fbpx

Министра юстиции Австрии обвинили в том, что он был сообщником Рахата Алиева

Про­тив­ни­ки быв­ше­го посла Казах­ста­на в Австрии Раха­та Али­е­ва, подо­зре­ва­е­мо­го в убий­стве и при­ме­не­нии пыток, выдви­га­ют тяже­лые обви­не­ния в отно­ше­нии мини­стра юсти­ции Вольф­ган­га Бранд­штет­те­ра (Австрий­ская народ­ная пар­тия). Он был не толь­ко его адво­ка­том, но и «сообщ­ни­ком, помощ­ни­ком Раха­та Али­е­ва», заявил казах­стан­ский акти­вист Серик Медет­бе­ков в чет­верг на пресс-кон­фе­рен­ции в цен­тре ОБСЕ в Вене.

With UN Special Rapporteur on Torture Juan Mendez, OSCE Meeting on Torture, Vienna, Apr 10
With UN Special Rapporteur on Torture Juan Mendez, OSCE Meeting on Torture, Vienna, Apr 10

«Нам очень тяже­ло пре­сле­до­вать чело­ве­ка, кото­рый смог под­ку­пить мини­стра юст­ции Австрии», ска­зал Медет­бе­ков. Он сослал­ся на доку­мен­ты про­тив­ни­ка Али­е­ва Рафи­ка Сот­ким­ба­е­ва, кото­рый в нача­ле года погиб, как заяв­ля­ет­ся, при зага­доч­ных обсто­я­тель­ствах. Его доку­мен­ты под­твер­жда­ют, что Бранд­штет­тер «мно­го лет назад пере­шел гра­ни­цу, отде­ля­ю­щую защит­ни­ка от пре­ступ­ни­ка». Кон­крет­но он обви­нил Бранд­штет­те­ра в том, что тот помо­гал Али­е­ву и его род­ствен­ни­кам полу­чить вид на житель­ство в Австрии.

Отве­чая на запрос АПА, министр юсти­ции Бранд­штет­тер отверг обви­не­ния. «Эти выска­зы­ва­ния настоль­ко абсурд­ны, что мы не будем их ком­мен­ти­ро­вать», ска­зал пред­ста­ви­тель мини­стра Кри­сти­ан Виганд.

Нака­нуне Кон­фе­рен­ции по вопро­сам борь­бы с пыт­ка­ми, созван­ной Орга­ни­за­ци­ей по без­опас­но­сти и сотруд­ни­че­ства в Евро­пе (ОБСЕ), Медет­бе­ков выска­зал кри­ти­ку в отно­ше­нии бес­по­мощ­но­сти орга­ни­за­ции в этой обла­сти. Один­на­дцать лет спу­стя после преды­ду­щей кон­фе­рен­ции ОБСЕ, посвя­щен­ной вопро­сам наси­лия и пыток, почти нет про­грес­са. Более того, удив­ля­ет тот факт, что винов­ни­ки пыток, ока­зав­шись на Запа­де, оста­ют­ся без­на­ка­зан­ны­ми. Это «про­бле­ма для Евро­пы», когда люди, «орга­ни­зо­вав­шие пыт­ки у себя на родине, в Евро­пе могут укло­нять­ся от уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния», ска­зал он, имея в виду Али­е­ва, кото­рый дол­гие годы мог спо­кой­но жить в Австрии и на Маль­те.

Медет­бе­ков высту­пил вме­сте со сво­им зем­ля­ком Пет­ром Афа­на­сен­ко, кото­рый заявил, что в 1999 году Али­ев лич­но пытал его. Афа­на­сен­ко пожа­ло­вал­ся на то, что в тече­ние пяти лет он без­ре­зуль­тат­но пыта­ет­ся при­влечь Али­е­ва к судеб­ной ответ­ствен­но­сти. Вна­ча­ле тот заявил о сво­ей готов­но­сти пред­стать перед одним из евро­пей­ских судов, одна­ко теперь не жела­ет и слы­шать об этом. «Мы не хотим кро­ви Раха­та Али­е­ва, мы толь­ко хотим спра­вед­ли­во­сти», — под­черк­нул Афа­на­сен­ко.

Медет­бе­ков само­го себя назвал пред­ста­ви­те­лем казах­стан­ской оппо­зи­ции, а в мате­ри­а­лах пресс-кон­фе­рен­ции был ука­зан как «учре­ди­тель пер­вой неза­ви­си­мой радио­стан­ции Казах­ста­на». По вопро­су ситу­а­ции в обла­сти прав чело­ве­ка в Казах­стане – где соглас­но AmnestyInternational при­ме­не­ние пыток все еще широ­ко рас­про­стра­не­но – в ответ на вопрос АПА он выска­зал­ся уклон­чи­во: «Неза­ви­си­мые непра­ви­тель­ствен­ные орга­ни­за­ции не име­ют воз­мож­но­сти при­е­хать в Вену в ОБСЕ. Они гово­рят, что посту­па­ет доволь­но мно­го жалоб, и они могут при­ве­сти неко­то­рые при­ме­ры того, что про­ис­хо­дит в Казах­стане», — ска­зал он.

До это­го совет­ник посоль­ства Казах­ста­на Аскар Ахме­тов, огла­шая с пред­на­зна­чен­но­го для жур­на­ли­стов места зара­нее под­го­тов­лен­ное заяв­ле­ние, под­черк­нул, что при­ме­не­ние пыток Раха­том  Али­е­вым явля­ет­ся «еди­нич­ны­ми и исклю­чи­тель­ны­ми слу­ча­я­ми». В Казах­стане при­ме­не­ние пыток не толь­ко запре­ще­но, а стро­го нака­зы­ва­ет­ся, отме­тил он. В отно­ше­нии дела Али­е­ва Ахме­тов он обра­тил вни­ма­ние на рас­сле­до­ва­ния, про­во­ди­мые в насто­я­щий момент австрий­ски­ми орга­на­ми юсти­ции. «Мы наде­ем­ся, что систе­ма юсти­ции Австрии выне­сет кор­рект­ный в пра­во­вом отно­ше­нии при­го­вор».

Уже дол­гие годы пред­ста­ви­те­ли австрий­ской юсти­ции и поли­ти­ки зани­ма­ют­ся делом Али­е­ва. В 2002 году тогдаш­ний зять авто­ри­тар­но­го пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва был назна­чен послом в Австрии. В нача­ле 2007 года Али­ев впал в неми­лость Назар­ба­е­ва. Казах­стан­ская юсти­ция тре­бу­ет его экс­тра­ди­ции из-за похи­ще­ния им двух бан­ки­ров, обна­ру­жен­ных потом мерт­вы­ми, в чем Австри­ей было два раза отка­за­но Казах­ста­ну по из-за поло­же­ния с пра­ва­ми чело­ве­ка в этой быв­шей рес­пуб­ли­ке Совет­ско­го Сою­за.

В июле 2011 года в Австрии было воз­буж­де­но рас­сле­до­ва­ние в отно­ше­нии Али­е­ва по обви­не­нию в убий­стве, одна­ко, быв­ший посол уже скрыл­ся к тому вре­ме­ни на Маль­ту.

В декаб­ре 2013 года быв­ший адво­кат Али­е­ва Бранд­штет­тер стал мини­стром юсти­ции, но исполь­зо­вал, в чис­ле про­че­го, дело Али­е­ва в каче­стве пово­да для созда­ния в мини­стер­стве юсти­ции экс­перт­ной груп­пы по рефор­ми­ро­ва­нию дирек­тив­но­го пра­ва.

Газе­та Тiroler Tageszeitung, Вена 10.04.2014 г.