­ва­ние пре­зи­ден­та Мон­го­лии и даже не пытал­ся изоб­ра­зить этой серьез­но­сти.

Про­изо­шло это по той же самой при­чине, по кото­рой в Чехии никто не при­ни­ма­ет все­рьез гром­кие заяв­ле­ния мест­но­го пре­зи­ден­та Мило­ша Зема­на. Дело в том, что в Мон­го­лии вся власть кон­тро­ли­ру­ет­ся не пре­зи­ден­том, игра­ю­щим роль лиде­ра нации, а пре­мьер-мини­стром и пар­ла­мен­том, в кото­ром пра­вя­щая пар­тия или коа­ли­ция тако­вых изби­ра­ет пре­мьер-мини­стра. А пре­зи­дент может играть любую роль. В этом и состо­ит его функ­ция – быть «роле­ви­ком».

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. Мон­го­лия сего­дня — пар­ла­мент­ская рес­пуб­ли­ка сме­шан­но­го типа. Гла­ва госу­дар­ства не явля­ет­ся еди­но­лич­ным гла­вой испол­ни­тель­ной вла­сти, но осу­ществ­ля­ет коман­до­ва­ние воору­жён­ны­ми сила­ми и име­ет пра­во вето на при­ня­тые пар­ла­мен­том зако­ны. Изби­ра­ет­ся на аль­тер­на­тив­ной осно­ве путём все­об­ще­го пря­мо­го и тай­но­го голо­со­ва­ния сро­ком на 4 года. Может пере­из­би­рать­ся ещё на один срок.

То есть Мон­го­лия —  пар­ла­мент­ская рес­пуб­ли­ка. А сам факт ее суще­ство­ва­ния в цен­тре пусты­ни опро­вер­га­ет целый букет сте­рео­ти­пов о невоз­мож­но­сти созда­ния такой систе­мы в стра­нах, в кото­рых не было «веко­вых» тра­ди­ций пар­ла­мент­ской демо­кра­тии, граж­дан­ско­го обще­ства и вер­хо­вен­ства зако­на.  Дру­ги­ми сло­ва­ми, исто­ри­че­ское насле­дие ука­зы­ва­ло на Чин­гиз­ха­на, а поли­ти­че­ская реаль­ность поро­ди­ла насто­я­щий пар­ла­мент.

Удач­ный опыт пере­строй­ки

Пар­ла­мент­ская рес­пуб­ли­ка появи­лась в Мон­го­лии в резуль­та­те пере­строй­ки и успеш­ной транс­фор­ма­ции Мон­голь­ской народ­но-рево­лю­ци­он­ной пар­тии (МНРП), пра­вив­шей стра­ной на про­тя­же­нии совет­ско­го пери­о­да ее суще­ство­ва­ния. Как и в дру­гих стра­нах совет­ско­го бло­ка, в 1990  году МНРП рас­ста­лась с марк­сист­ско-ленин­ской идео­ло­ги­ей, но (в отли­чие от дру­гих стран) сохра­ни­ла власть, кото­рую удер­жи­ва­ла до 1996 года.

Пар­тий­ные «скре­пы» ста­ли мощ­ным огра­ни­чи­те­лем на пути фор­ми­ро­ва­ния режи­ма лич­ной вла­сти. Сей­час это выгля­дит стран­ным, но в пост­ста­лин­ский пери­од меха­низм при­ня­тия реше­ний в совет­ских пар­ти­ях был отно­си­тель­но демо­кра­ти­че­ским (по срав­не­нию с теми «кар­тон­ны­ми» пар­ти­я­ми, кото­рые созда­ва­лись «силь­ны­ми лиде­ра­ми» в пре­зи­дент­ских рес­пуб­ли­ках).

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. На про­шед­ших в июне 1992 года выбо­рах в Вели­кий Госу­дар­ствен­ный Хурал МНРП полу­чи­ла 70  мест и нача­ла осу­ществ­лять рыноч­ные рефор­мы, в част­но­сти, при­ва­ти­за­цию — в 1993 году част­ный сек­тор про­из­вел 60 % ВВП стра­ны. Одна­ко в кри­зи­се ока­за­лась пере­ра­ба­ты­ва­ю­щая про­мыш­лен­ность. Вско­ре эко­но­ми­че­ское поло­же­ние  рез­ко ухуд­ши­лось, и в нача­ле 1993 года в Улан-Бато­ре была вве­де­на кар­точ­ная систе­ма. На пар­ла­мент­ских выбо­рах 1996 года побе­ду одер­жал оппо­зи­ци­он­ный Демо­кра­ти­че­ский союз (50 мест), а МНРП полу­чи­ла толь­ко 25 мест.

Пора­же­ние на выбо­рах заста­ви­ло МНРП при­нять новую про­грам­му, и уже в 2000-м году она вер­ну­ла себе власть, после чего в стране воз­ник­ла обыч­ная для пар­ла­мент­ских рес­пуб­лик поли­ти­че­ская дина­ми­ка. Прав­да, пар­ла­мент­ский харак­тер рес­пуб­ли­ки не при­вел к росту чис­ла поли­ти­че­ских пар­тий.   Фак­ти­че­ски в стране сфор­ми­ро­ва­лась двух­пар­тий­ная систе­ма, состо­я­щая из МНП (все та же МНРП, кото­рая изба­ви­лась от рево­лю­ци­он­ной состав­ля­ю­щей в сво­ем назва­нии) и Демо­кра­ти­че­ской пар­тии. Соот­вет­ствен­но, пози­цию пре­мьер-мини­стра, ответ­ствен­но­го за при­ня­тие адми­ни­стра­тив­ных реше­ний в стране, после­до­ва­тель­но зани­ма­ют пред­ста­ви­те­ли этих двух пар­тий.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. В 2016 году про­шли оче­ред­ные выбо­ры в Вели­кий Госу­дар­ствен­ный Хурал, по резуль­та­там кото­рых Мон­голь­ская Народ­ная пар­тия полу­чи­ла 65 мест, а Демо­кра­ти­че­ская пар­тия — 9. На пре­зи­дент­ских выбо­рах 2017 года побе­ду одер­жал пред­ста­ви­тель Демо­кра­ти­че­ской пар­тии Хал­т­ма­а­гийн Бат­тул­га.

Частые выбо­ры, фор­ми­ро­ва­ние все­воз­мож­ных коа­ли­ций, заку­лис­ные пере­го­во­ры, посто­ян­ные обви­не­ния поли­ти­че­ских про­тив­ни­ков в кор­руп­ции, ста­ли непре­мен­ны­ми атри­бу­та­ми Мон­го­лии. Как буд­то это были бере­га Тем­зы, а не пес­ки пусты­ни Гоби. Такие систе­мы часто ока­зы­ва­ют­ся в состо­я­нии кри­зи­са, но каж­дый раз ока­зы­ва­ют­ся спо­соб­ны­ми адап­ти­ро­вать­ся к новым усло­ви­ям и гене­ри­ро­вать новые поли­ти­че­ские силы, кото­рые выво­дят эту систе­му из кри­зи­са.

Гео­по­ли­ти­ка тран­зи­та 

Демо­кра­ти­че­ская транс­фор­ма­ция Мон­го­лия про­ис­хо­ди­ла в спо­кой­ной обста­нов­ке. С нашей точ­ки зре­ния, это свя­зан­ные про­цес­сы: веро­ят­ность постро­е­ния систе­мы кол­лек­тив­но­го обсуж­де­ния и при­ня­тия реше­ний гораз­до выше в обще­стве, где нет стра­хов и исте­рик. Чаще все­го такие стра­хи нагне­та­ют­ся за счет внеш­них, насто­я­щих и раз­ду­ва­е­мых угроз. Дока­зать эту тео­рию слож­но, но взгля­нуть под этим углом на мон­голь­ский тран­зит нам пред­став­ля­ет­ся полез­ным.

Рас­смот­рим для нача­ла гео­по­ли­ти­че­ское изме­ре­ние. Гео­по­ли­ти­че­ский ана­лиз при­ня­то про­во­дить в трех изме­ре­ни­ях:

  1. Внут­рен­нее реги­о­наль­ное раз­де­ле­ние;
  2. Отно­ше­ния с сосе­дя­ми;
  3. Уча­стие в «боль­шом кон­цер­те» супер­дер­жав.

Несмот­ря на огром­ную тер­ри­то­рию, Мон­го­лия пред­став­ля­ет собой клас­си­че­ское «север­ное госу­дар­ство», в кото­ром корен­ная наци­о­наль­ность (мон­го­лы) состав­ля­ет 90% насе­ле­ния, а боль­шая часть насе­ле­ния живет в горо­дах. Несмот­ря на агар­ный сте­рео­тип, в Мон­го­лии город­ское насе­ле­ние стра­ны состав­ля­ет более 73% насе­ле­ния. В сто­ли­це Улан-Бато­ре  про­жи­ва­ет око­ло 1,5 мил­ли­о­нов чело­век, и это почти поло­ви­на от общей чис­лен­но­сти насе­ле­ния стра­ны. Насе­ле­ние сле­ду­ю­ще­го по чис­лен­но­сти насе­ле­ния горо­да Архан­гай не дотя­ги­ва­ет и до 100 тысяч чело­век.

Чаще все­го у каж­дой стра­ны есть своя сто­ли­ца. Но в неко­то­рых слу­ча­ях связ­ка обрат­ная – у сто­ли­цы есть своя стра­на. Мон­го­лия попа­да­ет имен­но в эту кате­го­рию.  Мон­го­лию мож­но счи­тать стра­ной «одно­го горо­да», в кото­ром скон­цен­три­ро­ва­на вся поли­ти­че­ская жизнь. Это озна­ча­ет ради­каль­ное сни­же­ние роли реги­о­наль­ных инте­ре­сов и элит в обще­по­ли­ти­че­ской жиз­ни стра­ны.

Основ­ной кон­фликт носит соци­аль­ный харак­тер, и он так­же лока­ли­зо­ван в гра­ни­цах сто­ли­цы. Более 60 про­цен­тов насе­ле­ния горо­да про­жи­ва­ет в усло­ви­ях, кото­рые экс­пер­ты Все­мир­но­го бан­ка мяг­ко назы­ва­ют «нефор­маль­ны­ми полу­го­род­ски­ми посе­ле­ни­я­ми». На самом деле речь идет о самых насто­я­щих тру­що­бах, кото­рые бук­валь­но окру­жи­ли сто­ли­цу со всех сто­рон.

По дан­ным спе­ци­аль­но­го докла­да Все­мир­но­го бан­ка, сеть этих «нефор­маль­ных посе­ле­ний» обра­зо­ва­лась за послед­ние деся­ти­ле­тия, в резуль­та­те чего адми­ни­стра­тив­ная тер­ри­то­рия Улан-Бато­ра уве­ли­чи­лась в трид­цать (!) раз, а насе­ле­ние – на 70%. В этих посе­ле­ни­ях отсут­ству­ют ком­му­наль­ные услу­ги (кана­ли­за­ция, тру­бо­про­вод, не гово­ря уже об обще­ствен­ном транс­пор­те), а соци­аль­ная систе­ма про­сто игно­ри­ру­ет суще­ство­ва­ние этих тер­ри­то­рий.

По мне­нию авто­ри­тет­ной орга­ни­за­ции Amnesty Intenational, нару­ше­ние прав диких пере­се­лен­цев в Улан-Батор – основ­ная про­бле­ма в обла­сти прав чело­ве­ка в этой стране. Тако­му рас­кла­ду мог­ла бы поза­ви­до­вать любая даже самая раз­ви­тая демо­кра­тия. Риск ока­зать­ся в квар­ти­ре при тем­пе­ра­ту­ре минус 30 гра­ду­сов по Цель­сию, конеч­но, может испу­гать, но все-таки сво­бо­ду людей поки­нуть эту квар­ти­ру никто не огра­ни­чи­ва­ет. В отли­чие от ока­зав­ших­ся в похо­жих усло­ви­ях, но за решет­кой людей, аре­сто­ван­ных за так назы­ва­е­мые поли­ти­че­ские пре­ступ­ле­ния.

УРБАНИЗАЦИЯ МОНГОЛИИ

В 1960-м году доля город­ских жите­лей состав­ля­ла в Мон­го­лии чуть боль­ше тре­ти от все­го насе­ле­ния стра­ны (35,7%), в Казах­стане доля горо­жан была суще­ствен­но выше (44,2%). В после­ду­ю­щие деся­ти­ле­тия их чис­ло рос­ло в обе­их стра­нах, но в Мон­го­лии урба­ни­за­ция про­те­ка­ла более дина­мич­но. В резуль­та­те к 1987 году этот пока­за­тель в двух стра­нах срав­нял­ся на отмет­ке 56,2%, после чего насту­пи­ла стаг­на­ция, кото­рая про­дол­жа­лась вплоть до нача­ла 2000-х, а затем циви­ли­за­ци­он­ные пути Казах­ста­на и Мон­го­лии разо­шлись. И если в Казах­стане доля горо­жан про­дол­жа­ла стагни­ро­вать и даже умень­ши­лась (до 53,2%), то в Мон­го­лии она вырос­ла к 2016 году до 72,8%.

Мон­го­лия пре­вра­ти­лась в доста­точ­но круп­ное по коли­че­ству насе­ле­ния госу­дар­ство, льви­ная доля кото­ро­го тянет­ся в мега­по­лис. Это клас­си­че­ская исто­рия, кото­рая повто­ря­ет­ся во всех госу­дар­ствах, ока­зав­ших­ся на пути инду­стри­а­ли­за­ции и модер­ни­за­ции, начи­ная с Англии, в кото­рой эти про­цес­сы актив­но про­ис­хо­ди­ли несколь­ко сто­ле­тий назад.  Неиз­ме­нив­ша­я­ся струк­ту­ра Казах­ста­на гово­рит о том, что ника­кой инду­стри­а­ли­за­ции и соци­аль­ной модер­ни­за­ции в стране не про­ис­хо­ди­ло. И если тор­мо­же­ние 1990-х годов мож­но было спи­сать на мас­штаб­ную эми­гра­цию, затро­нув­шую преж­де все­го город, то 2000-е ока­за­лись про­сто поте­рян­ным деся­ти­ле­ти­ем, когда высо­кие тем­пы эко­но­ми­че­ско­го роста про­шли мимо боль­шей части насе­ле­ния, не затро­нув его.

Мон­го­лия часто опи­сы­ва­ет­ся в запад­ной лите­ра­ту­ре как стра­на фавел, кото­рые обле­пи­ли сто­ли­цу. Дей­стви­тель­но, по ста­ти­сти­ке более 64% насе­ле­ния стра­ны про­жи­ва­ет в сто­ли­це. В Казах­стане в круп­ней­шем горо­де стра­ны про­жи­ва­ет лишь 16,2%.  И это озна­ча­ет, что ана­ло­гич­ные про­цес­сы для Казах­ста­на еще впе­ре­ди.

Пара­док­саль­ной выгля­дит и мат­ри­ца отно­ше­ний Мон­го­лии со сво­и­ми сосе­дя­ми. Бога­тая на собы­тия и очень неод­но­знач­ная исто­рия этих свя­зей, похо­же, не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к суще­ству­ю­щей реаль­но­сти. Совре­мен­ная Мон­го­лия не роди­лась, а была «выре­за­на» из соста­ва Китая в 1911 году. Несколь­ко поз­же, уже в раз­гар граж­дан­ской вой­ны в быв­шей Рос­сий­ской импе­рии, ее неза­ви­си­мость в про­ти­во­сто­я­нии с Кита­ем суме­ли отсто­я­ли вой­ска бело­гвар­дей­ско­го баро­на Унгер­на.

СПРАВКА ВИКИПЕДИИ. В 1921 году диви­зия рус­ско­го гене­ра­ла Р. Ф. фон Унгерн-Штерн­бер­га сов­мест­но с мон­го­ла­ми выби­ла китай­цев из сто­ли­цы Мон­го­лии — Урги. Летом 1921 года вой­ска РСФСР, Даль­не­во­сточ­ной рес­пуб­ли­ки и крас­ных мон­го­лов нанес­ли ряд пора­же­ний Унгер­ну. В Урге было созда­но Народ­ное пра­ви­тель­ство, а в 1924 году Мон­го­лия была объ­яв­ле­на народ­ной рес­пуб­ли­кой. Вплоть до окон­ча­ния Вто­рой миро­вой вой­ны един­ствен­ным госу­дар­ством, при­знав­шим неза­ви­си­мость Мон­го­лии, был СССР.

Несмот­ря на то, что после при­хо­да к вла­сти ком­му­ни­стов, КНР уста­но­ви­ла дипло­ма­ти­че­ские отно­ше­ния с дру­же­ствен­ной по соци­а­ли­сти­че­ско­му лаге­рю МНРП, там нико­гда все­рьез не вос­при­ни­ма­ли это госу­дар­ство. Более того, до 1961 года   успеш­но бло­ки­ро­ва­лись все попыт­ки вступ­ле­ния МНРП в ряды ООН.  В самом Китае пере­пись 2000-го года зафик­си­ро­ва­ла почти 6 мил­ли­о­нов чело­век этни­че­ских мон­го­лов (в несколь­ко раз боль­ше, чем в самой Мон­го­лии), око­ло 4 мил­ли­о­нов из кото­рых про­жи­ва­ет во Внут­рен­ней Мон­го­лии – огром­ном авто­ном­ном рай­оне, рас­по­ло­жен­ном в север­ной части КНР. Вла­сти Мон­голь­ской рес­пуб­ли­ки, кста­ти, счи­та­ют эту тер­ри­то­рию аннек­си­ро­ван­ной Кита­ем.

Но китай­ские, рав­но как и мон­голь­ские эмо­ции не име­ют ника­ко­го отно­ше­ния к эко­но­ми­че­ским реа­ли­ям. КНР сде­ла­ло став­ку на раз­ви­тие тор­го­вых свя­зей с Мон­го­ли­ей, и 90% экс­порт­ных поста­вок Мон­го­лии ухо­дит в Китай.

Номен­кла­ту­ра экс­порт­ных поста­вок оче­вид­на — это сырье­вые това­ры.  Место­рож­де­ния меди, золо­та, угля, молиб­де­на, ура­на, чей экс­порт сего­дня состав­ля­ет око­ло 40% ВВП, ради­каль­но изме­ни­ли эко­но­ми­ку Мон­го­лии. Из сель­ско­хо­зяй­ствен­ной и коче­вой она пре­вра­ти­лась в сырье­вую. Но, как видим, это не ста­ло осно­ва­ни­ем для поли­ти­че­ской транс­фор­ма­ции Мон­го­лии в полу­ко­ло­ни­аль­ную дер­жа­ву с авто­ри­тар­ной поли­ти­че­ской систе­мой. По мне­нию поли­ти­че­ских экс­пер­тов, кор­руп­ция пред­став­ля­ет собой орга­нич­ный эле­мент мон­голь­ской поли­ти­че­ской систе­мы, но она оста­ет­ся частью тене­вой, а не пуб­лич­ной систе­мы при­ня­тия реше­ний.

Осо­бые отно­ше­ния сло­жи­лись у Мон­го­лии с Рос­си­ей. В свое вре­мя стра­на не ста­ла частью СССР толь­ко пото­му, что Москва хоте­ла избе­жать обви­не­ний в аннек­сии со сто­ро­ны Китая. Де-факто же Мон­голь­ская Народ­ная Рес­пуб­ли­ка была частью Совет­ско­го Сою­за. Но после кру­ше­ния СССР здесь не ста­ли вое­вать с про­шлым. В стране сохра­ни­лась кирил­ли­ца, а подав­ля­ю­щее боль­шин­ство насе­ле­ния Улан-Бато­ра зна­ет рус­ский язык. И у стра­ны нет ника­ких про­блем с Рос­си­ей, кото­рая обес­пе­чи­ва­ет при­мер­но 90% наци­о­наль­но­го спро­са на элек­тро­энер­гию.

Несмот­ря на близ­кие отно­ше­ния и кри­ти­че­скую зави­си­мость от Рос­сии (элек­тро­энер­гия) и Китая (моноп­со­ния на импорт), Мон­го­лия суме­ла отсто­ять свой ней­тра­ли­тет и, несмот­ря на все уго­во­ры Рос­сии и Китая, суме­ла отка­зать­ся от настой­чи­во­го при­гла­ше­ния обо­их сосе­дей вой­ти в состав Шан­хай­ской Орга­ни­за­ции Сотруд­ни­че­ства (ШОС), в кото­рой она обла­да­ет ста­ту­сом стра­ны-наблю­да­те­ля, при­ду­ман­ным чле­на­ми орга­ни­за­ции спе­ци­аль­но для нее.

О том, что этот ста­тус помо­га­ет Мон­го­лии выстра­и­вать свои отно­ше­ния с США, ста­ло извест­но после пуб­ли­ка­ции Джу­ли­а­ном Ассан­жем кол­лек­ции депеш, кото­рые отправ­ля­лись сотруд­ни­ка­ми посольств из раз­ных стран в Вашинг­тон. В одной из них, дати­ро­ван­ной июнем 2006 года, рас­ска­зы­ва­ет­ся о встре­че совет­ни­ка пре­зи­ден­та Мон­го­лии по внеш­ней поли­ти­ке с дипло­ма­том из США.

Совет­ник пре­зи­ден­та сам орга­ни­зо­вал эту встре­чу для того, что­бы рас­ска­зать о повест­ке оче­ред­но­го сам­ми­та ШОС и об инте­ре­сах пре­зи­ден­та Мон­го­лии, кото­рый отправ­лял­ся на эту встре­чу. Суть этих инте­ре­сов, под­черк­нул совет­ник, состо­ит в про­дви­же­нии идей сво­бод­ной от ядер­но­го ору­жия зоны и обви­не­нии (пусть и кос­вен­но­го) Север­ной Кореи и Ира­на в нару­ше­нии взя­тых на себя обя­за­тель­ствах. Совет­ник заве­рил сво­е­го аме­ри­кан­ско­го собе­сед­ни­ка, что пре­зи­дент не соби­рал­ся задер­жи­вать­ся на сам­ми­те, так как его боль­ше инте­ре­су­ет встре­ча с прин­цем из Гол­лан­дии, и даже не будет при­сут­ство­вать на общих засе­да­ни­ях, огра­ни­чив­шись дву­сто­рон­ни­ми встре­чам с лиде­ра­ми стран-участ­ни­ков ШОС. Совет­ник под­черк­нул, что Мон­го­лия ни в коем слу­чае не соби­ра­ет­ся всту­пать в ШОС, хотя ее пыта­ют­ся зата­щить туда все­ми сила­ми, посы­лая крас­но­ре­чи­вые сиг­на­лы через госу­дар­ства Цен­траль­ной Азии (ско­рее все­го, речь идет о Казах­стане, так как одна из запла­ни­ро­ван­ных дву­сто­рон­них встреч была имен­но с Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым).

Аме­ри­кан­ский дипло­мат выра­зил прось­бу США вос­пре­пят­ство­вать при­ня­тию декла­ра­ции, направ­лен­ной про­тив воен­но­го при­сут­ствия армии США в стра­нах Цен­траль­ной Азии. И дове­ри­тель­ный харак­тер этой бесе­ды и нали­чие подоб­но­го рода просьб под­твер­жда­ет, что, несмот­ря на всю друж­бу с сосе­дя­ми, Мон­го­лия вся­че­ски стре­ми­лась к стра­те­ги­че­ско­му сою­зу с США, кото­рый поз­во­лял ей выстро­ить свой соб­ствен­ный баланс сил и отно­ше­ний в реги­оне.

На самом деле Мон­го­лии уда­лось добить­ся невоз­мож­но­го – при­влечь вни­ма­ние могу­ще­ствен­ной дер­жа­вы. До это­го США не про­яв­ля­ли ника­ко­го инте­ре­са к этой стране. Как пока­зы­ва­ет, про­ве­ден­ное нами иссле­до­ва­ние рас­сек­ре­чен­ных мате­ри­а­лов ЦРУ, там нет ника­ких зна­чи­мых иссле­до­ва­тель­ских мате­ри­а­лов по этой стране.

В одном из посла­ний ЦРУ при­зна­ет, что не вла­де­ет ника­кой инфор­ма­ци­ей о стране, так как у них нет сво­их пред­ста­ви­те­лей в ней, а дипло­ма­ты, рабо­та­ю­щие в Москве, посе­ща­ют Улан-Батор лишь «вре­мя от вре­ме­ни». Запис­ка име­ла гриф «совер­шен­но сек­рет­но» и была дати­ро­ва­на 1970-м годом. Это был раз­гар холод­ной вой­ны и кон­флик­та СССР с Кита­ем. Но даже эти обсто­я­тель­ства не смог­ли заста­вить США создать свой аван­пост в цен­тре пусты­ни Гоби.  Тем более, эти инте­ре­сы не мог­ли появить­ся в новую эпо­ху. Как откро­вен­но при­зна­ет посол США в 2005 году в одной из депеш из кол­лек­ции Вики­ликс: «Мон­го­лия не име­ет стра­те­ги­че­ско­го зна­че­ния для США».

В реаль­но­сти это отно­ше­ние как раз очень устра­и­ва­ло Улан-Батор, кото­рый хотел дру­жить со все­ми, но на без­опас­ном рас­сто­я­нии. Уди­ви­тель­но, но эта стра­те­гия сра­бо­та­ла. И дело не в каком-то слу­чай­ном соче­та­нии гео­по­ли­ти­че­ских фак­то­ров, как раз наобо­рот: все эти фак­то­ры гово­ри­ли об обрат­ном.  Сосед­ство с Кита­ем и Рос­си­ей, нача­ло раз­ра­бот­ки боль­шо­го коли­че­ства место­рож­де­ний при­род­ных иско­па­е­мых, пред­по­ла­га­е­мое про­хож­де­ние по тер­ри­то­рии стра­ны одной из основ­ных арте­рий созда­ва­е­мо­го Шел­ко­во­го пути – все эти обсто­я­тель­ства дава­ли осно­ва­ние для про­гно­за о том, что стра­ну в покое не оста­вят. Но все сло­жи­лось совер­шен­но ина­че.

При­чи­ной тако­го удач­но­го для Мон­го­лии рас­кла­да, по наше­му мне­нию, ста­ла… пар­ла­мент­ская демо­кра­тия. Вопре­ки тра­ди­ци­он­но­му в Евра­зии пред­став­ле­нию, она ста­ла не след­стви­ем, а при­чи­ной стра­те­ги­че­ских пре­иму­ществ. Преж­де все­го пото­му, что пар­ла­мент­ская систе­ма суще­ствен­но ослож­ня­ет воз­мож­ность дав­ле­ния на госу­дар­ство. Даже хоро­шо извест­ная про­бле­ма «пар­тий­ной кор­руп­ции» в стране не облег­ча­ет, а ско­рее ослож­ня­ет воз­мож­ность тако­го дав­ле­ния. Все заня­ты реше­ни­ем куда более «насущ­ных» и при­зем­лен­ных про­блем, кото­рые бес­ко­неч­но дале­ки от «гео­по­ли­ти­че­ских шах­мат», и созда­вать для это­го коа­ли­цию инте­ре­сов никто не будет.

В свою оче­редь, нали­чие такой систе­мы (хоро­шо понят­ной для любо­го дипло­ма­та) поз­во­ля­ет Госде­пу с лег­ким серд­цем делать заяв­ле­ния о друж­бе, сотруд­ни­че­стве и даже стра­те­ги­че­ском парт­нер­стве, пони­мая всю пусто­ту этих фраз. Ведь глав­ное в этой исто­рии – не ока­зать­ся слу­чай­но застиг­ну­тым врас­плох каким-нибудь куль­би­том со сто­ро­ны оче­ред­но­го авто­ри­тар­но­го «суки­на сына», кото­рый вооб­ра­зил себя дру­гом и сорат­ни­ком аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та. И тем более не нуж­но пытать­ся каким-то обра­зом повли­ять на эту пози­цию.

Отсю­да заяв­ле­ния, вро­де того, кото­рое Джордж Буш-млад­ший сде­лал нака­нуне сво­е­го визи­та в Мон­го­лию в нояб­ре 2005 года.  В интер­вью мон­голь­ско­му теле­ви­де­нию он тор­же­ствен­но пообе­щал, что США не допу­стят «ника­ких воен­ных дей­ствий со сто­ро­ны дру­гих госу­дарств по отно­ше­нию к Мон­го­лии», а  «если подоб­ное про­изой­дёт, Аме­ри­ка обя­за­тель­но ока­жет помощь Мон­го­лии».

Все пони­ма­ют, что это­го не про­изой­дет, так как у Мон­го­лии про­сто нет вра­гов, и здесь все­гда рады видеть всех сосе­дей. Вре­мя от вре­ме­ни. И вряд ли кто-то захо­чет нару­шить этот баланс. А через неко­то­рое вре­мя мож­но будет гово­рить уже и о фено­мене «пустын­ной Швей­ца­рии».

ОТ РЕДАКЦИИ. Это оче­ред­ная ста­тья цик­ла, в кото­ром мы обе­ща­ли рас­ска­зать о том, как про­ис­хо­дил тран­зит вер­хов­ной вла­сти в дру­гих госу­дар­ствах мира, схо­жих с Казах­ста­ном по харак­те­ру поли­ти­че­ской систе­мы и прак­ти­ки. О тран­зи­те вла­сти в Испа­нии, Пор­ту­га­лии, Бра­зи­лии, Тур­ции и Чили читай­те в наших иссле­до­ва­ни­ях: Как испан­цы изба­ви­лись от дик­та­ту­ры Фран­коПослед­няя рево­лю­ция на Запа­деТран­зит вла­сти в Бра­зи­лии. Путь к демо­кра­тииТран­зит в Бра­зи­лии. Попыт­ка номер два , Турец­кий тран­зит: от дик­та­ту­ры к демократии.Ч.IТурец­кий тран­зит: от дик­та­ту­ры к демо­кра­тии. Ч.IIЧилий­ский тран­зит: дик­та­тор, вый­ди вон!

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0