fbpx

Каким будет конец авторитаризма?

Извест­ные жур­на­ли­сты Сер­гей ДУВАНОВ и Гуль­жан ЕРГАЛИЕВА и пра­во­за­щит­ник Андрей СВИРИДОВ про­гно­зи­ру­ют неми­ну­е­мый конец авто­ри­та­риз­ма, а так­же рас­суж­да­ют о жиз­ни в постав­то­ри­тар­ный пери­од.

- В исто­рии есть нема­ло при­ме­ров тра­ги­че­ско­го кра­ха авто­ри­тар­ных и тота­ли­тар­ных режи­мов. Мож­но вспом­нить при­ме­ры Кыр­гыз­ста­на, Укра­и­ны, Латин­ской Аме­ри­ки, араб­ских стран и дру­гих. Чем отли­ча­ет­ся казах­стан­ский авто­ри­та­ризм? Каким будет его конец в Казах­стане?

Сер­гей ДУВАНОВ:

— Вопрос несколь­ко стран­но сфор­му­ли­ро­ван. В моем пони­ма­нии крах любо­го авто­кра­ти­че­ско­го режи­ма — это не столь­ко тра­ге­дия, сколь­ко радост­ное собы­тие. Вся исто­рия послед­них 100 лет – это цепь таких «тра­ге­дий». Все боль­ше стран отка­зы­ва­ют­ся от поли­ти­че­ско­го устрой­ства по прин­ци­пу «я – началь­ник, ты — дурак» и начи­на­ют стро­ить свою госу­дар­ствен­ность на демо­кра­ти­че­ских прин­ци­пах. А это зна­чит, ника­ких тебе «отцов наро­дов», «вели­ких корм­чих», «сер­да­ров» и «елба­сы». Толь­ко выби­ра­е­мые на корот­кий срок пре­зи­ден­ты, пар­ла­мен­ты, фор­ми­ру­е­мые пра­ви­тель­ства и ЖЕСТКАЯ под­от­чет­ность их обще­ству в лице прес­сы, обще­ствен­ных орга­ни­за­ций и изби­ра­те­лей. Про­цесс этот труд­но оста­но­вить, и он, без­услов­но, кос­нет­ся и нас. Так что нику­да мы не денем­ся — и у нас будет демо­кра­ти­че­ская стра­на со все­ми сопут­ству­ю­щи­ми это­му инсти­ту­та­ми, поряд­ка­ми и зако­на­ми.

При­чем думаю, это слу­чит­ся уже ско­ро. Так что не за гора­ми вре­мя, когда мы будем сме­ять­ся над нынеш­ни­ми вре­ме­на­ми. А кое-кому при этом будет очень стыд­но вспо­ми­нать, как он себя вел в про­шлом.
Чем отли­ча­ет­ся наш режим от дру­гих?
Прин­ци­пи­аль­но – ничем.
Баналь­ная авто­кра­тия с дежур­ным набо­ром авто­ри­тар­ных инстру­мен­тов подав­ле­ния оппо­зи­ции и ина­ко­мыс­лия. С про­даж­ны­ми суда­ми, кор­рум­пи­ро­ван­ны­ми поли­цей­ски­ми, анга­жи­ро­ван­ны­ми СМИ и зави­си­мы­ми от испол­ни­тель­ной вла­сти пар­ла­мен­та­ри­я­ми. Мож­но, конеч­но, най­ти какие-то спе­ци­фи­че­ские отли­чия, но они настоль­ко неприн­ци­пи­аль­ны, что гово­рить об этом нет смыс­ла.

Одним сло­вом, скуч­ная, воро­ва­тая, не спо­соб­ная на кре­а­тив­ные про­ры­вы авто­кра­тия. Это вам не авто­ри­та­ризм Ли Куан Ю, сумев­ше­го из ниче­го сде­лать кон­фет­ку. Или умная поли­ти­ка ПИНОЧЕТА, за два­дцать лет сде­лав­ше­го Чили про­цве­та­ю­щей стра­ной. Тут все наобо­рот: имея в тече­ние 15 лет халяв­ный дождь неф­те­дол­ла­ров, так ниче­го и не смог­ли сде­лать, без­дар­но потра­тив и вре­мя, и день­ги. Шанс упу­щен, эко­но­ми­че­ски ника­ко­го заде­ла не сде­ла­но, впе­ре­ди ника­кой пер­спек­ти­вы.

Гуль­жан ЕРГАЛИЕВА:

— В пере­чис­лен­ных вами стра­нах сме­на поли­ти­че­ско­го строя про­ис­хо­ди­ла по раз­ным при­чи­нам и тех­но­ло­ги­ям – где-то есте­ствен­ным путем, где-то управ­ля­е­мым спо­со­бом, где-то спон­тан­ным обра­зом. У нас ни один из этих вари­ан­тов не пред­ви­дит­ся. С одной сто­ро­ны, вла­сти все же уда­лось создать некий задел проч­но­сти – эко­но­ми­че­ский, бла­го­да­ря высо­ким ценам на энер­го­ре­сур­сы, и адми­ни­стра­тив­ный, зало­жив неко­то­рые осно­вы сво­бод­но­го рын­ка и чуть-чуть откры­то­го обще­ства. С дру­гой сто­ро­ны, Акор­ду все эти годы сопро­вож­да­ет неве­ро­ят­ное поли­ти­че­ское везе­ние, плюс диви­ден­ды от мно­го­век­тор­но­сти.

В чем везе­ние? Гео­по­ли­ти­че­ское поло­же­ние и при­род­ные богат­ства Казах­ста­на все­гда были при­вле­ка­тель­ны­ми для силь­ных госу­дарств. И в наше вре­мя сюда рекой потек­ли инве­сти­ции, при­чем дого­ва­ри­вать­ся с казах­ской вла­стью на выгод­ных усло­ви­ях было гораз­до лег­че, чем с теми же араб­ски­ми стра­на­ми по закуп­ке неф­те­про­дук­тов. Там и цены выше, и усло­вия жест­че, и все­гда ста­ви­лись поли­ти­че­ские уль­ти­ма­ту­мы. Казах­стан­ские вла­сти тор­го­ва­ли без лиш­них слов и тре­бо­ва­ний, чем и заслу­жи­ли лояль­ность со сто­ро­ны стран — потре­би­те­лей оте­че­ствен­ных ресур­сов (в ско­ром вре­ме­ни и наших земель). Кро­ме того, туч­ных неф­тя­ных лет за эти чет­верть века было гораз­до боль­ше, чем голод­ных, как теперь, поэто­му эко­но­ми­че­ские про­бле­мы не так ост­ро ощу­ща­лись в стране, что вла­сти выда­ва­ли за свои «высо­кие дости­же­ния». Тоже вез­ло с этим.

Кро­ме того, скла­ды­ва­ю­ща­я­ся гео­по­ли­ти­ка в нашем реги­оне после рас­па­да СССР так­же игра­ла на руку Аста­ны. Сна­ча­ла нико­му не было дела до вновь появив­ших­ся суве­рен­ных стран, кото­рых ока­за­лось мно­го, и все они были бед­ные и сла­бые, поэто­му без­опас­ные для дру­гих. Потом нача­лись экс­пе­ри­мен­ты с цвет­ны­ми рево­лю­ци­я­ми, про­шед­шие мимо Казах­ста­на тоже по везе­нию – про­сто оче­редь не дошла. Затем поли­ти­че­ские обостре­ния меж­ду Рос­си­ей и Укра­и­ной, а теперь и вовсе – воен­ные кон­флик­ты по все­му южно­му и север­но­му пери­мет­ру на ближ­них и даль­них под­сту­пах. Сло­вом, до нас не дохо­ди­ли руки и неко­му было по-насто­я­ще­му тре­бо­вать от Казах­ста­на выпол­не­ния мно­же­ства взя­тых на себя меж­ду­на­род­ных обя­за­тельств, в том чис­ле по реа­ли­за­ции граж­дан­ских прав. Власть же этим поль­зо­ва­лась и за послед­ние 10 лет фак­ти­че­ски вычи­сти­ла почти все рост­ки демо­кра­ти­че­ско­го госу­дар­ства, остав­ляя толь­ко голую обо­лоч­ку в виде недее­спо­соб­ных инсти­ту­тов. Вот таким обра­зом у нас окреп­ла и заброн­зо­ве­ла авто­ри­тар­ная власть.

Если не слу­чит­ся каких-то силь­ных потря­се­ний, как сти­хий­ные и мас­со­вые бун­ты (а не орга­ни­зо­ван­ные про­те­сты) из-за без­ра­бо­ти­цы и нище­ты, или не про­изой­дут деста­би­ли­зи­ру­ю­щие собы­тия по внеш­ним сце­на­ри­ям, подоб­ным укра­ин­ско­му вари­ан­ту, тогда казах­стан­ский авто­ри­та­ризм усто­ит еще лет десять. Даль­ше сыг­ра­ет фак­тор воз­рас­та дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та, и стра­на полу­чит шанс с его ухо­дом про­ве­сти частич­ную рефор­ма­цию авто­ри­та­риз­ма, внед­ряя систе­му кла­но­во-кол­ле­ги­аль­но­го прав­ле­ния.

Хоте­лось бы отме­тить и резуль­та­ты мно­го­век­тор­ной поли­ти­ки казах­стан­ской вла­сти. С одной сто­ро­ны, мы вро­де сего­дня ни с кем не вою­ем и, даст Бог, сия чаша нас мину­ет. Но есть вопрос: какой ценой нам дает­ся этот услов­ный мир? Если чест­но, то высо­кой! Во-пер­вых, почти 80% кла­до­вых нашей зем­ли без­воз­врат­но про­да­ны миро­вым ТНК. Во-вто­рых, наша госу­дар­ствен­ная без­опас­ность пол­но­стью зави­сит от воен­ных гаран­тий чужих стран. В-тре­тьих, казах­стан­ское обще­ство тоже ста­ло мно­го­век­тор­ным и поте­ря­ло духов­ное един­ство, пре­вра­ща­ясь в раз­об­щен­ную нацию под вли­я­ни­ем раз­ных циви­ли­за­ций – рос­сий­ской, ислам­ской, запад­но-евро­пей­ской. Своя наци­о­наль­ная куль­ту­ра, по пред­по­чте­ни­ям насе­ле­ния, так и не под­ня­лась еще на долж­ную высо­ту.

Андрей СВИРИДОВ:

— Сама поста­нов­ка ваше­го вопро­са у меня вызы­ва­ет воз­вра­же­ние как некая задан­ность: «В исто­рии есть нема­ло при­ме­ров тра­ги­че­ско­го кра­ха авто­ри­тар­ных и тота­ли­тар­ных режи­мов». Воз­ра­же­ние вызы­ва­ет при­ла­га­тель­ное «тра­ги­че­ско­го» в при­ме­не­нии к суще­стви­тель­но­му «кра­ха», пото­му что в моем пред­став­ле­нии тра­ги­че­ским может быть крах демо­кра­тии с уста­нов­ле­ни­ем вме­сто нее тота­ли­тар­но­го режи­ма (напри­мер, в октяб­ре 1917-го и после­ду­ю­щие три года в Рос­сии), но никак не крах авто­ри­тар­но­го режи­ма. Если уж опе­ри­ро­вать 1917 годом, то для меня тра­ге­ди­ей явля­ет­ся Октябрь и после­до­вав­шая за ним Граж­дан­ская вой­на с побе­дой боль­ше­ви­ков, но отнюдь не Фев­раль (как раз в эти дни 99-я годов­щи­на), посколь­ку крах атво­ри­тар­но­го режи­ма цариз­ма для меня явле­ние не тра­ги­че­ское, а сугу­бо пози­тив­ное, несмот­ря даже на то, что побе­див­шей тогда демо­кра­тии был отме­рен недол­гий век.

О тра­ги­че­ском кра­хе мож­но гово­рить, на мой взгляд, толь­ко при­ме­ни­тель­но к стра­нам «араб­ской вес­ны», но и там я имею в виду тра­ге­дию не в кра­хе авто­ри­тар­ных режи­мов (им как раз туда и доро­га!), а в извра­ще­нии резуль­та­тов «вес­ны», но это уже дру­гая тема.

Казах­стан­ский авто­ри­та­ризм отли­ча­ет­ся от сво­их лати­но­аме­ри­кан­ских и араб­ско-афри­кан­ских ана­ло­гов несколь­ко мень­шей авто­ри­тар­но­стью, мень­шим при­сут­стви­ем воен­ной состав­ля­ю­щей. Он гораз­до бли­же к преж­не­му (до соот­вет­ству­ю­щих рево­лю­ций) укра­ин­ско­му и кыр­гыз­стан­ско­му авто­ри­та­риз­мам, хотя и по срав­не­нию с ними име­ет некие осо­бен­но­сти, сфор­му­ли­ро­вать кото­рые я так с ходу не возь­мусь. Воз­мож­но, раз­ни­ца в боль­шем рав­но­ду­шии или бла­го­ду­шии насе­ле­ния, как-то свя­зан­ном с боль­шей раз­бро­сан­но­стью по огром­ной и мало­на­се­лен­ной тер­ри­то­рии. Воз­мож­но, с чем-то еще – это тоже отдель­ная тема для раз­мыш­ле­ний.

Как и с каки­ми послед­стви­я­ми закон­чит­ся авто­ри­та­ризм в Казах­стане, я не знаю и прак­ти­че­ски не могу себе пред­ста­вить. С одной сто­ро­ны, для меня совер­шен­но ясно, что когда-нибудь это точ­но про­изой­дет. С дру­гой же сто­ро­ны, что-то под­ска­зы­ва­ет, что это может не про­изой­ти в сколь­ко-нибудь обо­зри­мом буду­щем, посколь­ку ресурс суще­ству­ю­ще­го режи­ма пред­став­ля­ет­ся мне дале­ко не исчер­пан­ным, а то и вовсе неис­чер­па­е­мым. Послед­ствия же кра­ха авто­ри­та­риз­ма в Казах­стане могут быть каки­ми угод­но в диа­па­зоне от само­го страш­но­го и неже­ла­тель­но­го: сме­ны авто­ри­та­риз­ма кро­ва­вым тота­ли­та­риз­мом — до само­го радуж­но­го и жела­тель­но­го: уста­нов­ле­ния в стране либе­раль­но­го прав­ле­ния. Разу­ме­ет­ся, мак­си­маль­но жела­тель­ным пред­став­ля­ет­ся послед­ний из назван­ных вари­ан­тов.

- Есть ли жизнь после авто­ри­та­риз­ма? Ста­нет ли жизнь граж­дан луч­ше после того, как авто­ри­та­ризм в Казах­стане уйдет в небы­тие? Чего ожи­дать в постав­то­ри­тар­ный пери­од в стране?

Сер­гей ДУВАНОВ:

— Стро­го гово­ря, жизнь после авто­ри­та­риз­ма толь­ко начи­на­ет­ся. То, что мы име­ем сего­дня, труд­но назвать жиз­нью – это интел­лек­ту­аль­ная дегра­да­ция, поли­ти­че­ская про­фа­на­ция, эко­но­ми­че­ская стаг­на­ция и куль­тур­ное про­зя­ба­ние. Дру­гой вопрос, чего в постав­то­ри­тар­ный пери­од не нуж­но ожи­дать, что ста­нет луч­ше. А то у дале­ких от поли­ти­ки людей быту­ет мне­ние, что после сме­ны вся­ко­го режи­ма непре­мен­но долж­но насту­пить рез­кое улуч­ше­ние. Глу­бо­чай­шее заблуж­де­ние. Авто­ри­та­ризм нако­пил столь­ко нере­шен­ных про­блем, что тем, кто его сме­нит, нуж­ны годы, что­бы их пре­одо­леть. А это озна­ча­ет, что на пер­вых порах ско­рее ста­нет даже хуже.

Нуж­но пони­мать одну очень важ­ную вещь: сама по себе сме­на авто­кра­тии, на выбо­рах или через май­дан, не спо­соб­на улуч­шить ситу­а­цию в стране. Она толь­ко созда­ет усло­вия для пре­одо­ле­ния кизя­ков, остав­лен­ных авто­кра­ти­ей, и стро­и­тель­ства новой систе­мы отно­ше­ний, кото­рая поз­во­лит раз­ви­вать­ся пол­но­цен­но. А это озна­ча­ет, что после сме­ны авто­ри­та­риз­ма в Казах­стане нам при­дет­ся мно­го и упор­но рабо­тать, что­бы лик­ви­ди­ро­вать про­бле­мы, накоп­лен­ные нынеш­ней вла­стью. При­дет­ся мно­гое менять, исправ­лять, пере­де­лы­вать и рефор­ми­ро­вать. Но самое труд­ное, что нас ожи­да­ет, — это пере­строй­ка созна­ния и мен­таль­но­сти. Мы все зара­же­ны бацил­ла­ми авто­ри­та­риз­ма, а это непо­тизм, взя­точ­ни­че­ство, чино­по­чи­та­ние, воров­ство, неком­пе­тент­ность, непро­фес­си­о­на­лизм, лень, неуме­ние рабо­тать и мно­гое дру­гое, к чему мы при­вык­ли и вос­при­ни­ма­ем как нор­му жиз­ни. Вот это будет самым труд­ным и слож­ным.

Гуль­жан ЕРГАЛИЕВА:

— Жизнь и после Лед­ни­ко­во­го пери­о­да была… Прав­да, вос­ста­нав­ли­ва­лась она еще мил­ли­о­ны лет. Так и у нас. За эти 25 лет мы про­пу­сти­ли целый исто­ри­че­ский пласт, оста­ва­ясь в застое и совсем не раз­ви­вая госу­дар­ствен­ную систе­му. Я уже не гово­рю про упу­щен­ные воз­мож­но­сти в эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии, когда были боль­шие день­ги от неф­ти и когда их льви­ная доля ухо­ди­ла на офшор­ные сче­та несколь­ких десят­ков людей, хотя на них мож­но было постро­ить и создать вдвое боль­ше, чем теперь. За эти чет­верть века мы не суме­ли опре­де­лить себя как нацию, свою госу­дар­ствен­ную иден­тич­ность и не вырас­ти­ли поко­ле­ние более каче­ствен­ных граж­дан. Как писал поэт Олжас СУЛЕЙМЕНОВ про каза­хов, «из эпо­са джи­ги­ты мчат, опаз­ды­вая лет на три­ста».
И ниче­го не быва­ет из ниче­го. Нам же доста­лась глу­бо­ко уко­ре­нен­ная систе­ма авто­ри­та­риз­ма не толь­ко во вла­сти, но и в мыш­ле­нии, коор­ди­на­тах цен­но­стей, тра­ди­ций и обще­ствен­ных отно­ше­ний. Поэто­му мы еще дол­го будем идти по этой инер­ции, и на сме­ну лич­но­го авто­ри­та­риз­ма во власть при­дет семей­ный авто­ри­та­ризм – еще одна фор­ма пере­хо­да от ста­рой совет­ской вла­сти к демо­кра­ти­че­ской. Семей­ный авто­ри­та­ризм как лег­кий откат к тому началь­но­му фео­даль­но-общин­но­му строю, кото­рый был до при­хо­да боль­ше­ви­ков. Прав­да, в совре­мен­ной моде­ли. Но такая фор­ма­ция уже пред­по­ла­га­ет хоть какую-то внут­рен­нюю кон­ку­рен­цию. Если она будет вестись в циви­ли­зо­ван­ных рам­ках и в духе госу­дар­ствен­ной ответ­ствен­но­сти, то может пере­ра­с­ти в некую каче­ствен­ную пре­лю­дию сле­ду­ю­ще­го эта­па. Толь­ко потом появят­ся реаль­ные рост­ки сво­бод­ных инсти­ту­тов обще­ства и вла­сти и явят­ся поли­ти­че­ские лиде­ры новой фор­ма­ции. Толь­ко тогда нач­нет­ся насто­я­щая кон­ку­рен­ция, кото­рая сде­ла­ет свое дело: со вре­ме­нем в стране пол­но­стью поме­ня­ет­ся госу­дар­ствен­ный строй. Тако­ва эво­лю­ция Казах­ста­на при усло­вии, что мы до тех пор суме­ем создать общий посту­па­тель­ный про­цесс, не забо­ла­чи­вая его до застоя и не рас­ка­чи­вая до рево­лю­ци­он­ной ситу­а­ции. Воз­мож­но, на это потре­бу­ет­ся еще лет пят­на­дцать.
Но все­гда суще­ству­ют рис­ки, то есть форс-мажор. Посколь­ку сего­дня Казах­стан, по мно­гим миро­вым рей­тин­гам, отно­сит­ся к лаге­рю сла­бых стран, то мы все­гда будем под угро­зой любой экс­пан­сии – эко­но­ми­че­ской, поли­ти­че­ской, циви­ли­за­ци­он­ной или воен­ной. И мы не можем вли­ять на миро­вые про­цес­сы, даже тво­ря­щи­е­ся вокруг нас. Напро­тив, это на нас боль­но отра­жа­ют­ся чужие кон­флик­ты. Глав­ное, что­бы в этом про­ти­во­сто­я­нии мы не ста­ли лег­ким при­зом для кого-то из побе­ди­те­лей.

Андрей СВИРИДОВ:

— Жизнь после авто­ри­та­риз­ма, конеч­но же, есть. И эта жизнь долж­на быть гораз­до луч­ше, чем при авто­ри­та­риз­ме. В иде­а­ле пер­вым же след­стви­ем кра­ха нынеш­не­го авто­ри­та­риз­ма долж­ны стать пере­смотр авто­ри­тар­ной кара­тель­ной прак­ти­ки – осво­бож­де­ние и реа­би­ли­та­ция всех поста­ра­дав­ших при авто­ри­тар­ном режи­ме и нака­за­ние винов­ни­ков в нынеш­них репрес­си­ях, кар­ди­наль­ный пере­смотр ныне дей­ству­ю­ще­го зако­но­да­тель­ства с устра­не­ни­ем из него авто­ри­тар­ных норм, иско­ре­не­ние всех про­яв­ле­ний куль­та лич­но­сти нынеш­не­го дик­та­то­ра. Даже если это будет все, чего удаст­ся добить­ся пра­во­за­щит­ным и демо­кра­ти­че­ским силам, это уже будет очень и очень мно­го, и дай нам Бог дожить до это­го, что­бы по мере сво­их скром­ных сил поучаст­во­вать в этих про­цес­сах.
И хотя шанс не дожить до это­го (вспом­ним ста­рый анек­дот с послед­ней фра­зой: «Не дожи­ву, – ска­зал Гос­подь и запла­кал») весь­ма велик, нам сле­до­ва­ло бы уже сей­час гото­вить некий пра­во­за­щит­ный задел на тот слу­чай, когда исто­рия даст нам такой шанс.

Нам сле­до­ва­ло бы уже сей­час иметь фак­то­ло­ги­че­ски и хро­но­ло­ги­че­ски пол­ный и юри­ди­че­ски моти­ви­ро­ван­ный спи­сок поли­ти­че­ских репрес­си­ро­ва­ных за все годы прав­ле­ния суще­ству­ю­ще­го режи­ма, что­бы мож­но было исполь­зо­вать его для одно­мо­мент­но­го при­ня­тия реше­ния об отмене всех когда-либо выне­сен­ных уго­лов­ны­ми и адми­ни­стра­тив­ны­ми суда­ми РК при­го­во­ров и про­чих реше­ний по поли­ти­че­ским моти­вам, а рав­но и чер­ный спи­сок судей, про­ку­ро­ров, поли­цей­ских и аки­ма­тов­ских чинов, при­част­ных ко всем этим репрес­си­ям.

Без их выяв­ле­ния и нака­за­ния, без глу­бо­кой и пол­ной люст­ра­ции всех тех, кто сего­дня отда­ет и выпол­ня­ет поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ные неза­кон­ные при­ка­зы, про­стая сме­на вла­сти ниче­го не даст в плане иско­ре­не­ния авто­ри­та­риз­ма.

Не менее, а может, даже более важ­но соста­вить уже сей­час и дер­жать наго­то­ве спи­сок необ­хо­ди­мых изме­не­ний в Уго­лов­ный, Уго­лов­но-про­це­су­аль­ный и Адми­ни­стра­тив­ный кодек­сы: какие ста­тьи сле­ду­ет выбро­сить отту­да, какие пере­фор­му­ли­ро­вать, что­бы зако­но­да­тель­ство пере­ста­ло быть авто­ри­тар­ным и ста­ло либе­раль­ным. Разу­ме­ет­ся, это потре­бу­ет боль­ших уси­лий, но очень важ­но, что­бы это было осу­ществ­ле­но, а не пуще­но на само­тек в духе «пус­кай эти нор­мы оста­ют­ся в зако­нах на вся­кий слу­чай, их про­сто не будут при­ме­нять». Но это­го кате­го­ри­че­ски недо­ста­точ­но, необ­хо­ди­мы кар­ди­наль­ная чист­ка и рефор­ма зако­но­да­тель­ства в сфе­ре граж­дан­ских прав и сво­бод!
Нако­нец, сле­до­ва­ло бы зара­нее под­го­то­вить нечто вро­де чер­но­ви­ка поста­нов­ле­ния «О куль­те лич­но­сти и иско­ре­не­нии его послед­ствий», в кото­ром долж­ны быть дана аргу­мен­ти­ро­ван­ная оцен­ка это­му нега­тив­но­му явле­нию и при­ла­гать­ся пол­ный спи­сок всех объ­ек­тов, кото­рые над­ле­жит пере­име­но­вать. Это все мож­но сде­лать одно­мо­мент­но – напо­до­бие того, как в октяб­ре 1961 года после выно­са тела СТАЛИНА из мав­зо­лея все его ста­туи по все­му огром­но­му СССР были демон­ти­ро­ва­ны бук­валь­но за одну ночь и все ули­цы и про­чие объ­ек­ты были пере­име­но­ва­ны за день или два.

- Спа­си­бо за инте­рес­ную дис­кус­сию!
Под­го­то­ви­ла Инга ИМАНБАЙ

Ори­ги­нал ста­тьи: Три­бу­на — Рес­пуб­ли­кан­ская обще­ствен­но-поли­ти­че­ская газе­та / tribunakz.com