Канат Ибрагимов: «С острова каннибалов на рабские галеры»

Эми­гри­ро­вав­ший в США худож­ник из Казах­ста­на Канат Ибра­ги­мов гово­рит в интер­вью Азатты­ку, что поки­нул роди­ну по поли­ти­че­ским при­чи­нам и пото­му, что не видит там буду­ще­го — ни для себя, ни для стра­ны. В интер­вью Азатты­ку Канат Ибра­ги­мов рас­ска­зы­ва­ет о при­чи­нах отъ­ез­да, о жиз­ни в Сан-Фран­цис­ко и отве­ча­ет на вопрос о том, о чем бы он спро­сил у пре­зи­ден­тов США и Казах­ста­на, ока­зав­шись на встре­че с ними в Белом доме.

Канат Ибра­ги­мов — один из самых ради­каль­ных и эпа­таж­ных худож­ни­ков Казах­ста­на

Канат Ибра­ги­мов — неко­гда один из самых ради­каль­ных и эпа­таж­ных худож­ни­ков Казах­ста­на — гово­рит Азатты­ку, что поки­нул стра­ну из-за пре­сле­до­ва­ния вла­стей по поли­ти­че­ским моти­вам в кон­це янва­ря 2014 года. Неза­дол­го до отъ­ез­да он полу­чил пре­мию оппо­зи­ци­он­ных орга­ни­за­ций «Сво­бо­да». В Казах­стане Ибра­ги­мов изве­стен сво­и­ми акци­я­ми в под­держ­ку полит­за­клю­чен­ных, ради­каль­ны­ми пер­фор­ман­са­ми. После тра­ги­че­ских собы­тий в Жана­о­зене худож­ник был актив­ным участ­ни­ком «митин­гов несо­глас­ных» в Алма­ты, при­вле­кал­ся к ответ­ствен­но­сти, был под­верг­нут адми­ни­стра­тив­но­му аре­сту.

Канат Ибра­ги­мов: Через досто­вер­ные источ­ни­ки я узнал, что на меня боль­ше не будут заво­дить ника­ких дел. Дослов­но мне ска­за­ли, что тебя, Канат, боль­ше судить не будут. Мол, каж­дый суд ты пре­вра­ща­ешь в само­пи­ар. Поэто­му ко мне в квар­ти­ру, напри­мер, зай­дет опе­ра­тив­ная груп­па и меня, гру­бо гово­ря, могут най­ти с пере­до­зи­ров­кой геро­и­на и с тру­пом муж­чи­ны рядом. В Казах­стане, с его уров­нем гомо­фо­бии, люди дума­ли бы, что я нар­ко­ман и гомо­сек­су­а­лист. Это пол­но­стью обру­ши­ло бы мою репу­та­цию.

Азаттык: С чем вы свя­зы­ва­е­те пре­сле­до­ва­ние на родине?

Канат Ибра­ги­мов: Пре­сле­до­ва­ния нача­лись после собы­тий в Жана­о­зене. Я с само­го нача­ла и после­до­ва­тель­но под­дер­жал заба­стов­ку неф­тя­ни­ков. Выхо­дил несколь­ко раз на митин­ги про­те­ста после рас­стре­ла заба­стов­щи­ков. Появи­лась «наруж­ка» под окном, потом пошли угро­зы и мораль­ное дав­ле­ние. Сна­ча­ла было смеш­но (сме­ет­ся), но затем нача­лась мас­штаб­ная трав­ля. Два-три раза меня суди­ли и аре­сто­вы­ва­ли по адми­ни­стра­тив­ным ста­тьям. Мои голо­дов­ки и обра­ще­ния к обще­ствен­но­сти ни к чему не при­ве­ли.

На откры­тии выстав­ки в под­держ­ку полит­за­клю­чен­ных в Алма­ты (апрель 2013 года):

В резуль­та­те я ока­зал­ся в глу­хой изо­ля­ции. Не мог про­дать боль­ше ни одной сво­ей рабо­ты. Рань­ше я про­да­вал кар­ти­ны даже за гра­ни­цу. В отде­ле выда­чи раз­ре­ше­ния выво­зить куль­тур­ные цен­но­сти из Казах­ста­на мне отка­за­ли. То есть про­изо­шла орга­ни­зо­ван­ная трав­ля. Я про­сто шку­ру свою спа­сал. Вопрос вот так сто­ял.

Азаттык: С какой про­бле­мой в первую оче­редь стал­ки­ва­ют­ся эми­гран­ты-казах­стан­цы в США?

Канат Ибра­ги­мов: Тех пре­фе­рен­ций, кото­рые дава­лись эми­гран­там так назы­ва­е­мой вто­рой вол­ны при раз­ва­ле СССР, уже нет. Речь идет о мате­ри­аль­ной под­держ­ке через раз­лич­ные соци­аль­ные и пра­во­за­щит­ные про­грам­мы. В поня­тии аме­ри­кан­цев «импе­рия зла» раз­ру­ше­на, боль­ше бороть­ся не с кем. Стра­ны, мол, демо­кра­ти­че­ские, хоть и фасад­ные, зна­чит, боль­ше помо­гать не надо. Что, в прин­ци­пе, заслу­жен­но. Поэто­му подав­ля­ю­щее боль­шин­ство эми­гран­тов с пост­со­вет­ско­го про­стран­ства — это так назы­ва­е­мая «кол­бас­ная» эми­гра­ция. То есть люди едут сюда за луч­шим обра­зом жиз­ни. И очень ред­ко кто по-насто­я­ще­му, по поли­ти­ке попа­да­ют сюда.

Азаттык: Поче­му реши­ли эми­гри­ро­вать имен­но в США?

Канат Ибра­ги­мов: Для поли­ти­че­ских эми­гран­тов это всё рав­но что бежать с ост­ро­ва кан­ни­ба­лов на раб­ские гале­ры, толь­ко с тем плю­сом, что раб­ство — это всё же про­гресс по срав­не­нию с кан­ни­ба­лиз­мом. При этом США — это колос­саль­ный шанс и супер­дер­жа­ва, кото­рая не выда­ет поли­ти­че­ских, в отли­чие от неко­то­рых евро­пей­ских госу­дарств, где спец­служ­бы Казах­ста­на и Рос­сии абсо­лют­но сво­бод­но себя чув­ству­ют. Поэто­му я выбрал Аме­ри­ку, кото­рая выпол­ня­ет свои обя­зан­но­сти по предо­став­ле­нию поли­ти­че­ско­го убе­жи­ща.

Пер­фор­манс Кана­та Ибра­ги­мо­ва «Рыба гни­ёт с голо­вы!» на пло­ща­ди в Алма­ты (фев­раль 2010 года):

Азаттык: То есть у вас нет ника­ких пре­иму­ществ перед дру­ги­ми эми­гран­та­ми?

Канат Ибра­ги­мов: Их ни у кого нет. Когда ты при­ез­жа­ешь в Шта­ты, ты дол­жен забыть всё, что было в тво­ей преды­ду­щей жиз­ни. Един­ствен­ное, что тебе дает Аме­ри­ка, — это шанс на новую жизнь. И когда ты чита­ешь в «ват­ных» и «сов­ко­вых» чатах людей, при­ез­жа­ю­щих сюда за «кол­ба­сой», пер­вое, что бро­са­ет­ся в гла­за, — «если вам за трид­цать и у вас нет детей, кото­рые могут вас при­нять в США на пол­ное обес­пе­че­ние, то об эми­гра­ции даже и не думай­те!». Это абсо­лют­но спра­вед­ли­во. Участь людей, кото­рые теря­ют свою роди­ну, неза­вид­на. Если, конеч­но, ты какой-нибудь айтиш­ник, хоро­шо зна­ю­щий англий­ский, и сво­бод­но пере­дви­га­ешь­ся меж­ду стра­на­ми, то тебе может и повез­ти.

«ГЛАВНОЕ — ЗАКОН И ДЕНЬГИ»

Азаттык: Чем вы зара­ба­ты­ва­е­те на жизнь?

Канат Ибра­ги­мов: Искус­ство в новой реаль­но­сти с изоб­ре­те­ни­ем IT-тех­но­ло­гий уже руди­мен­тар­но. Искус­ство не нуж­но совре­мен­но­му обще­ству и будет ниве­ли­ро­вать­ся до фасад­но­сти. Зара­ба­ты­вать здесь искус­ством — это вер­ный путь на клад­би­ще. Ино­гда с мое­го веб-сай­та про­из­ве­де­ния про­да­ют­ся. Но если ты не име­ешь здесь реаль­ную рабо­ту, то ты погиб­нешь. Я рабо­таю как artteacher, пре­по­даю живо­пись детям. Здесь, в США, пол­но­стью вопло­щен в жизнь ленин­ский посту­лат: кто не рабо­та­ет, тот не ест. Толь­ко, в отли­чие от быв­ших совет­ских кор­рум­пи­ро­ван­ных госу­дарств, здесь нет кор­руп­ции. Здесь не спра­ши­ва­ют, сколь­ко у тебя денег, а спра­ши­ва­ют, есть ли у тебя рабо­та и сколь­ко у тебя работ. У меня, напри­мер, их две. И еще я хочу тре­тью.

Азаттык: Како­вы основ­ные пра­ви­ла выжи­ва­ния в Аме­ри­ке?

Канат Ибра­ги­мов: Нахо­дясь здесь, нуж­но зару­бить себе на носу два пра­ви­ла вне зави­си­мо­сти от ваше­го интел­лек­ту­аль­но­го уров­ня и соци­аль­но­го поло­же­ния. Нель­зя нару­шать закон ни при каких обсто­я­тель­ствах! И вто­рое, ника­ко­го лице­ме­рия — толь­ко зара­ба­ты­ва­ние денег. Соблю­да­е­те мест­ные зако­ны и рабо­та­е­те — вам пла­тят день­ги. Всё осталь­ное мож­но отбра­сы­вать в сто­ро­ну. И еще тут есть выбор. Не понра­ви­лась рабо­та, нахо­дишь дру­гую. Аме­ри­кан­цев мож­но обзы­вать как угод­но, но факт в том, что США достиг­ли абсо­лют­но­го лидер­ства в мире. Самый насто­я­щий тре­тий Рим со всем его мно­го­об­ра­зи­ем и воз­мож­но­стя­ми для выжи­ва­ния.

Любой аме­ри­ка­нец, когда узна­ет, что пре­зи­дент пра­вит 27 лет, — у него вопро­сы отпа­да­ют.

Азаттык: О чем бы вы спро­си­ли у Назар­ба­е­ва, если бы ока­за­лись на его встре­че с Трам­пом (пере­го­во­ры пре­зи­ден­тов США и Казах­ста­на про­шли в Вашинг­тоне 16 янва­ря. —​ Ред.)?

Канат Ибра­ги­мов: Я рас­смат­ри­вал воз­мож­ность поехать в Вашинг­тон, но у меня в отли­чие от Назар­ба­е­ва нет сво­бод­но­го вре­ме­ни, что­бы посто­ян­но его пре­сле­до­вать. Доста­точ­но того, что я с дру­зья­ми 16 декаб­ря (в этот день в 1986 году про­изо­шли Декабрь­ские собы­тия в Алма­ты, в 2011 году —​ Жана­о­зен­ские собы­тия. —​ Ред.) регу­ляр­но выхо­жу на акции про­те­ста в Сан-Фран­цис­ко на Union Square. Но если гипо­те­ти­че­ски я бы ока­зал­ся на этой встре­че, я, конеч­но бы, нару­шил про­то­кол собра­ния и заявил бы, пре­рвав обо­их ага­шек, что Назар­ба­ев — дик­та­тор и неле­ги­тим­ный пре­зи­дент Казах­ста­на. Хотя любой аме­ри­ка­нец, когда узна­ет, что пре­зи­дент пра­вит 27 лет, — у него вопро­сы отпа­да­ют.

Азаттык: А у Трам­па о чем бы вы спро­си­ли?

Канат Ибра­ги­мов: Аме­ри­ка и так для меня мно­го чего сде­ла­ла. Во-пер­вых, она спас­ла мою жизнь. Я нахо­жусь под защи­той госу­дар­ства. Поэто­му, как в ста­рой доб­рой пого­вор­ке: «Не спра­ши­вай, что твоя стра­на может сде­лать для тебя, спро­си, что ты можешь сде­лать для сво­ей стра­ны». При любом кон­флик­те я буду высту­пать на сто­роне сво­ей новой роди­ны — США.

«ПО РОДИНЕ НЕ ТОСКУЮ…»

Азаттык: Какие послед­ние ново­сти из Казах­ста­на вас шоки­ро­ва­ли?

Канат Ибра­ги­мов: Мне лич­но шоки­ро­вать­ся Казах­ста­ном уже невоз­мож­но. Быва­ют взрос­лые наро­ды, быва­ют наро­ды-дети. Каза­хи — это народ-дети, у кото­рых поли­ти­че­ские, соци­аль­ные, рели­ги­оз­ные кон­флик­ты не вызы­ва­ют ника­ких адек­ват­ных реак­ций. Един­ствен­ная реак­ция у каза­хов на подоб­ные вещи — это «сам дурак». Любой спор закан­чи­ва­ет­ся этим — у меня же боль­ше, а ты дурак. То есть толь­ко меря­ют­ся сво­и­ми орга­на­ми, вме­сто того что­бы думать о буду­щем сво­ей нации и сде­лать без того корот­кую жизнь на Зем­ле мак­си­маль­но ком­форт­ной. Думы в Казах­стане толь­ко о пон­тах и намы­се. Так про­ис­хо­дит как сре­ди про­власт­ных поли­ти­ков, так и сре­ди оппо­зи­ции.

Читайте еще: Канат Ибрагимов: Наблюдается время духовного джута

Азаттык: Что вы дума­е­те о послед­них нашу­мев­ших видео в казах­ских соц­се­тях с доро­гу­щим тор­том на сва­дьбе оли­гар­хов или раз­де­ва­ни­ем деву­шек за день­ги в ноч­ном клу­бе?

Канат Ибра­ги­мов: Вот эти все так назы­ва­е­мые хай­пы, без­услов­но, дела­ют­ся для того, что­бы отвлечь вни­ма­ние от полит­за­клю­чен­ных в Казах­стане, от поте­ри неза­ви­си­мо­сти, аре­ста денег Нац­фон­да, подав­ле­ния граж­дан­ских прав, от того, что нет буду­ще­го у Казах­ста­на. И как нация детей, каза­хи на это всё ведут­ся. Когда нуж­но заду­мать­ся: что про­ис­хо­дит на самом деле и до како­го мораль­но­го и мате­ри­аль­но­го обни­ща­ния дошла наша стра­на? Когда я гово­рю «каза­хи», я имею в виду каза­хов всех наци­о­наль­но­стей и веро­ис­по­ве­да­ний. Поэто­му я вынуж­ден на всё это смот­реть, и мне это отвра­ти­тель­но. И я в оче­ред­ной раз бла­го­да­рю Все­выш­не­го, что мне уда­лось с это­го ост­ро­ва кан­ни­ба­лов уехать и не при­ни­мать во всем этом уча­стие.

Азаттык: У вас там, в США, есть казах­ская тусов­ка?

Канат Ибра­ги­мов: Мы прак­ти­че­ски не обща­ем­ся. Поли­ти­че­ские вызы­ва­ют тут у мно­гих испуг. Есть про­во­ка­то­ры, аген­ты вли­я­ния, леле­ю­щие свои сепа­ра­тист­ские стрем­ле­ния и откро­вен­но сума­сшед­шие сограж­дане. Аме­ри­ка реаль­но сно­сит кры­шу очень мно­гим. И каж­дый в меру сво­ей под­ло­сти или бла­го­род­ства про­яв­ля­ет­ся здесь в пол­ной мере. Хочешь узнать чело­ве­ка, не надо с ним пьян­ство­вать, про­сто езжай с ним в Аме­ри­ку в эми­гра­цию.

Азаттык: Вы не ску­ча­е­те по Казах­ста­ну?

Канат Ибра­ги­мов: Мне не по кому там ску­чать. По родине я не тос­кую. У меня боль­ше душа болит за нацию свою, за госу­дар­ство. Отсю­да на рас­сто­я­нии вид­нее, что про­ис­хо­дит и како­ва общая диа­лек­ти­ка дви­же­ния стра­ны. Есть с чем срав­ни­вать. Казы мы здесь тоже куша­ем, но я боль­ше люб­лю море­про­дук­ты. К тому же я вырос на аме­ри­кан­ской куль­ту­ре, рок-музы­ке, лите­ра­ту­ре, и ника­ко­го куль­тур­но­го шока у меня здесь не было. С пер­вой мину­ты, как я сошел на зем­лю Кали­фор­нии, у меня было ощу­ще­ние, буд­то я здесь уже дав­но живу. Я про­сто вер­нул­ся к сво­ей пер­вой люб­ви. В моем слу­ча­ем не «Гуд­бай, Аме­ри­ка!», а «Салем сно­ва, род­ная, люби­мая».

Азаттык: Спа­си­бо за интер­вью.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»