Малайзийские кудалар Назарбаева лишились власти

Диктатор против диктатуры: как в Малайзии прошли «опрокидывающие выборы»

Давно ушедший от власти экс-диктатор Махатхир Мохаммад сумел стать надеждой избирателей, разочарованных эволюцией авторитарного режима, олицетворением которого когда-то был сам же Мохаммад
Май 2018 года одновременно вдохновил различных политических активистов и дал политологам, занимающимся анализом трансформаций авторитарных режимов, богатую пищу для размышления.

В нача­ле меся­ца мир наблю­дал за побе­дой «бар­хат­ной» рево­лю­ции в Арме­нии и избра­ни­ем на пост пре­мьер-мини­стра стра­ны оппо­зи­ци­он­но­го лиде­ра Нико­ла Паши­ня­на, а к сере­дине мая схо­жие ново­сти совер­шен­но непред­ска­зу­е­мо при­шли из дру­гой части мира — Малай­зии. Здесь пра­вя­щая 60 лет коа­ли­ция «Наци­о­наль­ный фронт»​​ потер­пе­ла пора­же­ние на офи­ци­аль­ных выбо­рах, про­во­ди­мых, как каза­лось, на абсо­лют­но выиг­рыш­ных для дей­ству­ю­щей вла­сти усло­ви­ях.

Собы­тия в этих стра­нах пред­став­ля­ют собой иде­аль­ные, «чистые» слу­чаи опи­сан­ных поли­ти­че­ской нау­кой двух типов мир­ной транс­фор­ма­ции авто­ри­тар­ных режи­мов в направ­ле­нии более демо­кра­ти­че­ских. Пер­вый — «фак­тор ули­цы»: уход дик­та­то­ра под дав­ле­ни­ем про­те­сту­ю­щих и посте­пен­но пере­хо­дя­щих на их сто­ро­ну армии и сил охра­ны пра­во­по­ряд­ка. Вто­рой, полу­чив­ший назва­ние «опро­ки­ды­ва­ю­щих выбо­ров», — при­ход к вла­сти оппо­зи­ции на оче­ред­ных выбо­рах с исполь­зо­ва­ни­ем офи­ци­аль­ных поли­ти­че­ских инсти­ту­тов и дей­ству­ю­щих в стране пра­вил игры. И тот и дру­гой сце­на­рии встре­ча­ют­ся отно­си­тель­но ред­ко: авто­кра­там вооб­ще боль­ше свой­ствен­но ухо­дить «пло­хо», чем «хоро­шо». Одна­ко то, что слу­чи­лось в Малай­зии 9 мая, по сво­ей закру­чен­но­сти и неожи­дан­но­сти пово­ро­тов поли­ти­че­ско­го сюже­та лег­ко может послу­жить осно­вой для поли­ти­че­ско­го блок­ба­сте­ра в сти­ле гол­ли­вуд­ских «Мсти­те­лей».

Изби­ра­тель­ный шок

Побе­ду на оче­ред­ных обще­на­род­ных мала­зий­ских выбо­рах в пар­ла­мент одер­жал воз­гла­вив­ший объ­еди­нен­ную оппо­зи­цию 92-лет­ний быв­ший пре­мьер-министр стра­ны (в 1981–2003 годах) и по сов­ме­сти­тель­ству экс-дик­та­тор Махатхир Мохам­мад, сокру­шив­ший в нерав­ной борь­бе коа­ли­цию «Наци­о­наль­ный фронт», кото­рую соб­ствен­ны­ми же рука­ми фак­ти­че­ски пере­со­здал под свои нуж­ды 20 лет назад. Для этой побе­ды Махатхир сумел дого­во­рить­ся и объ­еди­нить­ся со сво­им быв­шим пря­мым оппо­нен­том в борь­бе за власть, сидя­щим сей­час за решет­кой по обви­не­нию в муже­лож­стве лиде­ром мест­ной «неси­стем­ной» оппо­зи­ции  Анва­ром Ибра­ги­мом. При­чем впер­вые по это­му же обви­не­нию Ибра­ги­ма в тюрь­му поса­ди­ли имен­но при Мохам­ма­де. Если гово­рить корот­ко, то быв­ший дик­та­тор и один из глав­ных созда­те­лей авто­ри­тар­ной систе­мы Малай­зии, ушед­ший на заслу­жен­ную пен­сию в 2003 году, вер­нул­ся во власть спу­стя 15 лет, пообе­щав выпу­стить из тюрь­мы лиде­ра оппо­зи­ции и пере­дать ему руко­вод­ство стра­ной.

До послед­не­го мало кто верил, что у Махатхи­ра полу­чит­ся реа­ли­зо­вать заду­ман­ное. Поли­ти­че­ские ана­ли­ти­ки гада­ли, про­дол­жит­ся ли паде­ние элек­то­раль­ных резуль­та­тов пар­тии вла­сти, как это было на про­тя­же­нии послед­них лет, или им удаст­ся пере­ло­мить тренд. Но речи о том, что «Наци­о­наль­ный фронт» смо­жет поте­рять боль­шин­ство в пар­ла­мен­те уже в этом мае, даже не шло. Напри­мер, наи­бо­лее неза­ви­си­мый социо­ло­ги­че­ский Центр Мер­де­ка за день до выбо­ров утвер­ждал, что у объ­еди­нен­ной оппо­зи­ции под руко­вод­ством Мохам­ма­да будет не более 83 мест. Меж­ду тем оппо­зи­ци­он­ный «Аль­янс надеж­ды» во гла­ве с Мохам­ма­дом полу­чил 124 места в пар­ла­мен­те из 222, а «Наци­о­наль­ный фронт» — 79.​

Имен­но такая неожи­дан­ность и явля­ет­ся глав­ным при­зна­ком фено­ме­на «опро­ки­ды­ва­ю­щих выбо­ров», кото­рые могут состо­ять­ся по одно­му из трех воз­мож­ных сце­на­ри­ев. В пер­вом сце­на­рии опре­де­ля­ю­щую роль игра­ют эво­лю­ци­он­ные уси­лия оппо­зи­ции, посте­пен­но «вытор­го­вы­ва­ю­щей» у авто­ри­тар­но­го режи­ма про­ве­де­ние все более чест­ных и спра­вед­ли­вых выбо­ров. В какой-то момент чис­ло таких неболь­ших изме­не­ний ста­но­вит­ся кри­ти­че­ским, и дик­та­то­ры теря­ют власть. Вто­рой сце­на­рий пред­по­ла­га­ет рез­кое изме­не­ние настро­е­ний насе­ле­ния под вли­я­ни­ем внут­рен­них или внеш­них шоков, кото­рое авто­ри­тар­ный режим недо­оце­ни­ва­ет и из-за это­го тер­пит пора­же­ние на бли­жай­ших выбо­рах. Тре­тий сце­на­рий свя­зан с наме­ре­ни­ем про­ве­де­ния частич­ной либе­ра­ли­за­ции самой авто­ри­тар­ной эли­той либо под дав­ле­ни­ем насе­ле­ния и оппо­зи­ции, либо в инте­ре­сах борь­бы за власть меж­ду элит­ны­ми груп­па­ми. В ито­ге авто­ри­тар­ная вер­хуш­ка, недо­оце­нив рис­ки, теря­ет кон­троль над про­цес­сом либе­ра­ли­за­ции, что при­во­дит к паде­нию режи­ма на бли­жай­ших выбо­рах.

Рас­кол элит

Собы­тия в Малай­зии близ­ки ко вто­ро­му и тре­тье­му сце­на­ри­ям одно­вре­мен­но. Ушед­ший из вла­сти в 2003 году Махатхир пере­дал руко­вод­ство «Наци­о­наль­ным фрон­том» сво­е­му сорат­ни­ку, авто­ру кон­цеп­ции «циви­ли­зо­ван­но­го исла­ма» Абдул­ле Бада­ви. Новый лидер начал про­цесс чист­ки быв­шей коман­ды Махатхи­ра, чем вызвал недо­воль­ство элит. Что­бы зару­чить­ся под­держ­кой в борь­бе про­тив части из них, он объ­явил досроч­ные выбо­ры, где пар­тия вла­сти утра­ти­ла боль­шин­ство в 2/3 мест в пар­ла­мен­те, хотя и суме­ла сохра­нить за ним кон­троль.

Под дав­ле­ни­ем оппо­зи­ции и на фоне финан­со­во­го кри­зи­са 2008 года Бада­ви ушел в отстав­ку, оста­вив власть сво­е­му заме­сти­те­лю Наджи­бу Раза­ку, пра­вив­ше­му Малай­зи­ей вплоть до нынеш­них собы­тий. Что­бы спра­вить­ся с кри­зи­сом, Разак раз­вер­нул мас­штаб­ные эко­но­ми­че­ские рефор­мы, создав в Малай­зии одну из самых эффек­тив­ных, по вер­сии Все­мир­но­го эко­но­ми­че­ско­го фору­ма, систем госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния в мире.

Глав­ной ее отли­чи­тель­ной чер­той ста­ла широ­ко рас­ти­ра­жи­ро­ван­ная затем в мире прак­ти­ка рабо­ты пра­ви­тель­ствен­ных офи­сов по импле­мен­та­ции реформ PEMANDU (Performance Management and Delivery Unit), выстро­ен­ной по моде­ли подоб­ных инсти­ту­тов в демо­кра­ти­че­ских стра­нах, преж­де все­го офи­са реформ в каби­не­те бри­тан­ско­го пре­мье­ра Тони Блэ­ра.

Клю­че­вой фак­тор эффек­тив­ной рабо­ты PEMANDU — вовле­че­ние насе­ле­ния и групп инте­ре­сов в раз­ра­бот­ку паке­та реформ и в даль­ней­ший кон­троль за их испол­не­ни­ем. Для реа­ли­за­ции тако­го кон­тро­ля нуж­но было повы­сить про­зрач­ность рабо­ты самой вла­сти, что тоже было отча­сти выпол­не­но. Но сра­бо­тал обрат­ный эффект: вовле­че­ние насе­ле­ния в оцен­ку дей­ствий вла­сти созда­ло угро­зу для авто­ри­тар­но­го режи­ма.

Роль спус­ко­во­го крюч­ка сыг­ра­ла тема кор­руп­ции. И окру­же­ние Раза­ка, и его лич­но ста­ли обви­нять в зло­упо­треб­ле­нии и неэф­фек­тив­ных тра­тах в ходе реа­ли­за­ции про­грам­мы реформ. Отно­си­тель­ная про­зрач­ность гос­фи­нан­сов поз­во­ли­ла начать рас­сле­до­ва­ния про­тив Раза­ка и чле­нов его семьи в несколь­ких сосед­них стра­нах.

При этом ядро авто­ри­тар­но­го режи­ма оста­ва­лось неиз­мен­ным. Пра­вя­щая коа­ли­ция кон­тро­ли­ро­ва­ла суд и орга­ны пра­во­по­ряд­ка, что не дава­ло воз­мож­ность про­ве­сти реаль­ное анти­кор­руп­ци­он­ное рас­сле­до­ва­ние внут­ри стра­ны. Насле­дие коло­ни­аль­но­го про­шло­го в виде пра­ва задер­жи­вать людей без суда меша­ло росту откры­тых про­те­стов в стране, что до послед­не­го момен­та созда­ва­ло впе­чат­ле­ние, что пра­ви­тель­ство кон­тро­ли­ру­ет ситу­а­цию.

Боль­шин­ство мала­зий­ских СМИ по-преж­не­му при­над­ле­жит кор­по­ра­ци­ям, свя­зан­ным с госу­дар­ством, и не пред­став­ля­ет про­бле­мы для режи­ма. Нака­нуне выбо­ров Разак и «Наци­о­наль­ный фронт» задей­ство­ва­ли все име­ю­щи­е­ся у них инстру­мен­ты авто­ри­тар­но­го дав­ле­ния: поса­ди­ли лиде­ров оппо­зи­ции, устро­и­ли пере­крой­ку гра­ниц изби­ра­тель­ных окру­гов в свою поль­зу, орга­ни­зо­ва­ли при­вод лояль­ных изби­ра­те­лей на участ­ки и даже нара­щи­ва­ли меж­эт­ни­че­скую напря­жен­ность и так в крайне этни­че­ски слож­ной Малай­зии.

Воз­вра­ще­ние авто­ра

Но все это помог­ло сла­бо, посколь­ку про­тив авто­ри­тар­ной систе­мы вос­стал ее же архи­тек­тор Махатхир Мохам­мад. Выстро­ен­ная им поли­ти­че­ская систе­ма сорев­но­ва­тель­но­го авто­ри­та­риз­ма, несмот­ря на все выше­ука­зан­ные инстру­мен­ты кон­тро­ля и подав­ле­ния, обла­да­ла зна­чи­мым изъ­я­ном. Соглас­но став­шим клас­си­че­ским для поли­ти­че­ской нау­ки иссле­до­ва­нию аме­ри­кан­ско­го поли­то­ло­га Тома Пепин­ски, вла­стям Малай­зии нуж­но было посто­ян­но под­дер­жи­вать баланс, что­бы удер­жи­вать мно­го­чис­лен­ные кон­ку­ри­ру­ю­щие элит­ные груп­пы в рам­ках общих пра­вил. Послед­ние выбо­ры с этой точ­ки зре­ния про­во­ди­лись крайне рис­ко­ван­но для вла­сти. Часть эли­ты была оби­же­на, при этом под­счет голо­сов допу­щен­ных к выбо­рам пар­тий оста­вал­ся отно­си­тель­но чест­ным.

Зная об этой ахил­ле­со­вой пяте и исполь­зуя вол­ну недо­воль­ства насе­ле­ния кор­руп­ци­ей, а части элит, наобо­рот, про­бле­ма­ми с полу­че­ни­ем при­выч­ных рент­ных дохо­дов из-за реформ Раза­ка, Мохам­мад, види­мо, и решил­ся на свое воз­вра­ще­ние в поли­ти­ку. Уме­ло лави­руя меж­ду инте­ре­са­ми раз­ных соци­аль­ных групп и воору­жив­шись извест­ны­ми ему со ста­рых вре­мен попу­лиз­мом и малай­ским наци­о­на­лиз­мом, Махатхир про­вел крайне актив­ную изби­ра­тель­ную кам­па­нию, несмот­ря на свой вну­ши­тель­ный возраст​​. Посе­тив все реги­о­ны, пообе­щав отме­нить про­ве­ден­ное Раза­ком повы­ше­ние нало­гов и вос­ста­но­вить отме­нен­ные суб­си­дии на бен­зин, быв­ший дик­та­тор вос­ста­но­вил свои пра­ва наци­о­наль­но­го лиде­ра. Воз­гла­вив оппо­зи­цию, Мохам­мад при­дал ей необ­хо­ди­мую леги­тим­ность в гла­зах элит­ных групп, тем самым сфор­ми­ро­вав необ­хо­ди­мое усло­вие для любых «опро­ки­ды­ва­ю­щих выбо­ров» — рас­кол элит.

В ито­ге Разак и его окру­же­ние про­пу­сти­ли стре­ми­тель­ный гам­бит Махатхи­ра, не при­дав ему осо­бо­го зна­че­ния, сосре­до­то­чив­шись на клас­си­че­ских авто­ри­тар­ных инстру­мен­тах кон­тро­ля за элек­то­раль­ным про­цес­сом.

10 мая Мохам­мад в оче­ред­ной раз стал пре­мьер-мини­стром Малай­зии, три­ум­фаль­но про­дол­жив свою почти полу­ве­ко­вую поли­ти­че­скую карье­ру. На сле­ду­ю­щий день король Малай­зии пока­за­тель­но поми­ло­вал лиде­ра оппо­зи­ции Анва­ра Ибра­ги­ма, управ­ле­ние кото­ро­му Мохам­мад уже пообе­щал пере­дать в тече­ние двух лет. И здесь кро­ет­ся глав­ная интри­га мала­зий­ско­го поли­ти­че­ско­го блок­ба­сте­ра: сдер­жит ли свое сло­во быв­ший дик­та­тор, тем самым окон­ча­тель­но демон­ти­руя авто­ри­тар­ную систе­му, создан­ную им же самим 30 лет назад, или, сумев под­хва­тить пада­ю­щую власть, суме­ет и удер­жать ее, пере­дав на этот раз в руки более уме­ло­го, но тако­го же авто­ри­тар­но­го лиде­ра?

АВТОР:  Миха­ил Комин, поли­то­лог

Подроб­нее на РБК:
https://www.rbc.ru/opinions/politics/15/05/2018/5af994ba9a7947b99f55559d

Ори­ги­нал ста­тьи: Инфор­ма­ци­он­ный пор­тал “Бәсе”. https://base-kz.online/