Крипто — крабле-бумс

Зачем Казахстану «государственная» криптовалюта?

За послед­ние несколь­ко меся­цев коли­че­ство ново­стей из Казах­ста­на, свя­зан­ных с крип­то­ва­лю­той и тех­но­ло­ги­ей блок­чейн, уве­ли­чи­лось в разы: тех­но­ло­ги­я­ми заин­те­ре­со­ва­лись на самом высо­ком уровне. В сере­дине июня пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев заявил о необ­хо­ди­мо­сти созда­ния неко­ей гло­баль­ной крип­то­ва­лю­ты. А 20 сен­тяб­ря в новост­ных лен­тах про­шло сооб­ще­ние о том, что Казах­стан будет гото­вить «крип­то­за­ко­но­да­тель­ство»: в стране созда­ет­ся Меж­ду­на­род­ный финан­со­вый центр «Аста­на», и под него соби­ра­ют­ся под­вер­сты­вать какую-то осо­бую базу зако­нов для дер­жа­те­лей бит­ко­и­нов (какую – кокет­ли­во не гово­рят). Кро­ме того, в пер­спек­ти­ве воз­мож­но появ­ле­ние неко­ей наци­о­наль­ной крип­то­ва­лю­ты – эта­ко­го крип­то­тен­ге: по сооб­ще­нию Kursiv.кz, на откры­тии IT-квар­та­ла в Алма-Ате гене­раль­ный дирек­тор Almaty Tech Garden Сан­жар Кет­те­бе­ков заявил, что в тео­рии новая валю­та может быть созда­на уже через четы­ре года.

Со сто­ро­ны очень похо­же, что Казах­стан – одна из немно­гих стран на пост­со­вет­ском про­стран­стве, что реаль­но шага­ет в ногу со вре­ме­нем. Крип­то­ва­лю­та и блок­чейн – это тренд: тер­ми­ны упо­треб­ля­ют даже те, кто не очень хоро­шо пони­ма­ет их зна­че­ние. Аста­на вро­де как пыта­ет­ся не отстать от тех­но­ло­ги­че­ски раз­ви­то­го эко­но­ми­че­ско­го локо­мо­ти­ва, поэто­му и суе­тит­ся. Про­бле­ма в том, что имен­но тех­но­ло­ги­че­ская часть вла­сти стра­ны инте­ре­су­ет мень­ше все­го – акцент прак­ти­че­ски без стес­не­ния дела­ет­ся на необ­хо­ди­мо­сти тоталь­но­го кон­тро­ля.

Что­бы понять хит­рую абсурд­ность логи­ки офи­ци­аль­ной Аста­ны, нуж­но иметь при­бли­зи­тель­ное пред­став­ле­ние о крип­то­ва­лю­те вооб­ще. Тема эта обшир­ная, но в общем неслож­ная. Нуж­но пони­мать несколь­ко тези­сов. Крип­то­ва­лю­та – это свое­об­раз­ные циф­ро­вые моне­ты, то есть пла­теж­ное сред­ство, кото­рым мож­но рас­пла­чи­вать­ся через интер­нет. Схе­ма­тич­но это выгля­дит как набор шиф­ро­валь­ных кодов, кото­рый может гене­ри­ро­вать­ся кем угод­но. Услов­но гово­ря, любой, у кого есть соот­вет­ству­ю­щий навык, может создать свою соб­ствен­ную крип­то­ва­лю­ту и заявить ее как пла­теж­ное сред­ство.

Крип­то­ва­лю­ты может быть неис­чис­ли­мое мно­же­ство, но реаль­но авто­ри­тет­ных даже сей­час вряд ли набе­рет­ся боль­ше, чем один деся­ток. Самая извест­ная – это, конеч­но, бит­ко­ин, сто­и­мость кото­ро­го недав­но дости­га­ла 4000 – 5000 дол­ла­ров за еди­ни­цу. Коли­че­ство той или иной элек­трон­ной валю­ты, как пра­ви­ло, стро­го огра­ни­че­но, эмис­сия про­ис­хо­дит очень точеч­но. Но глав­ное – крип­то­ва­лю­та не под­от­чет­на вооб­ще нико­му, кро­ме, соб­ствен­но, ее раз­ра­бот­чи­ков: бан­ки и любые дру­гие регу­ля­то­ры кон­тро­ли­ро­вать ее не могут. И рабо­та в «реа­ле» ведет­ся раз­ве что с бир­жа­ми, через кото­рые те же бит­ко­и­ны мож­но пере­ве­сти в кэш.

Имен­но не под­кон­троль­ность дви­же­ния финан­со­вых пото­ков через крип­то­ва­лю­ту раз­дра­жа­ет поли­ти­ков боль­ше все­го. Поли­ти­ков в стра­нах, где со сво­бо­да­ми все не очень хоро­шо, это вооб­ще, будем откро­вен­ны, бесит. Поэто­му, напри­мер, появ­ля­ют­ся такие ини­ци­а­ти­вы, как у депу­та­та Аман­жа­на Жама­ло­ва, кото­рый

14 сен­тяб­ря пред­ло­жил не толь­ко зако­но­да­тель­но регу­ли­ро­вать крип­то­ва­лю­ту (не он пер­вый, конеч­но), но и запре­тить част­ным лицам совер­шать по ней сдел­ки. Мол, инстру­мент этот рис­ко­ван­ный, во мно­гом спе­ку­ля­тив­ный, и жела­ю­щие зара­бо­тать на нем могут быст­ро про­го­реть, а защи­тить их никак нель­зя. Желез­ная логи­ка, конеч­но: мы вол­ну­ем­ся за дохо­ды граж­дан, поэто­му давай­те запре­тим их гене­ри­ро­вать вооб­ще. До кучи Жама­лов ска­зал, что бит­ко­и­на­ми могут поль­зо­вать­ся тер­ро­ри­сты – но это вооб­ще общее место: не зна­ешь, как запре­тить, кри­чи «тер­ро­ри­сты».

Под сур­дин­ку защи­ты от финан­со­вых рис­ков мно­гие режи­мы и пыта­ют­ся про­ти­во­сто­ять сво­бо­де крип­то­ва­лю­ты как явле­нию. В Китае крип­то­ва­лю­ту уже запре­ти­ли чуть мень­ше чем пол­но­стью (это, к сло­ву, при­ве­ло к опре­де­лен­но­му паде­нию кур­са того же бит­ко­и­на: боль­шую часть кодов «пишут» имен­но там, посколь­ку для созда­ния крип­то­ва­лю­ты нуж­но боль­шое коли­че­ство элек­тро­энер­гии, а в Китае она деше­вая). В Казах­стане пред­ла­га­ют госре­гу­ли­ро­ва­ние: давай­те мы сде­ла­ем некий госу­дар­ствен­ный орган, кото­рый будет регу­ли­ро­вать (читай – кон­тро­ли­ро­вать) поток крип­то­ва­лю­ты, ее курс, дви­же­ние, обес­пе­чи­вать ее надеж­ность на госу­дар­ствен­ном уровне.

То есть финан­со­вый инстру­мент пре­вра­ща­ет­ся в инстру­мент для мани­пу­ля­ций, выгод­ный для само­го госу­дар­ства. Но имен­но неза­ви­си­мость от госу­дар­ства как от инсти­ту­та, дове­рие к кото­ро­му уте­ря­но, и есть глав­ное досто­ин­ство крип­то­ва­лю­ты. Там дове­рие стро­ит­ся на лич­ном уровне, и реше­ние, отда­вать свои чест­но крип­то­за­ра­бо­тан­ные или нет, при­ни­ма­ешь ты сам. Соот­вет­ствен­но, если ты про­го­ра­ешь, чего опа­са­ет­ся депу­тат Жама­лов, это твое лич­ное дело. Но бази­сом в этом опять-таки явля­ет­ся сво­бо­да как цен­ность, а для поли­ти­ков в Казах­стане это не цен­ность, а опас­ность. Сама мысль о том, что люди могут бес­кон­троль­но что-то делать (а тем более тра­тить день­ги, не делясь при этом с госу­дар­ством), застав­ля­ет власть пани­ко­вать.

Соб­ствен­но, госре­гу­ли­ро­ва­ние крип­то­ва­лю­ты – это попыт­ка под­ме­ны поня­тий, кото­рая в том чис­ле воз­ни­ка­ет из-за того, что сами казах­стан­ские поли­ти­ки (даже в эко­но­ми­че­ском бло­ке) не очень пони­ма­ют, с чем вооб­ще име­ют дело. Рабо­та­ет типич­ная совет­ская логи­ка «мы не зна­ем, что это, но мы это воз­глав­ля­ем». Ред­кие разум­ные реше­ния – тот же Нац­банк Казах­ста­на пока объ­явил о сво­ей пози­ции наблю­да­те­ля за крип­то­ва­лю­той, демон­стра­тив­но пока­зав свое невме­ша­тель­ство в миро­вой про­цесс, – про­хо­дят неза­мет­но на фоне гром­ких заяв­ле­ний Назар­ба­е­ва о необ­хо­ди­мо­сти созда­ния меж­ду­на­род­ной крип­то­ва­лю­ты (и это при том, что любая круп­ная крип­то­ва­лю­та уже сама по себе – меж­ду­на­род­ная).

Успо­ка­и­ва­ет одно: опыт пока­зы­ва­ет, что когда казах­стан­ская власть пыта­ет­ся что-то сде­лать с миро­вым стрем­ле­ни­ем к сво­бо­де, это полу­ча­ет­ся совсем не страш­но, а смеш­но и, как пра­ви­ло, жут­ко не-удоб­но для самих казах­стан­цев. Печаль­но лишь то, что на не самые разум­ные ини­ци­а­ти­вы тра­тит­ся вре­мя, кото­рое мож­но было бы потра­тить на более полез­ные вещи – повы­ше­ние каче­ства жиз­ни, напри­мер. Хотя не исклю­че­но, что это все будет делать­ся на госу­дар­ствен­ные бит­ко­и­ны.

И послед­нее. Ини­ци­а­ти­ва по созда­нию крип­то­тен­ге не абсурд­на по сво­ей сути: если крип­то­ва­лю­та будет созда­на в Казах­стане, ниче­го пло­хо­го в этом нет. Глав­ное – что­бы она была сво­бод­на от госу­дар­ства, а вот на это уже точ­но никто не пой­дет. Пото­му что какой-нибудь буду­щий «нур­ко­ин» хорош толь­ко тогда, когда в коде валю­ты мож­но раз­гля­деть доб­ро­душ­ный, но стро­гий взгляд чело­ве­ка, в честь кото­ро­го эту валю­ту и назо­вут.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан

Widgetized Section

Go to Admin » appearance » Widgets » and move a widget into Advertise Widget Zone