Кто вернет в Казахстан деньги олигархов?

По информации DW, дрезденская НПО передала Антикоррупционному агентству Казахстана документы о счетах чиновников, на которых за пределами республики лежат «грязные деньги». Что дальше?

Вось­мо­го декаб­ря, за трое суток до пере­во­да на пост гене­раль­но­го про­ку­ро­ра рес­пуб­ли­ки, тогда еще пред­се­да­тель казах­стан­ско­го Агент­ства по делам госу­дар­ствен­ной служ­бы и про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции Кай­рат Кожам­жа­ров объ­явил о нали­чии чер­но­го спис­ка, вклю­ча­ю­ще­го име­на быв­ших чинов­ни­ков, кото­рые пря­чут в офшо­рах мил­ли­ар­ды дол­ла­ров. По сло­вам Кожам­жа­ро­ва, в спис­ке 53 чело­ве­ка, часть из них скры­ва­ет­ся за гра­ни­цей, а сум­ма выве­ден­ных ими из Казах­ста­на средств оце­ни­ва­ет­ся в более чем 8 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров.

 

Если не разберется премьер-министр, то разберется Назарбаев?

Дву­мя дня­ми ранее, 6 декаб­ря, пре­зи­дент рес­пуб­ли­ки Нур­сул­тан Назар­ба­ев при­гро­зил казах­стан­ским ком­па­ни­ям, что если они не вер­нут в Казах­стан утек­шие за рубеж капи­та­лы, то он это сде­ла­ет сам. Как? Гла­ва госу­дар­ства пообе­щал обес­пе­чить в Казах­стане зако­но­да­тель­ные гаран­тии, что­бы день­гам ком­па­ний «дома» было без­опас­нее и надеж­нее, и пору­чил пра­ви­тель­ству при­нять меры для того, что­бы финан­сы, хра­ня­щи­е­ся в дру­гих стра­нах, были воз­вра­ще­ны в Казах­стан. «Заиг­ра­лись – наку­пи­ли яхт, име­ют в дру­гих стра­нах кот­те­джи, дома. Мы еще нико­го не про­ве­ря­ли, хоте­ли дать воз­мож­ность зара­бо­тать… Я пре­ду­пре­ждаю. Если не раз­бе­рет­ся пре­мьер-министр, я сам этим зай­мусь», – рас­про­стра­ни­ли СМИ сло­ва Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва.
А еще неде­лей рань­ше оппо­зи­ци­он­ный поли­тик, быв­ший пре­мьер-министр Казах­ста­на Аке­жан Каже­гель­дин, про­жи­ва­ю­щий в Евро­пе, со стра­ниц «Новой газе­ты» – Казах­стан» назвал ту фор­му борь­бы с кор­руп­ци­ей, кото­рую выбра­ло Анти­кор­руп­ци­он­ное агент­ство Казах­ста­на, «фик­ци­ей». И напом­нил о том, что оно, к при­ме­ру, не торо­пит­ся аре­сто­вы­вать сче­та быв­ше­го мини­стра, а сей­час пред­се­да­те­ля прав­ле­ния «Каз­Му­най­Га­за» Сау­а­та Мын­ба­е­ва (его имя обна­ру­жи­лось в недав­но обна­ро­до­ван­ных «Рай­ских досье». – Ред.), хотя извест­ны бан­ки в Швей­ца­рии, Гер­ма­нии и на ост­ро­ве Мэн, где они раз­ме­ще­ны. Каже­гель­дин сооб­щил, что обра­тил­ся к Загран­бю­ро казах­стан­ской оппо­зи­ции (НПО, рас­по­ло­жен­ной в Дрез­дене) с прось­бой пере­дать казах­стан­ско­му Агент­ству по делам госу­дар­ствен­ной служ­бы и про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции име­ю­щу­ю­ся там инфор­ма­цию «о круп­ных состо­я­ни­ях казах­ских «прин­цев» и «прин­цесс» за рубе­жом».

 

«Казахгейт» – опыт возврата «грязных денег»

Кон­цен­тра­ция сооб­ще­ний о кам­па­нии по борь­бе с выво­дом денег за рубеж в Казах­стане под­во­дит к вопро­су о том, есть ли у вла­сти в этой стране воз­мож­ность вер­нуть эти день­ги и что это­му меша­ет? Гла­ва выше­упо­мя­ну­то­го Загран­бю­ро казах­стан­ской оппо­зи­ции Серик Медет­бе­ков напо­ми­на­ет, что вопрос о воз­вра­ще­нии «гряз­ных денег» в Казах­стан был под­нят не сей­час. «Шаги, кото­рые для это­го необ­хо­ди­мо сде­лать Астане, долж­ны исхо­дить из меж­ду­на­род­но­го опы­та в этих вопро­сах. Да и у Казах­ста­на был такой опыт, когда в стра­ну через фонд «Бота» были воз­вра­ще­ны день­ги, свя­зан­ные с кор­руп­ци­он­ным скан­да­лом «Казахгейт». Име­ет­ся наш опыт по розыс­ку в зару­бе­жье денег, выве­ден­ных из Казах­ста­на. Тут уже долж­на сра­ба­ты­вать стан­дарт­ная схе­ма», – счи­та­ет он.
В чем эта схе­ма заклю­ча­ет­ся? «Прак­ти­че­ски во всех стра­нах ЕС были при­ня­ты анти­кор­руп­ци­он­ные зако­ны, кото­рые поз­во­ля­ют казах­стан­ским пра­во­охра­ни­тель­ным орга­нам обра­щать­ся в эти стра­ны и отыс­ки­вать тако­го рода день­ги. В 2016 году руко­во­ди­те­ли прак­ти­че­ски всех солид­ных миро­вых бан­ков соби­ра­лись в Бер­лине и дого­во­ри­лись совер­шить шаги для того, что­бы сде­лать дви­же­ние тако­го рода денег более про­зрач­ным», – рас­ска­зы­ва­ет гла­ва Загран­бю­ро казах­стан­ской оппо­зи­ции.
Необ­хо­ди­мо обра­тить­ся к руко­во­ди­те­лям бан­ков, где выяв­ле­ны такие сред­ства. Необ­хо­ди­мо обра­тить­ся в наци­о­наль­ные анти­кор­руп­ци­он­ные агент­ства, что­бы замо­ро­зить день­ги на этих сче­тах, про­дол­жа­ет он. «Ген­про­ку­ро­ру рес­пуб­ли­ки надо сво­им кол­ле­гам в этих стра­нах послать запро­сы об ока­за­нии пра­во­вой помо­щи. Казах­стан­ский суд дол­жен при­нять реше­ние о том, чест­но ли день­ги, лежа­щие на этих сче­тах, были зара­бо­та­ны. Тем более Нур­сул­тан Назар­ба­ев в свой речи упо­мя­нул о том, что в Казах­стане мно­гие соот­вет­ству­ю­щие зако­но­да­тель­ные акты были импле­мен­ти­ро­ва­ны в зако­но­да­тель­ство», – опи­сы­ва­ет необ­хо­ди­мые шаги собе­сед­ник DW.

 

Запрос в антикоррупционное агентство

В интер­вью DW Серик Медет­бе­ков сооб­щил, что его орга­ни­за­ция уже напра­ви­ла в Анти­кор­руп­ци­он­ное агент­ство Казах­ста­на на имя Кай­ра­та Кожам­жа­ро­ва доку­мен­ты, в кото­рых фигу­ри­ру­ют сче­та с день­га­ми, выве­ден­ны­ми из Казах­ста­на и, пред­по­ло­жи­тель­но, дур­но пах­ну­щи­ми. «Эти доку­мен­ты мы в свое вре­мя полу­чи­ли от раз­лич­ных источ­ни­ков, кото­рые не рас­кры­ва­ем. В них фигу­ри­ру­ет мно­го имен высо­ко­по­став­лен­ных чинов­ни­ков. Но это доку­мен­ты не о людях, а об их сче­тах. Общую сум­му денег, про­хо­дя­щих по этим доку­мен­там, мож­но гру­бо оце­нить в 4 мил­ли­ар­да дол­ла­ров», – рас­ска­зал руко­во­ди­тель НПО в Дрез­дене.
«Увы, сам Кожам­жа­ров как раз в эти дни поки­нул пост руко­во­ди­те­ля анти­кор­руп­ци­он­но­го агент­ства, но зато занял пост гене­раль­но­го про­ку­ро­ра, кото­рый поз­во­ля­ет ему пред­при­нять ряд шагов по розыс­ку этих денег. Мы не ждем от агент­ства отве­та, но для нас важ­но, что зав­тра его руко­вод­ство не смо­жет утвер­ждать, буд­то не име­ло на руках доку­мен­тов, тре­бу­ю­щих при­ня­тия соот­вет­ству­ю­щих анти­кор­руп­ци­он­ных дей­ствий», – про­дол­жа­ет он. «Эти дей­ствия долж­ны совер­шить пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны в Казах­стане до того, как вопро­сы к этим сче­там воз­ник­нут на самом Запа­де. Вот тогда день­ги, выве­ден­ные за рубеж, нико­гда не вер­нут­ся в Казах­стан», – под­чер­ки­ва­ет Серик Медет­бе­ков.
С дру­гой сто­ро­ны, собе­сед­ник DW не испы­ты­ва­ет опти­миз­ма в отно­ше­нии того, что власть в Астане пой­дет имен­но этим путем. «В доку­мен­тах фигу­ри­ру­ют лица из окру­же­ния пре­зи­ден­та. Поэто­му воз­врат денег сабо­ти­ру­ет­ся и чинов­ни­ка­ми, и пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми рес­пуб­ли­ки. Кро­ме того, воз­мож­но, люди вокруг Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва счи­та­ют его уже «хро­мой уткой», поэто­му и не выпол­ня­ют его пря­мых ука­за­ний», – счи­та­ет Медет­бе­ков.

 

Что важнее, чем возвращение денег олигархов?

Казах­стан­ский поли­то­лог Петр Сво­ик согла­сен с тем, что воз­вра­ще­ние денег в Казах­стан по ука­зан­ной выше схе­ме вряд ли будет про­ве­де­но систем­но, хотя власть пыта­ет­ся напу­гать нынеш­них оли­гар­хов, что­бы те хоть что-то вер­ну­ли в каз­ну. Одна­ко Петр Сво­ик исхо­дит из того, что воз­вра­ще­ние в стра­ну кор­руп­ци­он­ных средств – это лишь част­ность в срав­не­нии с тем, что на днях пред­ло­жил пре­зи­дент. А имен­но вооб­ще пре­кра­тить прак­ти­ку выво­да денег за рубеж.
«С одной сто­ро­ны, из офшо­ров день­ги начи­на­ют вытес­нять­ся по все­му миру. С дру­гой сто­ро­ны, их ост­ро не хва­та­ет в Казах­стане. Для иллю­стра­ции ска­жу, что пока ста­биль­ность тен­ге и эко­но­ми­ки в целом во мно­гом обес­пе­чи­ва­ет­ся за счет рас­хо­до­ва­ния наци­о­наль­но­го фон­да (НФ). В бюд­же­те это­го года боль­ше тре­ти доход­ной части фор­ми­ру­ет­ся не за счет нало­гов, а за счет резер­вов НФ. При­чем рас­хо­до­ва­ние этих резер­вов дву­крат­но пре­вы­ша­ет попол­не­ние НФ. 4,4 трил­ли­о­на тен­ге – это транс­фер­ты из НФ в этом году, и 2,2 трил­ли­о­на – это его попол­не­ние», – гово­рит Петр Сво­ик.
При этом руко­вод­ство стра­ны, види­мо, само до кон­ца не осо­зна­ло глу­би­ны того, что пред­ла­га­ет сде­лать, уве­рен экс­перт. «Пре­сечь веде­ние казах­стан­ских внеш­них сче­тов через офшо­ры, при­чем не толь­ко сче­тов оли­гар­хов, а в боль­шей мере – систе­мо­об­ра­зу­ю­щих казах­стан­ских ком­па­ний, кото­рые свою дея­тель­ность ведут в стране, а финаль­ную эко­но­ми­ку стро­ят на внеш­них рас­че­тах, и воз­вра­ща­ют в стра­ну дале­ко не всю экс­порт­ную выруч­ку, – это совер­шить насто­я­щую рево­лю­цию. То есть пере­не­сти тор­гов­лю ори­ен­ти­ро­ван­ной на экс­порт про­дук­ци­ей внутрь Казах­ста­на, напри­мер, в тот меж­ду­на­род­ный финан­со­вый центр, кото­рый яко­бы с 1 янва­ря нач­нет рабо­ту в Астане», – гово­рит он.
«Этот шаг может ради­каль­но решить вопрос с дефи­ци­том денег в Казах­стане. Но так дале­ко власть по это­му пути не пой­дет, и, види­мо, все све­дет­ся к кам­па­ней­щине по воз­вра­ту неких денег с неких сче­тов, с одной сто­ро­ны, и к пусто­по­рож­ней дея­тель­но­сти это­го цен­тра – с дру­гой», – про­гно­зи­ру­ет ситу­а­цию Петр Сво­ик.



Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан