Куда Китай вложил миллиарды

350 мил­ли­ар­дов аме­ри­кан­ских дол­ла­ров выде­лил Китай на пять основ­ных реги­о­нов мира за четыр­на­дцать лет  — с 2000  года по 2014 год. Из них 6,7 мил­ли­ар­дов при­шлись на Казах­стан и 36,6 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров — на Рос­сию. До недав­не­го вре­ме­ни все циф­ры «внеш­ней помо­щи» в КНР рас­смат­ри­ва­лись как госу­дар­ствен­ная тай­на.

О финан­си­ро­ва­нии Пеки­ном про­ек­тов в 138 стра­нах и «тер­ри­то­ри­ях» мира,  рас­ска­за­но в иссле­до­ва­нии  «Aid, China, and Growth: Evidence from a New Global Development Finance Dataset», опуб­ли­ко­ван­ном  иссле­до­ва­тель­ской лабо­ра­то­ри­ей AidData  при Уни­вер­си­те­те Виль­гель­ма и Марии в США.

Пред­став­ляя резуль­та­ты это­го иссле­до­ва­ния, испол­ни­тель­ный дирек­тор AidData Брэд Паркс отме­тил, что коман­де из почти ста учё­ных и асси­стен­тов со все­го мира потре­бо­ва­лось пять лет, что­бы собрать дан­ные, обоб­щив 15000 раз­лич­ных источ­ни­ков инфор­ма­ции, охва­тив­ших 4300 про­ек­тов почти в 138 раз­ных стра­нах и «тер­ри­то­ри­ях». По его мне­нию, это иссле­до­ва­ние  дает под­лин­ную кар­ти­ну гло­баль­но­го вли­я­ния Китая, бро­са­ю­ще­го вызов даже круп­ней­шим стра­нам-доно­рам.

В иссле­до­ва­нии отме­ча­ет­ся, что китай­ская помощь, как пра­ви­ло, моти­ви­ру­ет­ся дву­мя инте­ре­са­ми: уров­нем потреб­но­сти стра­ны-реци­пи­ен­та и широ­ки­ми внеш­не­по­ли­ти­че­ски­ми зада­ча­ми Китая, а льви­ная доля в гло­баль­ных донор­ских рас­хо­дах на самом деле не явля­ет­ся офи­ци­аль­ной помо­щью, а рас­пре­де­ля­ет­ся через «дру­гие офи­ци­аль­ные пото­ки» (клас­си­фи­ка­ция OOF), в том чис­ле сдел­ки.

«ODA и OOF дей­стви­тель­но сле­ду­ет рас­смат­ри­вать раз­дель­но», — гово­рит Брэд Паркс. Если стра­на бога­та при­род­ны­ми ресур­са­ми, если она мно­го про­да­ёт Китаю и если она кре­ди­то­спо­соб­на, то она, как пра­ви­ло, полу­ча­ет мно­го OOF».

«Китай пози­ци­о­ни­ру­ет себя как веду­щий миро­вой финан­сист «аппа­рат­но­го обес­пе­че­ния» эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. Мас­шта­бы его дея­тель­но­сти в обла­сти меж­ду­на­род­ной инфра­струк­ту­ры сей­час кон­ку­ри­ру­ют или пре­вы­ша­ют мас­шта­бы дру­гих круп­ных доно­ров и кре­ди­то­ров. Его флаг­ман­ская ини­ци­а­ти­ва «Один пояс – один путь» — пояс авто­мо­биль­ных, желез­но­до­рож­ных, пор­то­вых и тру­бо­про­вод­ных про­ек­тов, кото­рые созда­ют инфра­струк­тур­ный кори­дор из Китая в Цен­траль­ную Азию и Евро­пу, и «Мор­ской шел­ко­вый путь», кото­рый свя­зы­ва­ет Китай, Южную и Юго-Восточ­ную Азию, Ближ­ний Восток и Афри­ку через ряд глу­бо­ко­вод­ных пор­тов вдоль при­бреж­ных рай­о­нов Индий­ско­го оке­а­на – не име­ет пре­це­ден­тов в совре­мен­ной исто­рии, обе­щая более $1 трлн вло­же­ний в инфра­струк­ту­ру и охва­ты­вая более 60 стран», — гово­рит­ся в иссле­до­ва­нии.

Уче­ные пишут о том, что в пери­од с 2000 по 2014 год китай­ское пра­ви­тель­ство  вло­жи­ло более  350 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров в 140 стран и тер­ри­то­рий в Афри­ке, Азии и Тихо­оке­ан­ском реги­оне, Латин­ской Аме­ри­ке и Кариб­ском бас­сейне, на Ближ­нем Восто­ке и в Цен­траль­ной и Восточ­ной Евро­пе. Это близ­ко к сум­ме, потра­чен­ной за тот же пери­од Соеди­нен­ны­ми Шта­та­ми —  394,6 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров.

В иных стра­нах дея­тель­ность КНР и США сма­хи­ва­ла на кон­ку­ри­ру­ю­щую, и Китай ино­гда даже пре­вос­хо­дил Шта­ты, ста­но­вясь глав­ней­шим финан­со­вым доно­ром.

«Акцент Китая на эко­но­ми­че­ской и соци­аль­ной инфра­струк­ту­ре кон­тра­сти­ру­ет с запад­ны­ми постав­щи­ка­ми инве­сти­ций, кото­рые сокра­ти­ли свое уча­стие в инфра­струк­тур­ном сек­то­ре. Меж­ду тем инфра­струк­тур­ные инве­сти­ции могут снять основ­ные огра­ни­че­ния для эко­но­ми­че­ско­го роста и уско­рить его. Поэто­му вполне веро­ят­но, что китай­ская помощь может иметь более силь­ные эко­но­ми­че­ские послед­ствия, чем помощь дру­гих доно­ров», — пишут авто­ры иссле­до­ва­ния.

«Тем не менее, суще­ству­ют так­же зна­чи­тель­ные раз­ли­чия в типах «помо­щи», кото­рые Китай и его запад­ные парт­не­ры предо­став­ля­ют раз­ви­ва­ю­щим­ся стра­нам, и эти раз­ли­чия могут уси­лить или умень­шить эффект для эко­но­ми­че­ско­го роста от любой финан­со­вой под­держ­ки, кото­рая предо­став­ля­ет­ся. Китай, как мы доку­мен­ти­ру­ем в этом иссле­до­ва­нии, ока­зы­ва­ет отно­си­тель­но неболь­шую помощь в стро­гом смыс­ле это­го сло­ва (про­ек­ты раз­ви­тия с эле­мен­том гран­та 25% или выше). Зна­чи­тель­ная часть финан­со­вой под­держ­ки, кото­рую Китай предо­став­ля­ет дру­гим стра­нам, посту­па­ет в виде экс­порт­ных кре­ди­тов и зай­мов на рын­ке или на уровне рын­ка. А запад­ные доно­ры и кре­ди­то­ры в целом обес­пе­чи­ва­ют финан­си­ро­ва­ние раз­ви­тия на очень льгот­ных усло­ви­ях и име­ют менее агрес­сив­ные про­грам­мы экс­порт­ных кре­ди­тов», — гово­рит­ся в иссле­до­ва­нии.

С дру­гой сто­ро­ны,  китай­ская «помощь» может осла­бить пер­спек­ти­вы роста стран-полу­ча­те­лей и заем­щи­ков. «Во-пер­вых, если Китай финан­си­ру­ет непро­из­во­ди­тель­ные инве­сти­ци­он­ные про­ек­ты со сла­бой финан­со­вой и эко­но­ми­че­ской отда­чей, то пра­ви­тель­ствам таких стран может быть слож­но обслу­жи­вать свои дол­ги и покры­вать теку­щие рас­хо­ды. Во-вто­рых, если пра­ви­тель­ство при­ни­ма­ю­щей стра­ны берет чрез­мер­ную сум­му дол­га через китай­ские кре­ди­ты, это может сдер­жи­вать дру­гие ино­стран­ные инве­сти­ции. В-тре­тьих, пра­ви­тель­ство при­ни­ма­ю­щей стра­ны, взяв­шее на себя высо­кий уро­вень китай­ско­го дол­га, может столк­нуть­ся с нехват­кой ино­стран­ной валю­ты, что может при­ве­сти к дефи­ци­ту импор­та и огра­ни­чить рост экс­пор­та. В-чет­вер­тых, неустой­чи­вый уро­вень задол­жен­но­сти может при­ве­сти к ожи­да­ни­ям инфля­ции и обес­це­ни­ва­ния обмен­но­го кур­са. Любой или все эти фак­то­ры могут сни­зить эко­но­ми­че­ский рост», — гово­рит­ся в иссле­до­ва­нии.

Одна­ко, несмот­ря на все воз­рас­та­ю­щую роль, кото­рую игра­ет финан­си­ро­ва­ние из Китая, нет иссле­до­ва­ний, кото­рые бы тща­тель­но ана­ли­зи­ро­ва­ли эффек­тив­ность китай­ской «помо­щи». При­чи­на это­му — отсут­ствие исчер­пы­ва­ю­щих дан­ных. Пра­ви­тель­ство Китая счи­та­ет свою меж­ду­на­род­ную про­грам­му инве­сти­ций «госу­дар­ствен­ной тай­ной». Он не рас­кры­ва­ет исчер­пы­ва­ю­щей или подроб­ной инфор­ма­ции о загра­нич­ных про­ек­тах, кото­рые финан­си­ру­ет. И не пуб­ли­ку­ет дву­сто­рон­нюю раз­бив­ку сво­ей меж­ду­на­род­ной финан­со­вой дея­тель­но­сти в обла­сти раз­ви­тия.

Иссле­до­ва­те­ли из AidData этот инфор­ма­ци­он­ный про­бел реши­ли путем внед­ре­ния ново­го набо­ра дан­ных об офи­ци­аль­ном финан­си­ро­ва­нии, вклю­чая ино­стран­ную помощь и дру­гие фор­мы льгот­но­го и некон­цес­си­он­но­го госу­дар­ствен­но­го финан­си­ро­ва­ния, — из Китая в пять основ­ных реги­о­нов мира (Афри­ка, Ближ­ний Восток, Азия и Тихий оке­ан, Латин­ская Аме­ри­ка и стра­ны Кариб­ско­го бас­сей­на, а так­же Цен­траль­ной и Восточ­ной Евро­пы) в пери­од 2000–2014 годов.

Этот набор дан­ных был постро­ен с исполь­зо­ва­ни­ем мето­до­ло­гии отсле­жи­ва­ния зани­жен­ных финан­со­вых пото­ков (TUFF), раз­ра­бо­тан­ной Strange et al, кото­рый транс­ли­ру­ет инфор­ма­цию из четы­рех типов источ­ни­ков – англий­ских, китай­ских и мест­ных СМИ; офи­ци­аль­ных заяв­ле­ний китай­ских мини­стерств, посольств и офи­сов ком­мер­че­ских кон­суль­тан­тов; систе­мы управ­ле­ния инфор­ма­ци­ей о помо­щи и задол­жен­но­сти мини­стерств финан­сов и пла­ни­ро­ва­ния в стра­нах-парт­не­рах; и тема­ти­че­ских иссле­до­ва­ний и поле­вых иссле­до­ва­ний, про­во­ди­мых уче­ны­ми и НПО, с целью све­де­ния к мини­му­му воз­дей­ствия непол­ной или неточ­ной инфор­ма­ции.

Были иссле­до­ва­ны 4304 про­ек­та, финан­си­ру­е­мых Кита­ем в 138 стра­нах и «тер­ри­то­ри­ях» по все­му миру. Затем уче­ные исполь­зо­ва­ли этот набор дан­ных для оцен­ки вли­я­ния «китай­ской помо­щи» на эко­но­ми­че­ский рост стран-полу­ча­те­лей и на эффек­тив­ность финан­со­вой под­держ­ки со сто­ро­ны более раз­ви­тых доно­ров и кре­ди­то­ров.

«Наши резуль­та­ты пока­зы­ва­ют, что китай­ская помощь повы­ша­ет крат­ко­сроч­ный эко­но­ми­че­ский рост в стра­нах-полу­ча­те­лях. Срав­ни­вая китай­скую помощь с пото­ка­ми помо­щи из Соеди­нен­ных Шта­тов, ОЭСР и Все­мир­но­го бан­ка, мы не нахо­дим дока­за­тельств того, что китай­ская помощь усту­па­ет доно­рам. Наши резуль­та­ты так­же не дают ника­ких дока­за­тельств того, что китай­ская помощь под­ры­ва­ет эффект эко­но­ми­че­ско­го роста от запад­ных доно­ров», — гово­рит­ся в иссле­до­ва­нии.

Таким обра­зом, «коли­че­ство китай­ских инве­сти­ций по типу OOF поло­жи­тель­но кор­ре­ли­ру­ет с эко­но­ми­че­ским ростом в стра­нах-полу­ча­те­лях на пяти­про­цент­ном уровне зна­чи­мо­сти. А китай­ские инве­сти­ции, отве­ча­ю­щие кри­те­ри­ям ODA, дают поло­жи­тель­ную кор­ре­ля­цию лишь немно­го сла­бее и оста­ют­ся на уровне пяти про­цен­тов с незна­чи­тель­ной ста­ти­сти­че­ской погреш­но­стью».

В гла­ве иссле­до­ва­ния, в кото­рой опи­сы­ва­ют­ся основ­ные выво­ды уче­ных, гово­рит­ся:

«Китай стал основ­ным источ­ни­ком инве­сти­ций в раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах, но харак­тер и послед­ствия его дея­тель­но­сти по ока­за­нию помо­щи недо­ста­точ­но изу­че­ны. Из-за отсут­ствия стро­гих дока­за­тельств вли­я­ния китай­ских инве­сти­ций на эко­но­ми­че­ский рост в лите­ра­ту­ре по эффек­тив­но­сти такой  помо­щи наблю­да­ет­ся «сле­пое» пят­но. Насто­я­щий доку­мент направ­лен на устра­не­ние это­го про­бе­ла путем оцен­ки тако­го эффек­та и сопо­став­ле­ния резуль­та­тов Китая с тре­мя дру­ги­ми важ­ны­ми источ­ни­ка­ми финан­си­ро­ва­ния раз­ви­тия — Все­мир­ным бан­ком, США и доно­ра­ми ОЭСР в целом.

Наши резуль­та­ты пока­зы­ва­ют, что китай­ская помощь спо­соб­ству­ет эко­но­ми­че­ско­му росту в стра­нах-полу­ча­те­лях и что помощь Китая, США и ОЭСР при­во­дит к оди­на­ко­вым послед­стви­ям для эко­но­ми­че­ско­го роста. Мы так­же не нахо­дим ника­ких дока­за­тельств в под­держ­ку идеи о том, что запад­ная помощь менее эффек­тив­на для уско­ре­ния эко­но­ми­че­ско­го роста в стра­нах, кото­рые так­же име­ют зна­чи­тель­ный доступ к китай­ской помо­щи.

В целом мы счи­та­ем, что эта сово­куп­ность дока­за­тельств явля­ет­ся обна­де­жи­ва­ю­щей и пола­га­ем, что она долж­на смяг­чить неко­то­рые из дав­них опа­се­ний, выска­зан­ных поли­ти­ка­ми и поли­ти­че­ски­ми ана­ли­ти­ка­ми о том, что Китай высту­па­ет в каче­стве «доно­ра-изгоя», кото­рый под­ры­ва­ет эффек­тив­ность запад­ной помо­щи. Несмот­ря на то, что китай­ская помощь име­ет мно­же­ство потен­ци­аль­ных эффек­тов вто­ро­го поряд­ка, име­ю­щи­е­ся дан­ные сви­де­тель­ству­ют о том, что эти пото­ки не пре­пят­ству­ют появ­ле­нию эко­но­ми­че­ско­го эффек­та от запад­ной помо­щи».

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone