Мертвому – поправка

Министр информации и коммуникаций призвал не переживать журналистов, которые опасаются смерти жанра расследования в СМИ из-за «антижурналистских поправок». Теперь впору переживать за самого министра.

На про­шлой неде­ле министр инфор­ма­ции и ото­бран­ных КНБ ком­му­ни­ка­ций Дау­рен Аба­ев высту­пил в Facebook с оче­ред­ным разъ­яс­не­ни­ем спор­ных норм попра­вок к зако­нам, регу­ли­ру­ю­щим дея­тель­ность жур­на­ли­стов в Казах­стане. Разъ­яс­не­ние это уже вто­рое (после пер­во­го жур­на­лист Вадим Борей­ко назвал Аба­е­ва «голе­мом»), но самое важ­ное: в нем дает­ся пояс­не­ние отно­си­тель­но глав­ных тези­сов, вокруг кото­рых сло­ма­ли копья вооб­ще все в жур­на­ли­сти­ке. Клю­че­вой момент – необ­хо­ди­мость брать у геро­ев пуб­ли­ка­ций раз­ре­ше­ние на рас­кры­тие инфор­ма­ции о лич­ной, бан­ков­ской и семей­ной тайне.

Пози­ция про­тив­ни­ков этой поправ­ки – под семей­ную тай­ну мож­но под­вер­стать вооб­ще все, что угод­но: вил­лы, запи­сан­ные на жен; биз­нес вся­ких «бра­тьев»; кор­руп­ци­он­ные схе­мы детей. Пози­ция мини­стер­ства с точ­ки зре­ния Аба­е­ва – успо­ка­и­ва­ю­ще-мен­тор­ская. Во-пер­вых, заявил Аба­ев, все эти тай­ны уже опи­са­ны в дру­гих кодек­сах; во-вто­рых, «мы не наме­ре­ны запре­щать пуб­ли­ко­вать жур­на­ли­стам мате­ри­а­лы о нали­чии доро­гих авто или недви­жи­мо­сти тех или иных чинов­ни­ков». «Неко­то­рые счи­та­ют, что под видом семей­ной тай­ны чинов­ни­ки смо­гут скры­вать свои нетру­до­вые дохо­ды, – тут Аба­ев доба­вил жест­ко­сти в голо­се. – Ска­жу так: не смо­гут».

Это все, конеч­но, хоро­шо, и по идее надо бы выдох­нуть с облег­че­ни­ем. Но – не полу­ча­ет­ся. И дело даже не в том, что в сло­вах мини­стра есть мел­кие нело­гич­но­сти: напри­мер, если в дру­гих кодек­сах про­пи­сан запрет на пуб­ли­ка­цию тайн без согла­сия – зачем писать это еще в одном законе? Беда Аба­е­ва в том, что это – про­сто сло­ва. А закон – бума­га, кото­рой в суде пове­рят боль­ше, чем видео­фраг­мен­ту из Facebook. Вот если бы министр ска­зал, что в поправ­ки доба­вят нор­му, что на чинов­ни­ков «семей­ная тай­на» в ее скры­том под­тек­сте не рас­про­стра­ня­ет­ся – тогда это выгля­де­ло бы сло­ва­ми не маль­чи­ка, но госу­дар­ствен­но­го мужа.

Конеч­но, мож­но пове­рить мини­стру на сло­во, если вы люби­тель ост­рых ощу­ще­ний. Про­бле­ма в дру­гом: зав­тра Аба­е­ва могут отпра­вить в отстав­ку или на повы­ше­ние, а новый министр может ока­зать­ся не столь дипло­ма­тич­ным и вооб­ще ска­зать, мол, «пред­ше­ствен­ник гово­рил – к нему и обра­щай­тесь». Так полу­чи­лось, что этим видео Дау­рен Аба­ев неволь­но пред­ло­жил едва ли не пылин­ки с него сду­вать. И сду­вать, конеч­но, будут: при­ня­тие настоль­ко не попу­ляр­но­го сре­ди под­ве­дом­ствен­ной ауди­то­рии зако­но­про­ек­та – пер­вый повод уве­сти чинов­ни­ка от уда­ра как раз на повы­ше­ние. Закру­тил гай­ки жур­на­ли­стам – моло­дец, вот тебе пост где-нибудь в МИДе. А жур­на­ли­сты в ито­ге оста­нут­ся неиз­вест­но с кем и с кучей крас­ных флаж­ков в при­да­чу.

Надо ска­зать, что в самом нача­ле вто­ро­го роли­ка министр Аба­ев пыта­ет­ся убе­дить жур­на­ли­стов в том, что госу­дар­ство «заин­те­ре­со­ва­но в раз­ви­тии чет­вер­той вла­сти». Прав­да, он не уточ­ня­ет, в каком имен­но «раз­ви­тии» и в чьих инте­ре­сах: пре­вра­ще­ние рас­сле­до­ва­те­лей в пере­пи­сы­ва­те­лей пресс-рели­зов – это тоже сво­е­го рода раз­ви­тие, пусть и назы­ва­ет­ся такой про­цесс обыч­но мута­ци­ей. Все сло­ва о том, что нынеш­ней вла­сти нуж­на сво­бод­ная жур­на­ли­сти­ка – елей в уши, при­зван­ный сни­зить бди­тель­ность разо­злен­ных СМИ. Но истин­ное отно­ше­ние – в закры­тии газет и жур­на­лов, где есть хотя бы намек на лич­ную кри­ти­ку небо­жи­те­лей; в уни­что­же­нии сетей рас­про­стра­не­ния печат­ной прес­сы; в поста­нов­ке на долж­ность мини­стра чело­ве­ка, кото­рый не рабо­тал в про­фес­сии вооб­ще ни дня. И если угод­но – оно в отно­ше­нии депу­та­тов, кото­рые не захо­те­ли слу­шать пред­ста­ви­те­лей жур­на­ли­сти­ки на обсуж­де­нии зако­но­про­ек­та.

Кро­ме все­го про­че­го, в новом обра­ще­нии Аба­ев рас­ска­зал о вве­де­нии тер­ми­на «про­па­ган­да» для «навя­зы­ва­ния идей, име­ю­щих нега­тив­ный отте­нок». «Новая» – Казах­стан» уже подроб­но писа­ла об этом (см. «Дру­зьям все, вра­гам – про­па­ган­да», №37 от 14.09.2017 г.), но теперь выяс­ни­лось, что такая нор­ма воз­ник­ла уже потом, после обще­го обсуж­де­ния (кото­рое ни к чему не при­ве­ло). При всей абсурд­но­сти фор­му­ли­ров­ки вве­де­ние такой нор­мы потен­ци­аль­но при­ве­дет к боль­шо­му коли­че­ству судеб­ных исков по отно­ше­нию к жур­на­ли­стам.

В целом же похо­рон­ная про­цес­сия казах­стан­ской жур­на­ли­сти­ки дви­жет­ся в огонь чинов­ни­чье­го кре­ма­то­рия, пожа­луй, без осо­бо­го скри­па. И пло­хо – что сопро­тив­ля­ют­ся ей еди­ни­цы. Мы уже писа­ли, что после новых попра­вок жур­на­ли­сти­ка в Казах­стане пре­вра­тит­ся в зом­би. Что ж, тоже какое-ника­кое раз­ви­тие, о кото­ром так пекут­ся госу­дар­ство и лич­но министр Аба­ев.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone