fbpx

Как Le Monde расставила акценты

С вес­ны 2012 года фран­цуз­ские орга­ны пра­во­су­дия про­во­дят рас­сле­до­ва­ние дела госу­дар­ствен­ной важ­но­сти, в кото­рой может ока­зать­ся заме­ша­на систе­ма вла­сти, выстро­ен­ная Сар­ко­зи, напи­са­ла фран­цуз­ская газе­ту «Ле Монд» 8 октяб­ря это­го года.

Мы уже рас­ска­зы­ва­ли вкрат­це нашим чита­те­лям об этой пуб­ли­ка­ции (см. мате­ри­ал  «Сар­ко­зи аук­ну­лись казах­ские вер­то­ле­ты»), а сего­дня, как и обе­ща­ли, пуб­ли­ку­ем пол­ный пере­вод этой скан­даль­ной ста­тьи.

…В обста­нов­ке самой высо­кой сек­рет­но­сти два париж­ских сле­до­ва­те­ля, веду­щих рас­сле­до­ва­ние по обви­не­нию в «орга­ни­зо­ван­ном отмы­ва­нии денег», «кор­рум­пи­ро­ва­нии ино­стран­ных госу­дар­ствен­ных слу­жа­щих», «соуча­стии и сокры­тии» этих пра­во­на­ру­ше­ний, изу­ча­ют под­но­гот­ную этих кон­трак­тов, под­пи­сан­ных меж­ду Фран­ци­ей и Казах­ста­ном в 2010 году на сум­му почти 2 млрд  евро. Эти кон­трак­ты, преду­смат­ри­вав­шие изго­тов­ле­ние ком­па­ни­ей Eurocopter 45 вер­то­ле­тов, мог­ли сопро­вож­дать­ся выпла­той «отка­тов» во Фран­ции.

Быв­ший совет­ник Нико­ля Сар­ко­зи, являв­ше­го­ся в то вре­мя пре­зи­ден­том Фран­цуз­ской рес­пуб­ли­ки, и быв­шая упол­но­мо­чен­ная по осо­бым пору­че­ни­ям Кло­да Геа­на, в то вре­мя зани­мав­ше­го долж­ность гене­раль­но­го сек­ре­та­ря пре­зи­дент­ской адми­ни­стра­ции, были вре­мен­но задер­жа­ны в сен­тяб­ре по это­му делу, кото­рое может про­из­ве­сти взрыв­ной эффект.

Дей­стви­тель­но, сам Нико­ля Сар­ко­зи подо­зре­ва­ет­ся в ока­за­нии дав­ле­ния на бель­гий­ский сенат в 2011 году по прось­бе казах­стан­ско­го пре­зи­ден­та для того, что­бы облег­чить участь биз­не­сме­нов казах­стан­ско­го про­ис­хож­де­ния, на кото­рых было заве­де­но дело в Бель­гии, и спо­соб­ство­вать заклю­че­нию этих двух бас­но­слов­ных кон­трак­тов.

В рам­ках это­го дела в сен­тяб­ре были предъ­яв­ле­ны обви­не­ния двум посред­ни­кам и адво­ка­ту из Ниц­цы. В судеб­ном отно­ше­нии «Казахгейт» толь­ко начи­на­ет­ся.

Для фран­цуз­ско­го пра­во­су­дия рас­сле­до­ва­ние начи­на­ет­ся по-насто­я­ще­му толь­ко вес­ной 2012 года 4 апре­ля, за несколь­ко недель до пре­зи­дент­ских выбо­ров, Tracfin (орган мини­стер­ства финан­сов по борь­бе с финан­со­вы­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми и отмы­ва­ни­ем денег) сооб­ща­ет в париж­скую про­ку­ра­ту­ру о подо­зри­тель­ных пере­чис­ле­ни­ях средств на сум­му более 300 000 евро на счет Жан-Фран­с­уа Этьен дэ Розэ — быв­ше­го сотруд­ни­ка Нико­ля Сар­ко­зи в Ели­сей­ском двор­це.

Про­ку­ра­ту­ра сра­зу же начи­на­ет пред­ва­ри­тель­ное рас­сле­до­ва­ние в отно­ше­нии это­го 72-лет­не­го спе­ци­аль­но­го упол­но­мо­чен­но­го при аппа­ра­те Сар­ко­зи в пре­зи­дент­ском двор­це, нахо­див­ше­го­ся в этой долж­но­сти с 2007 по 2010 гг. Быв­ший пре­фект, впо­след­ствии став­ший пред­се­да­те­лем наци­о­наль­ных кон­ных заво­дов, а затем воз­глав­ляв­ший Фран­цуз­ский инсти­тут кон­но­го спор­та и вер­хо­вой езды.

Посколь­ку пер­вые рас­сле­до­ва­ния под­кре­пи­ли подо­зре­ния Tracfin, то в мар­те 2013 года париж­ская про­ку­ра­ту­ра откры­ла пред­ва­ри­тель­ное след­ствие. Дело, дове­рен­ное сле­до­ва­те­лям Рожэ Ле Луар и Ренэ Гру­ман, пере­да­ет­ся в Наци­о­наль­ную про­ку­ра­ту­ру по финан­со­вым делам (PNF).

Поли­цей­ские из Цен­траль­ной служ­бы по борь­бе с осо­бо круп­ны­ми финан­со­вы­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми (OCRGDF) обна­ру­жи­ли, что Г-н Этьен дэ Розэ полу­чил без види­мой на то при­чи­ны несколь­ко бан­ков­ских пере­во­дов на круп­ные сум­мы от Мэт­ра Катрин Дегуль, сво­е­го адво­ка­та в Ниц­це. На самом деле, кажет­ся, что источ­ни­ком этих средств был Патох Шоди­ев — бога­тый бель­гий­ский биз­нес­мен казах­стан­ско­го про­ис­хож­де­ния. Он пере­чис­лил несколь­ко мил­ли­о­нов евро Мэт­ру Дегуль, кото­рая была и его адво­ка­том…

Кро­ме того, пред­по­ла­га­ет­ся, что Мэтр Дегуль высту­па­ет пред­ста­ви­те­лем ряда офшор­ных струк­тур, заре­ги­стри­ро­ван­ных на Ост­ро­ве Мэн и, в част­но­сти, обще­ства, свя­зан­но­го с бель­гий­ским посред­ни­ком. Г-н Шоди­ев — при­бли­жен­ный пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, нахо­дя­ще­го­ся у вла­сти с 1990 года. Это нико­им обра­зом не про­стая слу­чай­ность: OCRGDF уста­но­вит, что пере­во­ды денеж­ных средств, обна­ру­жен­ные Tracfin, име­ют веро­ят­ную связь с под­пи­са­ни­ем круп­ных тор­го­вых кон­трак­тов, заклю­чен­ных меж­ду Фран­ци­ей и Казах­ста­ном при пре­зи­ден­те Нико­ля Сар­ко­зи.

Поэто­му сле­до­ва­те­ли инте­ре­су­ют­ся про­шлым г-на Шади­е­ва и, к сво­е­му изум­ле­нию, обна­ру­жи­ва­ют вто­рую часть дела. Полу­че­ние кон­трак­тов на постав­ку вер­то­ле­тов яко­бы было обу­слов­ле­но г-ном Назар­ба­е­вым пря­мым обра­ще­ни­ем фран­цуз­ско­го госу­дар­ства к ряду бель­гий­ских пар­ла­мен­та­ри­ев.

Дей­стви­тель­но, г-н Шоди­ев и два дру­гих биз­не­сме­на казах­стан­ско­го про­ис­хож­де­ния — Алек­сандр Маш­ке­вич и Али­жан Ибра­ги­мов — про­зван­ные «трой­кой» в Казах­стане и очень при­бли­жен­ные к казах­стан­ско­му пре­зи­ден­ту, нахо­ди­лись до 2011 г. под след­стви­ем по делу о кор­руп­ции в Бель­гии по обви­не­ни­ям в «отмы­ва­нии денег», «пре­ступ­ном сго­во­ре» и «под­дел­ке доку­мен­тов».

Одна­ко 17 июня 2011 года после пере­го­во­ров с брюс­сель­ской про­ку­ра­ту­рой эти три лица полу­чи­ли воз­мож­ность миро­вой сдел­ки со след­стви­ем, повлек­шей за собой пре­кра­ще­ние судеб­ных пре­сле­до­ва­ний в обмен на упла­ту штра­фа в раз­ме­ре 23 мил­ли­о­нов евро. Несколь­ко дней спу­стя, 27 июня 2011 года, Фран­с­уа Фий­он, быв­ший в то вре­мя пре­мьер-мини­стром, под­пи­сал с Кари­мом Маси­мо­вым, пре­мьер-мини­стром Казах­ста­на, в ходе его визи­та во Фран­цию, раз­лич­ные согла­ше­ния и кон­трак­ты, в том чис­ле кон­тракт на сбор­ку в Казах­стане уже упо­ми­нав­ших­ся вер­то­ле­тов EADS.

А что же обна­ру­жи­ли фран­цуз­ские поли­цей­ские? Эта миро­вая сдел­ка, поз­во­лив­шая трем биз­не­сме­нам избе­жать реаль­но­го тюрем­но­го заклю­че­ния, ста­ла воз­мож­ной бла­го­да­ря поло­же­нию, в спеш­ном поряд­ке при­ня­то­му (в виде допол­не­ния, вне­сен­но­го в послед­ний момент) бель­гий­ским сена­том в мар­те 2011 года и поз­во­ля­ю­ще­му пре­кра­щать судеб­ные дела в обмен на упла­ту опре­де­лен­ной сум­мы денег. С момен­та при­ня­тия зако­на 14 апре­ля 2011 года в уго­лов­но-про­цес­су­аль­ный кодекс были вне­се­ны соот­вет­ству­ю­щие изме­не­ния. 3 октяб­ря 2012 г. газе­та Le Canard Enchaîné озна­ко­ми­ла чита­те­лей с этим аспек­том судеб­но­го дела, не упо­мя­нув о судеб­ном рас­сле­до­ва­нии, кото­рое еще сохра­ня­лось в тайне.

Поли­цей­ские рас­сле­до­ва­ния впо­след­ствии под­твер­ди­ли, что в этом деле цен­траль­ную роль играл круп­ный бель­гий­ский поли­тик либе­раль­но­го тол­ка Арман де Декер, быв­ший в то вре­мя заме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля Сена­та и адво­ка­том. В чис­ле его кли­ен­тов — сам Патох Шади­ев…

След­стви­ем было уста­нов­ле­но, что имен­но через него Ели­сей­ский дво­рец наде­ял­ся нада­вить на бель­гий­ских сена­то­ров и добить­ся при­ня­тия зако­на, бла­го­при­ят­но­го инте­ре­сам казах­стан­ских оли­гар­хов. Г-н де Декер, опро­вер­га­ю­щий любое подо­зре­ние в неза­кон­но­сти, пуб­лич­но при­знал факт встре­чи с фран­цуз­ским адво­ка­том Шоди­е­ва — Мэтром Дегуль, сопро­вож­дав­шей совет­ни­ка Сар­ко­зи — г-на Этье­на дэ Розэ, и обсуж­де­ния судеб­ных послед­ствий для дру­зей пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва. При этом в Бель­гии дело так и оста­лось на ста­дии подо­зре­ний.

Одна­ко во Фран­ции след­ствие про­дви­га­ет­ся. 8 сен­тяб­ря 2014 года, по запро­су сле­до­ва­те­лей, OCRGDF про­во­дит мно­го­чис­лен­ные обыс­ки. Сле­до­ва­те­ли парал­лель­но нагря­ну­ли на голов­ной офис Airbus Helicopters (новое наиме­но­ва­ние Eurocopter), а так­же домой к Ната­ли Гон­за­лес-Пра­до, быв­ше­го сек­ре­та­ря Кло­да Геа­на, и к пре­фек­ту Этье­ну дэ Розэ. Поли­цей­ские так­же под­верг­ли обыс­ку квар­ти­ру Арлет Энон, быв­шей сотруд­ни­цы Г-на Этье­на дэ Розэ, а так­же офис и дом Мэт­ра Катрин Дегуль в Ниц­це. Одно­вре­мен­но быв­ший пре­фект и адво­кат были вре­мен­но заклю­че­ны под стра­жу.

Если слу­ша­ние сви­де­тель­ских пока­за­ний Г-на Этье­на дэ Розэ было пре­рва­но по при­чине пло­хо­го состо­я­ния его здо­ро­вья, то адво­кат дала сви­де­тель­ские пока­за­ния в обыч­ном поряд­ке. На Мэтр Дегуль и двух посред­ни­ков заве­де­но судеб­ное дело по обви­не­нию в «кор­руп­ции ино­стран­но­го госу­дар­ствен­но­го слу­жа­ще­го» и «отмы­ва­нии денег».

Теперь сле­до­ва­те­ли хотят най­ти под­твер­жде­ние сво­им подо­зре­ни­ям и про­ве­рить в самых мель­чай­ших подроб­но­стях обсто­я­тель­ства госу­дар­ствен­но­го визи­та Нико­ля Сар­ко­зи в Казах­стан, состо­яв­ше­го­ся 6 октяб­ря 2009 г., в ходе кото­ро­го упо­ми­на­лось под­пи­са­ние кон­трак­тов.

Орга­ны пра­во­су­дия утвер­жда­ют, что пре­зи­дент Нур­сул­тан Назар­ба­ев потре­бо­вал тогда от г-на Сар­ко­зи вза­мен лич­но вме­шать­ся в судь­бу трех оли­гар­хов, нахо­див­ших­ся под след­стви­ем в Бель­гии. 27 октяб­ря 2010 года Ели­сей­ский дво­рец заявил о под­пи­са­нии меж­ду Пари­жом и Аста­ной кон­трак­тов на сум­му «более 2 млрд  евро», преду­смат­ри­ва­ю­щих, в част­но­сти, про­да­жу 295 локо­мо­ти­вов и 45 вер­то­ле­тов ЕС145.

Гос­по­да Сар­ко­зи и Геан, как и Мэтр Дегуль и г-жаГон­за­лес-Пра­до не отве­ти­ли на звон­ки из газе­ты «Монд». С г-ном дэ Розэ свя­зать­ся так­же не уда­лось.

СПРАВКА. «Кор­руп­ция ино­стран­но­го госу­дар­ствен­но­го слу­жа­ще­го»

До 2000 года раз­ре­ша­лось выпла­чи­вать комис­си­он­ное воз­на­граж­де­ние, пред­на­зна­чен­ное для под­ку­па ино­стран­ных руко­во­ди­те­лей, в рам­ках под­пи­са­ния котрак­тов фран­цуз­ски­ми пред­при­я­ти­я­ми. Одна­ко 30 июня 2000 года во испол­не­ние одной из кон­вен­ций ОЭСР был при­нят закон, поме­няв­ший пра­ви­ла игры. Теперь ста­тьи 435—3 и 435—4 уго­лов­но­го кодек­са преду­смат­ри­ва­ют нака­за­ние за «актив­ный под­куп ино­стран­но­го госу­дар­ствен­но­го слу­жа­ще­го в целях полу­че­ния или сохра­не­ния кон­трак­та или ино­го пре­иму­ще­ства в меж­ду­на­род­ной тор­гов­ле». Это пре­ступ­ле­ние, кара­ю­ще­е­ся деся­ти­лет­ним сро­ком тюрем­но­го заклю­че­ния и штра­фом в раз­ме­ре 1 мил­ли­о­на  евро, поз­во­ля­ет в неко­то­рых слу­ча­ях судьям про­сле­дить воз­вра­ще­ние во Фран­цию взя­ток или так назы­ва­е­мых «отка­тов», кото­рые все­гда были вне зако­на.